Александр Добровинский с нежностью вспоминает месть любимой женщины

TatlerЗнаменитости

Пограничное состояние

Александр Добровинский с нежностью вспоминает месть любимой женщины, которая поставила его в неловкое положение на таможне.

Его я узнал сразу. Хотя он изменился за эти тридцать с чем-то лет. Николай Петрович. НП — неподкупный и принципиальный. Это он сам так шутил в то время. Никогда не забуду эти позывные.

Годы все-таки берут свое. Хотя…

Полысевший, но явные признаки того, что занимается три-четыре раза в неделю в зале, держится молодцом, холеный, ухоженный, немного саркастический взгляд с вызовом, выглядит моложе своих лет. Бодрый. Очень заметно, что любит жизнь. Одет прилично. Женщины еще вовсю поглядывают. Впрочем, так всегда было. Вот и сегодня в ресторане «Савва»… Не заметить никак нельзя.

Но хватит смотреть на собственное отражение в зеркале — я перевел взгляд на НП. Обрюзгшее животное с сизым носом. Мятый костюм, по-моему, все тот же, знакомые змеиные глазки. На чьем-то дне рождения — сам бы не пошел в дорогое заведение никогда. Озирается по сторонам. Ему явно интересно, как люди живут. Думаю, что меня узнал, но то, что знакомы, не помнит. А я вот помню. И его, и застенок, и скандал с Леной, и свободу…

Скандал был грандиозный. Нет, не так. Скандал был феерический. Я бы даже сказал, феерически грандиозный. Лена приревновала меня к одной знакомой. Абсолютно на пустом месте. Вообще ничего не было и быть не могло. Или, вернее, могло и почти ничего не было. Стоял дикий крик, летали вещи, квартира превращалась в иллюстрацию к одесскому погрому 1904 года с той только разницей, что ни русских националистов, ни просто русских в этих четырех комнатах с балконом и кухней не было. Увещевания и успокоительные порывы были никому не интересны, объяснения в любви подвергались сатанинскому высмеиванию, а моя манера говорить в трудные минуты холодным шепотом или отмалчиваться делала обстановку еще хуже. Хотя хуже было некуда. Мне вспомнили все: и, естественно, лучшие годы, потраченные на меня, негодяя, и само существование этой драной мрази, которая скоро подохнет, захлебнувшись в выгребной яме, и некоторое количество известных бывших, из которых все без исключения были уродливыми тварями, промышлявшими проституцией, а теперь не нужными никому, кроме их собственных глистов, и еще раз эту бледную гадостную моль, доска — два соска, которую даже грифы, питающиеся исключительно падалью, клевать не будут. Настолько падаль Наташа омерзительна и «нечистотна».

У меня начала болеть голова от бесконечной трескотни. Я позвонил маме, сказал, что еду к ней, и спустился в гараж. Париж в десять вечера пропустил меня по своим улицам довольно быстро, как будто даже подталкивал в задний бампер. Войдя в квартиру, я услышал, что мама беседует по телефону. С кем — ломать долго голову не пришлось. Одного-единственного вопроса «Ну и что же ответила эта шалава?» было достаточно, чтобы понять, с кем и о ком разговаривает в настоящий момент женщина на двадцать пять лет старше меня.

Выслушавшая обе стороны еврейская мама вынесла вердикт: — Саша, поезжай домой. Хороший букет цветов, бокал шампанского, фраза «Мне никто не нужен, кроме тебя» и примирительный секс сделают свое дело. А в следующий раз все-таки будь осторожен. Твоя Дульсинея может как глазки выцарапать, так и нож всадить. Не играй с огнем.

Наутро, доедая круассан, Лена продолжала кипеть, как чайник на сносях, только на этот раз молча. Арбитр позвонила за новостями около двенадцати дня. «Опасно, — констатировала еврейская мама. — Похоже, что простила, но помнить будет долго».

Вечером Лена принесла небольшую сумку и со словами «Это подруга попросила передать в Москву» удалилась спать. К телу перед отъездом я допущен не был.

Передавать вещи с оказией в конце восьмидесятых было делом привычным. В столице Советского Союза в магазинах не было ничего, кроме продавщиц. Продавщицы были, товаров не было. Я на несколько дней летел по делам в Белокаменную и к просьбам такого рода относился с большим пониманием, практически никогда не отказывал. На всякий случай я заглянул в сумку и, не увидев там ничего страшного или заслуживающего хоть какого-то внимания, застегнул молнию обратно.

Три с небольшим часа «Аэрофлота» промелькнули довольно быстро. Я спал, заигрывал с очаровательной стюардессой и читал книгу. Фильмов на борту в тот период воздушных перевозок еще не было. Разрешалось курить, и я слегка покуривал, пуская довольные бывшим хозяином голубоватые колечки дыма сигарет Gitanes.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

1960: Локальное потепление 1960: Локальное потепление

Страна оттаивает в лучах хрущевской оттепели

Esquire
Нижние слои атмосферы Земли поднимаются из-за изменения климата Нижние слои атмосферы Земли поднимаются из-за изменения климата

Высокие температуры заставляют верхнюю границу тропосферы расширяться вверх

National Geographic
Кофе со сливками Кофе со сливками

Двадцать лет назад в Москве открылась первая «Кофемания»

Tatler
Терапия для миллениалов: как зарабатывать 44 млн рублей в год на онлайн-консультациях Терапия для миллениалов: как зарабатывать 44 млн рублей в год на онлайн-консультациях

YouTalk — один из первых российских сервисов подбора психологов онлайн

Forbes
От корки до корки: 11 книг на длинные выходные От корки до корки: 11 книг на длинные выходные

11 свежих книг — от истории до современной прозы

Esquire
Тизнаос: самодельные испанские броневики времен Гражданской войны Тизнаос: самодельные испанские броневики времен Гражданской войны

Тизнаос — алмаз самодельных броневиков Испании

Популярная механика
Могут ли младенцы плакать в утробе матери? Могут ли младенцы плакать в утробе матери?

Испытывают ли младенцы эмоции в утроби матери?

National Geographic
О чем вам говорит ваш гнев О чем вам говорит ваш гнев

Гнев может быть полезным, если мы научимся понимать, о чем он говорит

Psychologies
Номер один по объему агроинвестиций Номер один по объему агроинвестиций

Обзор АПК Воронежской области по итогам работы в 2020 году

Агроинвестор
С чистого листа С чистого листа

Атмосферный интерьер с выразительными цветовыми и стилистическими акцентами

SALON-Interior
Интерес вместо страха Интерес вместо страха

Как гибридный формат работы влияет на управление людьми

РБК
Оксимирон против Гнойного: весь баттл в 20 цитатах Оксимирон против Гнойного: весь баттл в 20 цитатах

Самые броские цитаты из рэп-поединка Оксимирона и Славы КПСС

Esquire
Я, мой муж и его бабушка: история семейного «треугольника» Я, мой муж и его бабушка: история семейного «треугольника»

Порой уход человека резко меняет жизни его близких

Psychologies
Книги для саморазвития, которые помогут вам стать лучше Книги для саморазвития, которые помогут вам стать лучше

Книги по повышению продуктивности в бизнесе, общении, саморазвитии

Популярная механика
Насколько разумны осьминоги: 10 фактов о головоногих Насколько разумны осьминоги: 10 фактов о головоногих

Что вы могли не знать об осьминогах?

Популярная механика
Есть можно всегда: что такое грязное голодание Есть можно всегда: что такое грязное голодание

Диета, при которой необходимо есть в определенный интервал в течении дня

Cosmopolitan
Соединить экологию с экономикой Соединить экологию с экономикой

Как принципы ESG могут изменить современное производство

РБК
Кембрийские приапулиды оказались древнейшими обитателями пустых раковин Кембрийские приапулиды оказались древнейшими обитателями пустых раковин

Черви прятались в раковинах от хищников уже более 500 миллионов лет назад

N+1
У этой рыбы 555 зубов. Она теряет по 20 каждый день У этой рыбы 555 зубов. Она теряет по 20 каждый день

Зубы у этой рыбины выпадают также быстро, как и растут

National Geographic
Животные, которые быстро эволюционируют, вымирают быстрее других Животные, которые быстро эволюционируют, вымирают быстрее других

Мораль эволюции: тише едешь – дальше (и дольше) будешь

National Geographic
Истина в жене Истина в жене

«Последняя дуэль»: язвительно современный Ридли Скотт в декорациях Средневековья

Weekend
Меня тошнит от мужа Меня тошнит от мужа

3 истории женщин, которым резко стал противен запах своих супругов.

Лиза
Серебряная экономика Серебряная экономика

Проблема эйджизма в российском обществе и бизнесе

Forbes Life
Витаминная защита Витаминная защита

За что отвечает витамин D в организме ребенка?

Здоровье
Энергичная Россия будущего Энергичная Россия будущего

В России строят современные технологичные производства для «зеленой» энергетики

National Geographic
«Все возможное: Как врачи спасают наши жизни» «Все возможное: Как врачи спасают наши жизни»

Отрывок из книги Атула Гаванде о том, как врачи совершают полезные ошибки

N+1
Чтение на 15 минут: «Клокочущая ярость. Революция и контрреволюция в искусстве» Чтение на 15 минут: «Клокочущая ярость. Революция и контрреволюция в искусстве»

Глава из книги «Клокочущая ярость. Революция и контрреволюция в искусстве»

Arzamas
Что такое «хорошо» и что такое «плохо». Этические подходы к ИИ – с Востока, Запада и изнутри Что такое «хорошо» и что такое «плохо». Этические подходы к ИИ – с Востока, Запада и изнутри

Искусственный интеллект начал рассматриваться в поле этических смыслов

Цифровой океан
«Пока однажды я не поймала плечом пулю». Отрывок из книги белорусской писательницы Юли Артемовой «Пока однажды я не поймала плечом пулю». Отрывок из книги белорусской писательницы Юли Артемовой

Отрывок из книги Юлии Артемовой «Я и есть революция» — о любви и взрослении

СНОБ
Мы созданы для жизни вдвоем? Мы созданы для жизни вдвоем?

Люди предназначены для жизни вдвоем или в одиночестве?

Psychologies
Открыть в приложении