Главный фактор этого кризиса — частные решения отдельных людей

ЭкспертОбщество

Этот кризис — ментальный. Его главный агент — индивидуальные решения

Экономика России и мира перешла в длинную фазу глубокого структурного кризиса, который продлится не год и не два. Главный фактор этого кризиса — частные решения отдельных людей. Интервью с заместителем декана экономического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова Олегом Буклемишевым

Татьяна Гурова

Олег Буклемишев

Из всех текстов этого прогнозного номера этот, пожалуй, самый тревожный. Олег Буклемишев описывает текущий кризис как совокупность целого ряда разрушающих или даже уже разрушивших привычный порядок траекторий как для России, так и для мира. Это пандемия и локдаун, разрушившие не просто целые отрасли, но самым глубоким образом изменившие жизнь людей, и мы пока не можем знать, какие из этих изменений и как поменяют образ жизни как таковой. Это конец углеводородной эпохи и ускорение развития «зеленой» экономики. Это наступление времени индивидуальных решений как самых главных для будущего. По мнению Буклемишева, этот сложный структурный сдвиг займет много времени, не год, не два и не три, и скорее всего потребуется еще один шок, который позволит до конца раскрепостить творческие силы, которые кроются в обществе.

— Давайте начнем с того, чем мы с вами закончили разговор весной, на первом этапе пандемии. Вы говорили, что размер государственной помощи, которая позволит стабилизировать экономику, составляет семь процентов ВВП. Насколько я понимаю, реальный размер был меньше — где-то пять с половиной процента.

— Да, наверное, по итогам года до пяти процентов дотянет. Я считаю, что это максимум, которого можно было ожидать, — на это указывает сокращение бюджета на следующий год. И кстати, Россия — одна из тех стран, которые в этот кризис на спасение потратили в процентах меньше, чем в кризис 2008 года.

— Как вы сейчас оцениваете эту помощь: много или мало?

— Этого недостаточно. Сейчас мы еще не можем понять, какой реально ущерб был нанесен. Летом, когда появились первые квартальные цифры падения на восемь процентов, был испуг. Потом пошло в плюс, и все успокоились. То есть цифры конца лета затуманили горизонт, родилась мысль, что у нас все хорошо. На самом деле рано оценивать, хорошо или плохо. Есть такая штука, как гистерезис, которая означает, что, если экономику вытолкнули из равновесного состояния, после того как начальный импульс перестает действовать, экономика в прежнее состояние не вернется, потому что в ее структуре что-то поменялось.

Есть куча примеров, например, если человек остается на какое-то время безработным, то он во многих случаях не вернется на рынок труда. Кто-то деквалифицируется, кто-то просто не хочет работать, кто-то подходит к предельному возрасту. То же с предприятиями. Упала цена на что-то, предприятия выбраковались, вышли из бизнеса, мощностей стало меньше. Цена возвращается, а предприятий уже нет. Сейчас же произошли настолько серьезные структурные изменения, что они не дадут быстро восстановиться.

— Что из государственной помощи, на ваш взгляд, было самым важным с точки зрения позитивного влияния на макроэкономические параметры?

— Самыми большими у нас были детские выплаты. Я считаю, что это было абсолютно верно.

— Насколько я понимаю, их объем был не очень большой.

— Больше, чем все остальное. Это порядка 600 миллиардов рублей. Все остальное было по мелочи. Плюс еще была полезная мера — повышение пособия по безработице.

— То есть все, что поддержало спрос?

— Это не только поддержало спрос. Это дало людям не упасть. Все остальное рассыпано по тридцати направлениям. Списываемые кредиты на поддержку занятости, отсрочки по налогам, меры по поддержке туризма. Мер было много, но они все были маленькие и выбранные не до конца.

— Были налоговые льготы широкому кругу отраслей…

— По статистике эти льготы получили в лучшем случае половина тех, кто обращался. Было ощущение, что задача была, скорее, не дать поддержку, а отказать тем, кто ее не заслуживает по какому бы то ни было критерию.

— Как вы считаете, в следующем году будет поддержка экономики такого же уровня, если мы не увидим выхода из кризиса?

— Я думаю, что обязательно будет. Хотя если все пойдет более или менее хорошо, отскок будет хорошим, мы ничего не получим. А если все будет плохо, тогда деньги на то, чтобы устроить новый раунд поддержки, найдутся. Но поддержки потребуют уже другие отрасли.

Ожидания по экономическому росту

— Каковы ваши ожидания по ВВП этого года, по динамике основных макроэкономических индикаторов?

— ВВП упадет на четыре-пять процентов. В следующем году я ожидаю роста, который позволит отыграть в целом больше половины провала этого года. То есть если брать нижнюю точку этого года, то мы вернем 60 процентов потерянного. По инвестициям будет провал. По доходам тоже будет провал. Но в нынешних условиях неопределенности ни один разумный предприниматель, кроме видящего перед собой какую-то необъятную нишу, инвестировать не будет. А если у нас еще просядут госинвестиции, что очень вероятно, то в следующем году тоже будет минус по ВВП.

— Что сейчас самое важное для перехода к росту экономики?

— Доходы населения. Без потребления из этой ямы выкарабкаться нельзя. В чистом экспорте я не жду прорывов. Хотелось бы, чтобы мы вытаскивали себя за волосы с помощью потребления.

— Вы говорите, что инвестиций не будет, доходы не вырастут, тем не менее ВВП вырастет…

— Это чисто технический отскок из-за низкой базы. Это и есть тот самый гистерезис, когда вы возвращаете часть потерянного. Остальные 40 процентов дадутся с гораздо большим трудом.

— За счет какого-то структурного сдвига?

— Структурный сдвиг уже произошел. Мы уже живем внутри колоссального структурного сдвига и в нашей экономике, и в мировой. Это самое интересное из происходящего. Понять это еще рано. Даже масштабы этого себе представить.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Персональная ответственность довела министров до выхода Персональная ответственность довела министров до выхода

Состав обновленного правительства вновь подвергся изменениям

Эксперт
Прошел ли президент проверку на профпригодность Прошел ли президент проверку на профпригодность

Владимир Путин — константа российской государственности

СНОБ
Рейтинг брендов Рейтинг брендов

Новые марки, которые стали заметны на рынке за год

Forbes
Распишитесь в получении перемен: каким оказался 2020-й Распишитесь в получении перемен: каким оказался 2020-й

Что мы поняли, чему научились и как изменились в 2020 году

РБК
Мир на бобах Мир на бобах

Как американские власти и защитники климата разгоняют цены на продовольствие

Эксперт
5 практических советов альпиниста бизнесмену 5 практических советов альпиниста бизнесмену

Пять методов альпиниста, которые он использует в «критических точках жизни»

СНОБ
«Гибель государства возможна, но тогда нас ждет мир частных поселков с высоким забором, а за ним — бесконечные трущобы» «Гибель государства возможна, но тогда нас ждет мир частных поселков с высоким забором, а за ним — бесконечные трущобы»

Интервью с историческим социологом Георгием Дерлугьяном

Эксперт
Бразильский динозавр отрастил перьевой гребень и по паре шипов на плечах Бразильский динозавр отрастил перьевой гребень и по паре шипов на плечах

Скорее всего, эти украшения служили для брачных демонстраций

N+1
Кухня в виртуальном, корпоративном и прочих измерениях Кухня в виртуальном, корпоративном и прочих измерениях

Как Первая мебельная фабрика разработала новую стратегию продаж в пандемию

Эксперт
Ешь конфеты! И еще 4 неожиданных способа укрепить силу воли! Ешь конфеты! И еще 4 неожиданных способа укрепить силу воли!

Теперь мы знаем, как укрепить силу воли и самоконтроль!

Maxim
Свобода устарела? Свобода устарела?

Запретительная тенденция как национальная идея

Огонёк
20 способов открыть бутылку без открывалки 20 способов открыть бутылку без открывалки

«Дайте мне точку опоры, и я открою вам любую бутылку!»

Популярная механика
От лампочки до «Огонька» От лампочки до «Огонька»

Рассказываем, как зажигали огоньки в сельской России, и как они светят теперь

Огонёк
Две войны — две эвакуации Две войны — две эвакуации

История эвакуации собраний Эрмитажа в июле 1941 года

Дилетант
Бешеные деньги Бешеные деньги

Правила жизни в эпоху низких ставок

Forbes
Руслан Фазлыев: «Не думаю, что кто-то может случайно лизнуть марку и изобрести айфон» Руслан Фазлыев: «Не думаю, что кто-то может случайно лизнуть марку и изобрести айфон»

Руслан Фазлыев – о вреде наркотиков и пользе медитации и бега

GQ
Белые и немолодые Белые и немолодые

Кто правит бал в Кремниевой долине

Forbes
«Без фильтра» — лучшая бизнес-книга 2020-го. Чему она может научить? «Без фильтра» — лучшая бизнес-книга 2020-го. Чему она может научить?

Чему может научить книга «Без фильтра: инсайдерская история Instagram»?

РБК
Не как в кино: что мы знаем об отношениях Елизаветы II и Маргарет Тэтчер Не как в кино: что мы знаем об отношениях Елизаветы II и Маргарет Тэтчер

Рассказываем, что на самом деле было между Елизаветой II и Маргарет Тэтчер

Forbes
Главные книги 2020 года — по версии писателей, критиков и публицистов Главные книги 2020 года — по версии писателей, критиков и публицистов

О литературных впечатлениях 2020 года рассказали писатели, критики и публицисты

Esquire
От Ice Bucket до Skibidi: 10 самых популярных челленджей От Ice Bucket до Skibidi: 10 самых популярных челленджей

Самые знаменитые интернет-челленджи и флешмобы

РБК
Making of: как создавался рисунок на корешках номеров Esquire Making of: как создавался рисунок на корешках номеров Esquire

Рисунок на корешках журнала Esquire — арт-проект на тему конца света

Esquire
Дай, Джим, на счастье лапу мне Дай, Джим, на счастье лапу мне

Истории о том, как дворняжки меняют мироощущения людей

Seasons of life
Охота за головами Охота за головами

Что известно об убийстве «отца» иранской атомной бомбы

Огонёк
Геологи предложили новую теорию формирования ледяных щитов Земли Геологи предложили новую теорию формирования ледяных щитов Земли

Движение тектонических плит резко замедлилось, что привело к изменению климата

Популярная механика
Кинотеатр Arzamas: «Москва слезам не верит» Кинотеатр Arzamas: «Москва слезам не верит»

Филипп Дзядко и журналист Роман Супер обсуждают фильм «Москва слезам не верит»

Arzamas
Ботаники описали новый вид подземных орхидей с Мадагаскара Ботаники описали новый вид подземных орхидей с Мадагаскара

Ученые нашли одну из самых некрасивых орхидей в мире

N+1
5 ошибок Ильи Елпанова, основателя «Ешь деревенское» 5 ошибок Ильи Елпанова, основателя «Ешь деревенское»

Ошибки, которые дали основателю «Ешь деревенское» полезный опыт

Inc.
12 цитат из автобиографии Игоря Стравинского 12 цитат из автобиографии Игоря Стравинского

О композиторе Игоре Стравинском — через цитаты из «Хроники моей жизни»

Arzamas
Алексей Сальников: «Общайся! Живи!» Юмористический рассказ Алексей Сальников: «Общайся! Живи!» Юмористический рассказ

Рассказ «Общайся! Живи!» о том, что такое смерть

СНОБ
Открыть в приложении