Хотим рассказать тебе о любви, в которой романтики - временно - нет

CosmopolitanРепортаж

Я тебя не брошу! Три истории, после которых ты поверишь в любовь

Снежана Грибацкая

В День святого Валентина принято говорить о любви и романтике. А мы хотим рассказать тебе о любви, в которой романтики - временно - нет. Зато есть боль, страх и слезы, потому что с любимым человеком случилась беда. Двое мужчин и одна женщина рассказали нам, как они борются за жизнь и здоровье своих любимых. И не собираются отступать, потому что любят по-настоящему.

История Татьяны и Александра

О Татьяне мы уже писали в ноябре 2017 года: Таня узнала о том, что у нее рак крови, когда была беременна вторым ребенком. Старший сын Тани, четырехлетний Степа, очень просил братика, но, если не получится, то хотя бы сестренку. Получилась сестренка. И когда Таня узнала о диагнозе, в первую очередь подумала: «А как же нерожденный ребенок?» К счастью, врачи сказали, что беременность прерывать не нужно. Но после того как родилась маленькая Настя, у Татьяны и Александра было совсем немного времени, чтобы насладиться родительством, – нужно было начинать борьбу с лейкозом.

Через полгода после рождения Насти Татьяне и Александру пришлось оставить детей на попечение бабушек и дедушек и уехать в Москву. Вариантов не было: Тане требовалась трансплантация костного мозга.

Это значит - как минимум месяц в стерильном боксе. Это значит - тяжелое состояние: тошнота, рвота, высокая температура - "обязательный минимум". Это значит - еще несколько месяцев "стерильной" жизни после операции: без встреч с посторонними людьми и выхода на улицу (ни в коем случае нельзя столкнуться с инфекцией), в идеально чистой квартире (которую кто-то должен убрать). Это значит – еще год жизни рядом с больницей, примерно столько времени нужно, чтобы донорский костный мозг прижился и начал функционировать как собственный.

Очень много зависит от того, насколько донор и рецепиент совместимы. 100% совместимости, конечно же, не бывает, но чем выше процент, тем больше шансов, что трансплантация пройдет успешно. К сожалению, единственный неродственный донор, который был полностью совместим с Таней, от донации отказался. Донором стал Танин брат, но совместимость составляла всего 50%. А это значит - высокий риск осложнений.

Всё это время (и до сих пор) с Таней рядом был ее муж Александр. Сам он говорит, что ему очень повезло: все, кто был в силах помочь семье в этой ситуации, помогали. Работодатель Александра предложил ему оформить отпуск по уходу за ребенком до полутора лет, так что увольняться не пришлось. Родители взяли на себя заботу о внуках. Фонд борьбы с лейкемией организовал сбор средств. Александру, казалось, осталось самое малое - просто быть рядом с женой.

На самом же деле это, как мы знаем, и есть самая большая и трудная часть дела. Мужчин, оставляющих жен с таким диагнозом, очень много. Александр говорит, что ему такая мысль в голову даже не приходила.

«Знаете, я даже как-то не думал, что такое бывает, - говорит Саша. - Я, конечно, не хочу никого осуждать, я ведь не знаю, как эти люди живут, какие у них в семьях ситуации. Но с моей точки зрения это настоящее предательство. Мысль оставить Таню мне не приходила никогда. Мы - семья, и мы будем вместе, несмотря ни на что.

В борьбе с болезнью жены Александру пришлось взять на себя то, что до сих пор почему-то считается женской работой. Он неотлучно находился с Таней в больнице и выполнял обязанности сиделки. В стерильном боксе по-другому не бывает: или ты все делаешь сам, или всякий раз думаешь, а не принесет ли посторонний человек инфекцию, которая может убить твою жену. Александр мог себе позволить только иногда выходить в магазин или аптеку. Все остальное время они находились вдвоем с Таней в палате. Быть надолго запертыми вместе в одной комнате - само по себе серьезное испытание для пары, а если при этом одному из них плохо? Как тогда?

«Эмоции были, конечно, - рассказывает Александр, - пару раз я мог их выплеснуть, но это просто способ сбросить эмоциональное напряжение. Оно, конечно, было колоссальным. Но в целом все нормально прошло. На самом деле ведь самое страшное - это неизвестность. Когда Тане поставили диагноз, было очень страшно, потому что ничего непонятно: что делать? куда бежать? Особенно в нашей ситуации: никто не знает, что делать, когда такой диагноз ставят беременной женщине. И до тех пор пока врачи не объяснят, ты находишься в абсолютной растерянности – это как попытки найти дорогу в густом тумане: ты никак не можешь угадать, куда тебе идти. Вот это тяжело. А потом ты просто миришься с ситуацией: вот есть болезнь - это данность. Ее надо лечить. Но теперь ты знаешь, как именно, и просто делаешь то, что должен. И становится намного легче: ты решаешь проблемы по мере их поступления – и всё. У тебя есть план, и ты просто переходишь от этапа к этапу. Это уже несложно.

Когда слушаешь Александра, кажется, что ему было несложно всё: ухаживать за женой после сложнейшей операции; расставаться с детьми, потому что так надо, иного выхода нет; взять на себя максимум заботы о семье. Он говорит об этом как о чем-то, само собой разумеющемся, что не требует никаких дополнительных усилий. Но на самом деле это, конечно, не так.

«Я думаю, - вступает в разговор Таня, - что тяжелее не тому, кто болеет, а тому, кто рядом. Ну вот у меня, допустим, высокая температура – день, два, три... Потом я просто привыкаю: каждый день одно и то же самочувствие, каждый день одни и те же процедуры. Это становится рутиной. А ему, понимаете, всё это время приходилось смотреть, как мне плохо, и понимать, что он вообще ничем не может помочь. Мне кажется, что это - самое сложное».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Сатиновые панталоны и ямки для ног: как занимались в СССР спортом наши бабушки Сатиновые панталоны и ямки для ног: как занимались в СССР спортом наши бабушки

Развитие массового спорта в СССР — Всеобуч, Спортинтерн и Спартакиада

Cosmopolitan
Как разбудить дизельный автомобиль после зимней спячки Как разбудить дизельный автомобиль после зимней спячки

Что делать, если дизельная машина отказывается заводиться после долгого простоя

Популярная механика
5 историй об обходе санкций: западные компьютеры в СССР 5 историй об обходе санкций: западные компьютеры в СССР

Пять историй об американских и британских компьютерах в СССР

Популярная механика
Своя в доску Своя в доску

«СтарХит» нашел первую любовь Анастасии Ивлеевой

StarHit
Как кофеин влияет на мозг и тело: неожиданные факты Как кофеин влияет на мозг и тело: неожиданные факты

Исследования выявили ряд интересных фактов, связанных с кофеином

Psychologies
Бандаж революции Бандаж революции

Финансированию русской революции помогали... дамские корсеты

Дилетант
Борьба с раком: зачем давать деньги взрослым людям и как еще можно помочь Борьба с раком: зачем давать деньги взрослым людям и как еще можно помочь

История Ольги Егоровой — координатора волонтеров в Фонде борьбы с лейкемией

Cosmopolitan
Зов джунглей Зов джунглей

Дизайнер Мария Ватолина оформила в Подмосковье деревянный дом

AD
Подземный мир Калимантана Подземный мир Калимантана

Исследователи раскрывают тайны одних из самых больших пещер на Земле

National Geographic
Павел Деревянко Павел Деревянко

Павел Деревянко достиг пика карьеры и народной любви, сыграв мэра-коррупционера

Собака.ru
Гонка за полюсом Гонка за полюсом

Магнитное поле Земли стремительно смещается

Огонёк
Как Виталий Пономарев создал стартап стоимостью $500 млн и сможет ли продлить жизнь людей Как Виталий Пономарев создал стартап стоимостью $500 млн и сможет ли продлить жизнь людей

Основатель и генеральный директор WayRay занялся проблемой долголетия

Forbes
Градус понижать нельзя! И еще 7 живучих мифов про похмелье Градус понижать нельзя! И еще 7 живучих мифов про похмелье

Скажи, что ты никогда не болел с похмелья, и мы будем тебе завидовать

Playboy
Оскароносный режиссер Асгар Фархади: «Еще до написания сценария я думал о Пенелопе Крус и Хавьере Бардеме» Оскароносный режиссер Асгар Фархади: «Еще до написания сценария я думал о Пенелопе Крус и Хавьере Бардеме»

Асгар Фархади — о своем новом фильме “Лабиринты прошлого”

Esquire
Как перестать искать в мужчине отца Как перестать искать в мужчине отца

Как взрослой женщине изменить негативный сценарий и найти равного партнера

Psychologies
Защитник Отечества: тест-драйв УАЗ Защитник Отечества: тест-драйв УАЗ

Как модернизация повлияла на поведение внедорожника УАЗ "Патриот"?

Популярная механика
Лекарством от старости может оказаться противовирусный препарат Лекарством от старости может оказаться противовирусный препарат

Антивирусный препарат подарил подопытным мышам здоровую старость

Forbes
Обман зрения: 10 вещей, в которых ты будешь выглядеть стройнее Обман зрения: 10 вещей, в которых ты будешь выглядеть стройнее

Какие модные приемы позволят скорректировать фигуру?

Cosmopolitan
41 «нет», которое сделает вас счастливее 41 «нет», которое сделает вас счастливее

41 «нет», которое сделает вас счастливее

Psychologies
Volvo XC90: долговечный наш Volvo XC90: долговечный наш

Запас прочности Volvo XC90

АвтоМир
Офшор, госзакупка, обнал: как работают аферисты и хакеры в России Офшор, госзакупка, обнал: как работают аферисты и хакеры в России

Какие методы используют хакеры, аферисты и коррупционеры?

Esquire
«Инстаграм» диктует: 7 главных бьюти-трендов сезона, которые стоит попробовать «Инстаграм» диктует: 7 главных бьюти-трендов сезона, которые стоит попробовать

Мы выбрали самые интересные бьюти-тенденции из «Инстаграма»

Cosmopolitan
Как самому сделать укол Как самому сделать укол

Чтобы воткнуть в тело стальную иглу, тебе потребуется много ценных советов

Maxim
Переспать с девушкой без обязательств? 7 способов сделать это правильно Переспать с девушкой без обязательств? 7 способов сделать это правильно

Переспать с девушкой без обязательств? 7 способов сделать это правильно

Playboy
Уязвимая грация: секс-эксплуатация балерин в XIX веке Уязвимая грация: секс-эксплуатация балерин в XIX веке

Они выходят на сцену: тонкие, почти прозрачные в своих белоснежных пачках

Cosmopolitan
Шопинг в Милане: стилист развенчивает мифы и говорит, сколько это стоит Шопинг в Милане: стилист развенчивает мифы и говорит, сколько это стоит

Шопинг в Милане: стилист развенчивает мифы и говорит, сколько это стоит

Cosmopolitan
Дроны «Силком» оторвали от футбола Дроны «Силком» оторвали от футбола

Российские военные отчитались о сбитых на Чемпионате мира беспилотниках

РБК
Удача Дерипаски: почему санкции играют на руку миллиардеру Удача Дерипаски: почему санкции играют на руку миллиардеру

Законный способ Дерипаски не спешить с исполнением английских судебных актов

Forbes
Марина Адашевская. Театральный век Марина Адашевская. Театральный век

Очерк о Марине Адашевской

СНОБ
Арт-хаус Арт-хаус

Искусство добавило современного гламура историческому зданию Уильяма Уолдорфа

Robb Report
Открыть в приложении