Вера Мартынов

Кто придумал выставку фантастической красоты «Хранить вечно»

Собака.ruКультура

Вера Мартынов

Как только в «Манеже» открылась фантастической красоты выставка «Хранить вечно», весь Петербург задался вопросом: кто все это придумал? Отвечаем: художник-сценограф

Как проект «хранить вечно» стал городской сенсацией

«Хранить вечно» — первый масштабный иммерсивный выставочный проект в Петербурге. Посвященный 100-летию создания пригородных музеев в бывших царских резиденциях, он был призван рассказать их трагическую биографию языком современного театра. Режиссер Андрей Могучий и художник Вера Мартынов использовали подлинные экспонаты, декорации и бутафорию, помогавшие перенести зрителя то в раззолоченные залы дворцов, то в советский парк культуры и отдыха, сделать их свидетелями эвакуации коллекций, блокадного опыта музейных работников и после победной разрухи. Научную основу инновационного мультимедийного проекта обеспечили сотрудники музеев-заповедников, а авторский сценарий на документальной основе написала завлит БДТ Светлана Щагина. Голосом спектакля-выставки, который посетители слышали в наушниках, стала Алиса Фрейндлих.

На Вере: шуба Balenciaga, смокинг и брюки Saint Laurent Paris, сорочка Dsquared2 (все — ДЛТ)

Как вообще случилось, что директора четырех музеев — Петергофа, Царского Села, Павловска и Гатчины — вдруг решили организовать к своему столетию не традиционную выставку, а совершенно необычный музейно-театральный проект? До этого вы часто бывали в наших пригородных дворцах и парках?

Ни в одном и ни разу.

То есть как?!

Да. Приступая к работе, я все делала вслепую.

А когда этот проект появился в вашей жизни?

Еще когда в 2016 году мы заканчивали «Грозу» в БДТ, где я была художником, Андрей Могучий уже говорил о пригородных музеях и их желании нестандартно отметить свой юбилей. Потом все было как всегда: у Андрея были дела, у меня дела, мы забыли про это. А затем раздался телефонный звонок с вопросом: «Ты можешь прямо сейчас приехать в Петербург?» Я собралась и приехала. Это был январь 2018 года, и уже нужно было сдавать готовую концепцию, у предыдущей команды, которая работала над проектом, «что-то пошло не так», и требовалось прыгать в процесс с трамплина. Это была своего рода «миссия невыполнима» — я чувствовала себя хирургом, который вошел в операционную и увидел больного в тяжелом состоянии, с которым нужно что-то делать немедленно. Это не удивительно и не странно: с большими, да еще и экспериментальными проектами, у которых множество организаторов, похоже, только так и бывает. Сегодня оперирую я, завтра — меня. Параллельно у меня выпускался спектакль в Хорватии, поэтому поначалу я удаленно напитывалась впечатлениями, информацией и затем сделала всю композицию, исходя из планировки «Манежа». А уже потом мы занимались ее наполнением и разработкой. Мое любимое выражение — «Кто работает долго, тот работает быстро». Ты можешь месяцами что-то обдумывать, а потом все делается за пару дней. Я очень много чего узнала интересного за время работы.

Голосом спектакля-выставки «Хранить вечно» стала Алиса Фрейндлих

Каким образом?

Даже побывав во всех этих музеях, я, конечно, не могла понять все, что нужно, за те один-два дня, что провела в них. Приходилось очень много гуглить, читать дневник Николая II, разнообразные воспоминания, смотреть документальные фильмы, хронику, фотографии и картинки, которые в итоге складывались в папку в компьютере весом несколько гигабайт — возник такой гигантский мудборд. Разумеется, мне прислали основополагающие факты из истории этих музеев, сотрудники отобрали море предметов к выставке. И со временем я начала понимать, что подходит к этой истории, а что нет. К тому же уже подключилась огромная команда.

Очень помогло то, что незадолго до этого я работала над проектом Eternal Russia в берлинском театре Hebbel am Ufer — мы готовили его в 2017 году вместе с театральным критиком Мариной Давыдовой и композитором Владимиром Ранневым к 100-летию русской революции. Очень похожую тему я прорабатывала там с другой точки зрения: наш спектакль-инсталляция в Берлине про мутацию пространства, которое, меняясь, не меняется, про то, как правое кажется левым, а красное — серо-зеленым. Изучив события революции, я стала гораздо легче ориентироваться в том, что происходило в пригородных резиденциях в 1918 году и в следующие 100 лет.

Сильно ли изменился первоначальный замысел в процессе работы?

Незначительно. Например, у нас по-другому должны были выглядеть послевоенные руины дворцов, но, когда я увидела в Петергофе склад, в котором лежат мраморные обломки, все эти головы, пальчики, крылья, куча поломанных существ, я поняла: здесь можно вовсе отказаться от бутафории. И дальше я уже приходила во дворцы-музеи и говорила: «Первым делом мне нужно в „обломки“».

Сколько подлинных экспонатов было на выставке?

400 предметов, очень много.

А где вы искали ту бутафорию, которая создавала нужную вам атмосферу?

На блошиных рынках, в антикварных магазинах.

Вы изначально предполагали закончить все 1945 годом или собирались задействовать и второй этаж «Манежа», доведя повествование до наших дней?

Планировали использовать и второй этаж — там должна была появиться библиотека музейных предметов с их «биографиями». Но на это не хватило ни времени, ни средств. Да и экскурсия в наушниках в этом случае продолжалась бы не полтора часа, а все три.

Как реагировали на ваши предложения музейщики?

Поначалу, когда они увидели меня в леопардовой шубе, некоторым показалось, что происходит какая-то диверсия: приехал неизвестно кто, да еще и из Москвы. Но когда они выслушали идею, то сказали, что она им понятна. А к моменту, когда музейщики оказались на монтаже выставки, мы все уже стали одной командой. После завершения выставки мы устроили наше внутреннее командное закрытие, и столько прекрасных слов в свой адрес я вообще никогда не слышала в таком количестве и в таком качестве. Должна признаться, что этот проект принес много человеческих открытий и сломал много стереотипов.

В зале проекта «Хранить вечно», посвященном состоянию музеев заповедников после войны, были собраны обломки подлинных экспонатов из их собраний

Да, уж что-что, а сказать музейные работники умеют. Думаю, они не ожидали, что получится такой резонанс, а очереди в «Манеж» напомнят хвосты жаждущих попасть на выставку Ильи Глазунова в конце 1980-х.

На мой взгляд, этот успех ни о чем особенно хорошем не говорит — мы здесь ни при чем. Просто люди в Петербурге изголодались по качественным, близким им проектам. Узнав, что «весь город стоит в очереди» на нашу выставку, я зашла в несколько музеев и тогда поняла, почему все так стремятся на «Хранить вечно», — конечно, если приклеивать экспонаты на синий гнутый картон и подписывать их на таких же картонках серого цвета, ждать наплыва посетителей не придется. Этот город — архитектурный шедевр, хорошо бы открыть наконец затхлые музейные каморки и перестать трястись над лампадой XVIII века — ничего с ней не случится. Надо пустить молодых и талантливых, которым негде себя проявить и которые болтаются по полуразвалившимся фабрикам. С уверенностью могу сказать: замечательных современных художников и кураторов в России много и попасть внутрь больших институций им очень непросто. Практически невозможно. Художники не вандалы. Нужно лишь проявить немного доверия и тепла по отношению к ним, и все забурлит жизнью.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Минсельхоз зажимает конкуренцию клешнями Минсельхоз зажимает конкуренцию клешнями

Ведомство определилось с начальной стоимостью квот на добычу крабов

РБК, июль'19
В новом диснеевском фильме Русалочку сыграет темнокожая актриса, и в соцсетях ожидаемо негодуют В новом диснеевском фильме Русалочку сыграет темнокожая актриса, и в соцсетях ожидаемо негодуют

Ариэль в новом фильме «Русалочка» сыграет темнокожая актриса

Maxim, июль'19
Оператор «Платона» оценил трансграничную силу Оператор «Платона» оценил трансграничную силу

СП «Ростеха» и Игоря Ротенберга готово к мониторингу транзита санкционных грузов

РБК, июль'19
Кто такая Sophie и почему ее нужно послушать на фестивале «Боль» Кто такая Sophie и почему ее нужно послушать на фестивале «Боль»

Звезда электропопа Sophie разрушает границы и стереотипы

Vogue, июль'19
Мечты о России: новая коллекция драгоценностей Chanel Мечты о России: новая коллекция драгоценностей Chanel

Там русский дух... там Русью пахнет! Или это Chanel №5?

Vogue, июль'19
5 самых распространенных видов эротических сновидений и их значение 5 самых распространенных видов эротических сновидений и их значение

Ты сможешь извлечь из эротических сновидений полезную информацию о себе

Men’s Health, июль'19
АЗС пошли в разведку копейкой АЗС пошли в разведку копейкой

Мониторинг зафиксировал рост цен на моторное топливо

РБК, июль'19
Марк Эспер объявил кибервоенное положение Марк Эспер объявил кибервоенное положение

Кандидат в министры обороны США представил свою программу в сенате

РБК, июль'19
Британская журналистка — о смешном Гоголе и серьезном Тарковском Британская журналистка — о смешном Гоголе и серьезном Тарковском

В издательстве Individuum вышла книга «Саморазвитие по Толстому»

РБК, июль'19
«Дон-Агро» пожнет инвестиции в Сингапуре «Дон-Агро» пожнет инвестиции в Сингапуре

Агрохолдинг Евгения Туголукова готовится выйти на IPO

РБК, июль'19
Как выбирать украшения по знаку зодиака Как выбирать украшения по знаку зодиака

Астрология и геммология. Взболтать, но не смешивать!

Vogue, июль'19
Паспортный интерес Паспортный интерес

Чем отличаются концепции выпуска электронных удостоверений личности

РБК, июль'19
Тофу от поп-музыки или король? Почему Эд Ширан победил шоу-бизнес Тофу от поп-музыки или король? Почему Эд Ширан победил шоу-бизнес

19 июля Эд Ширан даст первый сольный концерт в России на «Открытии Арена»

РБК, июль'19
Как устроен рынок онлайн-дейтинга в России Как устроен рынок онлайн-дейтинга в России

В чем заключаются особенности российского онлайн-дейтинга

РБК, июль'19
Лояльность теряет рублевый эквивалент Лояльность теряет рублевый эквивалент

Почему розничные банки отказываются от прямого кешбэка

РБК, июль'19
Котлета этого лета Котлета этого лета

Искусственное мясо — звучит как фантастика, но уже сегодня оно на нашем столе

Vogue, июль'19
Elle тренд Elle тренд

Зизи Донохью — хичкоковская героиня

Elle, июль'19
В лабиринтах альтернативной истории В лабиринтах альтернативной истории

Имеют ли право на жизнь иные варианты развития известных исторических событий?

Наука и жизнь, июль'19
Неузнаваемо прежний Неузнаваемо прежний

Почему Летний сад остается главным парком Санкт-Петербурга

Огонёк, июль'19
«Бизнес существует чтобы менять жизнь людей» «Бизнес существует чтобы менять жизнь людей»

В России набирает обороты социальное предпринимательство

Огонёк, июль'19
Выхожу искать Выхожу искать

Где можно встретить будущего партнера

Psychologies, июль'19
#ПетербургБудущего #ПетербургБудущего

Александр Шавлиашвили о первой в Петербурге реконструкции исторического рынка

Собака.ru, июль'19
Северный путь. Заметки путешественника Северный путь. Заметки путешественника

Северный путь, часть третья. Рускеала — Сортавала — Выборг — Новгород

4x4 Club, июль'19
Почему мне сложно сделать выбор? Почему мне сложно сделать выбор?

Я выросла, но быстро принимать решения так и не научилась

Лиза, июль'19
Девочка или мальчик Девочка или мальчик

Есть много народных примет по определению пола ребенка. Работают ли они?

Лиза, июль'19
Во власти слабостей Во власти слабостей

Как выжить в мире, где правят эмоции

Огонёк, июль'19
Не ленитесь, если хотите сохранить чувства Не ленитесь, если хотите сохранить чувства

Узнайте, в чем секрет крепкой привязанности

Psychologies, июль'19
Фотобоуи Фотобоуи

Фотограф Дэнис О’Риган вспоминает дружбу с Дэвидом Боуи

Esquire, июль'19
#ктокроменас #ктокроменас

Командование операцией по спасению планеты принял на себя общепит

Собака.ru, июль'19
Косое ушко Мельпомены Косое ушко Мельпомены

Человек, совершивший революцию в текстильной промышленности, хотел стать актером

Эксперт, июль'19