Сергеем Мазаевым о том, как музыканты мечтали захватить мир или уехать из страны

РБКРепортаж

Сергей Мазаев: «Страна идет спиной вперед»

По случаю предстоящего февральского концерта группы «Моральный кодекс» (он состоится 22 февраля) «РБК Стиль» поговорил с ее лидером Сергеем Мазаевым о том, как музыканты мечтали захватить мир или хотя бы уехать из страны и почему музыка — это бизнес.

Елена Смородинова

755802218450200.jpeg
Сергей Мазаев © Георгий Кардава

В декабре группа «Моральный кодекс», которую невозможно представить без ее харизматичного фронтмена, отметила 30-летний юбилей, а сам Сергей Мазаев — 60-летие. Он мог бы стать экономистом, но стал музыкантом, к которому понятие возраста как будто бы не применимо вовсе. Энергии «Моральному кодексу» и ее солисту не занимать, как и тогда, на излете 80-х, когда все только начиналось. Мы встретились с Сергеем Мазаевым, чтобы разобраться, есть ли место ностальгии в его жизни, и выяснить, почему его группе не нужен сет-лист.

— В декабре группе «Моральный кодекс» исполнилось 30 лет. Словосочетание, которое сегодня знают все, предложили именно вы, до этого команда называлась иначе. Как вы к нему пришли?

— Я не предлагал поменять название — мы его просто переизобретали. Сначала группа называлась «Бриллиантовая рука», первый эфир у нас вышел под этим названием. А потом появился «Моральный кодекс», и мы его решили оставить — все-таки на имидже фильма «Бриллиантовая рука» было больше спекуляций. «Моральный кодекс строителей капитализма» — вообще мы хотели вот так.

— На старте вы предполагали, что этот проект будет таким долгим и таким живучим?

— Мы об этом вообще не думали. Хотели сделать проект мирового уровня — и неважно где. Естественно, что русскоязычное пространство находится в основном здесь, поэтому мы здесь и работаем. Но у нас есть вещи и на английском. Мы ездили на гастроли один раз всего в Швейцарию, поработали пару лет и все. Остальные поездки все были в основном либо на фестивали, либо к русскоязычным слушателям.

— Но изначально был план захватить мир?

— Как у всех у вас, как у всех людей. Конечно. Стать успешными. Ну, я уже был успешным в группе «Автограф», и с группой «Здравствуй, песня» у нас был успех, всегда аншлаги. Так что мы понимали, как это делается, что для этого нужно, и решили собрать неординарную группу, которая бы отличалась звучанием и музыкальным материалом от того, что делали в то время в Москве.

755802219147579.png
Георгий Кардава

— В какой момент вы почувствовали, что «Моральный кодекс» будет более успешен, чем ваши предыдущие проекты, что именно на него надо сделать ставку?

— Мы не думали, не понимали этого. Мы просто хотели этого добиться. Естественно. И добивались всячески. А получилось то, что получилось.

— Никакой стратегии развития у вас не было?

— Нет, конечно, ничего подобного не было. Стратегия простая: надо делать хиты. Шесть раз в неделю репетиции с 12 дня до шести вечера. И все.

— Кроме воскресенья?

— На самом деле, мы и в воскресенье собирались. Приятнее, чем студия, в Москве места нет. Это как второй дом.

— До сих пор?

— Ну конечно.

— За 30 лет вы научились понимать, какая песня станет хитом?

— В общем, да, уже быстро можно понять. Сейчас, правда, в новых жанрах, новых звучаниях бывают неожиданности. А все, что касается традиционного рок-н-ролла, понятно. Я просто слышу, хитовая песня или не хитовая. Хорошо ли она сочинена. Но вообще это, конечно, дело не стопроцентное.

— Вы можете дать установку себе — я хочу сочинить хит?

— Каждый раз, когда человек подходит к инструменту с мыслью что-то сочинить, он надеется, что напишет хит. Зачем писать плохие песни? Все пишут хорошие песни, но останутся они хорошими или нет, решает публика. Вот я особо никогда не слушал группу «Кино» — мне казалось, все это слишком просто, похоже на Joy Division, на все эти манчестерские истории. Но выдающиеся стихи, секс-символ Цой, его любили девчонки очень. Но вы слышали, как Полина Гагарина спела в Китае «Группу крови»? Песня звучала просто невероятно. Полина меня поразила этим выступлением. Поэтому, видите, песни есть, они все живут, а потом бац — кто-то по-другому ее исполнит и песня обретает новую жизнь.

— За 30 лет у вас накопилась огромное количество песен. Как вы поддерживаете репертуар?

— Мы играем концерты без сет-листа и на ходу вынимаем песни из памяти. В зависимости от того, какая публика в зале. Смотрим по обстоятельствам. Главное, не испортить людям настроение.

— Без сет-листа — это совсем без сет-листа?

— Совсем. У нас есть стандартная кода, без нее нельзя, не пускают без нее: «Первый снег», «До свиданья, мама», конечно, всегда звучат в концертах. А остальные мы меняем.

— То есть вы вышли, почувствовали и…?

— Да, причем повезло, что есть такие песни, такая музыка, которые мы 30 лет играем, а оскомину это не набило. А вот, например, «Я люблю тебя до слез» невозможно петь долго. Мы как дружеский шарж спели эту песню в фильме (речь идет о фильме «Копейка» Ивана Дыховичного. — «РБК Стиль»). Но народ принял это за чистую монету, и пришлось петь «Я люблю тебя до слез» на концертах.

— Группа тогда и группа сейчас — это для вас кто? Коллектив единомышленников, компания друзей, семья?

— Тогда это был коллектив единомышленников — очень хороших музыкантов, некоторых из которых я знал до того, как мы встретились в «Моральном кодексе». А сегодня это моя работа, это успешный бизнес. Можно сказать, что «Моральный кодекс» — это то, что нас кормило все эти годы и продолжает кормить сейчас.

— Когда вы поняли, что группа — это бизнес, а не только чистое творчество?

— А я изначально знал, что это бизнес. До того, как мы начали все это делать. Просто у нас в стране не работает авторское право. И любая фонограмма, которая звучит, никому не принадлежит. Точнее, она принадлежит тем, кто вещает. И деньги за это, конечно, всегда присваивали себе владельцы вещательных компаний. Причем все происходило в рамках правового поля, они ничего не воровали. Просто в правовом пространстве страны нет музыкантов. Я много об этом говорил, просто никому нет дела до этого. Есть какие-то движения по сбору механических средств, но нет эталона, как это должно происходить, нет отсчета. И поэтому все это, в общем, коррупция. Я в ней не участвую.

— Тогда на чем вы зарабатывали?

— Концерты, конечно. Концерты, пластинки. Мы же начали в 1989-м, в 1991-м вообще появился воздух, мы подумали — свобода. Казалось, что вот теперь права человека будут основным, базовым понятием в нашей стране. Но, к сожалению, пока к этому мы только движемся. Потихоньку, но движемся.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Бадди-муви. Тест-драйв Defender и Jeep Wrangler на танковом полигоне Бадди-муви. Тест-драйв Defender и Jeep Wrangler на танковом полигоне

Два самых харизматичных внедорожника современности там, где ездят танки

РБК
Снюс: что это такое, вред и польза бездымного табачного продукта из Швеции Снюс: что это такое, вред и польза бездымного табачного продукта из Швеции

Снюс — что это, наркотик или хорошая альтернатива сигаретам?

Playboy
«Час за часом в прямом эфире»: трагедия 11 сентября глазами директора CBS News Эрика Шапиро «Час за часом в прямом эфире»: трагедия 11 сентября глазами директора CBS News Эрика Шапиро

Трагедия 11 сентября застала директора CBS Эрика Шапиро на столе у хирурга

Esquire
Если дома война: как изменить стиль общения с детьми Если дома война: как изменить стиль общения с детьми

Родителям иногда кажется, что они совершенно запутались в спорах

Psychologies
Суперобучение Суперобучение

Система освоения любых навыков – от изучения языков до построения карьеры

kiozk originals
«Звезда» вирусов: как не заразиться гриппом и вся правда о вакцинах «Звезда» вирусов: как не заразиться гриппом и вся правда о вакцинах

Что известно о коварном гриппе и почему его все так боятся

Cosmopolitan
Доктор Хаос: почему нужно смотреть «Авеню 5» с Хью Лори Доктор Хаос: почему нужно смотреть «Авеню 5» с Хью Лори

«Авеню 5» — первая за долгое время работа Армандо Ианнуччи

Esquire
Арт-мошенники. Самые гениальные аферы в мире искусства Арт-мошенники. Самые гениальные аферы в мире искусства

Фрагмент книги «Мошенники в мире искусства»

Forbes
Они позорят свой район! Они позорят свой район!

Архитектурная доска позора

Maxim

Перед нами веселый приключенческий роман, замешанный на историческом контексте

Esquire
Попробуйте две недели не употреблять алкоголь Попробуйте две недели не употреблять алкоголь

Как узнать, есть ли у вас алкогольная зависимость?

GQ
«Моя крепость»: почему женщины предпочитают жить отдельно от партнеров «Моя крепость»: почему женщины предпочитают жить отдельно от партнеров

В обществе до сих пор бытует мнение, что все женщины мечтают выйти замуж

Psychologies
Танцуют все! Танцуют все!

Попасть на сказочный бал просто, и фея не нужна

Лиза
Эволюция косаток и их приспособление к изменениям в природе Эволюция косаток и их приспособление к изменениям в природе

Палеонтолог Ник Пайенсон изучал останки китов от Чили до Исландии

СНОБ
«Принципиальный жесткий мужик»: чем известен новый премьер Михаил Мишустин «Принципиальный жесткий мужик»: чем известен новый премьер Михаил Мишустин

Что говорят про нового премьера Михаила Мишустина его бывшие и нынешние коллеги?

Forbes
Хождение инноваторов по банкам: почему hi-tech компаниям легче получить кредит за границей, чем в России Хождение инноваторов по банкам: почему hi-tech компаниям легче получить кредит за границей, чем в России

«Исписали тонны бумаги, но кредита так и не получили»

Forbes
Автодилерский бизнес: конфеты вкусные и горькие Автодилерский бизнес: конфеты вкусные и горькие

Авторынок переживает сегодня нелегкие времена

Эксперт
Селфи без макияжа — способ стать счастливее? Селфи без макияжа — способ стать счастливее?

Как влияют фотографии в соцсетях на нашу самооценку?

Psychologies
Опасные игры с ОПЕК: как Россия намерена отчитываться по соглашению, одновременно наращивая добычу Опасные игры с ОПЕК: как Россия намерена отчитываться по соглашению, одновременно наращивая добычу

Заявление о возможном выходе России из ОПЕК+ привело к падению нефтяных цен

Forbes
Народная модернизация «сверху» Народная модернизация «сверху»

Владимир Путин предлагает иной концепт государства, ориентированный на человека

Эксперт
Ян и Елизавета Цапник: «В нашем доме никакие темы не замалчиваются» Ян и Елизавета Цапник: «В нашем доме никакие темы не замалчиваются»

Мне главное, чтобы Лизочка была счастлива

Караван историй
Как посмотреть все драйверы в Windows 10 без установки сторонних приложений Как посмотреть все драйверы в Windows 10 без установки сторонних приложений

Управлять драйверами в Windows 10 можно с помощью лишь одной команды

CHIP
Операция «Мавзолей» Операция «Мавзолей»

Как из вождя мирового пролетариата, атеиста и сторонника кремации сделали мумию?

Дилетант
Ведьма Ведьма

Новый год мы открываем традиционно — рассказом Сергея Каледина

Огонёк
Алкогений: Бенни Хилл Алкогений: Бенни Хилл

«По барам хожу потому, что боюсь спиться в одиночестве».

Maxim
Загадочный банк, который стоит за бумом финтех-стартапов: расследование Forbes USA Загадочный банк, который стоит за бумом финтех-стартапов: расследование Forbes USA

В планах Cross River стать поставщиком финансовых услуг для финтех-индустрии

Forbes
Иосиф Романовский Иосиф Романовский

Один из первых в СССР программистов, известный математик и преподаватель СПбГУ

Собака.ru
Егермейстер: как правильно пить и чем закусывать немецкий ликер «с оленем» Егермейстер: как правильно пить и чем закусывать немецкий ликер «с оленем»

Веселый и вкусный напиток, с которым нужно быть осторожным.

Playboy
Что такое ЛГБТКИАПП+: расшифровка аббревиатуры и главные вопросы Что такое ЛГБТКИАПП+: расшифровка аббревиатуры и главные вопросы

Все люди разные, и эти различия не ограничиваются четырьмя буквами

Playboy
С чего начать слушать джаз С чего начать слушать джаз

Современный человек отказывает себе в джазе потому, что не знает, с чего начать

Maxim
Открыть в приложении