В зеркале заднего вида

Нынешние события на Украине причудливым образом вписались в историческую канву

ОгонёкИстория

В зеркале заднего вида

Нынешние события на Украине причудливым образом вписались в историческую канву — столетие украинской государственности. Юбилей, правда, неоднозначный: дата есть, а вот связной столетней истории украинской государственности нет, хотя попыток было в избытке, в том числе и достаточно экзотических

Свержение памятника Столыпину в Киеве — один из первых актов после образования Центральной Рады в марте 1917-го. Для демонтажа статуи премьер-министра Российской империи использовали конструкцию, напоминавшую виселицу. Фото The Historical Encyclopedia Of Kyiv

Подсвеченная факельными шествиями украинских националистов, последняя четверть века, как в зеркале заднего вида, позволяет разглядеть весь этот столетний путь. Исходной точкой на нем стал 1917 год и вызванная им «украинская национальная революция», ставившая своей целью привести Украину в новую систему международных координат. Единой концепции не было и тогда, зато присутствовало обилие практик — своих, доморощенных, и чужих, паразитирующих на придуманной украинской «особости». Проинвентаризировать былое сегодня будет к месту.

Место в политике и на карте

Прогрессивное (с точки зрения сегодняшних либералов) Временное правительство России, присвоившее власть после краха империи, на стремление окраин «надкусить» властный пирог глядело однозначно косо и долго воспринимало украинскую Центральную раду как строптивую общественную организацию, которую никто не избирал. В конце концов, впрочем, Петроград признал ее высшим органом местной администрации и отдал под ее управление пять губерний — историческую Малороссию. Рада, правда, хотела большего: притязала на девять губерний, включая весь Слободской край и всю Новороссию (о Крыме никто даже не заикался), но правительство Керенского ответило категорическим «нет». И, чтобы не оставалось сомнений в том, как метрополия намерена выстраивать отношения с регионом, учредило специальную должность «комиссара по Украине». Заявка на государственность, иными словами, была однозначно похерена — Украине вместо независимости назначили смотрящего (теперь, кстати, это тоже входит в перечень исторических обид Украины на «имперскую Россию»).

Временному правительству нельзя отказать в исторической последовательности: пять губерний именно в таком статусе — это Малая Русь времен Переяславской рады. Ведь формула о «воссоединении Украины с Россией» — это чистый миф: тогда ни Украины там не было, ни суверенного государства, поэтому юридически «воссоединения» и быть не могло. Более того, не было и «присоединения», как теперь пытаются доказать украинские историки. А что же было? Настойчивые просьбы гетмана Богдана Хмельницкого и казацких старшин принять запорожское войско — войско, а не государство! — под руку русского царя Москва обдумывала целых шесть лет, предвидя немало осложнений в отношениях с Речью Посполитой. А казачий круг в Переяславе, по сути, лишь ратифицировал решение Земского собора, вызревавшее шесть лет, еще раз подтвердив добровольное обязательство казаков: «Царского величества ратные люди всегда на рубеже для украины обереганья есть и вперед стоять учнут».

Сказано очень точно: «для украины обереганья…» — с маленькой буквы. Потому что не только в русских, но и в польских источниках топоним «украина» вплоть до ХХ века обозначал лишь географическую локализацию ее населения — порубежную окраину двух государств. И это не было какой-то местной особенностью. В древних русских летописях историки насчитали больше 20 различных «оукраин» и «украин» — «залесскую», «заокскую», «псковскую», «казанскую», «северскую» и даже несколько «сибирских украин». А в Поднепровье, наряду с официальным именем «Малая Русь», этот топоним стал таким же областным названием, как Волынь, Подолье, Покутье, Северщина, Червоная Русь, Слобожанщина, Новороссия. В таких примерно границах и достояла Малороссия до Первой мировой и Февральской революции.

Чудеса трансформаций пришли вместе с другой революцией — Октябрьской и ее «дочерней» войной — Гражданской. Историческое имя «Новороссия» заменили безликие ярлыки — «юго-восток Украины» (он же «Северное Причерноморье»), а Малороссия вообще исчезла с карт и выветрилась из голов (не фигурально — директивно: в ходе Всесоюзной переписи населения в 1926 году советская власть строжайше запретила записывать опрашиваемых людей малороссами).

Впрочем, по порядку. Вплоть до Октябрьской революции Ленин был решительным противником любых федераций, но как только встал во главе государства, которое в революционных вихрях могло расползтись по швам, резко изменил точку зрения: в унитарных рамках бывшую империю было не удержать. Строительство федеративного союза национальных республик растянулось на несколько лет, но первый «кирпич» в «федеративную стройку» был заложен ровно через неделю после залпа «Авроры» — 14 ноября 1917 года появилась «Декларация прав народов России», которую подписали Ленин как глава Совнаркома и Сталин как нарком по делам национальностей: провозглашалось право народов «на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства».

Как и крейсерский салют неделей раньше, этот заряд, стоит отметить, был хоть и громким, но холостым: формула «вплоть до отделения» исправно повторялась во всех Конституциях советской эпохи, как союзных, так и республиканских, но ни в первом издании, ни в последующих так и не была подкреплена правовым механизмом его реализации. Реально действовал другой механизм — «соборный»: железный обруч большевистской партии и карательных органов Советской республики, который семь десятилетий стягивал союз «центра» и «окраин». Занятно, как этот феномен сегодня трактуют 30 украинских историков, коллективно написавших фундаментальную монографию «Украинская государственность в ХХ веке» (Киев, «Полiтична думка», 1996): «Из-за спины великороссов постоянно выглядывала знакомая тень шовиниста-держиморды».

Кайзер Вильгельм II и гетман Скоропадский, август 1918-го. Гетман, в прошлом генерал-лейтенант русской армии, возглавил Украину, когда немцы разогнали Центральную Раду. Фото Daily Mirror / Mirrorpix / Mirrorpix Via Getty Images

Приключения автономии

Оспаривать оценки современных украинских историков смысла нет — такая у них оптика. Но помимо оценочных измерений есть ведь и территория фактов, которая всегда выглядит убедительнее. Что на ней?

О своем рождении на свет Украинская Народная Республика (УНР) оповестила мир 19 ноября 1917 года третьим Универсалом Центральной рады, в котором декларировала себя как автономия в составе Русской Демократической Республики (это означало, что Октябрьский переворот она не признает и подчиняться большевистскому Петрограду не намерена).

Такой республики в ноябре 1917-го не существовало, зато имелись украинские представления об основах госстроительства на бывших имперских просторах. Концепция сводилась к самоопределению всех населяющих территорию наций, больших, малых и крохотных, чтобы из этих неравных дробей собрать «добровольную федерацию свободных народов». Председатель Рады Михаил Грушевский изложил эту концепцию в работе «Какой автономии и федерации хочет Украина», написанной за полгода до Октября. История этого документа весьма занятна: брошюра Грушевского в апреле 1917-го миллионным тиражом была отпечатана в… Австро-Венгрии (с которой Россия, напомним, ожесточенно воевала именно в это время) для распространения на территории противника. Почитаем ее в оригинале:

«…украинская территория должна быть сорганизована на основах широкого демократичного (не цензового) гражданского самоуправления, от самого низу („мелкой земской единицы“) аж до верху — до украинского сойма (речь о за-конодательном органе — «О»). Она должна вершить у себя дома всякие свои дела — экономические, культурные, политические, удерживать свое войско, распоряжать(ся) своими дорогами, доходами, землями и всякими натуральными богатствами, иметь свое законодательство, администрацию и суд. Только в некоторых делах, единых для всей российской державы, она должна принимать постановления ее общего представительства, в котором будут принимать участие и представители Украины».

Исходя из декларируемых принципов Российскую империю следовало исполосовать границами внутренних национальных образований, и у каждого были бы свои администрации, законы, суды и даже войска с правом собирать из них армию «земляков» для самозащиты или помощи своей этнической родине.

Звучит диковинно, но концепцию Грушевского уже в сентябре 1917 года обсудил съезд порабощенных народов России. В Киев тогда съехались около 100 делегатов от 12 национальных организаций (грузины, латыши, эстонцы, татары, буряты, белорусы, молдаване, казаки, представители каких-то тюркских и мусульманских организаций) и объявили свои народы «державными» на том основании, что они уже готовы провести национальные учредительные собрания. А в России одних языков больше 150, за каждым свой народ или народность, и если бы все они самоопределились таким же образом, то вектор движения был бы пугающе ясен — вместо страны оставалась бы территория.

Бывшая империя состояла из 78 губерний и 21 области, их границы не мешали людям переселяться с места на место и перемешиваться хоть семьями, хоть целыми селениями, зато мешали разойтись по национальным квартирам. Между тем концепция Грушевского в качестве ключевой перспективы предусматривала именно это — Федерация национальнотерриториальных автономий («дворец народов» по Грушевскому) превращала единое государство в лоскутное одеяло.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Зеркало Зеркало

Что читать, слушать, смотреть

Огонёк, июль'19
5 способов снять ненужные запреты и ограничения 5 способов снять ненужные запреты и ограничения

На наше поведение влияют внутренние предписания и ожидания

Psychologies, июль'19
Архитектор маленьких домиков Архитектор маленьких домиков

От кого кинорежиссёр Константин Худяков получил в наследство «буржуйскую морду»?

Story, июль'19
Привет, Андрей! Привет, Андрей!

Андрей Артемов дебютировал с осенней коллекцией Walk of Shame в Париже

Vogue, июль'19
Сухопутный рак Сухопутный рак

Мокрицы – беспозвоночные, обитающие там, где повлажнее

National Geographic, июль'19
Пар культуры Пар культуры

Круглый стол Men's Health о роли бани в жизни мужчины

Men’s Health, июль'19
Вечный король Вечный король

Уже десять лет фанаты Майкла Джексона верят, что он инсценировал смерть

StarHit, июнь'19
Главные мужские тренды лета 2020 Главные мужские тренды лета 2020

Ничто не мешает вам вдохновляться ими уже сейчас

GQ, июнь'19
До Владимира — час, до Нижнего — два До Владимира — час, до Нижнего — два

Высокоскоростное движение в Нижний Новгород можно успеть запустить к 2024 году

Эксперт, июнь'19
Игра в политкорректность Игра в политкорректность

Как цензурный контроль больших компаний вредит большим сюжетам

Story, июль'19
Восходящие отношения Восходящие отношения

Что президенты Японии и России обсудят во время саммита G20 в Осаке

РБК, июнь'19
«Мне надо всё делать в последний момент» «Мне надо всё делать в последний момент»

Актриса Аглая Тарасова практически неуловима

OK!, июнь'19
Ирина Хакамада «Дочь вправе жить, как хочет!» Ирина Хакамада «Дочь вправе жить, как хочет!»

Бывший политик рассказала о даре необычного ребенка о том, как преодолеть кризис

StarHit, июнь'19
Элементарно, Ватсон! Элементарно, Ватсон!

Лето – лучшее время для путешествия по Англии

Cosmopolitan, июль'19
История с географией История с географией

Ценителям красивой жизни найдётся отель по вкусу от Ломбардии до Дубая

Robb Report, июнь'19
Время собирать кельтские камни Время собирать кельтские камни

Интеллектуальная и загадочная игрушка — кельтский камень

Наука и жизнь, май'19
Пространственный контакт и порядок в ядре глазами «биолога-ядерщика» Пространственный контакт и порядок в ядре глазами «биолога-ядерщика»

Ультрамикроскопическая жизнь генома

Наука и жизнь, май'19
Сын за отца Сын за отца

Что происходит с активами Владимира Когана после его болезни

Forbes, июль'19
Этим летом наряжайтесь как Элтон Джон, в пух и прах Этим летом наряжайтесь как Элтон Джон, в пух и прах

«Рокетмен» — отличный повод примерить вещи в духе сценических костюмов поп-идола

Vogue, июнь'19
Диалоги о любви Диалоги о любви

Звездные свадьбы приковывают внимание

OK!, июнь'19
Еще один из рода Виндзор Еще один из рода Виндзор

Ее Величество Елизавета II за дворцовыми дверями просто лучшая на свете Гэн-Гэн

Караван историй, июль'19
24 часа с Айзой Анохиной 24 часа с Айзой Анохиной

Сутки с Айзой Анохиной, рэп-исполнительницей, ведущей шоу VBATTLE

Cosmopolitan, июль'19
Джастин Теру: «В 20 лет я не знал, что такое терпение, теперь это позади» Джастин Теру: «В 20 лет я не знал, что такое терпение, теперь это позади»

Его подход к жизни и карьере кажется странным, но здорово идет ему на пользу.

Men’s Health, июнь'19
Новый чёрный Новый чёрный

Дизайнер Грег Натале вывел свойственный ему высокий стиль на новый уровень

Robb Report, июнь'19
Какие напольные весы точнее: аналоговые или электронные? Какие напольные весы точнее: аналоговые или электронные?

Они всегда говорят правду: маленькие дети, пьяные взрослые и напольные весы!

Maxim, июнь'19
Карта острова Карта острова

На острове Ольхон теперь можно воспользоваться цифровыми финансовыми услугами

Огонёк, июнь'19
Первая летняя ягода Первая летняя ягода

В первые недели июня в садах средней полосы России созревает жимолость

Наука и жизнь, май'19
«Опережение и есть монополия» «Опережение и есть монополия»

Есть ли у России шанс стать лидером в сфере искусственного интеллекта

Огонёк, июнь'19
РФС открыл счет РФС открыл счет

Впервые обнародованы расходы и доходы российских футбольных клубов

РБК, июнь'19
Колесо фортуны Колесо фортуны

В месяцы экзаменов в ленте всплывает реклама ноотропов

Tatler, июль'19