Мы говорим им «До свидания!»

В этом месяце в Нью-Йорке пройдет аукцион века

TatlerСтиль жизни

Мы говорим им «До свидания!»

В этом месяце в Нью-Йорке пройдет аукцион века. На Christie’s продадут коллекцию искусства Дэвида Рокфеллера стоимостью более полумиллиарда долларов. Мы в последний раз восхищаемся Пикассо, Моне, Матиссом и, конечно, им самим — патриархом мира старых денег, ушедшего вместе с ним.

Текст: Джеймс Реджинато

0:00 /
849.325
Банкир и страстный коллекционер Дэвид Рокфеллер, 2006.

Дэвид Рокфеллер — последнее связующее звено между нашим миллениумом и веком старых денег — умер в марте прошлого года в возрасте ста одного года. Старейший в мире миллиардер, он был внуком первого миллиардера Америки Джона Рокфеллера-старшего. Имя деда стало синонимом капитализма, имя внука — синонимом благих дел. «Никто не внес в развитие деловой и общественной жизни Нью-Йорка вклада больше, чем Дэвид Рокфеллер, — сказал на поминальной службе бывший мэр и сам миллиардер Майкл Блумберг. — Дэвид установил новые стандарты лидерства в бизнесе, служении обществу и филантропии».

На протяжении многих лет возглавляя Chase Manhattan Bank, Рокфеллер был не только банкиром, но и политическим деятелем. Его принимали полтора десятка президентов США, от Кулиджа до Обамы, Никита Хрущёв и Чжоу Эньлай, его влияние на мировые финансовые процессы и внешнюю политику США было весьма существенным. В семидесятые Рокфеллер спас Нью-Йорк от банкротства. Содействовал разработке планов строительства первого комплекса Всемирного торгового центра — северной из двух башен-близнецов, разрушенных в результате теракта 11 сентября 2001 года. За свою жизнь бизнесмен пожертвовал на благотворительные цели почти миллиард долларов.

С моделью небоскреба Chase Manhattan, 1950‑е.

Он был женат на Маргарет Макграт с 1940 года до самой смерти Пегги, как звали Маргарет друзья, в 1996‑м. Ценители прекрасного, Дэвид и Пегги коллекционировали произведения самых разных стилей и эпох: европейскую и американскую живопись XIX и XX веков, английскую и американскую мебель, керамику доколумбового периода, европейский фарфор, серебро, ткани, декоративно-прикладное искусство и искусство Азии, произведения народного творчества и изделия американских индейцев. Все эти сокровища гармонично вписывались в их прекрасно обустроенные и великолепно расположенные дома. Например, в загородный особняк Hudson Pines с девятью спальнями, оборудованный вертолетной площадкой, окруженный угодьями площадью тридцать гектаров. Или в летний дом Ringing Point с семью спальнями на участке площадью под шесть гектаров на океанском побережье в штате Мэн — когда-то родители Дэвида выстроили там свой стосемикомнатный «коттедж» Eyrie и в какой-то момент владели шестью сотнями гектаров земли в окрестностях. А был еще Four Winds — тысяча двести гектаров в округе Колумбия, штат Нью-Йорк, плюс дом, проект которого разработал модернист Эдвард Ларраби Барнс. Имелся и четырехэтажный таунхаус в неоколониальном стиле на Восточной 65‑й улице с восемью спальнями и шестью комнатами прислуги. «В прошлом году в штате по-прежнему были дворецкий и три горничные, — говорит друг семьи. — Так было с 1948 года до самого конца».

В этом месяце, согласно воле Рокфеллера, его коллекция искусства будет продана на серии аукционов Christie’s, которые пройдут в Рокфеллер-центре. По оценкам, без малого тысяча шестьсот лотов могут принести около шестисот пятидесяти миллионов долларов, что сделает торги самыми крупными в истории. «Я различаю три категории произведений искусства, — рассказывает Рональд Лаудер, представитель косметической династии и сооснователь нью-йоркской Neue Galerie. — Те, при взгляде на которые говоришь: «О!», «О боже!» и «О господи ты боже мой!». Здесь все — «О господи ты боже мой!».

«Ваза с фруктами», Поль Сезанн.

Недавно было выставлено на продажу имение Hudson Pines — за двадцать миллионов долларов. Таунхаус был оценен в тридцать два с половиной миллиона. Летний Ringing Point, согласно информированным источникам, уже купил бизнесмен Митчелл Рейлс, предположительно за сумму, близкую к первоначально объявленной цене: девятнадцать миллионов. «Мне будет не хватать Hudson Pines, — признается Дэвид Рокфеллер-младший во время нашей беседы в его офисе в Рокфеллер-центре. — Но грусти у меня нет. Остались чудесные воспоминания, и мы счастливы, что продажа коллекции принесет большую пользу различным организациям». «Хочется надеяться, что все произведения искусства попадут к тем, кто будет относиться к ним с любовью и кого они будут радовать так же, как радовали нас», — рассказывает внучка Дэвида Миранда Кайзер.

Гвоздем аукционов, безусловно, станут работы импрессионистов, постимпрессионистов и современных художников. Многие из них были приобретены в пятидесятых-шестидесятых годах прошлого века. Тогда Дэвид и Пегги были вхожи в круг легендарных коллекционеров вроде президента CBS Уильяма С. Пейли и президента МоМА Джона Хея Уитни. «Дэвид Рокфеллер — один из величайших коллекционеров ХХ века, — говорит нынешний директор МоМА Гленн Лоури. — Он пришел к этому благодаря семье, но и сам без устали охотился за выдающимися произведениями и получал их. В его собрании целый ряд бесценных работ».

Аукцион Sotheby’s, на котором картина Ротко ушла за рекордную сумму, 2007.

Пятеро детей, десять внуков и десять правнуков Дэвида и Пегги хорошо обеспечены, так что все средства от аукционов будут переведены десяткам некоммерческих организаций, Рокфеллеровскому университету и Гарварду, MoMA, заповеднику Maine Coast Heritage Trust.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Книга перемен Книга перемен

Нью-йоркская квартира актрисы Джулианн Мур

AD
Корабль-бомба: история «морских камикадзе» Корабль-бомба: история «морских камикадзе»

Корабли-бомбы существовали задолго до XX века

Популярная механика
Рожденная в пене Рожденная в пене

Дочка Джонни Деппа и Ванессы Паради Лили-Роуз Депп взяла от них все лучшее

Vogue
Прозрачный бизнес: как Lalique зарабатывает на вазах, молодежи и черепах Прозрачный бизнес: как Lalique зарабатывает на вазах, молодежи и черепах

За 130 лет семейная мануфактура Lalique выросла в многопрофильную корпорацию

Forbes
Тайна организации Тайна организации

Сама идея управления временем за последнее время слегка изменилась

Добрые советы
Сюнга: история японской порнографической живописи Сюнга: история японской порнографической живописи

Сюнга — это своеобразный средневековый Playboy на японский манер

Cosmopolitan
Горе без ума Горе без ума

Ученые вплотную приблизились к ответу на вопрос, существуют ли гены гениальности

Вокруг света
Андрей Чадов: В театре ты зависишь от всего Андрей Чадов: В театре ты зависишь от всего

Интервью с Андреем Чадовым

Лиза
Будет вкусно: 6 лучших Будет вкусно: 6 лучших

Где в Москве вкусно готовят мясо

Cosmopolitan
Астрофизики впервые рассмотрели, как из чёрной дыры рождается джет Астрофизики впервые рассмотрели, как из чёрной дыры рождается джет

Визуализация образования струи плазмы в окрестности массивной чёрной дыры

Популярная механика
7 секретов стиля Джареда Лето 7 секретов стиля Джареда Лето

Или как носить только Gucci

Esquire
Возвращение «Индейца» Возвращение «Индейца»

Прошлое и настоящее мотоцикла Indian

Популярная механика
Традиционные ценности: как меняются вкусы коллекционеров-миллиардеров Традиционные ценности: как меняются вкусы коллекционеров-миллиардеров

Тренды российского арт-рынка находят отражение в коллекциях миллиардеров

Forbes
Самолёты с арочным крылом Самолёты с арочным крылом

Спортивный самолет с необычными крыльями

Популярная механика
Чего хотят подростки Чего хотят подростки

Подростки не всегда хотят делать то, что родители считают для них полезным

СНОБ
Детокс от регулятора. Можно ли из плохого банка сделать хороший Детокс от регулятора. Можно ли из плохого банка сделать хороший

ЦБ давно вынашивал идею создания банка плохих долгов

Forbes
Секрет гостеприимства. Кому Олег Дерипаска подарил часть своего бизнеса Секрет гостеприимства. Кому Олег Дерипаска подарил часть своего бизнеса

Миллиардер Олег Дерипаска создал одну из крупнейших отельных сетей в России

Forbes
О секундах свысока О секундах свысока

Что мы вообще знаем о времени и как его воспринимаем

Добрые советы
Кто такие Кто такие

Повальное увлечение ЗОЖ породило новую субкультуру

Cosmopolitan
Фестиваль Фестиваль

В лофте "Фотофактура" состоится выставка приютских котов и кошек «Родная лапка»

National Geographic
Шай Грановский: После кризиса люди стали возвращаться к дорогому кофе Шай Грановский: После кризиса люди стали возвращаться к дорогому кофе

Как изменился рынок кофе после экономического кризиса

СНОБ
Взрослая площадка. Как стать своей в мужской игре Взрослая площадка. Как стать своей в мужской игре

Почему мужчины склонны недооценивать женщин-предпринимательниц

Forbes
Последнее кадастровое предупреждение. Что не так с налогом на имущество в России Последнее кадастровое предупреждение. Что не так с налогом на имущество в России

Проблемы с кадастровой оценкой недвижимости в России привели к росту недовольных

Forbes
Молодой папа Молодой папа

Откровенный разговор Оль­ги Ше­лест и Сер­гея Ла­за­рева

Glamour
Бабло побеждает добро Бабло побеждает добро

Оказывается, Харви Вайнштейн даже больше женщин любил деньги

Tatler
Ароматы империи Ароматы империи

Как в России развивалось производство косметики и парфюмерии

Forbes
Вылечить женский алкоголизм. How to Вылечить женский алкоголизм. How to

Психолог Юрий Сорокин написал честную книгу, посвященную женскому алкоголизму

СНОБ
Исландия: медитация на Луне Исландия: медитация на Луне

Фантастические пейзажи Исландии пленяют с первого взгляда

Psychologies
Под стеклянным колпаком: что даст рынку механизм оздоровления страховщиков Под стеклянным колпаком: что даст рынку механизм оздоровления страховщиков

В апреле Госдума приняла закон о санации страховщиков

Forbes
Сироп агавы вместо сахара и другие секреты для тех, кто на диете Сироп агавы вместо сахара и другие секреты для тех, кто на диете

Cидеть на диете – это ужасно скучно

Cosmopolitan
Открыть в приложении