Езда на беспилотном такси и разговор с тремя ведущими инженерами «Яндекса»

ЭкспертHi-Tech

Какое будущее нам готовит новый IT-класс

Автор «Эксперта» посетила офис компании «Яндекс», протестировала езду в беспилотном такси и поговорила с тремя ведущими инженерами, чтобы понять, что у них в голове

Марина Ахмедова

В 2022 году беспилотники начнут ездить по 18 улицам в Ясеневе

Недавно ведущие СМИ сообщили, что в ближайшее время можно будет заказать беспилотное такси «Яндекса», то есть автомобиль без водителя. По сути, беспилотники вышли на дороги Москвы еще в 2018 году, но поездка в них все же была большой редкостью. Теперь, когда правительство устранило разногласия в экспериментальном правовом режиме для такси без водителей, в Москве они будут курсировать по восемнадцати улицам в Ясенево. По заверениям компании, стоить поездка в беспилотнике будет так же, как и в классическом такси. Сервис будет доступен в приложении «Яндекс Go».

Автор «Эксперта» посетила офис «Яндекса», протестировала езду в беспилотном такси и поговорила с тремя ведущими инженерами, чтобы понять: что у них в голове? а наш мир пересекается с их миром технологий? айтишники — это новая порода людей? и какое будущее они нам готовят?

Что я делаю в «Яндексе»

Дмитрий Добрынин — инженер, математик. Он занимается разработкой доставщика. Ему лет тридцать. Дмитрий худощав, дружелюбен и как будто готов заранее с собеседником согласиться — из вежливости. А когда чувствует, что тебя сложно усреднить и посчитать, взгляд его становится задумчивей, осторожней. Так смотрят исследователи — на объект.

— Я с командой работаю над алгоритмом, улучшающим логику движения доставщика, — говорит он. — Доставщик в первую очередь должен быть безопасен для окружающих и доставлять заказ за ограниченное время. Не причинять дискомфорта людям. От робота можно добиться предсказуемости, он будет замедляться возле людей, но сами люди… Как их просчитать? А я математик, я люблю все посчитать и все обрейтинговать. Мне интересна как раз правда, истинность, логичность математики. Тот мир, где одно вытекает из другого. Цель моей работы — сделать максимально автономного робота-доставщика. Да, если вам на тротуаре попадется наш доставщик, вы теперь знаете, кому слать фидбеки. Мы рады фидбекам. Обычно нашим доставщикам чаевые кидают…

Да, наши доставщики уже ездят по улицам, но мы далеко не заканчиваем проект. Одно дело запуститься в Москве и совсем другое — в Питере. Там своя плотность населения, свой стиль жизни. Мы запустились в Аризоне, а там слишком жарко. На алгоритм движения это сильно не влияет, но надо, чтобы робот умел переживать перепады температуры. Пока мы делали робота, поняли, что в мире слишком высока гора хаоса. Именно хаоса. В математическом плане ты полагаешь, что решаешь задачу в детерминированном пространстве, что машины едут и останавливаются вот так, а люди ходят вот так. А потом оказывается, что есть куча каких-то состояний, которые четко не описываются, а люди резко тормозят, заходят друг за друга. И ты уже не в идеальных условиях решаешь задачу. В университете мы привыкли к тому, что решение у задачи всегда есть. А тут я понял, что это минус — знать, что решение есть. На практике ты не знаешь, решаема твоя задача или нет.

Беспилотный доставщик уже не редкость на улицах Москвы

Вот представьте, что вы робот. Вы въезжаете в комнату и видите только стену справа, вот здесь какие-то препятствия и здесь. А вы даже не знаете, что это стул. Цель у вас — в тот угол доехать. Но вы не знаете, что вас там ждет. Примерно так чувствует себя беспилотник. Он видит камерами и лидарами — это его органы чувств. А вот как он этими органами будет мир интерпретировать — это уже мы определяем. Доставщику же нужно предугадывать поведение не только человека, но и своих собратьев-доставщиков. Хороший пример с самокатами. Вы говорите, люди ходят по тротуарам напуганные, прижимаются к стенкам. Доставщик так же себя может вести — к стенке прижиматься. Только это уже от нас зависит — будет он или не будет к ней прижиматься. Мы можем регулировать ползунок его напуганности. Его непоколебимая часть — безопасность. Он не должен ни в коем случае нанести вреда человеку. Мы не идем вплотную за вами. Мы понимаем, что если вы резко остановитесь, то у нас будет столько-то времени отреагировать. То есть доставщик не подъезжает к вам ближе установленной дистанции. А к самокатчикам глаз пешехода еще не успел привыкнуть. Мы тут с пешеходом заодно. Сам замечал, что пешеходы недооценивают скорость самоката, им кажется, что человек не может так быстро перемещаться. И поэтому у себя в голове люди не могут соединить такие факты, что, если он сейчас не остановится, в него врежется самокат. У людей еще нейронные связи на самокаты не сформированы. Но есть вариант, что мы просто запрограммируем самокат на то, чтобы он объезжал людей. И в будущем человек просто прыгнет на самокат, нажмет на кнопку, и он, а не такси, повезет его домой. И как раз тогда мы будем полностью контролировать эту единицу, но не человек.

Рано или поздно наш Яндекс-ровер будет заниматься доставкой в космосе. Он же построит для вас какой-нибудь домик на Марсе. Так что нам есть над чем работать. Кстати, у меня скоро родится сын.

Роман Удовиченко — инженер, он работает над беспилотным такси. Роман эмоционален и, кажется, ждет подвоха от людей, которые не в состоянии мыслить как айтишник. В его глазах за все время нашего разговора прочитывался вопрос: « Ну? Какую глупость ты еще скажешь?» Но сначала он вежливо интересуется, не было ли мне страшно ехать по улицам Москвы в беспилотнике без водителя. «Нет! — светлеет он. Совсем нет?! Это хорошо!»

— Я руковожу службой, пишущей код для принятия решения беспилотником. А человек действительно непредсказуемое существо. Дима правду сказал. Идя по тротуару, человек может внезапно прыгнуть на проезжую часть, вспомнив, что ему срочно надо на ту сторону. Или перебежать дорогу на красный, хотя люди делают так в редких случаях. Но наш беспилотник в это время едет, и он видит, что ему горит зеленый, а пешеходу — красный, и, несмотря на то что нам не нужно этому пешеходу уступать дорогу, машина все равно планирует свои действия так, что, если этот пешеход все-таки выйдет на дорогу, мы экстренно затормозим.

Мне с детства нравилось программировать. Нажимать на кнопки и видеть, как что-то происходит. Я записался в школьный кружок, и первое что я сделал, — запрограммировал вывод на экран компьютера слов «Привет, Рома». Я испытал восторг от мысли, что какая-то коробка делает то, что я ей сказал. Когда мы наблюдаем какую-то химическую реакцию, то знаем: она задумана природой. А здесь, получается, я могу вводить какие-то свои законы. Ощущение ли это своего могущества? Наверное, можно и так сказать. Но суть не в каком-то могуществе, ха-ха-ха. Суть в том, что у тебя есть идея и ты ее воплощаешь в жизнь, начиная с «Привет, Рома» и заканчивая Яндекс.Картами.

Если бы все люди следовали правилам дорожного движения… Но они никогда не будут. Они даже из автобуса могут выходить так, что их не видно. Кажется, наша текущая самая сложная проблема — это реакция на нестандартное поведение человека, хоть водителя, хоть велосипедиста, хоть пешехода. Ко всему этому беспилотник надо подготовить, а это не так-то просто. Мы рассчитываем на то, что наши алгоритмы смогут ездить по дорогам с гарантией безопасности до ста процентов. И у нашего автомобиля всегда будет неоспоримое преимущество: ему никогда не захочется написать кому-то в мессенджер во время управления машиной.

Некоторое время назад мы работали над алгоритмом принятия решения безопасности перестроения. Если, допустим, мы хотим перестроиться налево и слева нет автомобиля и его нет сзади на расстоянии пятидесяти метров, то перестраиваться можно, а иначе нельзя. То есть это такая простая проверка, и она часто будет работать, но, к сожалению, так же часто работать не будет. Потому что автомобиль на соседней полосе на расстоянии пятидесяти метров может ехать очень быстро, и поэтому перестраиваться нельзя. В то же время он может быть ближе пятидесяти метров, но при этом ехать очень медленно, пропуская, и тогда перестраиваться можно. И получается, что наше правило нужно как-то улучшать. А улучшение заключается в том, что мы добавляем какие-то новые проверки. За несколько прошедших месяцев мы обрели опыт в том, как машине нужно перестраиваться в некоторых ситуациях, а теперь давайте применим машинное обучение, которое будет использовать не те правила, что мы вручную написали, и компьютер сам проанализирует огромное количество ситуаций, в которых можно и нельзя перестраиваться. И тогда мы выведем некие правила безопасных перестроений, основываясь на миллионах ситуаций. Да, мне интересно этим заниматься. Увлекательно. А почему вы сомневаетесь в том, что мне это может быть интересно? У вас чуть голова не взорвалась, пока я описывал условия перестраивания… А у меня голова взрывается, когда я смотрю в нашей столовой кулинарные видео. Там повар творит такие чудеса, что я думаю: «Господи, ничего же непонятно! Пойду-ка я дальше себе программировать».

Кирилл Данилюк, инженер. На вид ему тоже лет тридцать. Он любопытен, немного похож на успешного тренера по продажам. Часто повторяет имя собеседника. Видно: ему хочется поскорее познакомить собеседника с тем миром, где он живет, но заступать на территорию чужого мира сам не хочет. Кажется искренним.

— Я руковожу группой компьютерного зрения. Оно — в беспилотниках. Как сейчас видит беспилотник? С помощью разных сенсоров. В нем стоит набор — лидары, радары, камеры. Лидары — это… Какую бы аналогию привести… Я сейчас приведу, но она очень далекая и неправильная. Иногда слепые люди могут с помощью эхо-локации понимать, насколько далеко от них то или иное препятствие. Лидар — это лазерный луч и приемник. Мы смотрим, сколько времени прошло от излучения луча до принятия отражения на приемнике. Он извлекает набор точек. Если бы я сейчас посветил в вас лазерными указками, я мог бы понять вашу форму. Не ваш цвет, а вашу геометрию. В терминах беспилотника это называется «пресепшн» — ощущение пространства. Беспилотник не слышит. У нас нет ничего, что использовало бы звуковые сигналы. Пока это выглядит сложной задачей. А если кто-то сигналит? Мы работаем по-другому. Мы видим набор проблем, которые надо решить, и упорядочиваем их по важности.

В разработку я пришел с очень интересной работы — был аналитиком венчурного фонда, потом стал техническом менеджером. Было очень интересно, но, проработав там год, я понял, что венчурный фонд — это история про богатых и успешных предпринимателей. Я находил для них стартапы. Но я понял, что классно там работать, когда ты уже всего добился и сам можешь стать вот таким инвестором. А чтобы всего добиться, надо поработать в индустрии и понять, что в ней происходит. Это было моей мотивацией пойти в саму индустрию. Для меня деньги не были целью. Я бы сказал, что моя цель — это, скорее, процесс. Он начинается с того, что ты просыпаешься утром и понимаешь, что делаешь лучшее из того, чем вообще мог бы заниматься. Конечно, с одной стороны, важно, что о тебе другие подумают, но с другой — не хочется быть пустышкой. Хочется начинку в себе иметь. Хочется быть внутри таким же полным, как и то внешнее впечатление, которое ты производишь на людей. Впечатление на других несложно произвести, но будешь ли ты счастлив? Когда начинка начинает формироваться в человеке? Думаю, это сильно зависит от окружения. Поэтому очень важно либо сразу оказаться в правильном окружении, либо стремиться туда попасть самостоятельно. Стремиться из своего окружения, которое тебе кажется неправильным, попасть в более продвинутое. Тебя определяют пять твоих ближайших друзей. И люди, с которыми ты работаешь, обсуждаешь свои мысли, также влияют на тебя.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Трансформация Facebook: есть ли жизнь в метавселенной? Трансформация Facebook: есть ли жизнь в метавселенной?

Корпорация Meta делает ставку на развитие виртуальной реальности

Эксперт
Отрывок из переизданного романа Людмилы Улицкой «Медея и ее дети» Отрывок из переизданного романа Людмилы Улицкой «Медея и ее дети»

Отрывок одного из самых известных романов Людмилы Улицкой

СНОБ
«Делимобиль»: трудности коммунистического роста «Делимобиль»: трудности коммунистического роста

Выход «Делимобиля» на IPO призван решить проблему внушительного долга компании

Эксперт
Трамплин для переезда: стоит ли проходить зарубежный акселератор и что иметь в виду Трамплин для переезда: стоит ли проходить зарубежный акселератор и что иметь в виду

Какие ожидания от топовых мировых акселераторов оправданны

Forbes
Миллиардеры без перспектив Миллиардеры без перспектив

Самые громкие провальные IPO последних лет: кто в них виноват

Эксперт
Костюм плохо сидит: как выбрать его правильно — все нюансы от фасона до ткани Костюм плохо сидит: как выбрать его правильно — все нюансы от фасона до ткани

Технолог по тканям поделилась секретами выбора стильного брючного костюма

Cosmopolitan
В тени елбасы: как Казахстан выходит из январского кризиса В тени елбасы: как Казахстан выходит из январского кризиса

Токаев уже отстранил от власти часть назарбаевской элиты и встряхнул государство

Эксперт
Я у мамы программист: как найти лучший IT-курс для ребенка Я у мамы программист: как найти лучший IT-курс для ребенка

Как обучить ребенка программированию?

Популярная механика
Против империи Против империи

Имам Шамиль — лидер, благодаря которому жил Северо-Кавказский имамат

Дилетант
Дышите — не дышите Дышите — не дышите

Рената Харькова учит ловко и весело управляться с крючками и шнуровками корсета

Vogue
Вторая квантовая революция Вторая квантовая революция

Сергей Кулик — о том, насколько мы близки к прорыву в квантовых технологиях

Эксперт
Как построить механизм поиска и усиления product/market fit: история Superhuman Как построить механизм поиска и усиления product/market fit: история Superhuman

Достижение product/market fit — фундамент успеха или провала?

VC.RU
«Разумный производитель компоненты не делает» «Разумный производитель компоненты не делает»

Какие вызовы стоят перед старейшим в России контрактным производителем иномарок

Эксперт
Светящиеся кошки, антитела в бананах и продукты с ядом: 10 безумных экспериментов с ДНК Светящиеся кошки, антитела в бананах и продукты с ядом: 10 безумных экспериментов с ДНК

Перед вами 10 странных экспериментов над живой природой

Популярная механика
Чирикать придется медленно Чирикать придется медленно

Российские власти используют DPI для воздействия на социальные сети

Эксперт
Откуда в утопии свобода Откуда в утопии свобода

Утопия, помещенная Франсуа Рабле в его роман «Гаргантюа и Пантагрюэль»

Weekend
Что показали на «Сандэнсе» и почему за этим кинофестивалем стоит следить Что показали на «Сандэнсе» и почему за этим кинофестивалем стоит следить

«Сандэнс» — маленький фестиваль, определяющий ценности американского кино

РБК
5 книг, в которых модели и актеры рассказывают о себе 5 книг, в которых модели и актеры рассказывают о себе

На что могут вдохновить книги от моделей и актеров?

РБК
Любимый автор Билла Гейтса о том, почему в 1880-х были придуманы главные изобретения Любимый автор Билла Гейтса о том, почему в 1880-х были придуманы главные изобретения

Глава из книги «Цифры не лгут: 71 факт, важный для понимания всего на свете»

Forbes
Наследство Жириновского. Почему российские партии переживут своих лидеров, но не переживут Путина Наследство Жириновского. Почему российские партии переживут своих лидеров, но не переживут Путина

Как болезнь Жириновского отразится на судьбе путинской политической системы

СНОБ
Секреты «Белого лебедя» Секреты «Белого лебедя»

В России возобновлено производство одного из мощнейших бомбардировщиков мира

Популярная механика
Как автосалоны заставляют брать кредиты на машину. 5 реальных примеров Как автосалоны заставляют брать кредиты на машину. 5 реальных примеров

Пришел покупать машину – вышел с кредитом, как противостоять менеджерам?

РБК
Семейное древо Семейное древо

Как работает профессиональная преемственность в современных семьях

Forbes Woman
Всё плохо: как тревожность портит нам жизнь и можно ли перестать переживать Всё плохо: как тревожность портит нам жизнь и можно ли перестать переживать

Что такое тревожное расстройство и можно ли его вылечить?

Cosmopolitan
О, Мадонна! О, Мадонна!

Ни один из великих художников не обходился без работ на тему жизни Девы Марии

Robb Report
Что это было: 5 самых загадочных болезней современности Что это было: 5 самых загадочных болезней современности

Некоторым головоломкам врачи так и не смогли найти объяснения

Playboy
Битвы заблуждений Битвы заблуждений

Баталии между приверженцами двух одинаково ложных научных теорий

Вокруг света
Кофе и какао с безе, или Откуда у заимствований берётся грамматический род Кофе и какао с безе, или Откуда у заимствований берётся грамматический род

Приключения грамматического рода некоторых заимствований

Наука и жизнь
Исаак Фефер Исаак Фефер

Исаак Фефер — поэт, сделавший всё возможное, чтобы сегодня о нем никто не знал

Дилетант
Трансплантологи изменили группу крови у донорских легких Трансплантологи изменили группу крови у донорских легких

Трансплантологи отрезали A-антиген с поверхности эндотелиальных клеток

N+1
Открыть в приложении