Рассекреченные архивы добавляют новые краски к Нюрнбергскому процессу

ОгонёкИстория

Шпандау без грифа секретности

Рассекреченные архивы добавляют новые краски к Нюрнбергскому процессу спустя 75 лет после его начала.

Леонид Максименков, историк

Шпандау в 1946-м. В караул заступает советское подразделение, вахту сдают французы. Фото: Alamy / Vostock Photo

При советской системе правления власть обычно венчала мероприятия, акции, кампании общегосударственного и мирового масштабов ритуалом награждения их организаторов, исполнителей и некоторых статистов. Ордена были мерилом успеха. Нюрнбергский процесс над главными нацистскими военными преступниками, который начался 20 ноября 1945 года, по идее, не должен был быть исключением из этого правила. Но он им стал.

Награды не нашли героев

Действительно, когда «суд народов» закончился 1 октября 1946 года, то в аппаратных коридорах на Старой площади поначалу все пошло по проторенной дороге. Согласовывали представленные прокуратурой и Министерством юстиции списки, уточняли фамилии, должности, взвешивали награды. Одним — орден Ленина, другим — Отечественной войны первой степени или второй, а кому-то — медаль «За трудовые отличия».

Списки готовились в отделе Административных органов ЦК ВКП(б) — главном штабе правоохранительных, компетентных и судебных учреждений страны. Помимо руководства и оперативного состава к награждению намечались «напряженно» работавшие переводчики и переводчицы, машинистки, стенографистки, связисты и связистки, бойцы охраны. Всего 57 человек, из них орденами — 34, остальные — медалями. В процессе работы подоспели американцы со своими предложениями наградить советских начальников орденами степеней офицера «Легиона Заслуженных». По принципу алаверды в Генеральной прокуратуре решили в ответ отметить и американских коллег: главного обвинителя Роберта Г. Джексона и его заместителя Томаса Тодда — орденами Трудового Красного Знамени, бригадного генерала Роберта Дж. Гилла, полковника Роберта Дж. Сторна и Джона Эймена Харлана — орденом Красной Звезды. Все списки и детали были согласованы, но затем возникла какая-то странная волокита.

С высоты прошедших десятилетий мы понимаем, что с американцами странного ничего не было. Братство по оружию на глазах превращалось в жесткое соперничество, конфликты и непримиримые противоречия — на Европу начал спускаться железный занавес. А теперь и вовсе становится очевидным: уже сам ход Нюрнбергского процесса и его итоги стали отражением новых реалий холодной войны. Даже в бытовых мелочах.

Даже в аппаратных коридорах задержка с награждениями за участие в процессе вызывала недоумение. Но разъяснений не последовало. Фото: РГАНИ

Еще за два месяца до вынесения приговоров Лаврентий Берия предупреждал Сталина: «Американская администрация на Нюрнбергском процессе и на процессе в Токио уведомила Судью и Главного обвинителя от СССР о том, что с 1 августа 1946 года отпуск питания, жилые помещения и другие услуги будут производиться их аппарату при условии оплаты американскими долларами или другой валютой (английские фунты стерлингов, швейцарские франки, датские кроны)».

Коллизия вызвала межведомственный рикошет: министр юстиции СССР Николай Рычков и генеральный прокурор Константин Горшенин запросили из казны 39,5 тысячи долларов для жизнеобеспечения советских участников (на сегодняшний день это эквивалентно сумме 527 452 доллара), министр финансов Зверев не согласился. Он возразил: «<…> требование американцев об оплате услуг указанными валютами противоречит решениям Берлинской конференции и договоренности союзных правительств об использовании военных марок для финансирования оккупационных расходов в Германии». И потребовал «поставить через тт. Соколовского и Деревянко вопрос перед военным командованием союзников об обеспечении советских представителей товарами немецкого или японского происхождения, с оплатой этих товаров и услуг немецкой и японской валютой».

С союзниками, словом, все логично: конфликт лежал намного глубже проблем с горячим питанием и банно-прачечным комплексом. Но в чем была загвоздка с награждением соотечественников? А с этим все просто, и сталинская логика была железной: о каких наградах речь, если советская сторона не смогла отстоять не только «бытовуху», но и главное — прямые директивы?

Руководя процессом из Москвы, Сталин требовал от советских обвинителей добиваться вынесения смертного приговора творцу германского ВПК Альберту фон Шпееру («надо настаивать на обвинении по всем разделам и требовать смертной казни»), министру иностранных дел фон Нейрату («настаивать на смертной казни»), «вождю нацистской молодежи» фон Шираху («обязательно требовать смертной казни») и тем более заместителю Гитлера по НСДАП Рудольфу Гессу. Обсуждать можно было форму казни: через повешение или гильотиной, но не сам приговор. Сталин в своих резолюциях по ходу процесса также четко ставил непременным критерием оценки эффективности признание «фашистскими преступными организациями» правительственный кабинет, генеральный штаб и высшее командование германского вермахта.

Советская сторона, однако, эти поручения вождя не выполнила: некоторых подсудимых вообще оправдали, семь главарей рейха осудили на разные сроки, вермахт преступной организацией не признали. И пусть генеральный прокурор продолжал уверять вождя, что «советская делегация на процессе проделала большую работу, последовательно отстаивая нашу позицию в деле разоблачения фашизма и обвинения преступников» (записка от 10 ноября 1946 года), Сталин считал иначе: отстаивала непоследовательно и поэтому «недоразоблачила». Проекты указов о поощрении участников остались в итоге засекреченными на семь десятилетий, наградного нюрнбергского эпилога не получилось.

Более того, документы, которые совсем недавно поступили из архива президента на открытое хранение в Российский государственный архив новейшей истории (РГАНИ), свидетельствуют о том, что невыполнение указаний Сталина имело далеко идущие последствия. Шифровки и постановления Политбюро приводят нас в межсоюзническую тюрьму в английской зоне оккупации в берлинском районе Шпандау. Туда поступили семь не казненных главных нацистов, которых по сталинскому сценарию там быть не должно. Как и самой тюрьмы.

«Огонек» первым ознакомился с этими архивным папками, на которых сохранился шифр старого, сталинских времен, делопроизводства главной канцелярии страны — Шестого сектора Общего отдела ЦК КПСС (архива Политбюро ЦК). Например, № 34-А/20-0/4-2. Если кратко, то документы в этих папках позволяют отследить развитие исключительно захватывающего сюжета, в котором в течение многих лет шла ревизия решений трибунала, которой СССР отнюдь не всегда противостоял.

Чтобы понять, как все было, заглянем в заветные папки.

Первая попытка

Союзники предприняли первую попытку помилования уже в 1951 году. Неизвестный Москве германский гражданин Юлиус Еннер обратился напрямую к верховному комиссару американской зоны оккупации Германии Джону Макклою. Конкретно он ходатайствовал за бывшего нацистского министра иностранных дел фон Нейрата. Это напоминало санкционированную акцию, потому что американский прокуратор оперативно и лично ответил господину Еннеру:

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Дети декабря Дети декабря

Декабристы — безумцы, герои, предатели или лучшие сыны нации?

Дилетант
«Большой спорт – это не про здоровье», – интервью с главным хореографом Этери Тутберидзе «Большой спорт – это не про здоровье», – интервью с главным хореографом Этери Тутберидзе

Тренер Этери Тутберидзе о фигурном катании, спортсменах и детях

GQ
Альянсы и союзы Альянсы и союзы

Первая часть ответов на вопросы об альянсах союзников против нацистской Германии

Дилетант
7 самых-самых снимков Земли из космоса 7 самых-самых снимков Земли из космоса

Делать селфи у землян в ДНК

Maxim
«Добрый» диктатор «Добрый» диктатор

Хрущёв искренне пытался улучшить жизнь народа. Но получилось... как всегда?

Дилетант
Вам и не снилось Вам и не снилось

В канун Нового года и Рождества хочется верить в чудеса — и они происходят

Cosmopolitan
Быт военного времени Быт военного времени

Первая часть ответов на вопросы о повседневной жизни в условиях военного времени

Дилетант
Дизайнер костюмов сериала «Корона» о том, как создавались образы королевской семьи Дизайнер костюмов сериала «Корона» о том, как создавались образы королевской семьи

Художник по костюмам Эми Робертс — почему иногда хочется послать все к черту

GQ
Провал Дятлова Провал Дятлова

Рецензия Андрея Архангельского на сериал «Перевал Дятлова»

Огонёк
«Возраст стилю не помеха»: как я стала модным блогером в 63 года «Возраст стилю не помеха»: как я стала модным блогером в 63 года

Как бывший бухгалтер поменяла профессию и стала модельером и блогером

Psychologies
Битва не за урожай Битва не за урожай

Почему РАН не нужны уникальные достижения селекционеров?

Огонёк
Жить здорово: какой недвижимостью владеет Елена Малышева Жить здорово: какой недвижимостью владеет Елена Малышева

10 фактов из личной жизни и творческой биографии Елены Васильевны Малышевой

Cosmopolitan
Защита Риббентропа Защита Риббентропа

1 октября 1946 года Международный военный трибунал в Нюрнберге вынес приговор

Дилетант
Как проснуться без отеков — 5 незаметных вещей, которые делают лицо одутловатым Как проснуться без отеков — 5 незаметных вещей, которые делают лицо одутловатым

Надоело просыпаться с отеками и ждать до вечера, пока они разойдутся?

Cosmopolitan
Правила жизни Мартина Скорсезе Правила жизни Мартина Скорсезе

Правила жизни режиссера Мартина Скорсезе

Esquire
SpaceX вновь доставила на МКС астронавтов на корабле Crew Dragon. В чем его уникальность SpaceX вновь доставила на МКС астронавтов на корабле Crew Dragon. В чем его уникальность

Большой скачок для США в сторону от российских ракет

Maxim
«Титаны исчезли не только в литературе» «Титаны исчезли не только в литературе»

Леонид Юзефович — о своем новом романе «Филэллин»

Огонёк
Суворов и многовекторность Суворов и многовекторность

Изучаем, почему фигура Александра Суворова остается политически знаковой

Огонёк
Какая жалость! Как мы жалеем себя и когда пора прекратить это делать Какая жалость! Как мы жалеем себя и когда пора прекратить это делать

Недовольство всем, что тебя окружает, обычно похоже на насморк

Cosmopolitan
Toyota C-HR. Восторг и недоумение Toyota C-HR. Восторг и недоумение

Toyota C-HR — автомобиль, который можно смело назвать дизайнерским

4x4 Club
«Заранее решено, что выиграет Березовский»: отрывок о приватизации в России из новой книги Михаила Зыгаря «Все свободны» «Заранее решено, что выиграет Березовский»: отрывок о приватизации в России из новой книги Михаила Зыгаря «Все свободны»

Отрывок из книги «Все свободны» — как проходили залоговые аукционы 1995 года

Forbes
Что почитать о путешествиях, если надоели travel-блоги? Что почитать о путешествиях, если надоели travel-блоги?

Эти произведения — отличный способ проникнуться другими странами

МегаФон Путешествия
Зачем ресторанам нужна барная карта Зачем ресторанам нужна барная карта

Как хорошие коктейли могут вывести ресторан на совершенно другой уровень

GQ
Аборт и закон: могут ли нам запретить решать, когда быть матерью? Аборт и закон: могут ли нам запретить решать, когда быть матерью?

Как один закон может повлиять на судьбы многих женщин

Cosmopolitan
Наука требует жертв Наука требует жертв

Десятеро ученых и изобретателей, погибших при экспериментах

Популярная механика
Найдена странная галактика, продолжающая порождать звезды вопреки чудовищной черной дыре в центре Найдена странная галактика, продолжающая порождать звезды вопреки чудовищной черной дыре в центре

Эта галактика сумела продолжить образование новых звезд

Популярная механика
Елки-палки: как стартап по высадке леса Maraquia получил похвалу Путина, потерял инвесторов и теперь судится с основателем Елки-палки: как стартап по высадке леса Maraquia получил похвалу Путина, потерял инвесторов и теперь судится с основателем

Что скрывается за красивым фасадом стартапа Maraquia («Маракуйя»)

Forbes
Моя терапия: «Зависимому не нужна жилетка, ему нужна удочка» Моя терапия: «Зависимому не нужна жилетка, ему нужна удочка»

История нашего героя о том, как психотерапия помогает справиться с зависимостью

Psychologies
«Я подумаю об этом завтра» «Я подумаю об этом завтра»

Ирина Прохорова — об ответственности перед фамилией и желании стать волонтером

OK!
Как я прошел 17 гонок IRONMAN Как я прошел 17 гонок IRONMAN

Спортивный менеджер Сергей Бодров о том, как триатлон изменил его жизнь

Reminder
Открыть в приложении