Уникальный сюжет о больших ушах, тетином наследстве и необратимых мутациях

TatlerКультура

Хороший мальчик

Александр Добровинский пересказывает уникальный сюжет о больших ушах, тетином наследстве и необратимых мутациях.

Александр Добровинский

«Тебе всю жизнь не хватало денег, и вот наконец ты дождался, когда я умерла. Я была замужем семь раз и много раз встречалась с мужчинами просто так, а тебе что, жалко? Создатель не дал мне детей, хотя зачем-то послал племянника-кретина. Это я тебя имею в виду, а кого же еще? Почему я тебе всегда помогала? Потому что ты внешне очень похож на твоего отца, моего брата, а внутренне — на его жену-проститутку, твою мать. Сейчас, когда я диктую завещание этому вымогателю Натану Фигельсону, который такой же нотариус, как я корейская ракета «земля — воздух», мне сто один год. А будет сто два или сто три. Но до ста двадцати, чувствую, что не дотяну. Поэтому и решила расстаться с деньгами, которые зарабатывала, копила и снова зарабатывала всю жизнь своей головой и другими частями тела. И теперь я должна расстаться с этими деньгами. Зачем? Сама не могу понять. И отдам все-таки четыре тысячи шекелей, а это тысяча двести долларов, я еще не разучилась считать, недоделку Фигельсону за его нотариальные услуги».

Уважаемый израильский нотариус Натан Фигельсон вздохнул, вытер платком пот со лба, поправил очки и продолжал читать.

«…Фигельсону за его нотариальные услуги. Так вот, все свое состояние, которое я насобирала, похоронив всех мужей до единого и будучи директором самого известного одесского общественного туалета в лучшие годы, плюс делая в жизни еще массу вещей, не важно уже каких, я разделила на несколько кучек. Но с оговорками, потому что все деньги идут на благотворительность…»

Вышеупомянутый племянник, друг детства, по меткому выражению моей мамы — «еврей-тысячник» (один еврей-идиот на тысячу умных), Толя Кацман вздохнул и срывающимся голосом сказал: «Тетя Роза была при жизни такой гнилушкой, еще хуже, чем мой папа. На том свете они споются».

«…на благотворительность. Толя! То, что ты сейчас сказал или подумал при всех, я услышала. Ой-вей, ты зря это сделал», — продолжал нотариус.

В кабинете поверенного Фигельсона все засмеялись, кроме Кацмана.

«Все понятно? Сейчас стойте там и слушайте сюда. Первая кучка денег, сумма совсем маленькая, идет на содержание моей могилы в ближайшие десять лет. Потом посмотрим, но я могу и вернуться. Вторая сумма отправится на счет фонда памяти жертв холокоста: половина моей семьи лежит в Бабьем Яру, и это нельзя забыть. Теперь по поводу эталона идиота: я сейчас говорю за своего племянника Анатолия Кацмана. Толя, тебе от старой тети Розы что-нибудь тоже перепадет. Но все не так просто. В Лихтенштейне какое-то время назад я открыла фонд. Толя, не вздумай думать, что это для тебя: или я умру еще раз, а мне этого не хочется».

— Может быть, чай, кофе, воду? — спросил нотариус. — А какой-нибудь бутерброд к кофе нельзя уже за деньги тети Розы? — отозвался «эталон идиота». — Можно, — ответил Натан Фигельсон и попросил секретаршу принести из запасников пару ирисок для главного наследника. — Я продолжу?

«По моей договоренности с управляющими фондом, ты, Толя, никогда не узнаешь, сколько там чего лежит. Но можешь брать оттуда деньги на определенных условиях. Ты хотел развестись со своей женой и снова найти себе молодую шлюху? Или уже нашел? Так ты не разведешься. И скажу тебе почему. Да потому что ты идиот, и это знаешь! Я помню, как ты подвесил бедной девочке интересную болезнь, и она не выцарапала тебе глаза, не налила в борщ цианистый калий только потому, что думала за то, что сама тебя заразила. С кем не бывает, но с тобой это бывает постоянно. Ты первая еврейская свинья, которая гуляет на воле. Но что я могу сделать, когда ты мой племянник, а других родственников у меня не осталось? А теперь вот мое завещание».

Нотариус снял очки. Выпил мелкими глотками стакан воды. Протер очки. Вздохнул. Налил еще воды. В комнате висела гробовая тишина. Чувствовалось, что Толя Кацман через минуту удушит Натана Соломоновича.

«А теперь вот мое завещание. 1. Еще раз. Ты никогда не узнаешь, сколько денег лежит на счете фонда. Лихтенштейнцы тебе не скажут, а я могу рассказать сама, только когда мы встретимся. 2. Однако если тебе нужны деньги, ты можешь направить требование в фонд с обоснованием, зачем они тебе нужны. Фонд рассмотрит твои требования исходя из того, что ты жулик и можешь все наврать, и только после этого даст согласие. 3. Но и это не все. Твоя жена тоже должна дать согласие на сделку, бизнес, инвестицию и так далее. Без ее разрешения фонд деньги не выдаст. Если ты разведешься, фонд перестанет реагировать на твои требования. 4. Все сделки будет регистрировать и оформлять внук брата моего бывшего любовника Саша Добровинский. Не нервничай, его счета будет оплачивать фонд. Само собой, фонд также оплатит медицинские счета на операции и прочие вещи, но не тебе, так как я тебя знаю, а напрямую больнице или первоклассному лечащему врачу. Понятно? И не вздумай нарочно болеть и по четыре раза вырезать себе аппендицит и гланды. Попробуй трепанацию черепа — вдруг у тебя найдут мозги! 5. Так как ты не знаешь, сколько денег я оставила, то только от тебя будет зависеть, как быстро ты растранжиришь все, что есть. 6. Твои дети, которых, кстати, я очень люблю, после того, как вы с женой прикончите друг друга из-за оставленного мною наследства, разделят остатки бабла в равных долях. Если что-то останется. В чем я, несмотря на все мои предосторожности, сомневаюсь. Все? Да, все. Я пошла. А, нет, не все: если ты по какой-либо причине сядешь в тюрьму, деньги ты увидишь как свои лопоухие уши. Живи хорошим человеком. Тетя Роза».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Стоп-сигнал Стоп-сигнал

Мы перестали ходить на каблуках, но стали ли от этого счастливее наши ноги?

Tatler
От хулиганок до примерных жен: личные драмы принцесс Евгении и Беатрис От хулиганок до примерных жен: личные драмы принцесс Евгении и Беатрис

В юности королевским сестрам пришлось пройти через тяжелые расставания

Cosmopolitan
Прости нас, Юра Прости нас, Юра

Кремниевая долина устала от всеобщей уберизации и свободного секса

Tatler
Как предпринимательницы из Израиля и Палестины объединяют людей с помощью технологий Как предпринимательницы из Израиля и Палестины объединяют людей с помощью технологий

Организация Tech2Peace помогает молодым палестинцам запустить стартап

Forbes
Зуб точат Зуб точат

Мода — это террариум единомышленников или все не так плохо?

Vogue
От блудного сына до придуманных сюжетов: картины в русской классике От блудного сына до придуманных сюжетов: картины в русской классике

Что говорят о сюжетах и персонажах картины в книгах русских писателей

Культура.РФ
Где были твои глаза? Где были твои глаза?

Поучительнейшая история из частной практики чужой личной жизни

Tatler
TO-MÁ TO-MÁ

TO-MÁ о том, как ее подставила Темникова, почему она дружит с Милявской

ЖАРА Magazine
Прерванная жизнь Прерванная жизнь

Первое интервью Вики Коротковой после ДТП со смертельным исходом

Tatler
«Вы успешны, когда успеваете делать то, что важно и ценно лично для вас» «Вы успешны, когда успеваете делать то, что важно и ценно лично для вас»

Чем настоящее саморазвитие отличается от насилия над собой

Reminder
Царь горы Царь горы

Чем для светской общины Николиной Горы был погибший Александр Липницкий

Tatler
Марка, за которой стоит следить: британский авангард и носимое искусство Matty Bovan Марка, за которой стоит следить: британский авангард и носимое искусство Matty Bovan

Что стоит знать о новой яркой звезде британской моды Matty Bovan

Esquire
Запретный плод Запретный плод

Мария Лобанова решилась подробно рассказать свою женскую историю

Tatler
Вся правда о кетодиете Вся правда о кетодиете

Что такое кетодиета, почему она так популярна и кому действительно показана?

Лиза
Анжелика Варум: Анжелика Варум:

Анжелика Варум не принимает насилия ни в какой форме

Караван историй
Сококе Сококе

Звери с Ольгой Волковой

Weekend
Свободные взгляды Свободные взгляды

Режиссеры фильма «Дом Кардена» приглашают в путешествие по вселенной дизайнера

Vogue
7 лучших научно-фантастических циклов десятилетия 7 лучших научно-фантастических циклов десятилетия

Вспоминаем лучшие фантастические циклы 2010-х годов

Популярная механика
Новое платье короля Новое платье короля

Отчего наших политиков разглядывать не хочется и как это поправить?

Vogue
Какие фильмы с Крисом Эвансом стоит посмотреть? Какие фильмы с Крисом Эвансом стоит посмотреть?

Лучшие фильмы с Крисом Эвансом (и ни слова о супергероике)

GQ
Высокая температура с похмелья: возможные причины и способы облегчить состояние Высокая температура с похмелья: возможные причины и способы облегчить состояние

Что делать, если похмелье сопровождается температурой, и как прийти в себя

Playboy
Армия женщин: история сестер Чынг, освободивших Вьетнам Армия женщин: история сестер Чынг, освободивших Вьетнам

Сестры Чынг стали героинями Вьетнама, и праздник в их честь отмечается и сейчас

Cosmopolitan
Впервые в истории измерена масса хромосом человека Впервые в истории измерена масса хромосом человека

Масса хромосом человека оказалась больше, чем ожидали ученые

National Geographic
Покрас Лампас – о перспективах NFT, любимых художниках и ценности времени Покрас Лампас – о перспективах NFT, любимых художниках и ценности времени

Покрас собирается перевести в NFT целый манифест каллиграфутуризма

GQ
Роды наперекор традициям: как стали мамами Меган Маркл, Кейт Миддлтон и Диана Роды наперекор традициям: как стали мамами Меган Маркл, Кейт Миддлтон и Диана

Елизавета II, принцесса Диана и Меган Маркл стали мамами в разных условиях

Cosmopolitan
6 средств, которые нужно выбросить из косметички 6 средств, которые нужно выбросить из косметички

Порядок в косметичке сильно облегчает жизнь

Cosmopolitan
Детеныш жирафа впервые увидел свою тень: видео Детеныш жирафа впервые увидел свою тень: видео

Малыш пытается познакомиться с «воображаемым другом»

National Geographic
«Если ты делаешь культурный проект, то можешь и не есть»: как Алена Бочарова и Кирилл Сорокин делают Beat Film Festival «Если ты делаешь культурный проект, то можешь и не есть»: как Алена Бочарова и Кирилл Сорокин делают Beat Film Festival

Создатели Beat Film Festival: как научились монетизировать документальные фильмы

Forbes
Зачем инвестировать в криптобиржи и сколько на этом можно заработать Зачем инвестировать в криптобиржи и сколько на этом можно заработать

Как инвестировать в криптобиржи, какие у подобной инвестиции есть плюсы и минусы

СНОБ
Одна вокруг света: забастовка на дороге и самое толстое дерево в мире Одна вокруг света: забастовка на дороге и самое толстое дерево в мире

123-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко, Мексика

Forbes
Открыть в приложении