Производители протезов борются за саморегулирование рынка ради пациентов

ЭкспертБизнес

Тело как «Лего»

Производители протезов борются за саморегулирование рынка ради пациентов. Поддержит ли их государство?

Берт Корк

Берт Корк

Специальная военная операция поневоле обратила внимание общества на протезную отрасль. Минно-взрывные травмы составляют значительную часть ранений, какую точно — неизвестно, так как это закрытая статистика. Они почти неизбежно ведут к ампутации, а ампутация — к протезированию. По словам производителей, СВО «приподняла» рынок протезирования незначительно по объемам — не более 5% от общего количества производимых конечных изделий, но значительно по деньгам: Министерство обороны за своих пострадавших бойцов платит не скупясь, придирчиво отслеживая качество. Однако, как гласит закон Мура, когда мы пытаемся вытащить что-то одно, оказывается, что оно связано со всем остальным. Если у военных нет проблем с протезированием, то они есть у всех остальных. СВО вытащила их наружу. «Эксперт» попытался разобраться, что это за проблемы и есть ли способы их решения.

Меньшая часть

Валентина Лаврищева, миниатюрная молодая женщина, рассказывает что-то интересное, но сосредоточиться на этом сложно, потому что она непроизвольно правой рукой сгибает и разгибает пальцы левой кисти. Крутит кисть вокруг оси. Иногда «заламывает руки» — выворачивает кисть под невозможным углом, прижимая ее к предплечью. Для нее это такая же привычка, как для других щелкать суставами пальцев. Вместо левой руки у нее серебристый механический протез с черными суставами — выглядит одновременно изящно, стильно и угрожающе, он больше похож на какой-то модный молодежный аксессуар. Из-за врожденной патологии она уже родилась такой. Первый свой протез она примерила только в 25 лет.

— Это была принципиальная позиция моих родителей: протез я должна выбрать сама, когда вырасту, а до этого научиться жить с одной рукой полноценным человеком и принять себя такой, какая я есть. Это было мудро: тем, кто носит протез с детства, труднее смириться с этой утратой, они стыдятся его, не могут, например, обнажить его на людях, снять, а это иногда бывает необходимо.

Юная девушка Мария, стоящая рядом (у нее такая же патология — родовое недоразвитие левого предплечья), подтверждает: ей первый косметический протез (как у манекена — имитация руки без дополнительного функционала), поставили в десять лет, она его ненавидела, называла «рука мертвяка» и очень стеснялась — носила мешковатые вещи с длинными рукавами. Хотела бионический, как в рекламе, но их неохотно ставят детям: протез дорогой и требует огромной самодисциплины при освоении. Четыре месяца назад поставила механический протез — это отзеркаленная копия ее правой руки с подвижными фалангами пальцев и кистью, поворачивающейся на 180 градусов вокруг своей оси.

— Я сразу стала ходить в футболках с коротким рукавом. Им можно держать сумку, прихватывать вещи. А привычка трогать его, сгибать — это вид непроизвольной жестикуляции, его приятно трогать. Раньше я так хорошо скрывалась, что друзья не знали о моем протезе. Поставив «механику», я рассказала об этом в своей инсте. У многих был шок, потому что они даже не подозревали, но шок был с восхищением: многие заявили, что хотят такой же, а меня стали называть «Маша — серебряная ручка».

Валентина родилась в Донецке, в 2014 году переехала в Брянск и сразу стала интересоваться протезными изделиями, которые есть на рыке России. В 18 лет пришла в протезную мастерскую, увидела «руку мертвяка», расплакалась и убежала.

— Я помню, тогда мечтала, что вырасту, разбогатею и выращу себе новую руку, это казалось вполне реальным, — улыбается девушка. — Стала интересоваться бионикой, но на Украине началась война, мы бежали, и были утеряны документы, необходимые для оформления протеза. Здесь я активно интересовалась этой темой, переписывалась с производителями — спрашивала, как работает, сколько стоит. Мою активную позицию в соцсетях увидели производители MaxBionic (российская компания, выпускающая комплектующие верхних конечностей. — «Эксперт»), и они предложили мне протестировать свою продукцию.

И тут Валентина разбивает вдребезги первый стереотип о протезах — что все хотят бионический, «как в рекламе». Она быстро от них отказалась, так как минусов больше, чем плюсов: они тяжелые и громоздкие, что для хрупкой девушки сразу делает такой протез непривлекательным; его нельзя мочить; батарея быстро разряжается.

— Я прожила двадцать пять лет с количеством рук — полторы. Научилась делать абсолютно все. После этого сложно привыкнуть пользоваться протезом, как здоровой рукой. При этом я была высоко мотивированной — мне хотелось попробовать делать все. Первое, что я мечтала сделать, — просто поесть, держа обеими руками чашку чая и бутерброд. Тестировала разные типы, они были далеки от совершенства, не сразу получалось. Проблема в том, что они тяжелые. Помимо веса чашки нужно было учитывать вес протеза, отрабатывать само движение — как подносить чашку точно ко рту с поворотом кисти, чтобы чашка не наклонялась. Нужна кнопка блокировки, чтобы не сработал ложный импульс на датчик: будет непроизвольное движение, тогда кружка просто упадет. А мне нужно, чтобы было легко, изящно, нужно подвижное запястье, потому что я люблю жестикулировать. Поэтому механический протез мне удобнее — что-то придержать, изменяя конфигурацию пальцев, мне вполне достаточно. Бионический протез создан, чтобы что-то брать. Но наши руки не только про это. Мы не замечаем, как мы трогаем себя за руки, это должно быть эстетично в плане симметрии.

Остальные стереотипы развенчивают производители комплектующих. Хотя при слове «протез» в голове обывателя возникает образ «руки Терминатора», протезов верхних конечностей не более 15% от общего количества протезов, при этом большую часть этой доли составляют не бионические, а косметические и механические изделия. Все остальное — протезы голени или бедра. Это объясняется основными причинами ампутаций: для верхних конечностей это чаще родовые недоразвития, как у Валентины с Марией, и только потом в статистике появляются редкие травмы на производстве или характерные для Сибири и Крайнего Севера отморожения. Основная часть ампутаций — это нижние конечности, и связаны они с диабетом, онкологией и сердечно-сосудистыми заболеваниями, хотя СВО в последние два года, пусть и не радикально, но изменила эту статистику, введя в нее графу «минно-взрывные травмы».

Практика врачей-реабилитологов показывает, что не менее 70% инвалидов не пользуются «бионикой» в том объеме функционала, который в них заложен. «Управляемая рука» — это набор моторчиков, которые приводят в движение пальцы и кисть импульсами от мышц на датчики (порядка 15 жестов, которые можно запрограммировать индивидуально). Интересно, что у здорового человека за сгибание-разгибание пальцев отвечают определенные мышцы, но у инвалида бионический протез можно настроить так, что культя мышцы, «в природе» сгибающая мизинец, будет его разгибать или сгибать любой другой палец. Но чтобы освоить этот протез, человек должен быть очень высоко мотивирован. Еще сложнее освоить протез при ампутации выше локтя, потому что отсутствуют необходимые мышцы и управлять пальцами и кистью нужно учиться мышцами плеча, что для них совершенно чуждая работа.

Высокая мотивация овладения протезом есть только у людей с парной ампутацией рук — поневоле приходится осваивать. А при ампутации одной руки, даже получив бионический протез, человек всегда предпочитает большую часть действий выполнять здоровой рукой. Высокотехнологичные протезы сильно распиарены, но в 2022 году из всех протезов, оплаченных государством, протезов кисти с микропроцессорным управлением было всего 2%.

— Протез — это не рука, это допаксессуар. Будем честны: приходя домой, каждый человек снимает его и кладет на полку. В некоторых случаях протез просто мешает — в туалете точно. И таких ситуаций много, — подводит итог этого развенчания стереотипов Валентина.

До 12 млн рублей может стоить сложный бионический протез руки. Но самые дорогие протезы заказывают штучно, а простые составляют подавляющую часть производства. И это ноги… Фото: Олег Сердечников

«Космические» протезы

Сегодня в стране работают порядка десяти крупных производителей комплектующих, отечественных и заграничных — пополам. Наши — «Метиз», Реутовский экспериментальный завод средств протезирования, «Металлист», «Ортос». Из зарубежных стоит отметить Ottobock — мирового лидера в области протезирования из Германии, который продолжает работать в РФ. За границей закупают некоторые некритичные детали или, наоборот, штучные изделия, которые нерентабельно производить самим — например, электронные протезы плеча, стопы с микропроцессорным управлением. Отрасль импортозамещена более чем на 90%, а тот же «Метиз» продает свои модули более чем в 40 стран мира. Характерным показателем положения на мировом рынке является то, что Китай поставляет в Россию дешевые комплектующие, но сами китайцы предпочитают ехать в Россию и протезироваться на наших высококачественных модулях.

— До начала СВО мы завозили карбон из США. Потом подпали под санкции как продукт двойного назначения. Начали искать — у китайцев, внутри России. Сегодня, если один производитель отвалится, у нас есть другой, уже разведанный и проверенный по качеству материала, — говорит директор по развитию компании «Метиз» Сергей Барбаш.

Чтобы понять ситуацию, сложившуюся на рынке отечественного протезирования, нужно объяснить некоторые основы. После Второй мировой войны возникла острая необходимость в реабилитации огромного количества ветеранов-инвалидов. У нас в стране этим занималось государство, и оно особенно не заморачивалось технологиями — производились деревянные и шинно-кожаные протезы. В Германии тем временем додумались до модульной конструкции, стандартизованной по местам стыка, что позволяло собирать нужный функционал из разных комплектующих — это подвижные модули колена и голени на несущей трубке, которая подгоняется по нужной дине ноги, плюс «гильза»-культеприемник, единственная деталь, которую изготавливают индивидуально в мастерских.

Компании, производящие такие модули, стали появляться во всем мире, а к закату Советского Союза и у нас. Разработку и производство модулей для протезирования поручили Министерству общего машиностроения — это «космическое» министерство, поэтому конечным конструктором и производителем оказалось РКК «Энергия». Логика этого выбора была простая: «Вы же разрабатываете системы жизнеобеспечения для космонавтов? Вот и это где-то рядом…»

В Королеве выстроили всю технологическую цепочку, от конструкторского отдела до производства. Закупили швейцарскую линию станков с ЧПУ и создали СП с немцами. Изделия нужно было испытывать на людях, для получения обратной связи. Создали испытательный центр. Это было 30 лет назад. СССР развалился, пришла рыночная экономика. «Энергия» стала избавляться от непрофильных активов. И эти «активы» зажили самостоятельной жизнью: производственная линия стала крупнейшей на сегодня в стране компанией — производителем комплектующих для протезирования «Метиз», а испытательный центр — ведущей сетью протезных мастерских «Ортокосмос». Даже разъехались они в разные стороны от Королева, но недалеко: одни в Щелково, другие — в Мытищи.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Вызов нечеловеческой креативности Вызов нечеловеческой креативности

Почему не стоит бояться нейросетей на базе искусственного интеллекта

Эксперт
Новый Вавилон Новый Вавилон

В любой непонятной ситуации нужно строить что-нибудь колоссальное

ТехИнсайдер
Зеленая эпоха уходит Зеленая эпоха уходит

Все больше стран отказываются от доллара в пользу национальных валют

Эксперт
Как прожить горевание и вернуться к жизни: советы себе и окружающим Как прожить горевание и вернуться к жизни: советы себе и окружающим

О чем нам стоит знать, чтобы справиться с проживанием горя?

Psychologies
Грузовики вытягивают авторынок Грузовики вытягивают авторынок

В России рекордными темпами растут продажи грузовиков

Эксперт
Пограничное состояние Пограничное состояние

Как криптобиржи помогут обойти санкции

FP. BusinessReview
Страна восходящего кризиса Страна восходящего кризиса

В Японии правительство оказалось в западне: инфляция разгоняется

Эксперт
Десять лет — Восток нормальный Десять лет — Восток нормальный

Как изменился Дальний Восток за десять лет?

FP. BusinessReview
Борис Макаренков: «Потенциал отечественных авторов колоссален» Борис Макаренков: «Потенциал отечественных авторов колоссален»

О текстах, опубликованных в электронном самиздате, об их авторах и читателях

Эксперт
Что произойдет с вашим телом, если отказаться от молока: поразительно! Что произойдет с вашим телом, если отказаться от молока: поразительно!

Исключение молока из рациона может иметь интересные последствия для организма

ТехИнсайдер
Синдром седьмого сентября Синдром седьмого сентября

После первой недели в школе ребёнок жалуется на плохое самочувствие... Почему?

Здоровье
Ученые впервые вырастили из стволовых клеток модель человеческого эмбриона возрастом две недели Ученые впервые вырастили из стволовых клеток модель человеческого эмбриона возрастом две недели

Ученые разработали этический способ заглянуть в первые недели беременности

ТехИнсайдер
10 сериалов про российскую глубинку: от Ангарска до Мурманска 10 сериалов про российскую глубинку: от Ангарска до Мурманска

Рассказываем о сериалах про города России, до которых мы сами никогда не доедем

Maxim
Фёдор Сологуб Фёдор Сологуб

Русский поэт и писатель Фёдор Сологуб глазами Дмитрия Быкова

Дилетант
Атмосфера дзен Атмосфера дзен

Актуальный микс современности и классики с природными мотивами

Идеи Вашего Дома
5 предметов, которые исчезли из школьной программы. Навсегда ли? 5 предметов, которые исчезли из школьной программы. Навсегда ли?

Возможно, школьные дисциплины времен СССР пригодились бы и сегодня?

Psychologies
Эверест как профессия Эверест как профессия

Высоко над нашими головами скрывается самая труднодоступная страна на планете

Вокруг света
Дизайнерский бутик Дизайнерский бутик

Владимир Пирожков, наверное, самый известный российский промышленный дизайнер

ТехИнсайдер
Ранняя седина. 12 неожиданных причин, о которых ты даже не думала Ранняя седина. 12 неожиданных причин, о которых ты даже не думала

В некоторых случаях седина может появиться раньше, чем ты ожидаешь. Почему так?

Лиза
Полезные бактерии. 5 простых способов восстановить микробиом кишечника Полезные бактерии. 5 простых способов восстановить микробиом кишечника

Налаженная работа пищеварительных органов – основа хорошего самочувствия

Лиза
Точная наука Точная наука

Репортаж с производства беспилотных комбайнов «Ростсельмаш»

Цифровой океан
«Диагноз поставлен»: 3 шага, чтобы не разрушить отношения при психическом расстройстве «Диагноз поставлен»: 3 шага, чтобы не разрушить отношения при психическом расстройстве

Как решить проблемы в отношениях, связанные с психическим здоровьем?

Psychologies
Вечное влияние великого разума: как Жан-Люк Годар изменил кино Вечное влияние великого разума: как Жан-Люк Годар изменил кино

Как франко-швейцарский режиссер Жан-Люк Годар повлиял на кино.

Правила жизни
Свидетельства неслучившегося Свидетельства неслучившегося

Песни Пахмутовой и Добронравова задали эмоциональный режим советского человека

Weekend
Сила и мысли Сила и мысли

Чувство мышцы помогает ее растить. Однако есть нюансы

Men Today
Специальное назначение Специальное назначение

«Чипы-специалисты», которые умеют делать что-то одно — зато лучше всех

Цифровой океан
Палаццо Гергиева, дом Юдашкина и Машков-билдинг Палаццо Гергиева, дом Юдашкина и Машков-билдинг

В Ватутинках, реализован уникальный девелоперский проект Russian Design District

Эксперт
Интерьер — это ответ на запрос Интерьер — это ответ на запрос

Юлия Тряскина об изменениях в городской среде и о перезагрузке стиля жизни

SALON-Interior
«Вычитание»: иранский арт-мейнстрим про темную и светлую стороны человека «Вычитание»: иранский арт-мейнстрим про темную и светлую стороны человека

«Вычитание» — проект о двойниках, которых главные герои случайно встречают

Forbes
Василий Высоков: «Нам нравится работать в регионе» Василий Высоков: «Нам нравится работать в регионе»

Секрет устойчивости одного из немногих сохранившихся региональных банков

Эксперт
Открыть в приложении