Прожектор Shortparis

Встреча в фуд-корте с главной авангардной группой поколения

EsquireЗнаменитости

Прожектор Shortparis

Shortparis называют самой эффектной молодой группой страны и новыми героями питерского андеграунда. В фуд-корте торгового центра музыканты рассказали Esquire, почему выступать на стадионах – стыдно

Фотограф Алексей Костромин
Записали Сергей Минаев, Сергей Яковлев

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Кто придумал эту локацию? (фуд-корт в торговом центре «Галерея» в Санкт-Петербурге. – Esquire).

НИКОЛАЙ КОМЯГИН: Администратор «Галереи»? (Смеется.)

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Но почему?

НИКОЛАЙ КОМЯГИН: Ну посмотрите, какое чудесное место! Сидит дама в платке – явно представительница исламской конфессии, она красит губы, потребляет пищу. Она удовлетворяет свои базовые потребности, чтобы потом удовлетворить духовные. Здесь же рядом мужик в голубой рубашечке с галстучком, у него обеденный перерыв, он какой-нибудь аудитор или продавец сотовых телефонов. Когда я в первый раз оказался здесь вечером, обычными смертными посетителями «Галереи» были продавцы из Finn Flare. Уставшие женщины, апатичные. У них хватало сил дойти до какого-то «Теремка», сделать заказ, съесть и пойти домой. Это уникально. Мне кажется, это современный Вавилон, где много мерзкого и прекрасного одновременно – правды жизни.

СЕРГЕЙ ЯКОВЛЕВ: Вы не такие же, как обычные смертные?

НИКОЛАЙ КОМЯГИН: Я имел в виду продавцов, резидентов «Галереи». В общем-то мы все обычные смертные.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Можно я сразу перейду к интервью, которое вы дали «Афише»? Там было много разного, иногда наивного, на мой взгляд. Вы рассказывали историю вашего перформанса (в творческом кластере «Бертгольд-центр» в Санкт-Петербурге. – Esquire), когда перед выступлением вы записали и запустили аудиообращение к строителям на киргизском языке («Уходите, уходите, мы не будем играть для вас…». – Esquire). И кто-то из вас сказал в интервью: «У нас получился диалог без обратной связи. Кто понял – ничего не ответил, а тот, кто мог ответить, ничего не понял. Но рано или поздно люди начнут задумываться». Над чем начнут задумываться?

ДАНИЛА ХОЛОДКОВ: Задумываться не над чем-то конкретным, а вообще, в принципе. Люди начнут погружаться в суть проблемы: «Почему мы не понимаем друг друга?» Есть противопоставление между теми, кто понимает, но не может ничего сказать, и теми, кто может сказать, но не понимает. Я имел в виду язык. Если мне на своем языке киргизские рабочие скажут, что они поняли меня, я не пойму их.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Как ты думаешь, что киргизские рабочие в тот момент чувствовали, когда они видели вас и слышали знакомый язык?

ДАНИЛА ХОЛОДКОВ: Если сказать просто, то заинтересованность, конечно. Обычную заинтересованность.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: «Какие-то странные люди почему-то говорят на нашем языке...»

НИКОЛАЙ КОМЯГИН: Для них реальность в тот момент стала сложнее. У всех в голове есть определенные паттерны. Возникли ситуации, которые не укладывались в них. Мысль может повести себя непредсказуемо. Мы об этом говорим. Мы как бы разрушаем привычную логическую цепочку, мысль выпадает из заведомо запланированных паттернов, и, соответственно, она способна на любое хаотичное движение. Оно может быть продуктивным, может быть деструктивным. В биографии каждого этого киргиза возникает прецедент, когда выходит группа совершенно посторонних людей, которые внешне выглядят как белые хипстеры, лысые, бритые парни – то есть максимально недружелюбно, – и вдруг обращаются к ним с уважением, с пиететом, то ли иронично, то ли серьезно. Они уже понимают, что это сложное измерение, в нем есть какие-то ходы. Такого опыта крайне мало. Все привыкли существовать в стандартах. А мы обогащаем друг друга непредсказуемостью.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Ты действительно считаешь, что ты обогатил киргизских рабочих? Они подумали, что обстоятельства стали более дружелюбными?

НИКОЛАЙ КОМЯГИН: Мне кажется, это приятное ощущение, когда кто-то обращается к твоей культуре и пытается говорить. Это создает прецедент одинаковости. Если бы мы были какими-нибудь либеральными ребятами, которые хотели бы прививать мультикультурность и принцип инаковости, мы бы так и работали. Мы создали бы инаковую ситуацию. И каждый из нас имеет опыт отличного. Вот и все.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: У меня, собственно, об этом и был вопрос – о диалоге культур. Вы видите его возможным?

ДАНИЛА ХОЛОДКОВ: Я думаю, что диалог возможен практически между любыми культурами.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Я имею в виду диалог между большой массой людей, которые приезжают сюда, неся не просто иную культуру, а зачастую ее отсутствие. Я не говорю сейчас, что они плохие. Просто у них была такая страна. Плюс у них совершенно другая религия. И вы – вполне образованные мальчики, цитируете немецких философов, понимаете, как развивалась европейская цивилизация. Какой у вас может быть диалог?

НИКОЛАЙ КОМЯГИН: Что такое диалог?

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Диалог – это первая ступенька: мы поздоровались, объяснились, сформулировали какие-то принципы, обозначили свои комфортные и дискомфортные зоны, и дальше начинаем вместе существовать. А я говорю про историю, когда тебя атакуют. Есть большая пассионарная масса, для которой на первом этапе ты работодатель, потому что масса здесь зарабатывает, а на втором этапе ты, конечно, противник, потому что занимаешь их жизненное пространство.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Цифры Цифры

Цифры, отражающие дух времени

Esquire, июнь'19
Этика и синтетика Этика и синтетика

Звезда электропопа Sophie разрушает границы и стереотипы

Vogue, июнь'19
Pharaoh Pharaoh

Фараон – главный рулевой рэп-сцены

Esquire, июнь'19
Красиво жить не запретишь Красиво жить не запретишь

Декоратор Майлз Редд отстаивает право своих заказчиков на жизнь в роскоши

AD, апрель'19
Отвращение к любому реформаторству Отвращение к любому реформаторству

Кто готовил путч и закон о свободной торговле

Русский репортер, март'19
Регресс во благо: как заработает второй миллиард пионер индустрии беспилотных авто Регресс во благо: как заработает второй миллиард пионер индустрии беспилотных авто

Зачем бизнесмен Дэвид Холл решил упростить собственный продукт

Forbes, март'19
Линия жизни Линия жизни

Аниматор Миша Сафронов за полгода сделал мультфильм о блокаде

Собака.ru, март'19
10 самых обедневших российских миллиардеров 10 самых обедневших российских миллиардеров

Десять обедневших российских миллиардеров потеряли в общей сложности $12,7 млрд

Forbes, март'19
Сейчас я могу делать то, что мне действительно нравится Сейчас я могу делать то, что мне действительно нравится

Актриса Светлана Антонова мечтает открыть семейную кондитерскую

Добрые советы, апрель'19
Победа любой сценой Победа любой сценой

У каждой эпохи тот Гамлет, которого она заслуживает

GQ, апрель'19
История Пугачевского бунта История Пугачевского бунта

Алла Пугачева на сцене не просто поет, но живет

Vogue, апрель'19
12 апостолов 12 апостолов

12 новейших апостолов – героев поколения – и их свежие идеи

Esquire, март'19
Российские слоны и тигры Российские слоны и тигры

Что изобрели в СССР, история Чернобыльской катастрофы и как воруют в России

Forbes, апрель'19
4 ситуации, когда расстаться с девушкой в мессенджере нормально (иначе никак) 4 ситуации, когда расстаться с девушкой в мессенджере нормально (иначе никак)

Как расстаться с девушкой в мессенджере

Playboy, март'19
Диалог власти, бизнеса и молодежи на KEF'2019 Диалог власти, бизнеса и молодежи на KEF'2019

Завершилась первая пленарная сессия «Комфортный город. Конкуренция за человека»

Forbes, март'19
Район будущего из социалистической сказки: Северное Чертаново Район будущего из социалистической сказки: Северное Чертаново

«Северное Чертаново» и в наши дни удивляет архитектурным новаторством

Популярная механика, март'19
Город мечты Город мечты

Рио-де-Жанейро – город вечного лета и праздника

АвтоМир, март'19
Самые удобные банки мира. Рейтинг Forbes Самые удобные банки мира. Рейтинг Forbes

Клиенты по всему миру признали ING Bank и Citi самыми удобными банками

Forbes, март'19
KEF’2019 Транспортный каркас страны KEF’2019 Транспортный каркас страны

Масштабные инвестиции в модернизацию и расширение транспортной инфраструктуры

Forbes, март'19
Как молодой актрисе пробиться в кино в Голливуде: спросили у Лизы Мэрсар Как молодой актрисе пробиться в кино в Голливуде: спросили у Лизы Мэрсар

Интервью с молодой актрисой, которая знает секрет успеха

Лиза, март'19
«Сексуальная медсестра»: всё, что тебе понадобится для ролевой игры в доктора «Сексуальная медсестра»: всё, что тебе понадобится для ролевой игры в доктора

Как организовать ролевую игру, чтобы она запомнилась надолго

Cosmopolitan, март'19
Как бегемоту чистят зубы: видео Как бегемоту чистят зубы: видео

Даже животным необходимо заботиться о зубах

National Geographic, март'19
Василий Поздышев: «Человеку из списка Forbes очень трудно признать, что он банкрот» Василий Поздышев: «Человеку из списка Forbes очень трудно признать, что он банкрот»

Недочеты, допущенные во время первого применения механизма оздоровления банков

Forbes, март'19
Мягкая сила Мягкая сила

Отказ Джулианны Мур от власти и иерархии как путь к внутренней свободе

The Rake, март'19
Что умеют социальные сети Что умеют социальные сети

Как можно использовать возможности соцсетей

Лиза, март'19
«Капитан Марвел»: как продюсеры продвигали фильм, чтобы мы пошли в кино «Капитан Марвел»: как продюсеры продвигали фильм, чтобы мы пошли в кино

История создания сольного фильма в киновселенной Marvel о женщине-супергероине

Esquire, март'19
Актер, актриса и диктатор Актер, актриса и диктатор

Украина переживает последние недели перед судьбоносными президентскими выборами

Эксперт, март'19
Весна! Лето! Весна! Лето!

Больше никаких маст-хэвов и тенденций сезона!

Собака.ru, март'19
Идут на повышение: дети звезд, которые впахивают с пеленок Идут на повышение: дети звезд, которые впахивают с пеленок

Жизнь звездных детей не такая уж радужная, как может показаться

Cosmopolitan, март'19
Дорога в никуда Дорога в никуда

Чем обернулся проект строительства скоростной железной дороги в Калифорнии

Forbes, апрель'19