Встреча в фуд-корте с главной авангардной группой поколения

EsquireЗнаменитости

Прожектор Shortparis

Shortparis называют самой эффектной молодой группой страны и новыми героями питерского андеграунда. В фуд-корте торгового центра музыканты рассказали Esquire, почему выступать на стадионах – стыдно

Фотограф Алексей Костромин
Записали Сергей Минаев, Сергей Яковлев

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Кто придумал эту локацию? (фуд-корт в торговом центре «Галерея» в Санкт-Петербурге. – Esquire).

НИКОЛАЙ КОМЯГИН: Администратор «Галереи»? (Смеется.)

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Но почему?

НИКОЛАЙ КОМЯГИН: Ну посмотрите, какое чудесное место! Сидит дама в платке – явно представительница исламской конфессии, она красит губы, потребляет пищу. Она удовлетворяет свои базовые потребности, чтобы потом удовлетворить духовные. Здесь же рядом мужик в голубой рубашечке с галстучком, у него обеденный перерыв, он какой-нибудь аудитор или продавец сотовых телефонов. Когда я в первый раз оказался здесь вечером, обычными смертными посетителями «Галереи» были продавцы из Finn Flare. Уставшие женщины, апатичные. У них хватало сил дойти до какого-то «Теремка», сделать заказ, съесть и пойти домой. Это уникально. Мне кажется, это современный Вавилон, где много мерзкого и прекрасного одновременно – правды жизни.

СЕРГЕЙ ЯКОВЛЕВ: Вы не такие же, как обычные смертные?

НИКОЛАЙ КОМЯГИН: Я имел в виду продавцов, резидентов «Галереи». В общем-то мы все обычные смертные.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Можно я сразу перейду к интервью, которое вы дали «Афише»? Там было много разного, иногда наивного, на мой взгляд. Вы рассказывали историю вашего перформанса (в творческом кластере «Бертгольд-центр» в Санкт-Петербурге. – Esquire), когда перед выступлением вы записали и запустили аудиообращение к строителям на киргизском языке («Уходите, уходите, мы не будем играть для вас…». – Esquire). И кто-то из вас сказал в интервью: «У нас получился диалог без обратной связи. Кто понял – ничего не ответил, а тот, кто мог ответить, ничего не понял. Но рано или поздно люди начнут задумываться». Над чем начнут задумываться?

ДАНИЛА ХОЛОДКОВ: Задумываться не над чем-то конкретным, а вообще, в принципе. Люди начнут погружаться в суть проблемы: «Почему мы не понимаем друг друга?» Есть противопоставление между теми, кто понимает, но не может ничего сказать, и теми, кто может сказать, но не понимает. Я имел в виду язык. Если мне на своем языке киргизские рабочие скажут, что они поняли меня, я не пойму их.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Как ты думаешь, что киргизские рабочие в тот момент чувствовали, когда они видели вас и слышали знакомый язык?

ДАНИЛА ХОЛОДКОВ: Если сказать просто, то заинтересованность, конечно. Обычную заинтересованность.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: «Какие-то странные люди почему-то говорят на нашем языке...»

НИКОЛАЙ КОМЯГИН: Для них реальность в тот момент стала сложнее. У всех в голове есть определенные паттерны. Возникли ситуации, которые не укладывались в них. Мысль может повести себя непредсказуемо. Мы об этом говорим. Мы как бы разрушаем привычную логическую цепочку, мысль выпадает из заведомо запланированных паттернов, и, соответственно, она способна на любое хаотичное движение. Оно может быть продуктивным, может быть деструктивным. В биографии каждого этого киргиза возникает прецедент, когда выходит группа совершенно посторонних людей, которые внешне выглядят как белые хипстеры, лысые, бритые парни – то есть максимально недружелюбно, – и вдруг обращаются к ним с уважением, с пиететом, то ли иронично, то ли серьезно. Они уже понимают, что это сложное измерение, в нем есть какие-то ходы. Такого опыта крайне мало. Все привыкли существовать в стандартах. А мы обогащаем друг друга непредсказуемостью.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Ты действительно считаешь, что ты обогатил киргизских рабочих? Они подумали, что обстоятельства стали более дружелюбными?

НИКОЛАЙ КОМЯГИН: Мне кажется, это приятное ощущение, когда кто-то обращается к твоей культуре и пытается говорить. Это создает прецедент одинаковости. Если бы мы были какими-нибудь либеральными ребятами, которые хотели бы прививать мультикультурность и принцип инаковости, мы бы так и работали. Мы создали бы инаковую ситуацию. И каждый из нас имеет опыт отличного. Вот и все.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: У меня, собственно, об этом и был вопрос – о диалоге культур. Вы видите его возможным?

ДАНИЛА ХОЛОДКОВ: Я думаю, что диалог возможен практически между любыми культурами.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Я имею в виду диалог между большой массой людей, которые приезжают сюда, неся не просто иную культуру, а зачастую ее отсутствие. Я не говорю сейчас, что они плохие. Просто у них была такая страна. Плюс у них совершенно другая религия. И вы – вполне образованные мальчики, цитируете немецких философов, понимаете, как развивалась европейская цивилизация. Какой у вас может быть диалог?

НИКОЛАЙ КОМЯГИН: Что такое диалог?

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Диалог – это первая ступенька: мы поздоровались, объяснились, сформулировали какие-то принципы, обозначили свои комфортные и дискомфортные зоны, и дальше начинаем вместе существовать. А я говорю про историю, когда тебя атакуют. Есть большая пассионарная масса, для которой на первом этапе ты работодатель, потому что масса здесь зарабатывает, а на втором этапе ты, конечно, противник, потому что занимаешь их жизненное пространство.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Обманные пункты Обманные пункты

Как в России зарабатывают по-черному

Esquire
«Покидая Неверленд»: почему об этом заговорили только сейчас «Покидая Неверленд»: почему об этом заговорили только сейчас

Документальный фильм о сексуальных преступлениях поп-короля Майкла Джексона

Cosmopolitan
Лав Ю Лав Ю

Юлия Хлынина покоряет мир

Esquire
Вок из машины Вок из машины

Впечатлит ли успех сервиса по доставке еды от Uber инвесторов перед IPO

Forbes
Суббота 14 февраля Суббота 14 февраля

День, который мог бы стать праздничным, если бы не случилось непоправимого

Esquire
Крым как остров Крым как остров

5 лет: Как меняются образы крымской жизни

Русский репортер
ОМ в горле ОМ в горле

Сергей Минаев и Игорь Григорьев о том, как меняют культуру новые артисты

Esquire
Экзамен для самой себя Экзамен для самой себя

Ангелина Стречина возглавляет рейтинг перспективных актрис российского кино

OK!
Американский мечтатель Американский мечтатель

Esquire разобрался в наследии, оставленном сыном 35-го президента США

Esquire
Два лучших подарка, которые отец может преподнести дочери Два лучших подарка, которые отец может преподнести дочери

Материальные блага хороши, но сами по себе они не сделают дочку счастливой

Psychologies
Театр Сатира Театр Сатира

Главный редактор Esquire и YouTube-пародист Satyr препарируют современный юмор

Esquire
Махершале Али – дважды обладатель самой престижной награды киноиндустрии Махершале Али – дважды обладатель самой престижной награды киноиндустрии

Что мы знаем о Махершале Али?

Cosmopolitan
Будущее бремя Будущее бремя

Почему в XXI веке футурология – грустная наука

Esquire
Несерьезные игры: почему киберспорт все игнорируют Несерьезные игры: почему киберспорт все игнорируют

Какие риски отрасли киберспорта останавливают инвесторов

Forbes
Каково это – заключить договор с ведьмой Каково это – заключить договор с ведьмой

Каково это – заключить договор с ведьмой

Esquire
Борьба с диктатурой алгоритмов Борьба с диктатурой алгоритмов

На этой неделе Европарламенту предстоит судьбоносное голосование

Огонёк
12 апостолов 12 апостолов

12 новейших апостолов – героев поколения – и их свежие идеи

Esquire
Когда лень готовить: что заказать из еды, когда вы дома вдвоем (пиццы и роллов тут нет) Когда лень готовить: что заказать из еды, когда вы дома вдвоем (пиццы и роллов тут нет)

Когда уже не можешь смотреть на фаст-фуд

Playboy
Хаски-шоу Хаски-шоу

Хаски о том, как «петь свою музыку» и не плясать под чужую дудку

Esquire
6 причин съездить в Нижний Новгород: самые красивые девушки города и как им понравиться 6 причин съездить в Нижний Новгород: самые красивые девушки города и как им понравиться

А не махнуть ли в Нижний на выходные?

Playboy
Чем пахнет эпоха? Она пахнет кофе Чем пахнет эпоха? Она пахнет кофе

Как кофе вызывал споры между поэтами и провоцировал насилие

GQ
Удачно вышла: как выглядят первые жены Плющенко, Баскова и других звезд Удачно вышла: как выглядят первые жены Плющенко, Баскова и других звезд

О тех, кто был рядом со знаменитыми мужчинами до того, как они прославились

Cosmopolitan
Маршрут перестроен Маршрут перестроен

Надежда Михалкова сняла дебютный хоррор

Esquire
Снимаем шляпу! Снимаем шляпу!

Звезда нового сериала «Мылодрама» Янина Мелехова

Maxim
Шарлиз Терон Шарлиз Терон

Правила жизни актрисы Шарлиз Терон

Esquire
Разные звери спят в разных позах – почему? Разные звери спят в разных позах – почему?

Почему коровы во время отдыха лежат на животе, а слоны укладываются на бок?

National Geographic
Худи-бедно Худи-бедно

Поколение детей, которые приходят в «Детский мир», чтобы ничего там не купить

Esquire
Культ личности. Почему России и Китаю важна власть Назарбаева Культ личности. Почему России и Китаю важна власть Назарбаева

Президент Казахстана ушел с поста, но лишь укрепил свою власть

Forbes
Как обезвредить неприятности Как обезвредить неприятности

Мелкие неурядицы действуют на нервы и отнимают энергию

Psychologies
Кусать, не открывая рта: опасные способности шпильковых змей Кусать, не открывая рта: опасные способности шпильковых змей

Их яд может стать причиной серьезного некроза тканей

National Geographic
Открыть в приложении