Как Государственный исторический музей собирал историю, а история меняла музей

WeekendИстория

Музей своего времени

Как Государственный исторический музей собирал историю, а история меняла музей

Вестибюль ГИМ, 1962

150 лет назад, 9 февраля 1872 года, был основан главный отечественный музей национальной истории — Государственный исторический музей. С одной стороны, это были счастливые полтора столетия: власть как могла оберегала музей и при царях, и при генсеках, и при президентах, так что нынешние богатства его запасников его основателям вряд ли могли бы пригрезиться. Но при этом уж больно чувствительной была его главная тема, и в результате мало каким из российских музеев первого эшелона досталось такое количество трансформаций, споров, идейных и эстетических перетрясок. Об уроках истории Исторического музея — Сергей Ходнев.

Музей как потребность

Что может быть очевиднее, чем идея музея национальной истории? Торжественного, многословного, во всеоружии экспонатов, очерчивающих всю-всю историю страны — от каменного века до новейших времен. Кажется, что такой должен быть в любой столице просто по определению — если есть здание парламента, оперный театр, резиденция главы государства, картинная галерея, значит и музей истории родного края где-то есть.

Фокус в том, что это на самом деле глубоко ложное ощущение. Как ни удивительно, музеи, подобные московскому ГИМу — со сквозной презентацией национальной истории — и только ее,— формат совсем не общеупотребительный. В Лондоне есть Британский музей, но все знают, что это в первую очередь хранилище древностей из дальних стран — египетских, греко-римских, ближневосточных. В Париже есть Лувр, у которого имеется некоторая национально-историческая компонента, но кто же из туристов, пришедших посмотреть на Джоконду и Нику Самофракийскую, об этом помнит? В Вене есть регалии Габсбургов, их собрание живописи, их оружие, их кунсткамера — но все эти коллекции (под общей «шапкой» Музея истории искусств) предстают зрителю по отдельности; тут есть, конечно, напоминание о славном прошлом австрийских земель, но все-таки это в первую очередь напоминание о прошлом великой династии, о ее излюбленных способах самопрезентации и ее художественных вкусах. Столицы знаменитые, государства старые, с имперскими родословными, но никакого соответствия конкретно нашему Историческому музею — по направленности, по программе, по интонации — мы не найдем ни в них, ни в Мадриде, ни в Риме.

1929 и 2022

Такие музеи начинают появляться сравнительно поздно, в середине — второй половине XIX века. В известной степени их появление подготовлено теми поисками «национального духа», которые пронизывали на протяжении предшествовавших десятилетий культурную и общественную жизнь европейских стран. Россия здесь, конечно, не исключение — достаточно вспомнить, какое впечатление на русское общество произвело появление «Истории государства Российского» Карамзина, и сравнить его с тем впечатлением, которое производили работы историографов XVIII столетия, в сущности, очень мало кому знакомые за пределами тогдашнего ученого круга. Но нужно отметить важную вещь: национальный исторический музей в том виде, в каком он появился в XIX веке, призван был показывать не столько историю верховных правителей с их благодетельными или ужасными деяниями, сколько историю народа (или народов, населявших ту или иную территорию).

Один из первых музеев такого рода — Германский национальный музей в Нюрнберге, основанный в 1852 году, когда единой германской государственности просто-напросто не существовало: слово «германский» в названии музея относится именно что не к государству, а к народу, историю и культуру которого этот музей призван был планомерно и наглядно показывать. Есть еще два примечательных примера — национальные музеи в Будапеште и в Праге. Оба начинались как библиотечно-естественнонаучные коллекции, и оба, превращаясь в музейное учреждение такого типа, о котором мы говорим, становились своего рода манифестом: да, мы подданные австрийского императора, у нас даже нет полноценной государственности (будапештский Национальный музей сформировался еще до того, как в 1867 году Австрийская империя стала двуединой Австро-Венгерской), но у нашего народа великая и славная история, и в ней мы будем черпать волю к независимости и национальному процветанию. Оба музея, пражский и будапештский, сформировали и новый стандарт: монументальное здание, в котором о народной истории говорит не только собственно экспозиция, но и архитектура, декор залов, величественные росписи. На этот стандарт вольно или невольно ориентировался и московский Исторический музей — хотя политико-идеологические мотивы за его созданием, казалось бы, были совсем другие, нежели в алчущих свободы центральноевропейских странах.

Музей как символ власти

Ядро, из которого развились многие известные ныне музейные собрания,— ренессансная и барочная кунсткамера, точнее говоря, Kunst- und Wunderkammer, «палата искусств и чудес». Тогдашние синтетические коллекции, объединявшие научные инструменты, природные курьезы, драгоценные художественные произведения, по тем временам вовсе не выглядели бессистемно-чудачливым сводом диковин: помимо прочего, они были важным инструментом репрезентации того или иного государя — владельца кунсткамеры, атрибутом его правительственной мудрости, а заодно — свидетельством его богатства и могущества.

Все это несколько потускнело в эпоху Просвещения, когда музей стали мыслить уже не изысканной придворной игрушкой, а учреждением открытым, предназначенным для воспитания вкуса и приобщения к эталонным образцам искусства прошлого. И все же к концу XVIII — началу XIX столетия главные музеи — по-прежнему монаршие (к королевским и княжеским коллекциям нужно, конечно, прибавить Ватикан). При этом, как уже было сказано, рассказывать национальную историю они не очень стремились: драгоценным государственным регалиям место было в сокровищнице и соборных ризницах, важным документам — в библиотеках и архивах, светских и монастырских, всяким военным трофеям вроде вражеских знамен и ключей от завоеванных городов — в храмах.

Петр I, как известно, завел кунсткамеру в Петербурге, но этим революционная для России музейная деятельность императора не ограничивалась. В новой столице он собирал произведения скульптуры и живописи, а вот в столице старой положил начало музеефикации кремлевской Оружейной палаты. Царь не только распорядился выставлять часть ценностей «для смотрения» в застекленных шкафах, но и передавал в Оружейную палату то, что мыслилось ценным и важным для понимания не столько истории государства, сколько его величия — например, трофейное оружие, захваченное во время Полтавской битвы.

Памятники Новгородской области, 1921

Впрочем, единым музеем разрозненные кремлевские собрания стали только сто лет спустя, уже при Александре I. Для понимания идеологического значения Оружейной палаты в XIX веке достаточно вспомнить определение, отчеканенное в 1801 году ее распорядителем Петром Валуевым: «самодержавнейший музеум».

Под императорской опекой Оружейная палата действительно приобрела своеобразный статус: да, это было публичное музейно-просветительское учреждение со все умножающейся коллекцией, но одновременно — нечто почти сакрализованное. Тоновское здание музея интимным образом соседствовало с соборами и Большим Кремлевским дворцом, Оружейная палата выдавала драгоценную утварь для коронационных церемоний и принимала после них на хранение императорские мантии и прочие принадлежности обряда. Росчерком пера сменявшихся самодержцев именно кремлевский музей получал тысячами исторические ценности из дворцов, казенных учреждений, частных собраний, случайно найденных древних кладов.

В 1867 году — неслыханное дело — Оружейная палата принимала участие в парижской Всемирной выставке. А в 1872-м участвовала (под руководством своего тогдашнего директора, великого историка Сергея Соловьева) в московской Политехнической выставке, которая была посвящена тогда 200-летию Петра I. То, что сокровища «самодержавнейшего музеума», покинув тогда кремлевские залы, на время выстроились в новаторски задуманную историко-бытовую композицию, на дальнейшей истории самой Оружейной палаты сказалось мало. Но зато, как считается, именно Политехническая выставка 1872 года оказала влияние на первые шаги совершенно другого «музеума».

Музей как частное дело

9 февраля 1872 года император Александр II официально одобрил идею образования в Москве нового Исторического музея, который с самого начала получил имя наследника — цесаревича Александра Александровича (будущего Александра III). Тут важно не поддаться гипнозу этих имен и помнить, что само создание музея было делом пусть высочайше утвержденным, но не государственным, не династическим: это было сочетание частной инициативы и общественной поддержки.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Обыкновенное несчастье Обыкновенное несчастье

«Четыре хороших дня»: Гленн Клоуз и Мила Кунис в драме о наркозависимости

Weekend
От клетки к вилке От клетки к вилке

Какие вызовы стоят перед создателями культивируемого мяса

Агроинвестор
Русский губернатор Риги Русский губернатор Риги

Современники отмечали князя Репнина как человека несомненной личной храбрости

Дилетант
5 книг, которые спасают природу и ваши нервы 5 книг, которые спасают природу и ваши нервы

Внутренняя гармония — первый шаг к гармонии вокруг нас

Популярная механика
Девушки из твоих снов Девушки из твоих снов

Модели Playboy разных лет в солнечных фотосессиях

Playboy
Как отличаются машины в России и за рубежом (спойлер — у нас все плохо) Как отличаются машины в России и за рубежом (спойлер — у нас все плохо)

Изучаем отличия бестселлеров авторынка у нас и за рубежом

РБК
Волшебная лампа Аззедина Волшебная лампа Аззедина

Питер Мюлье о неспешной моде и могуществе сексуальной одежды

Vogue
Самые популярные «китайцы». Что выпускает Haval на заводе под Тулой Самые популярные «китайцы». Что выпускает Haval на заводе под Тулой

Haval — самая востребованная марка из КНР в России

РБК
Это любовь? Это любовь?

Люся Чеботина и Юркисс отвечают на прямой вопрос об их отношениях

ЖАРА Magazine
Курение марихуаны изменяет функцию лёгких, не как табак, но тоже хорошего мало Курение марихуаны изменяет функцию лёгких, не как табак, но тоже хорошего мало

Как каннабис влияет на дыхание человека?

Популярная механика
Правда ли, что истребители США не могут выполнить «Кобру Пугачева»? Правда ли, что истребители США не могут выполнить «Кобру Пугачева»?

Эту фигуру высшего пилотажа именно придумали, а не обнаружили случайно

TechInsider
Итог «Сандэнса»: Джесси Айзенберг — многообещающий режиссер. Разбираем его дебютный фильм «Когда ты закончишь спасать мир» Итог «Сандэнса»: Джесси Айзенберг — многообещающий режиссер. Разбираем его дебютный фильм «Когда ты закончишь спасать мир»

«Когда ты закончишь спасать мир» — фильм, который говорит о сложном с улыбкой

Esquire
9 молодых художников «Винзавода» – о смыслах своего творчества 9 молодых художников «Винзавода» – о смыслах своего творчества

Редко удается заглянуть на внутреннюю кухню художников

GQ
15 признаков настоящего нарцисса 15 признаков настоящего нарцисса

Черты и особенности поведения, которые являются признаками нарцисса

Cosmopolitan
Мы не панды: почему вкусы и пристрастия разных людей так отличаются Мы не панды: почему вкусы и пристрастия разных людей так отличаются

Отрывок из книги «Почему люди разные» о разнообразии вкусовых ощущений

Forbes
Российские физики передали квантовый сигнал между зданиями по воздуху Российские физики передали квантовый сигнал между зданиями по воздуху

Физики протестировали технологию передачи квантовой информации по воздуху

N+1
Почему римлянам так нравились кровавые игрища и соревнования? Почему римлянам так нравились кровавые игрища и соревнования?

Почему римский кровавый спорт был таким популярным?

Популярная механика
Строили и наконец построили Строили и наконец построили

Команда архитекторов реконструировала подмосковный коттедж в классическом стиле

AD
Разумное непотребление: как производители гаджетов продвигают экологическую повестку Разумное непотребление: как производители гаджетов продвигают экологическую повестку

Пользователи привыкли к тому, что смартфон устаревает за год, компьютер — за три

Forbes
Искусствовед рассказала, как привычка рассматривать картины может научить эффективнее решать проблемы на работе Искусствовед рассказала, как привычка рассматривать картины может научить эффективнее решать проблемы на работе

Изобразительное искусство может помочь решать дилеммы на работе

Inc.
Сосущий ротовой аппарат не помог многоножкам добиться эволюционного успеха Сосущий ротовой аппарат не помог многоножкам добиться эволюционного успеха

Подробно описали сосущий ротовой аппарат двупарноногих многоножек

N+1
Читаем отрывок из новой книги Орхана Памука «Чумные ночи» Читаем отрывок из новой книги Орхана Памука «Чумные ночи»

Отрывок из книги Орхана Памука об эпидемии чумы на небольшом острове

РБК
Как открыть стиральную машину, если дверца заблокирована: 8 способов Как открыть стиральную машину, если дверца заблокирована: 8 способов

Что делать, если дверца машинки осталась закрыта?

CHIP
Типичные Рыбы: всё, что нужно знать про этот знак зодиака Типичные Рыбы: всё, что нужно знать про этот знак зодиака

Рыбы — двенадцатый и последний знак зодиака

Cosmopolitan
Помощь людям с редкими заболеваниями: фонды, которые работают с орфанными болезнями Помощь людям с редкими заболеваниями: фонды, которые работают с орфанными болезнями

НКО, которые помогают взрослым и детям с орфанными заболеваниями

Forbes
Академик Виктор Матвеев: мы пытаемся проникнуть в замысел Творца Академик Виктор Матвеев: мы пытаемся проникнуть в замысел Творца

Академик Виктор Матвеев: почему он навсегда полюбил Дубну и как поймать нейтрино

Наука
Гости из тайги: бурундучки и мандаринки Гости из тайги: бурундучки и мандаринки

Представьте, в 40 км от МКАД существует поселение таёжных бурундучков!

Наука и жизнь
Антарктические цветковые быстро расширили ареал благодаря ускорившемуся потеплению Антарктические цветковые быстро расширили ареал благодаря ускорившемуся потеплению

Как изменение климата сказывается на антарктических растениях?

N+1
7 самых выдающихся трехколесных автомобилей 7 самых выдающихся трехколесных автомобилей

У машин с тремя колесами масса достоинств и только один недостаток

Maxim
Юрий Феклистов. Из сундука памяти Юрий Феклистов. Из сундука памяти

Юрий Феклистов — о погоне за принцессой, «товарище» Пеле и двойниках Челентано

Караван историй
Открыть в приложении