Сергей Мазаев: «Страна идет спиной вперед»

Сергеем Мазаевым о том, как музыканты мечтали захватить мир или уехать из страны

РБКРепортаж

Сергей Мазаев: «Страна идет спиной вперед»

По случаю предстоящего февральского концерта группы «Моральный кодекс» (он состоится 22 февраля) «РБК Стиль» поговорил с ее лидером Сергеем Мазаевым о том, как музыканты мечтали захватить мир или хотя бы уехать из страны и почему музыка — это бизнес.

Елена Смородинова

755802218450200.jpeg
Сергей Мазаев © Георгий Кардава

В декабре группа «Моральный кодекс», которую невозможно представить без ее харизматичного фронтмена, отметила 30-летний юбилей, а сам Сергей Мазаев — 60-летие. Он мог бы стать экономистом, но стал музыкантом, к которому понятие возраста как будто бы не применимо вовсе. Энергии «Моральному кодексу» и ее солисту не занимать, как и тогда, на излете 80-х, когда все только начиналось. Мы встретились с Сергеем Мазаевым, чтобы разобраться, есть ли место ностальгии в его жизни, и выяснить, почему его группе не нужен сет-лист.

— В декабре группе «Моральный кодекс» исполнилось 30 лет. Словосочетание, которое сегодня знают все, предложили именно вы, до этого команда называлась иначе. Как вы к нему пришли?

— Я не предлагал поменять название — мы его просто переизобретали. Сначала группа называлась «Бриллиантовая рука», первый эфир у нас вышел под этим названием. А потом появился «Моральный кодекс», и мы его решили оставить — все-таки на имидже фильма «Бриллиантовая рука» было больше спекуляций. «Моральный кодекс строителей капитализма» — вообще мы хотели вот так.

— На старте вы предполагали, что этот проект будет таким долгим и таким живучим?

— Мы об этом вообще не думали. Хотели сделать проект мирового уровня — и неважно где. Естественно, что русскоязычное пространство находится в основном здесь, поэтому мы здесь и работаем. Но у нас есть вещи и на английском. Мы ездили на гастроли один раз всего в Швейцарию, поработали пару лет и все. Остальные поездки все были в основном либо на фестивали, либо к русскоязычным слушателям.

— Но изначально был план захватить мир?

— Как у всех у вас, как у всех людей. Конечно. Стать успешными. Ну, я уже был успешным в группе «Автограф», и с группой «Здравствуй, песня» у нас был успех, всегда аншлаги. Так что мы понимали, как это делается, что для этого нужно, и решили собрать неординарную группу, которая бы отличалась звучанием и музыкальным материалом от того, что делали в то время в Москве.

755802219147579.png
Георгий Кардава

— В какой момент вы почувствовали, что «Моральный кодекс» будет более успешен, чем ваши предыдущие проекты, что именно на него надо сделать ставку?

— Мы не думали, не понимали этого. Мы просто хотели этого добиться. Естественно. И добивались всячески. А получилось то, что получилось.

— Никакой стратегии развития у вас не было?

— Нет, конечно, ничего подобного не было. Стратегия простая: надо делать хиты. Шесть раз в неделю репетиции с 12 дня до шести вечера. И все.

— Кроме воскресенья?

— На самом деле, мы и в воскресенье собирались. Приятнее, чем студия, в Москве места нет. Это как второй дом.

— До сих пор?

— Ну конечно.

— За 30 лет вы научились понимать, какая песня станет хитом?

— В общем, да, уже быстро можно понять. Сейчас, правда, в новых жанрах, новых звучаниях бывают неожиданности. А все, что касается традиционного рок-н-ролла, понятно. Я просто слышу, хитовая песня или не хитовая. Хорошо ли она сочинена. Но вообще это, конечно, дело не стопроцентное.

— Вы можете дать установку себе — я хочу сочинить хит?

— Каждый раз, когда человек подходит к инструменту с мыслью что-то сочинить, он надеется, что напишет хит. Зачем писать плохие песни? Все пишут хорошие песни, но останутся они хорошими или нет, решает публика. Вот я особо никогда не слушал группу «Кино» — мне казалось, все это слишком просто, похоже на Joy Division, на все эти манчестерские истории. Но выдающиеся стихи, секс-символ Цой, его любили девчонки очень. Но вы слышали, как Полина Гагарина спела в Китае «Группу крови»? Песня звучала просто невероятно. Полина меня поразила этим выступлением. Поэтому, видите, песни есть, они все живут, а потом бац — кто-то по-другому ее исполнит и песня обретает новую жизнь.

— За 30 лет у вас накопилась огромное количество песен. Как вы поддерживаете репертуар?

— Мы играем концерты без сет-листа и на ходу вынимаем песни из памяти. В зависимости от того, какая публика в зале. Смотрим по обстоятельствам. Главное, не испортить людям настроение.

— Без сет-листа — это совсем без сет-листа?

— Совсем. У нас есть стандартная кода, без нее нельзя, не пускают без нее: «Первый снег», «До свиданья, мама», конечно, всегда звучат в концертах. А остальные мы меняем.

— То есть вы вышли, почувствовали и…?

— Да, причем повезло, что есть такие песни, такая музыка, которые мы 30 лет играем, а оскомину это не набило. А вот, например, «Я люблю тебя до слез» невозможно петь долго. Мы как дружеский шарж спели эту песню в фильме (речь идет о фильме «Копейка» Ивана Дыховичного. — «РБК Стиль»). Но народ принял это за чистую монету, и пришлось петь «Я люблю тебя до слез» на концертах.

— Группа тогда и группа сейчас — это для вас кто? Коллектив единомышленников, компания друзей, семья?

— Тогда это был коллектив единомышленников — очень хороших музыкантов, некоторых из которых я знал до того, как мы встретились в «Моральном кодексе». А сегодня это моя работа, это успешный бизнес. Можно сказать, что «Моральный кодекс» — это то, что нас кормило все эти годы и продолжает кормить сейчас.

— Когда вы поняли, что группа — это бизнес, а не только чистое творчество?

— А я изначально знал, что это бизнес. До того, как мы начали все это делать. Просто у нас в стране не работает авторское право. И любая фонограмма, которая звучит, никому не принадлежит. Точнее, она принадлежит тем, кто вещает. И деньги за это, конечно, всегда присваивали себе владельцы вещательных компаний. Причем все происходило в рамках правового поля, они ничего не воровали. Просто в правовом пространстве страны нет музыкантов. Я много об этом говорил, просто никому нет дела до этого. Есть какие-то движения по сбору механических средств, но нет эталона, как это должно происходить, нет отсчета. И поэтому все это, в общем, коррупция. Я в ней не участвую.

— Тогда на чем вы зарабатывали?

— Концерты, конечно. Концерты, пластинки. Мы же начали в 1989-м, в 1991-м вообще появился воздух, мы подумали — свобода. Казалось, что вот теперь права человека будут основным, базовым понятием в нашей стране. Но, к сожалению, пока к этому мы только движемся. Потихоньку, но движемся.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Новый Renault Kaptur для России. Что изменилось? Новый Renault Kaptur для России. Что изменилось?

Обновления медиасистемы по воздуху, более удобная посадка и другие нововведения

РБК
Женская дружба: неписаные правила Женская дружба: неписаные правила

Порой непрошеный совет или критика могут положить конец давней дружбе

Psychologies
Пользователи твиттера запустили флешмоб #МояСтыднаяИстория. Они делятся самыми неловкими историями из своей жизни Пользователи твиттера запустили флешмоб #МояСтыднаяИстория. Они делятся самыми неловкими историями из своей жизни

Самые неловкие истории из жизни пользователей рунета

Esquire
Долгий перелет? 11 главных способов избежать дискомфорта на борту самолета Долгий перелет? 11 главных способов избежать дискомфорта на борту самолета

Как облегчить себе перелет, особенно если ты летишь не бизнес-классом

Playboy
Как настроить здоровый сон: подробный путеводитель Как настроить здоровый сон: подробный путеводитель

33 совета по улучшению ночного отдыха, главные научные факты и мнения экспертов

Reminder
Детский расизм и ложная память. Какие эксперименты над людьми проводили в XX веке Детский расизм и ложная память. Какие эксперименты над людьми проводили в XX веке

Представьте, что люди с голубым цветом глаз превосходят вас — они умнее и лучше

Forbes
Наталия Орейро: С каждым годом я становлюсь лучше Наталия Орейро: С каждым годом я становлюсь лучше

Больше всего Наталия ценит свободу, но ее жизнь расписана на несколько лет

Добрые советы
Повесть о сыновьях молчаливых дней. Как начиналась магнитофонная летопись русского рока Повесть о сыновьях молчаливых дней. Как начиналась магнитофонная летопись русского рока

Почему стоит прочитать книгу «100 магнитоальбомов советского рока»

СНОБ
Рыжебородый против Льва Рыжебородый против Льва

XII век — период расцвета рыцарства, грандиозных походов и великолепных турниров

Дилетант
Как работает медицина в разных странах Как работает медицина в разных странах

Правда ли, что в Европе и США лечиться лучше?

СНОБ
«Новый папа»: с чем Паоло Соррентино вернулся в Ватикан «Новый папа»: с чем Паоло Соррентино вернулся в Ватикан

11 января на «Амедиатеке» вышли первые две серии «Нового папы»

РБК
Windows 7 перестали обновлять: на какую ОС переходить? Windows 7 перестали обновлять: на какую ОС переходить?

Какие альтернативы Windows 7 существуют

CHIP
Как рассчитать КБЖУ – норма и формулы расчёта Как рассчитать КБЖУ – норма и формулы расчёта

Здоровое питание – это основа правильного образа жизни

Cosmopolitan
Правильные выводы Правильные выводы

Семь способов, как привести себя в порядок

OK!
Мумификация ХХ века Мумификация ХХ века

Подобия ленинского мавзолея в XX веке были во многих коммунистических странах

Дилетант
Пернатый спецназ: как альбатросы помогают ловить браконьеров Пернатый спецназ: как альбатросы помогают ловить браконьеров

Птицы оказались идеальными воздушными «шпионами»

National Geographic
100 отжиманий за 6 недель: программа, которая приведет тебя в форму 100 отжиманий за 6 недель: программа, которая приведет тебя в форму

Хватит откладывать, пора начинать

Playboy
Реальное волшебство: что сказки говорят о нас Реальное волшебство: что сказки говорят о нас

Если вчитаться в сказку, можно найти выход из своего сценария в жизни

Psychologies
Почему могут перестать летать российские ракеты? Правда об инвестициях в Россию, которая не прозвучала в Давосе Почему могут перестать летать российские ракеты? Правда об инвестициях в Россию, которая не прозвучала в Давосе

Какая проблема российских властей мешает привлекать иностранные инвестиции

Forbes
Потерянный рай: как дауншифтеры возвращаются в Россию и строят карьеру с нуля Потерянный рай: как дауншифтеры возвращаются в Россию и строят карьеру с нуля

Иногда желание перезагрузиться может обернуться кошмаром

Forbes
Эмоциональные ловушки, которые мы расставляем для детей Эмоциональные ловушки, которые мы расставляем для детей

Представьте себе ловушку, как невидимый эмоциональный капкан

Psychologies
10 самых распространенных ошибок мышления 10 самых распространенных ошибок мышления

Фраза «Это не то, что ты подумал!» может быть применена ко всей жизни

Maxim
Основатель бизнеса и его друг инвестор: как не поссориться и вместе заработать деньги Основатель бизнеса и его друг инвестор: как не поссориться и вместе заработать деньги

Как основателю бизнеса и инвестору избежать конфликта

Forbes
Деменция в наследство: можно ли уберечь себя? Деменция в наследство: можно ли уберечь себя?

Изменение образа жизни может помочь даже тем, у кого «плохая генетика»

Psychologies
Доисторическая ископаемая слизь удивила ученых: гость из прошлого Доисторическая ископаемая слизь удивила ученых: гость из прошлого

В кусочке янтаря сохранилась целая колония спор древней плесени

Популярная механика
Служба идет Служба идет

Главному собору Русской православной церкви — Храму Христа Спасителя — 20 лет

Огонёк
Смотритель маяка Смотритель маяка

Роберт Паттинсон – почему обязательно нужно увидеть черно-белый хоррор «Маяк»

Grazia
Миллиард долларов на ветер: как миллионеры теряют деньги на частных перелетах Миллиард долларов на ветер: как миллионеры теряют деньги на частных перелетах

Клиенты, пользующиеся чартерными бизнес-джетами, страдают от наценок брокеров

Forbes
Нейтральная территория: звезды, которые выбирают женские бренды Нейтральная территория: звезды, которые выбирают женские бренды

Об абсолютной свободе выбора говорить, увы, все еще не приходится

GQ
Ближневосточный разлом Ближневосточный разлом

Ближний и Средний Восток обречен на трансформацию

Эксперт
Открыть в приложении