Ректор МИФИ Владимир Шевченко — о своем видении развития университета

ЭкспертОбщество

Ценность университетской культуры

Ректор МИФИ Владимир Шевченко — о своем видении развития университета, его связях с атомной отраслью, изменениях образовательного процесса и о ценности понимания, которую не заменит никакой искусственный интеллект

Александр Механик

Ректор Национального исследовательского ядерного университета МИФИ, доктор физико-математических наук Владимир Шевченко. Фото: Олег Сердечников

Национальный исследовательский ядерный университет МИФИ, безусловно, принадлежит к элите российского высшего естественно-научного и инженерного образования. С 30 декабря 2021 года ректором этого университета сроком на пять лет назначен известный ученый-физик, доктор физико-математических наук Владимир Шевченко, который исполнял обязанности ректора с июля.

В 1994-2010 годах Владимир Шевченко, сам выпускник МИФИ, работал в Институте теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ), где прошел путь от аспиранта до заместителя директора. С 2008 года он член коллаборации LHCb на Большом адронном коллайдере в Европейской организации по ядерным исследованиям (ЦЕРН) в Женеве. В 20102021 годах работал на различных должностях в блоке руководства фундаментальными исследованиями в Национальном исследовательском центре «Курчатовский институт». В 20142019 годах возглавлял Научно-координационный комитет НИЦ «Курчатовский институт» по сотрудничеству Российской Федерации с ЦЕРН.

Мы встретились с Владимиром Игоревичем, чтобы узнать о его взглядах на будущее прославленного университета. Но начали с вопроса, почему он решил перейти в МИФИ. Ведь организацией учебного процесса Шевченко вроде бы раньше никогда не занимался.

— Разговоры о том, что есть некоторый круг людей, которые обсуждаются на пост следующего ректора МИФИ, начались не вчера и даже не год назад. Наверняка там были достойные кандидаты, и вряд ли мне этично комментировать, почему это предложение было сделано именно мне, а не кому-то другому. Но когда такое предложение поступило, я счел для себя невозможным отказаться. Во-первых, потому что это моя альма-матер и для меня это вообще такая лично окрашенная история, а, во-вторых, потому что я довольно долго и в разных ситуациях, фактически все время своей карьеры был связан с университетами. Я два года был постдоком в Утрехтском университете, работал в университетах Гейдельберга и Пизы, много лет преподавал в МФТИ, работал со студентами МИФИ, МИСиС, ДВФУ, других российских вузов. В этом смысле я довольно хорошо представляю, как все это устроено снизу, так сказать, от доски, хотя у меня, действительно, имеется очевидный дефицит компетенций в том, что касается организации образовательного процесса с административного верха. Этот дефицит мне предстоит быстро ликвидировать. Поэтому, если говорить по сути дела, с университетской средой я хорошо знаком.

Позиционирование университета

— Какие цели и задачи вы сформулировали для себя как для ректора на ближайшее время и на перспективу?

— Один из важнейших вопросов здесь — позиционирование университета в образовательном пространстве, как российском, так и глобальном. Прежде всего, те абитуриенты, которые пришли к нам, в НИЯУ МИФИ, на первый курс ни в чем не уступают своим ровесникам, которые в эти же дни начали обучение в лучших университетах мира. Наши абитуриенты — это наше важнейшее преимущество, самый главный, стратегический актив.

Другая сторона — наше позиционирование в мировом научно-образовательном ландшафте. Мы очень тесно включены в международные научно-образовательные связи, и у нас есть большой опыт работы в различных международных сообществах. А третья сторона нашего позиционирования — это наше взаимодействие с ключевыми партнерами на территории России: прежде всего это Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт» и госкорпорация «Росатом», а также ряд других уважаемых организаций и коммерческих компаний. Помимо московской площадки у нас есть еще сеть из пятнадцати филиалов, работающих в городах присутствия «Росатома», в том числе в закрытых городах ядерно-оружейного комплекса.

Такая диалектика глобального научного присутствия и, с другой стороны, работ по обеспечению стратегической безопасности и составляет миссию МИФИ. И я настроен на то, чтобы укреплять и развивать именно это, на первый взгляд противоречивое единство, поскольку я глубоко убежден, что только глобальное научно-технологическое лидерство является надежным залогом стратегической национальной безопасности.

— И организация учебного процесса проистекает из этого понимания?

— Конечно, для этого нам абсолютно необходимо очень внимательно посмотреть, насколько наша учебная программа соответствует уровню наших абитуриентов и уровню научных задач, стоящих перед университетом. И здесь есть многое, над чем надо работать.

— То есть вы считаете, что уровень учебных программ требует доработки...

— Да, но не потому, что кто-то из моих предшественников что-то не так сделал, а потому, что современное образовательное пространство очень динамично: меняются запросы абитуриентов, меняются запросы рынка труда, меняются образовательные технологии. Избитое, но от этого не менее точное сравнение образования с ездой на велосипеде: вы либо движетесь, либо падаете, стоять на месте нельзя.

— А как вы относитесь к рейтингам университетов, которые, прямо скажем, отводят российским университетам не самые лучшие позиции?

— Я бы так сказал: я отношусь к рейтингам спокойно. Это инструмент, и, как всякий инструмент, если его использовать бездумно, он приносит вред. И мы, к сожалению, знаем такие примеры и в российской, и в зарубежной истории, когда в погоне за рейтингами серьезно страдало содержание. Это происходит тогда, когда инструмент, предназначенный для измерения одного из множества параметров сложной системы, в том числе такой, какой является университет, начинает использоваться для непосредственного управления этой системой в целом. То есть на рейтинги надо смотреть, но не надо делать из них фетиш. Хотя каждому университету полезно понимать, чем обусловлена его позиция в том или ином рейтинге и, что даже более информативно, ее динамика.

В нашем случае история понятна. Если мы возьмем общие рейтинги, мы будем в мировом топ-300, но это неудивительно, потому что мы не классический университет, у нас нет гуманитарного крыла, мы все-таки исторически технический университет. Если мы возьмем более узкий рейтинг «Физика и астрономия», мы будем в мировом топ-100, и это уже, так сказать, лучше. А если мы еще сузим область до «Ядерного образования», то мы будем в мировом топ-10, если не в топ-5. И наша стратегия заключается, безусловно, в сохранении и укреплении лидерства в области ядерного образования, что, конечно, неразрывно связано с мировым лидерством госкорпорации «Росатом». Но мы также стремимся к диверсификации направлений нашей научной и образовательной деятельности и попытаемся занять те ниши, в которых, как нам кажется, можем претендовать на вхождение в мировую элиту. У нас есть такие наметки, и мы будем это делать.

Корни и истоки

— МИФИ, пожалуй, последний или один из последних российских вузов, который сохраняет отраслевую привязку, присущую в свое время вообще практически всем техническим вузам Советского Союза. Это не мешает его развитию?

— Нашу отраслевую привязку надо правильно понимать. Действительно, из стен МИФИ вышли десятки блестящих ученых-атомщиков и целых три российских атомных министра. И сейчас тридцать процентов приходящих на работу в российскую атомную отрасль молодых специалистов — это выпускники нашего университета и его филиалов. Но совершенно неправильно воспринимать нас как отраслевой вуз, как вуз, ориентированный на одного работодателя. Наши выпускники работают в самых разных направлениях и в самых разных исследовательских секторах. Партнерство с «Росатомом» для нас, конечно, исторически очень важно, и мы чрезвычайно серьезно к нему относимся, в том числе с точки зрения образовательных и научных задач, стоящих перед атомной отраслью, которые, как нам кажется, на должном уровне качества можем решить только мы. Мы благодарны госкорпорации за системную поддержку университета в рамках его программы развития. Но помимо слова «ядерный» в нашем названии неслучайны и слова «национальный исследовательский». И мы, как, кстати, и «Росатом», действуем в глобальной повестке, в том числе активно развивая направления исследований за пределами традиционной ядерной тематики.

Мы воспринимаем наш атомный отраслевой корень не как какое-то ограничение, а как очень важный залог нашего высокого мирового позиционирования в том, что касается ряда уникальных компетенций, которые есть у нас и которых нет у большинства других вузов мира. Например, в том, что касается физики детекторов, физики нейтрино, физики ускорителей, мы фактически единственный университет России, который имеет серьезные компетенции и инструментальную базу в этих областях. И в этом смысле мы хотим считать, что наши успехи — это успехи атомной отрасли в широком смысле, а успехи атомной отрасли — наши успехи, это такая типичная win-win история.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Александр, сын Ярослава Александр, сын Ярослава

Почему мы почти ничего не знаем об Александре Невском

Дилетант
Поэт и его республика Поэт и его республика

Республика Фиуме — удивительная авантюра поэта Габриэле д'Аннунцио

Дилетант
Против империи Против империи

Имам Шамиль — лидер, благодаря которому жил Северо-Кавказский имамат

Дилетант
Синтия Никсон — о новой Миранде, новом «Сексе в большом городе» и старой дружбе Синтия Никсон — о новой Миранде, новом «Сексе в большом городе» и старой дружбе

Сериал «И просто так» поделил фанатов «Секса в большом городе» на два лагеря

Esquire
P.S. Я себя люблю P.S. Я себя люблю

Носить то, что нравится, есть то, что любишь, быть собой — разве не это счастье

Вокруг света
Сибирь китайская: разворот на восток Сибирь китайская: разворот на восток

Регионы Сибири и Дальнего Востока связаны с китайским бизнесом и рынком

Эксперт
Елизавета I: королева поэтов и пиратов Елизавета I: королева поэтов и пиратов

Елизавета Английская боялась быть казнённой своим отцом или единокровной сестрой

Дилетант
Кажется, вы не умеете расслабляться: рассказываем, как научиться делать это правильно Кажется, вы не умеете расслабляться: рассказываем, как научиться делать это правильно

Тут все не так просто. Настоящий отдых – это навык, которым еще надо овладеть

GQ
С кого начинался Голливуд: 7 великих актеров, которые изменили историю кино С кого начинался Голливуд: 7 великих актеров, которые изменили историю кино

С каких актеров началась история Голливуда?

Cosmopolitan
Кризис приватности: за нами следят? Кризис приватности: за нами следят?

В жизни становится все меньше приватного и все больше публичного

Psychologies
Digital Horizon назвала 7 новых векторов развития финтех-рынка Digital Horizon назвала 7 новых векторов развития финтех-рынка

Как люди будут платить в метавселенных и что придет на смену big data?

Inc.
Мать «Стар Трека» и «бабушка» Netflix: как Люсиль Болл изменила мир сериалов Мать «Стар Трека» и «бабушка» Netflix: как Люсиль Болл изменила мир сериалов

Люсиль Болл изменила сериальную индустрию

Forbes
Успешный успех на бумаге: полезны ли книги по саморазвитию Успешный успех на бумаге: полезны ли книги по саморазвитию

Почему чуда от книг по саморазвитию не происходит?

Популярная механика
Гарри Поттер, далматинцы и Мэри Поппинс: 12 лучших фильмов для семейного просмотра Гарри Поттер, далматинцы и Мэри Поппинс: 12 лучших фильмов для семейного просмотра

Самые добрые и вдохновляющие фильмы для всей семьи

Forbes
Побег тринадцати Побег тринадцати

Самый дерзкий массовый побег за всю историю российской тюремной системы

Esquire
«Рождение молнии как коллективный процесс — вот что самое неожиданное в современном понимании о молнии» «Рождение молнии как коллективный процесс — вот что самое неожиданное в современном понимании о молнии»

Что такое молния и как она рождается? Она бьет сверху вниз или снизу вверх?

Naked Science
Почему мы так устаем от видеозвонков и что с этим делать Почему мы так устаем от видеозвонков и что с этим делать

Что такое Zoom-усталость и как избежать цифрового переутомления

РБК
На Русском подворье в Иерусалиме нашли 124 жертвы древней резни На Русском подворье в Иерусалиме нашли 124 жертвы древней резни

Не менее 124 человек стали жертвами резни, произошедшей в II—I веке до нашей эры

N+1
Это может каждый: 5 простых привычек, которые сохранят зубы здоровыми Это может каждый: 5 простых привычек, которые сохранят зубы здоровыми

Как правильно следить за здоровьем зубов?

Cosmopolitan
Археологи обнаружили в Денисовой пещере фрагменты кольца и браслета из белого мрамора Археологи обнаружили в Денисовой пещере фрагменты кольца и браслета из белого мрамора

Новые находки в Денисовской пещере относятся к эпохе верхнего палеолита

N+1
Со дна памяти Со дна памяти

В 1918 году ледокольный пароход «Вайгач» сел на скалу в Енисейском заливе

Вокруг света
Коктейль со льдом Коктейль со льдом

Долгая дорога в самые отдалённые уголки северного острова

Robb Report
Стратегия Юсупова: почему русский князь был коллекционером искусства новой формации Стратегия Юсупова: почему русский князь был коллекционером искусства новой формации

Как покупали искусство 250 лет назад

Forbes
10 простых способов улучшить свое здоровье меньше, чем за 1 минуту 10 простых способов улучшить свое здоровье меньше, чем за 1 минуту

10 практик - которые качественно повлияют на твое здоровье и самочувствие

Cosmopolitan
«Сбер» обошел Ferrari в рейтинге самых сильных брендов Европы «Сбер» обошел Ferrari в рейтинге самых сильных брендов Европы

«Сбер» занял первое место в рейтинге самых сильных брендов Европы

Inc.
Из имамов в российские дворяне Из имамов в российские дворяне

После капитуляции в ауле Гуниб Шамиля ждал почётный плен в России

Дилетант
Одна вокруг света: где находится «обитель Солнца» и живут 500 видов птиц Одна вокруг света: где находится «обитель Солнца» и живут 500 видов птиц

Кругосветное путешествие москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты: Колумбия

Forbes
Гнилые яблоки для Шиллера и жабья рвота для Ньютона: причуды известных ученых и писателей Гнилые яблоки для Шиллера и жабья рвота для Ньютона: причуды известных ученых и писателей

Нормальных людей не существует, среди гениев — тем более

Playboy
Умное зеркало, распознавание шахматных партий, оцифровка фехтования: как искусственный интеллект меняет спорт Умное зеркало, распознавание шахматных партий, оцифровка фехтования: как искусственный интеллект меняет спорт

Как технологии трансформируют спортивную индустрию и меняют пользователей

Популярная механика
Google и Apple завоевали рынок смартфонов, теперь они вместе с Amazon хотят заполучить рынок автомобильных ОС Google и Apple завоевали рынок смартфонов, теперь они вместе с Amazon хотят заполучить рынок автомобильных ОС

Однако компании вроде Apple и Google стремятся лишить водителей выбора

VC.RU
Открыть в приложении