Академик Валерий Рубаков — о достижениях и проблемах современной космологии

ЭкспертНаука

Вселенная как полыхающий лес

Академик Валерий Рубаков, получивший одну из высших наград в мире физики — Гамбургскую премию по теоретической физике, рассказывает о достижениях и проблемах современной космологии

Александр Механик

Академик РАН, главный научный сотрудник Института ядерных исследований РАН Валерий Рубаков

Пятнадцатого июня было опубликовано решение о присуждении академику РАН, главному научному сотруднику Института ядерных исследований РАН Валерию Рубакову Гамбургской премии по теоретической физике 2020 года — одной из высших наград в мире физики. В преамбуле объявления о награде отмечается, что важнейшие продвижения в раскрытии загадки происхождения Вселенной, совершенные исследовательскими коллаборациями мира за последние несколько лет, во многом опирались на работы Валерия Анатольевича.

Как отмечено в решении Фонда Йоахима Герца о присуждении премии, Рубаков дал импульс поискам универсальной теории, соединяющей Стандартную модель и Общую теорию относительности. Дело в том, что при их согласовании возникают противоречия. Чтобы найти точки взаимодействия между этими двумя теориями и совместить их, необходимо было ввести дополнительные пространственные измерения. Валерий Рубаков вместе с Михаилом Шапошниковым предложил теоретическую модель с такими дополнительными измерениями примерно в то же время, когда была предложена теория струн, то есть в начале 1980-х годов.

В решении также отмечается, что в то время как в классической Стандартной модели элементарных частиц, описывающей все известные элементарные частицы и их фундаментальные взаимодействия — сильные, слабые взаимодействия и электромагнетизм, — протон рассматривается как стабильная частица, Валерий Рубаков подверг сомнению этот постулат и создал теорию катализа распада протона магнитными монополями, названную эффектом Каллана—Рубакова.

Он также предложил модель объяснения происхождения материи во Вселенной и исчезновения антиматерии. Нарушение барионного числа* в Стандартной модели при высоких температурах, на которое Рубаков вместе с Вадимом Кузьминым и Михаилом Шапошниковым указал в своих публикациях в середине 1980-х, дает важное теоретическое объяснение происхождения этого дисбаланса и до сих пор остается вопросом, вызывающим ожесточенные дискуссии и активные исследования.

Мы начали нашу беседу с Валерием Анатольевичем с просьбы пояснить: в чем суть этих его работ? почему, на его взгляд, они оказались так важны для современной теоретической физики?

«Мир на бране»

— В первом случае речь идет о том, что когда-то мы с моим коллегой Михаилом Шапошниковым придумали такую модель пространства-времени, в которой имеются дополнительные пространственные измерения. Но если у пространства больше трех измерений, то возникает вопрос, почему мы видим и ощущаем только три. И мы нашли объяснение: это может быть из-за того, что все наши частицы — фотоны, электроны и прочие — привязаны к трехмерной «поверхности», которая вложена в многомерное пространство. Наш трехмерный мир — это такая же поверхность в многомерном пространстве, как двухмерный листочек бумаги в нашем трехмерном мире. Если бы все наши частицы и мы были привязаны тем или иным способом к этой двухмерной поверхности, то они бы вдоль нее двигались и третье измерение мы бы с вами не видели. Такая идея сейчас называется термином «мир на бране»**. Эта идея в свое время не очень пошла, но потом в какой-то момент поняли, что эта идея может быть плодотворной, и ее начали в разных направлениях развивать. И сейчас она существует как элемент теоретической физики. В частности, в суперструнной теории. В физике элементарных частиц ее используют для того, чтобы объяснять некоторые аспекты физики элементарных частиц. Это, конечно, гипотетическая конструкция, но она живет и развивается уже в течение многих лет.

Если говорить о втором пункте, то это уже во многом подзабытая теоретическая картинка, согласно которой, если бы в природе существовали магнитные монополи, то есть частицы, в которых есть магнитный заряд, то при взаимодействии с протонами они бы приводили к очень быстрому распаду последних. Это как раз то, что называется монопольным катализом распада протонов. Когда-то эта теория была очень популярна. Но эти монополи до сих пор не удалось обнаружить. Поэтому сегодня это выглядит как теоретическая конструкция, которая своего экспериментального подтверждения пока не нашла. А может быть, монополи никогда и не будут найдены. Хотя они присутствуют в довольно широком классе теорий великого объединения.

Проблема с их экспериментальным обнаружением состоит в том, что эти монополи должны быть очень тяжелыми частицами, и из-за этого их невозможно получить на ускорителях. Если они когда-то и образовывались, то в очень ранней Вселенной. Тогда они должны время от времени попадать к нам на Землю из космоса, и их можно пытаться обнаружить. Но все попытки их обнаружить пока к успеху не привели.

— Тем не менее эта работа признана вашим достижением…

— Да, хотя ее экспериментальное подтверждение не получено, как теоретическая конструкция этот подход физическим сообществом принят.

Что касается третьего пункта, это тоже моя совместная работа с Шапошниковым и с Кузьминым. Мы показали, что при очень высоких температурах в ранней Вселенной уже в известных теориях физики элементарных частиц должно наблюдаться необычное явление: нарушение барионного числа. Барионное число — это то число, которое отличает, например, протоны и нейтроны от электронов. У протона барионное число один, у электрона — ноль. Именно из-за этого протон стабилен, не распадается. Время жизни протона гигантское. Его пытаются определить экспериментально, но до сих пор это не удалось.

Можно сказать, что в наше время во Вселенной действует закон сохранения барионного числа. А мы заявили и продемонстрировали, что при очень высоких температурах в ранней Вселенной это было не так: тогда процессы с нарушением барионного числа шли очень интенсивно. Почему это важно? Потому что это так или иначе приводит к асимметрии между веществом и антивеществом во Вселенной. Ее называют барионной асимметрией. Замечу, что Сахаров еще в 1967 году понял: чтобы такая асимметрия возникла, требуется нарушение барионного числа. В результате этой асимметрии наша Вселенная такая, какая она есть, и состоит только из вещества.

Интересно, что наши публикации, посвященные монопольному катализу распада протона и нарушению барионного числа при высоких температурах, были встречены сначала очень настороженно. Реакция была такая: этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Первая моя статья про монопольный катализ была отфутболена одним известным журналом.

— Нашим или зарубежным?

— Зарубежным. И аргументация рецензента была такая: «Этого не может быть». Точка. Но потом, слава богу, наш журнал «Письма в ЖЭТФ» (Журнал экспериментальной и теоретической физики. — «Эксперт») опубликовал статью, правда с некоторым запозданием, а через год вышла статья Каллана на эту тему. Моя статья вызвала широкое обсуждение, но в конце концов все согласились, что это все правильно. То же самое было и со второй работой, с работой по барионному числу. Тоже много было статей, в которых писали, что этого не может быть. А потом все-таки удалось физическое сообщество убедить: и мы, и наши коллеги написали еще несколько работ, в которых привели неубиваемые аргументы. И сейчас это общепринятый результат.

— Вы сказали, что первое из направлений, которое отмечено в премии, было связано с представлением о многомерности пространства. Это как-то согласуется с теорией струн, в которой тоже говорится о многомерности пространства?

— Это было еще до появления современной версии теории струн. Это был 1983 год, теория струн в ее современном понимании только-только начинала развиваться. Но в ней тоже появилось представление о мембране: о выделенной трехмерной «поверхности» в многомерном пространстве, к которой могут быть привязаны наши частицы, наши поля. Такая картинка подтвердилась и в теории струн. Некоторые конструкции в теории струн тоже называются браны. А наши результаты не были сформулированы в рамках теории струн, но они вполне согласуются с тем, что в теории струн потом обнаружилось.

Найти альтернативу

— В одном из интервью вы сказали, что сейчас вас в основном занимает вопрос, что может быть альтернативой инфляционной модели*** развития Вселенной. Это продолжает быть предметом ваших интересов?

— Продолжает. Там все оказалось очень сложно. С тех пор как мы с вами разговаривали****, стало много чего понятно. В частности, что все эти альтернативы — чрезвычайно нетривиальная, чрезвычайно сложная штука. Создать модель, в которой самосогласованным образом можно было бы организовать альтернативу инфляции, оказывается, очень сложно. Вроде бы мы с коллегами все-таки нащупали класс моделей, класс теорий, в которых это возможно. Но это все еще в работе.

— Почему вы считаете необходимым поиск альтернативы? Чем вас не устраивает инфляционная модель?

— Устраивает. Инфляционная модель прекрасна, это не вопрос. Но всегда хочется сравнить предсказания разных подходов и разных взглядов. И посмотреть, нельзя ли их отличить друг от друга на основании экспериментальных данных.

Это всегда так: когда какая-то теория еще не подтверждена экспериментально, хочется посмотреть, нельзя ли как-то иначе подойти к тому или иному вопросу. В данном случае к вопросу о том, как эволюционировала ранняя Вселенная. Может быть, на очень ранних, чрезвычайно необычных этапах своей эволюции Вселенная была устроена совсем не так, как мы с вами представляем себе сейчас. А для этого надо обязательно иметь спектр вариантов.

— Тем более что, как я понимаю, подтвердить ту или иную теорию очень сложно.

— Сложно, но не невозможно. Я надеюсь, что это дело не тысячелетий, а не очень отдаленного будущего. Инфляционная теория, на мой взгляд, будет однозначно подтверждена в тот момент, когда выяснится, что в природе были и есть реликтовые гравитационные волны огромной длины, которые возникли на очень ранней инфляционной стадии развития Вселенной. Длины этих волн — миллиарды световых лет. И соответственно, периоды колебаний — миллиарды лет. Тем не менее их проявление можно наблюдать в свойствах реликтового излучения. Если это будет обнаружено, то это будет прямое доказательство того, что инфляция действительно была в ранней Вселенной. Так что это не безнадежно.

— А имеющиеся установки LIGO и VIRGO, которые используются для поиска гравитационных волн, не подходят?

— Нет. Гравитационные волны, которые были обнаружены с помощью этих установок, порождены совсем недавно слиянием нейтронных звезд или черных дыр. Недавно по космологическим меркам. А я говорю о гравитационных волнах, которые рождены были на очень-очень ранних стадиях эволюции Вселенной и длины которых сравнимы с видимой частью Вселенной — это миллиарды световых лет. Это другие длины волн, совсем другие. Но они довольно большой амплитуды, поэтому есть надежда засечь их влияние на поляризацию реликтового излучения. И это в принципе можно увидеть. В очень далекой перспективе гравитационные волны с гораздо меньшей амплитудой, но с гораздо меньшей длиной волны, которые тоже могут подтвердить инфляционную модель, можно будет попытаться зарегистрировать в космических экспериментах. Это уже длины волн, сравнимые с размером орбиты Земли.

— С помощью спутников, расстояние между которыми сравнимо с такой длиной волны?

— Да. Уже есть проекты. Первые из этих проектов будут наблюдать гравитационные волны, которые появляются от слияния сверхмассивных черных дыр, а следующие могут попытаться выявить инфляционные гравитационные волны. Но это довольно далекая перспектива. Хотя жизнь идет, может быть, доживем.

Темные проблемы

— Какие проблемы космологии сейчас наиболее активно обсуждаются теоретическим сообществом?

— Скандальная ситуация, конечно, с темной материей. Скандальная в каком плане? Ее гравитационные свойства подтверждены уже в течение как минимум лет тридцати. Уже как минимум лет тридцать ясно, что в природе есть темная материя. Ее частицы электрически нейтральные, массивные, гравитационно взаимодействующие по Ньютону, точно так же, как наше вещество. Но никто не знает, что это такое. Это и теоретическая проблема, но в основном это экспериментальная проблема: экспериментаторы их ищут, но не могут найти. Время от времени появляются разговоры, что вроде какие-то сигналы обнаружены в экспериментах, но они в конце концов оказываются пустыми.

В течение уже очень долгого времени этот вопрос висит: ничего про них не известно, никакие свойства не известны, кроме того, что они массивны и гравитационно взаимодействуют так же, как обычное вещество. Задача обнаружения — экспериментальная в значительной степени, но теоретикам там тоже есть что делать.

— А нет попыток так же, как вы пытаетесь создать альтернативу инфляционной теории, создать какую-то альтернативную теорию этих явлений?

— Были попытки показать, что на очень больших расстояниях гравитационное взаимодействие не описывается теорией Ньютона и теорией Эйнштейна, показать, что слабые гравитационные поля модифицируются. Такая попытка была, и некоторые люди пытаются ее продвигать. Ведь как была открыта темная материя? Оказалось, что гравитационные силы в нашей и других галактиках гораздо больше, чем они должны были бы быть, если бы в галактике присутствовала только наша материя. А это означает, что масса галактики гораздо больше, чем масса тех звезд, которые в ней существуют. То же самое верно для скоплений галактик: гравитационные силы в них гораздо больше, чем гравитация, создаваемая обычным веществом (количество которого можно измерить независимо от гравитации). Поэтому был сделан вывод, что должна существовать какая-то еще дополнительная масса, которая не светится. Вот это и есть темная материя. Можно было предположить, что наши звезды создают гравитационное поле, но эта гравитация не такая, как сказал Ньютон. И если вы модифицируете теорию гравитации, можно попытаться объяснить наблюдаемое явление. Но я уверен, что это тупиковый путь. Слишком много мы про эту темную материю уже знаем. Она проявляется и в свойствах реликтового излучения, и в том, как образуются галактики, скопления галактик.

Есть еще одна проблема, но она выглядит как почти безнадежная. Это проблема темной энергии, представление о которой возникло из того факта, что Вселенная расширяется ускоренно. А исходя из существовавших на момент обнаружения этого эффекта представлений она должна была бы замедлять свой темп расширения. И это явление связывают с наличием субстанции, которую называют темной энергией, которая обладает совершенно необычными свойствами: в отличие от обычной и темной материи она не собирается в сгустки (галактики и их скопления), а наоборот, равномерно «разлита» по пространству; ее плотность не меняется при расширении Вселенной, а плотность энергии (массы) обычной и темной материи, естественно, убывает из-за увеличения объема; наконец, темная энергия в некотором смысле испытывает антигравитацию. Но что это за субстанция, никто не знает. Хотя, может быть, этот эффект — проявление космологической постоянной, которую еще Эйнштейн придумал в качестве дополнительного члена в своем уравнении гравитации, чтобы оно допускало пространственно однородное статическое решение, и необходимость в которой была неясна до обнаружения эффекта ускоренного расширения Вселенной.

— А не может получиться так, что в конце концов теоретическая физика, при всей красоте своих построений, упрется в то, что экспериментально какие-то вещи так и не удастся ни подтвердить, ни опровергнуть? Что это будут просто теоретические конструкции?

— Вы знаете, я бы не исключал такую возможность. Пока, правда, все, что теоретики напридумывали, можно было подтвердить или опровергнуть экспериментом. И это нормальный процесс развития науки. Но я не стал бы отвергать возможность, что мы с вами находимся где-то вблизи той границы, за которой какие-то вещи так и останутся терра инкогнита. Не хотелось бы, конечно, но такое не исключено. В частности, вопрос о темной энергии и космологической постоянной, который мы обсудили выше. Сегодня он кажется тупиковым.

— Вопрос, который часто возникает при обсуждении современных физических теорий людьми, не имеющими отношения к физике: а что было до первичного взрыва? Физики задумываются над этим?

— Конечно. И есть разные гипотезы. Но вообще, надо понимать, что слово «взрыв» — это неудачный перевод английского слова bang. По-английски это big bang. И это явление совсем не похоже на взрыв гранаты или снаряда, как представляется иногда при словах «Большой взрыв». Картина совершенно не такая.

В «начале времен» можно представить Вселенную огромной и однородной, в которой нет выделенных мест, где могла бы взорваться «граната». Во всей этой Вселенной гигантская температура и гигантские темпы расширения. Но расширение в разные стороны без центра: у Вселенной не было никакого центра, его нет и сейчас. Скорее такую Вселенную можно сравнить с картиной полыхающего во все стороны огромного леса, конца-края которому не видно. Но такое состояние, конечно, должно было как-то возникнуть. На этот счет существуют самые разные точки зрения. Инфляционная теория — один из вариантов объяснения: маленькая область пространства раздвинулась до огромных масштабов и везде стала одинаковой с огромной плотностью энергии. Потом эта энергия перешла в тепло. В других — тоже огромных — областях пространства этот процесс, возможно, закончился раньше или позже, чем у нас, а в некоторых инфляция идет до сих пор. Это одна возможность. А другая возможность — это то, чем я сейчас пытаюсь заниматься в поисках теории, альтернативной инфляционной. В этом представлении Вселенная была плоской, пустой и сжималась, а потом в какой-то момент начала расширяться. И вот тут-то лес загорелся и пошел гореть. В начале этапа сжатия он был разреженный, пустой, и это, скорее, была поляна с редкими деревьями, чем лес. А при сжатии деревья приблизились друг к другу, этот лес сжался, вырос и пошел гореть. Вот как-то так. Это другая возможность.

— Удивительный образ. А что значит плоская Вселенная? Что она без пространственных искривлений?

— Да. Без пространственной кривизны. Сейчас известно, что пространственная кривизна у Вселенной очень маленькая, это экспериментальный факт. Что наше пространство в хорошей степени точности евклидово. А могло быть неевклидово, могла быть трехмерная сфера, например. Это экспериментальный факт, получен на основе изучения реликтового излучения. С очень хорошей степенью точности, надо сказать.

Мода, вера, фантазия

— У нас недавно издан перевод книги известного английского математика и физика Роджера Пенроуза «Мода, вера, фантазия и новая физика Вселенной», где он не без иронии утверждает, что такие ненаучные явления, как мода, вера и фантазия, характерны в чем-то и для теоретической физики. Например, выбор направлений исследований может быть связан с модой. Влияние моды на физику он рассматривает на примере теории струн. Влияние веры — на примере квантовой механики. А влияние фантазии на физические теории — на примере происхождения Вселенной. На ваш взгляд, эти явления в какой-то степени оказывают влияние на людей, которые занимаются теоретической физикой? Например, он говорит, что если вы хотите заниматься чемто, что не укладывается в модное направление, то подчас очень сложно получить на это грант. И это становится препятствием для развития каких-то альтернативных направлений в науке.

— Вы знаете, отчасти это верно. Особенно это в Америке заметно. Пенроуз — англичанин, наверное, и в Англии тоже. Действительно мода там очень влияет на то, чем люди занимаются. Поэтому нередко оказывается выгодно заниматься именно модным направлением. У вас и гранты, а если вы молодой человек, то и больше шансов получить постоянную работу. Но это, конечно, большой минус для развития науки, потому что самое интересное возникает совсем не обязательно в тех направлениях, которые в данный момент модны, на мой взгляд.

Я всегда старался подальше держаться от моды, не то чтобы специально, но так получалось. Мне казалось, что туда, где уже большое число сильных людей пашут, особенно и соваться незачем, потому что там все перепашут и без меня. И наоборот, было интересно и сейчас интересно заниматься теми направлениями, которые в данный момент модными не считаются. Поэтому я согласен с тем, что есть такой эффект, эффект моды. В России это меньше заметно.

— А почему меньше?

— Не знаю, менталитет, наверное. А может быть, это связано с тем, что у нас в науке нет такой зверской, жесточайшей конкуренции, как в Америке и в Европе. Сильнейшие люди вылетают из науки, не могут найти себе места просто потому, что конкуренция очень жесткая. У нас так исторически сложилось, что такой жесткой конкуренции, чтобы рвать друг другу глотки, пока нет.

Что касается такого явления, как вера, то для меня это слово, мало относящееся вообще к науке и теоретической физике. А фантазия, конечно, великая вещь. Когда вы пытаетесь продвинуться за грань неизвестного, конечно, требуются и фантазия, и интуиция.

— Когда Пенроуз говорит о вере, он имеет в виду, что это убеждение, основанное на авторитете. И что в некоторых направлениях науки авторитет часто довлеет над исследователями и мешает им искать другие направления.

— Такое действительно бывает, когда нечто сказанное большим авторитетом принимается за истину в последней инстанции. В частности, трудности, с которыми я столкнулся в свое время, когда люди не очень воспринимали наши результаты, были связаны с тем, что некоторые авторитетные люди заявляли, что этого не может быть. Поэтому пробивались наши результаты достаточно сложно. Да, такой эффект имеет место. Конечно, это нормально, когда прислушиваются к авторитетному человеку, но, с другой стороны, к любому мнению надо относиться с долей скепсиса. Безоговорочно нельзя доверять никому. Ученый должен постоянно помнить, что все надо проверять. Я своих студентов и аспирантов учу, что, прежде чем использовать формулы, которые написаны в чужой статье, надо их проверить. Даже если это статья известного человека и оснований сомневаться в том, что он правильную формулу написал, нет. Все равно проверь.

The place — a place

— Как бы вы оценили состояние теоретической физики в настоящее время в России?

— Я не могу говорить про всю теоретическую физику. Теоретическая физика большая, и, может быть, в разных областях разная ситуация. Но если говорить про мою область, то я бы так сказал: в Советском Союзе, если сравнивать, теоретическая физика была экстра-класса. Как говорил Нобелевский лауреат Дэвид Гросс, по-английски это хорошо звучит: Москва (он говорил про Москву, но это относилось не только к Москве) в советское время была the place, то есть тем самым местом, куда надо обязательно ехать. А сейчас это a place, одно из мест. Если на русский перевести, то в Советском Союзе Москва была именно тем местом, куда надо стремиться и где находится очень сильное ядро физиков-теоретиков. А сейчас это одно из мест, где находятся физики-теоретики, но это не экстраординарное место. Это оценка не моя, но я с ней соглашусь. Сейчас у нас есть действительно очень сильные и школы, и теоретики и в Москве, и в Петербурге, и в Новосибирске, и под Москвой, и в Томске, много где. Но того экстраординарного уровня, который был в восьмидесятые годы, а я его застал, сейчас, конечно, нет. По понятным причинам. В девяностые годы, конечно, очень многие разъехались. Из-за этого несколько снизился уровень.

— А сейчас продолжают разъезжаться?

— Меньше. В девяностые был массовый отъезд. Сейчас кто-то из ребят молодых покидает страну. Кто-то остается. Существует некое динамическое равновесие. Нет такого, что колодец иссох, и всё.

*Барионное число — характеристика частиц (и системы частиц), вытекающая из установленного опытным путем закона сохранения «тяжелых» частиц — барионов (в частности, протонов и нейтронов): во всех процессах разность общего числа барионов и общего числа антибарионов должна сохраняться.

**Брана (от слова «мембрана») в теории струн — гипотетический фундаментальный многомерный физический объект размерности меньшей, чем размерность пространства, в котором он находится.

***Инфляционная модель Вселенной — космологическая теория о состоянии расширения Вселенной на раннем этапе ее эволюции. В отличие от стандартной модели горячей Вселенной предполагает ускоренный период расширения Вселенной на раннем этапе, который заканчивается разогревом до температуры выше 1028 К.

****См. «Вселенная без инвариантов», https://stimul.online/articles/interview/vselennaya-bez-invariantov/?sphrase_id=12567

Интервью публикуется параллельно в журналах «Эксперт» и «Стимул»

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Американская космическая мечта Американская космическая мечта

Илон Маск вернул веру американцев в собственные космические запуски

Эксперт
Фотопроект BIPOLARGROTESQUE с участием звезды отечественного кино и театра Владимира Мишукова Фотопроект BIPOLARGROTESQUE с участием звезды отечественного кино и театра Владимира Мишукова

Фотопроект BIPOLARGROTESQUE — смелое и актуальное высказывание на гендерную тему

СНОБ
«Москворотые»: русскоязычные Украины на распутье «Москворотые»: русскоязычные Украины на распутье

Почему русская Украина отказывается от своей языковой и культурной идентичности

Эксперт
Гены плесени помогут вырасти осинам-акселератам Гены плесени помогут вырасти осинам-акселератам

Лес из таких деревьев должен восстанавливаться быстрее

N+1
Маклай вернулся! Маклай вернулся!

Потомок знаменитого русского путешественника и этнографа повторил его путь

Огонёк
Сериал «Космические войска» – это полнейшее разочарование Сериал «Космические войска» – это полнейшее разочарование

Даже не верится, что над проектом «Космические войска» работала команда «Офиса»

GQ
Без шума и пыли Без шума и пыли

«Магнит» начал тестовую эксплуатацию российского электрического грузовика Moskva

Эксперт
Bajaj BM 150X Bajaj BM 150X

Зимняя езда на мотоцикле Bajaj Boxer BM 150X

Мото
Недры Недры

Иван Ворошилов (ака Недры) стал одним из самых ярких фрэшменов российской музыки

Собака.ru
Древних индейцев уличили в курении сумаха Древних индейцев уличили в курении сумаха

Использование тонизирующих растений — важная часть культуры коренных американцев

N+1
Таланты и поклонники Таланты и поклонники

Как выявить творческие способности у ребенка и развить их

Лиза
Как сотрудникам компаний вести себя в интернете в условиях тотальной слежки Как сотрудникам компаний вести себя в интернете в условиях тотальной слежки

Соцсети давно перестали быть чем-то личным

СНОБ
Эндрю Майкл Хёрли: День Дьявола Эндрю Майкл Хёрли: День Дьявола

Отрывок из мистического романа Эндрю Майкла Хёрли

СНОБ
Владимир Маркони Владимир Маркони

Он приложил руку к стольким великим юмористическим программам!

Maxim
7 ситуаций, когда лишат прав на трассе. В зоне риска — все водители 7 ситуаций, когда лишат прав на трассе. В зоне риска — все водители

Превышение скорости, объезд автобуса и другие поводы для законного лишения прав

РБК
Виртуальный голожаберный ASIMOV оказался склонен к «наркотической» зависимости Виртуальный голожаберный ASIMOV оказался склонен к «наркотической» зависимости

Модель простой нервной системы демонстрировала признаки зависимости

N+1
Екатерина Дабижа: «У меня есть захватывающая история, которую я просто не могу не рассказать» Екатерина Дабижа: «У меня есть захватывающая история, которую я просто не могу не рассказать»

Все люди разные, поэтому важно подать им не просто сахар на тарелке

Bones
Эмиссия невыполнима: как живет секретный клуб, печатающий альтернативные российские валюты Эмиссия невыполнима: как живет секретный клуб, печатающий альтернативные российские валюты

Этот секретный клуб собирается составить конкуренцию Центробанку

Esquire
Рубен Варданян — о развитии сферы филантропии и методе кнута и пряника Рубен Варданян — о развитии сферы филантропии и методе кнута и пряника

Интервью с бизнесменом и филантропом Рубеном Варданяном

РБК
Спиновое стекло самообразовалось в монокристаллических островках неодима Спиновое стекло самообразовалось в монокристаллических островках неодима

Как возникает новый тип самообразующегося спинового стекла

N+1
Учимся на каникулах: главное — не забывать про отдых Учимся на каникулах: главное — не забывать про отдых

Как пробудить в ребенке любознательность и любовь к учебе?

Psychologies
Квазары: космические ускорители с сюрпризом Квазары: космические ускорители с сюрпризом

Ученые узнали кое-что новое о гамма-излучении квазаров

Популярная механика
Проблемы с психикой и ограничения во всем: как живут современные принцессы Проблемы с психикой и ограничения во всем: как живут современные принцессы

Кто они, принцессы современного мира?

Cosmopolitan
Люди не смогли определить заразных по кашлю Люди не смогли определить заразных по кашлю

Звуки не могут быть валидными показателями того, что человек заразен

N+1
Открыть магазин крафтового чая: сколько нужно вложений, как удерживать клиентов и сколько можно на этом заработать Открыть магазин крафтового чая: сколько нужно вложений, как удерживать клиентов и сколько можно на этом заработать

Своим опытом поделились владельцы магазинов бутикового чая

VC.RU
Джон Малкович не задумывается, каково быть Джоном Малковичем Джон Малкович не задумывается, каково быть Джоном Малковичем

Почему Джон Малкович ушел из большого кино?

GQ
«Держите чертову российскую политику подальше от нашей компании»: Alion Energy прокомментировала обыски в РВК «Держите чертову российскую политику подальше от нашей компании»: Alion Energy прокомментировала обыски в РВК

Комментарии об обысках в Российской венчурной компании Alion Energy

Forbes
Театральный этикет в XIX веке Театральный этикет в XIX веке

В XIX веке в театр ходили не только для того, чтобы посмотреть спектакль

Культура.РФ
8 фильмов ужасов, в которых всего одна (одна!) жертва 8 фильмов ужасов, в которых всего одна (одна!) жертва

Казалось бы, невозможно построить толковый хоррор всего на одном трупе

Maxim
«Я должен 9,5 миллионов»: как основатель Versus Battle лишился бизнеса и зачем запустил реалити-шоу «Я должен 9,5 миллионов»: как основатель Versus Battle лишился бизнеса и зачем запустил реалити-шоу

Как основатель Versus Battle пытается выбраться из многомиллионных долгов

Forbes
Открыть в приложении