Алан Дин Фостер пытается объяснить все логические нестыковки фильма

PlayboyСобытия

Проза

Чужой. Завет

Официальная новеллизация фильма Ридли Скотта, ставшего шестой частью эпопеи о «Чужих» и возглавившего российский кинопрокат, вышла в издательстве «АСТ».

Текст Aлан Дин Фостер

Стаскивая с лица маску, Фарис понеслась по коридору по направлению к ближайшему микрофону общего назначения и проговорила, пытаясь контролировать свой голос:

– Капитан Орам! Вы все нужны здесь. Когда будете?

Команда как раз оставила позади лес и вышла в поле с мягко покачивающейся пшеницей.

Нахмурившись, Орам ответил:

– Держитесь. Мы близко. Фарис, какого?..

– Вы мне нужны здесь сейчас. Прямо сейчас! Все вы, до единого. Нам необходимо вернуться на «Завет». Быстро! – С каждым словом в голосе пилота слышалась нарастающая паника.

На мостике «Завета» Теннесси сквозь помехи пытался разобрать передачу жены. Предложение начиналось четко, но тут же растворялось в статике, и это бесило.

– Фарис, мы тебя едва слышим. Что происходит? Что у вас там творится? – Но даже сквозь постоянные электромагнитные искажения он мог уловить тревогу в ее голосе.

– Происходит? – Сигнал затрещал и прервался, затем набрал силу и заскрежетал на границе внятности. – У меня нет ни малейшей гребаной идеи о том, что происходит с Ледвардом. Карин практически притащила его на себе. Нам удалось доставить его в медблок. Что-то там произошло – она мне еще ничего не рассказала. Он выглядит как мертвец, который дышит, – он на самом деле очень болен, а потом из него отовсюду течет кровь, прямо из кожи, хотя у него нет видимых повреждений, а его спина… его спина…

– Детка, успокойся. – Ощущая что угодно, кроме спокойствия, сам Теннесси пытался ее приободрить. – Просто успокойся. Расскажи мне, что произошло. С самого начала.

Едва себя контролируя, Фарис заорала в ответ:

– Не говори мне, мать твою, успокоиться! Ты не видел… а я только что видела. И у меня ни малейшего представления о том, что с ним. Его спина разорвалась, и по всему медблоку кровища с дерьмом, и я не знаю, подцепила ли это Карин, или я подцепила тоже, или…

– Ты пропадаешь, Фарис. – Его начала охватывать паника. – Ты меня слышишь?

Он наклонился ближе к консольному микрофону, словно несколько дополнительных сантиметров каким-то образом могли приблизить его к жене, к окутанной штормом поверхности планеты.

– Прошу тебя, – сказала его жена едва различимым голосом, – помоги нам…

Сигнал прервался, и никакие мольбы и проклятия не смогли его восстановить.

Как только связь с орбитой прервалась, Фарис вернула все свое внимание монитору медблока. Он показывал обессилевшую Карин, которая пыталась закрепить ремень безопасности вокруг Ледварда. Того жестоко колотило – неконтролируемые конвульсии снова перешли в сильную дрожь.

Не прекращая усилий, биолог проорала в направлении аудиовизуального датчика:

– Фарис! Чем ты там занимаешься? Иди сюда! Нам нужно дать ему внутривенное, но я не могу сделать это сама – он слишком сильный и все еще слишком беспокойный. Помоги мне!

Бросив последний взгляд на молчащий комм связи «планета–орбита», Фарис выбежала с мостика. Оказавшись у медблока, она остановилась у закрытой двери, чтобы заглянуть в окошко. Руки Ледварда на миг восстановили работоспособность и сейчас сжимали края медицинского стола. Его спина была обращена к двери, и из позвоночника выделялась водянистая кровавая жидкость.

– А где Карин?

Фарис отшатнулась, когда лицо второй женщины неожиданно возникло перед окошком. Биолог находилась в шоковом состоянии. Или хуже. Аудиодатчики передали ее слова – голос звучал безжизненно и подавленно.

– Выпусти меня.

В горле пилота возник тяжелый комок – она едва смогла прошептать в ответ:

– Я не могу этого сделать, дорогая.

Выражение лица Карин и ее голос тут же стали безумными.

– Выпусти меня отсюда! Прошу тебя! Фарис, бога ради, открой дверь!

Из глаз пилота потекли слезы. Но она не ответила.

Снаружи садилось кроваво-красное солнце. Пока люди спешили обратно к озеру, темнота окутала экспедицию подобно одеялу – благодаря закату и вечному туману. Как только они смогли различить в отдалении сигнальные огни модуля, они еще ускорили шаги.

К этому времени Халлет уже не мог идти сам. Поддерживаемый Лопе с одной стороны и Уолтером с другой, он с каждым шагом задыхался от боли. Пытаясь справиться самостоятельно, он оторвался от своих помощников, но только упал на четвереньки. Кровавая жидкость заструилась из его рта и носа, и он подавился, пытаясь прочистить горло. Пока Уолтер наблюдал, Лопе согнулся рядом с товарищем.

– Давай, Том. Ты можешь. – Подняв голову, сержант махнул рукой: – Видишь? Вот и модуль уже. Видишь огни? Мы доставим тебя в медблок, приведем в порядок.

Кашляя и задыхаясь, Халлет помотал головой.

– Извини… Я не могу. Мне так жаль, Лопе…

– Выпусти меня отсюда! Ты, сучка!

Карин барабанила по двери медблока обеими руками. Биолог была на грани несдерживаемой истерики. Фарис старалась, чтобы ее голос звучал ровно.

– Ты знаешь, что я не могу этого сделать.

Это было все, что пилот могла сделать для соблюдения протокола и для паникующей коллеги, которая была ее подругой. Все, что она видела с тех пор, как Карин и Ледвард вернулись в модуль, буквально кричало о необходимости карантина. Если ситуация улучшится, она будет счастлива открыть дверь. Откроет ее с облегчением, с радостью.

Пока же дела обстояли так, что открыть дверь для Карин означало открыть ее для неизвестного.

А неизвестное, в лице рядового Ледварда, нуждалось в том, чтобы его изолировали от остальных до тех пор, пока оно хотя бы не станет более понятным.

Карин знала это лучше прочих, говорила себе Фарис. Но следовать протоколу просто, когда ты стоишь с той стороны двери медблока, где безопасно.

Хриплое дыхание, донесшееся от медицинского стола, заставило Карин повернуться. Ледвард теперь лежал на животе, все еще цепляясь за стол, и пытался втянуть в себя воздух, завывая, словно раненое животное в смертных муках.

«Может быть, – сказала себе Карин, – инфекция, или что это было, оставит его». Может быть, она будет развиваться подобно древнему, давно искорененному заболеванию, которое называлось малярией, – когда заболевший сначала короткое время ужасно страдал, а потом приходил в себя без каких-либо очевидных последствий.

Все еще напуганная, Карин подошла обратно к столу, пытаясь рассуждать логически. Она напомнила себе, что это Ледвард болен. Не она. С ней все в порядке. Физически она себя чувствует хорошо. Как опытный исследователь она не должна поддаваться панике. Она должна наблюдать, делать мысленные заметки, которые позже упорядочит и занесет в летопись экспедиции.

Не зная, что с ним случилось, она может сделать очень немногое, чтобы помочь. Учитывая непредсказуемые вспышки конвульсий и без помощи Фарис, она не может даже вколоть ему внутривенно успокоительное. Но, возможно, в его текущем состоянии успокоительное внутривенно может принести больше вреда, чем пользы.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Почему так тяжело смириться с потерей домашних животных Почему так тяжело смириться с потерей домашних животных

Век питомцев гораздо короче человеческого, и терять их невыносимо горько

Psychologies, март'19
Эпоха, сгоревшая за 34 секунды: катастрофа «Гинденбурга» Эпоха, сгоревшая за 34 секунды: катастрофа «Гинденбурга»

Самый известный в мире дирижабль Hindenburg

Популярная механика, март'19
Оюб Титиев получил 4 года колонии Оюб Титиев получил 4 года колонии

Вынесен приговор руководителю грозненского отделения «Мемориала»

РБК, март'19
ЦБ оставил ключевую ставку без изменений. Ставки по депозитам могут снизиться ЦБ оставил ключевую ставку без изменений. Ставки по депозитам могут снизиться

Банк России сохранил ключевую ставку на уровне 7,75%

Forbes, март'19
Гонка на понижение цены. Как продавцам заработать при работе с маркетплейсами Гонка на понижение цены. Как продавцам заработать при работе с маркетплейсами

Комиссии российских маркетплейсов могут достигать 38% от цены товара

Forbes, март'19
Из Кореи с любовью: главные изобретения восточных бьюти-гуру Из Кореи с любовью: главные изобретения восточных бьюти-гуру

Какие косметические средства родом из Страны утренней свежести

Cosmopolitan, март'19
Как восстановить ресницы после наращивания: маски, компрессы и диета Как восстановить ресницы после наращивания: маски, компрессы и диета

Часто после наращивания ресницы становятся короткими, ломкими и редкими

Лиза, март'19
Как помириться с близким человеком Как помириться с близким человеком

Как построить разговор, прийти к компромиссу и не выглядеть слабохарактерным

Psychologies, март'19
Битый час Максима Орешкина Битый час Максима Орешкина

Почему спикер Госдумы прервал выступление министра экономического развития

РБК, март'19
Легендарные сумки Chanel, созданные Карлом Лагерфельдом Легендарные сумки Chanel, созданные Карлом Лагерфельдом

От классических и практичных до самых безумных и забавных сумок

Vogue, март'19
Мetro будет доставлять продукты на дом в российских регионах Мetro будет доставлять продукты на дом в российских регионах

Сеть гипермаркетов Metro занялась розничными продажами через интернет

Forbes, март'19
В Японии — новый император. Как японцы это отпразднуют? В Японии — новый император. Как японцы это отпразднуют?

Японский парламент решает, нужны ли стране десятидневные каникулы в мае

Forbes, март'19
10 оригинальных подарков к 8 марта: женщины будут в восторге 10 оригинальных подарков к 8 марта: женщины будут в восторге

Десяток идей для оригинального презента к Международному женскому дню

Популярная механика, март'19
Миллиардер Светаков устроил распродажу активов Миллиардер Светаков устроил распродажу активов

Миллиардер Александр Светаков расстался с сотнями тысяч метров недвижимости

Forbes, март'19
Как заработать $1 млрд за минуту: уроки основателя SoftBank Масаёси Сона Как заработать $1 млрд за минуту: уроки основателя SoftBank Масаёси Сона

Масаёси Сон умеет угадывать будущее и зарабатывать на этом миллиарды

Forbes, март'19
Лондон: Туманный Вавилон Лондон: Туманный Вавилон

Николай Сванидзе — о Лондоне, где «раз сто точно был, а потом перестал считать»

Вокруг света, март'19
Артист в ударе Артист в ударе

GQ встретился с одним из самых харизматичных российских актеров

GQ, март'19
Мария Хорева Мария Хорева

Карьера балерины развивается с космической скоростью

Собака.ru, март'19
Догоняй меня! Догоняй меня!

Bentley выпустил самый быстрый внедорожник в мире. Или нет?

АвтоМир, март'19
Квартира от ЦБ Квартира от ЦБ

«Дом.РФ» готовится потеснить сервисы по подбору и покупке недвижимости

Эксперт, март'19
В последний миг увидела меня В последний миг увидела меня

Андрей Лысенко о помощи на линии фронта

Русский репортер, март'19
Двери открываются Двери открываются

Московское метро: античные храмы, целые библиотеки, роскошь и хай-тек

GQ, март'19
90-е: весело и честно 90-е: весело и честно

25 марта на телеканале СТС стартует сериал «90-е. Весело и громко»

OK!, март'19
От бедра От бедра

Финалистка шоу «Топ-модель по-американски» обманывала своих поклонников

StarHit, март'19
Хороший кадр Хороший кадр

Рассказываем, как получить работу мечты

StarHit, март'19
Светлана Немоляева: «Все время думаю о Саше» Светлана Немоляева: «Все время думаю о Саше»

Актриса Светлана Немоляева о тоске по мужу, пенсии и помощи внука

StarHit, март'19
Ксения Собчак: «Делать чью-то жизнь лучше – мой свободный выбор» Ксения Собчак: «Делать чью-то жизнь лучше – мой свободный выбор»

Александр Цыпкин задал Ксении Собчак провокационные вопросы

Cosmopolitan, март'19
Лав Ю Лав Ю

Юлия Хлынина покоряет мир

Esquire, март'19
Игры в облаках: зачем Nvidia покупает производителя сетевых устройств за $6,9 млрд Игры в облаках: зачем Nvidia покупает производителя сетевых устройств за $6,9 млрд

Вспомогательное оборудование, о котором знает не каждый пользователь

Forbes, март'19
Тайное оружие Тайное оружие

Из каких ингредиентов могла бы получиться «бомба любви» Владимира Мирзоева

Story, март'19