На трибунах становится тише

Воспоминания о противоречивом человеке Юрии Лужкове

TatlerРепортаж

На трибунах становится тише

В декабре не стало второго мэра Москвы Юрия Лужкова. «Татлер» попросил двух диаметрально противоположных людей вспомнить этого противоречивого человека.

На матче правительства Москвы и звезд российского шоу-бизнеса в «Лужниках», 1990‑е.

Жил отважный капитан

Друга — своего и всех московских спортсменов — вспоминает многолетний гендиректор «Лужников» Владимир Алёшин.

Раз здесь «Татлер», надо, наверное, поговорить о том, как Юрий Михайлович повлиял на светскую жизнь. Или как она повлияла на него. А это, конечно, было взаимное влияние. Он вообще активно следил за тенденциями, которые происходят в обществе, старался Москву выдвигать в европейское пространство — как он это понимал и чувствовал. Это ведь была его инициатива — проводить в Москве Венский бал. Помню, поступило ему предложение поучаствовать в бале в самой Вене. Он у организатора спрашивает: «А с чего бал начинается?» Сказали, с венского вальса. А надо знать, что Юрий Михайлович и Елена Николаевна (Батурина — жена Юрия Лужкова. — Прим. «Татлера») ко всему относятся прагматично. Для того чтобы правильно держаться в обществе и правильно танцевать, они решили брать уроки у нас в «Лужниках». Пригласили профессионалов. Сначала, может быть, не очень получалось. А потом в Вене — я был на том балу, — когда они вышли танцевать, публика начала аплодировать. Мэр показывал личный пример того, что не надо бояться учиться новому, а надо всегда брать лучшее, то, что потом может пригодиться.

Мы познакомились в середине восьмидесятых, когда были депутатами Моссовета. Он был председателем комиссии по бытовому обслуживанию, я — председателем комиссии по физической культуре и спорту. Он был очень большим руководителем, возглавлял крупнейшую компанию, которая занималась нефтехимической отраслью — НПО «Химавтоматика». А я был генеральным директором Центрального стадиона им. В. И. Ленина, как тогда назывались «Лужники». Дружить мы начали с 1991‑го, уже когда Юрий Михайлович стал заместителем Гавриила Харитоновича Попова (первого мэра Москвы. — Прим. «Татлера»). Тогда, летом, вновь назначенные руководители города решили провести в своем кругу спортивный праздник в Серебряном Бору. Хотели поиграть в волейбол, но там не было оборудованных спортивных площадок. Меня попросили подготовить площадку, я эту задачу выполнил. Матч устроили между командами правительства Москвы и правительства России. В команде правительства России не хватало игроков, вот меня и попросили поиграть. И я играл против Лужкова (мы выиграли). Потом был небольшой обед — и все решили продолжить занятия спортом. Хотели играть или в баскетбол, или в волейбол. Тут я говорю: «Вы и так сидите в кабинетах по многу часов. Давайте лучше выйдем на воздух, будем играть в футбол». И предложил «Лужники». Лужков поддержал, и за ним пошли практически все министры: естественно, руководитель города же.

Спортом он начал заниматься из-за того, что появились проблемы с сердцем. Помню, как приезжал к нему в больницу, — он стихи писал и тогда написал печальную оду о семье, о жене, о жизни. А потом вышел из больницы и, как человек системный, изучил свою проблему. Оказалось, решить ее можно двумя способами: медикаментами и регулярными занятиями спортом. И вот он стал два раза в неделю играть в футбол и два раза — в теннис. Плюс турниры были по воскресеньям — достаточно серьезная нагрузка. Но он не привык отступать. В этом он был в маму. Он рассказывал, как они жили в детстве: трое детей, отец с фронта пришел раненый. Мама держала всю семью. Крепкая была женщина. В начале девяностых, когда Юрий Михайлович уже был мэром, его многие хаяли: мол, «они жируют», а народ голодает. И вот стоит Анна Петровна однажды в очереди за продуктами, вместе со всеми. И слышит, что народ ее сына ругает. И говорит: «Я мать Лужкова. Ничего нет такого, о чем вы говорите». Женщина была с характером. Я думаю, характер Юрий Михайлович у нее взял.

В общем, стали мы регулярно играть в футбол, по средам и субботам, очень рано, в восемь часов. Но когда начинает играть руководитель, под него, естественно, подстраиваются и все подчиненные. Так все и стали приходить к восьми часам. Даже те, кто к спорту относился прохладно. Скажем, Владимир Иосифович Ресин — тоже приходил к восьми и гулял вдоль поля, смотрел, как мы играли.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

“Это не панацея и не гарантия счастья” “Это не панацея и не гарантия счастья”

Важен ли секс для нашего физического и психического благополучия

Psychologies
Yarol Poupaud Yarol Poupaud

Яроль Пупо — крутой рок-н-ролльщик с громким настоящим и беспечным будущим

Elle
Календарь переверну Календарь переверну

Традиционный большой гороскоп на год: узнай, что ждет тебя в 2020-м!

Cosmopolitan
Российский истребитель 5-го поколения: лучший в мире? Российский истребитель 5-го поколения: лучший в мире?

В чем особенности истребителя 5-го поколения по сравнению с другими машинами?

Популярная механика
«Вперед»: социальное роуд-муви от Pixar с монстрами и чуточкой волшебства «Вперед»: социальное роуд-муви от Pixar с монстрами и чуточкой волшебства

Удалось ли создателям прочувствовать аудиторию, о которой они говорят

GQ
Венеция без маски Венеция без маски

10 секретных достопримечательностей города на воде

National Geographic
Корзина неутешительная Корзина неутешительная

На минимальном наборе продуктов питания строится вся экономика страны

Огонёк
«Возможностей, как в России, нигде нет»: создатель сырка «Б.Ю. Александров» об успехе, бизнесе на похудении и пропавшем Котлере «Возможностей, как в России, нигде нет»: создатель сырка «Б.Ю. Александров» об успехе, бизнесе на похудении и пропавшем Котлере

«Король глазированных сырков» Борис Александров рассказал о своем пути в бизнесе

Forbes
Алюминиевый век Алюминиевый век

История учит нас, что человечество достигло настоящей цивилизации

Наука и жизнь
Плохой прогноз для России. Почему цены на газ в Европе упали всерьез и надолго Плохой прогноз для России. Почему цены на газ в Европе упали всерьез и надолго

Сокращение Китаем импорта СПГ окажет давление на газовые котировки в Европе

Forbes
Безнадежный тупик: почему страна богатеет, а доходы граждан падают Безнадежный тупик: почему страна богатеет, а доходы граждан падают

Госбюджет России в превосходной форме, а вот в экономике все неладно

Forbes
Алкогений: Эрнест Хемингуэй Алкогений: Эрнест Хемингуэй

Нестареющая икона международной богемы Эрнест Хемингуэй

Maxim
Книги для детей: «Сахарный ребенок» Ольги Громовой Книги для детей: «Сахарный ребенок» Ольги Громовой

В основе сюжета — реальные воспоминания Стеллы Нудольской о трудовом лагере

Esquire
Роберт Паттинсон: «Перестань себя ограничивать» Роберт Паттинсон: «Перестань себя ограничивать»

Роберт Паттинсон – о настоящих чувствах и уроках соблазна

Cosmopolitan
Приговор из 1937 года: о чем говорит жестокость по делу «Сети» Приговор из 1937 года: о чем говорит жестокость по делу «Сети»

Приговор фигурантов дела «Сети» напоминает приговоры сталинских времен

Forbes
Как подключить компьютер к телевизору? Как подключить компьютер к телевизору?

Хотите посмотреть фильмы или запустить игру на большом экране?

CHIP
Кемские волости. Зачем Конституции «территориальные» поправки? Кемские волости. Зачем Конституции «территориальные» поправки?

Продолжаем обсуждение предложенных Городом и Миром поправки в Конституцию

СНОБ
История Page Six — главного ресурса сплетен и инсайдов в США История Page Six — главного ресурса сплетен и инсайдов в США

Page Six — влиятельный ресурс, который задал правила игры более 40 лет назад

Esquire
Стратосферный турист Стратосферный турист

Звездное небо над головой и далекая Земля внизу – вид из стратосферы

Популярная механика
Правила жизни Харпер Ли Правила жизни Харпер Ли

Правила жизни американской писательницы, автора романа «Убить пересмешника»

Esquire
Бал оптимистов. Когда закончится рост на российском рынке Бал оптимистов. Когда закончится рост на российском рынке

Российский рынок продолжает рост, игнорируя разнообразные поводы для коррекции

Forbes
Сторстрём — одна из самых комфортных тюрем мира Сторстрём — одна из самых комфортных тюрем мира

Фотографии тюрьмы, при виде которых праведники воззавидуют душегубам

Maxim
Виниловое кружево и винтаж: как работает художница по костюмам Сэнди Пауэлл, в 13-й раз номинированная на «Оскар» Виниловое кружево и винтаж: как работает художница по костюмам Сэнди Пауэлл, в 13-й раз номинированная на «Оскар»

Лучшие истории Пауэлл о закулисье киноиндустрии, вдохновении и изобретательности

Esquire
«Лучшая возможность в жизни»: зачем миллиардер из Гонконга во время протестов скупил заброшенные фабрики «Лучшая возможность в жизни»: зачем миллиардер из Гонконга во время протестов скупил заброшенные фабрики

Тан Шинбо скупает заброшенные фабрики и входит в число богатейших миллиардеров

Forbes
Смена вех Смена вех

Апартаменты, расположенные в переоборудованном корпусе бывшей табачной фабрики

SALON-Interior
Ответственность и осмысленность Ответственность и осмысленность

Forbes представляет второй рейтинг 20 благотворительных фондов миллиардеров

Forbes
Как избежать конфликтов из-за наследства. 5 советов Как избежать конфликтов из-за наследства. 5 советов

Реальные кейсы и несколько вариантов разрешения конфликтов вокруг наследства

СНОБ
Почему одни люди счастливее других Почему одни люди счастливее других

Пенсионеры счастливей молодых, люди с высшим образованием — людей со средним

СНОБ
Мондо Дюплантис – швед, который повторит судьбу Усейна Болта Мондо Дюплантис – швед, который повторит судьбу Усейна Болта

Кажется, мировой рекорд Сергея Бубки доживает последние месяцы

GQ
3 главных причины, из-за которых миллениалов увольняют с работы 3 главных причины, из-за которых миллениалов увольняют с работы

Почему работодатели не разделяют карьерные привычки миллениалов?

Playboy
Открыть в приложении