Служу за решеткой

Работники ФСИН — о плюсах и минусах своей профессии

ОгонёкОбщество

Служу за решеткой

Фото Марина Круглякова. Текст Светлана Сухова при участии Марины Кругляковой

Устроиться работать за колючую проволоку не так просто

Скандалы с избиениями и пытками в российских тюрьмах и колониях, взбудоражившие общественное мнение в прошлом году, получили неожиданное продолжение в новом: замглавы Федеральной системы исполнения наказания (ФСИН) Валерий Максименко объяснил срывы подчиненных «моральной усталостью» сотрудников ФСИН. Максименко признался: «Работа… не самая уважаемая... Я скажу больше, что есть города и регионы, где сотрудники боятся ходить в форме». Но как при этом объяснить парадокс: устроиться на работу в структуры ФСИН не так просто, на вакансии в этом ведомстве устойчивый спрос, а сеть специализированных вузов по подготовке кадров расширяется. Сейчас в системе работают 295 967 человек. Что приводит людей в профессию тюремщика? «Огонек» поговорил с сотрудниками столичных следственных изоляторов «Матросская Тишина» и «Бутырка» о жизни и служб.

Соцсети полны чатов, где идет активное обсуждение, как устроиться на работу в систему ФСИН, где обучиться азам тюремного ремесла. Предложение соответствует спросу: кадры для исправительных учреждений готовит целая сеть профильных учебных заведений — вузы в Рязани, Вологде, Владимире, Самаре, Новокузнецке, Пскове, Перми и Воронеже, у каждого из них своя специализация. Пройти отбор и попасть в профильный вуз непросто: нужно получить направление из ФСИН России по месту жительства, пройти собеседование, военно-врачебную комиссию и сдать нормативы физподготовки и экзамены (в зависимости от выбранной специализации). Ради чего?

Официальная зарплата у офицера в системе ФСИН невелика — около 40 тысяч рублей, но на самом деле цифры совсем другие: плюсом к зарплате идут многочисленные надбавки — за звание и стаж службы, за особые условия и работу со сведениями, составляющими гостайну. Само собой, еще и поощрительные бонусы (за особые достижения и безупречную службу), и серьезный соцпакет (см. подробности в рубрике «Справка»). Материальный мотив, словом, очевиден и, судя по всему, для соискателей вакансий достаточен — ни престижа, ни радужных перспектив в этой работе нет.

Зато психологические издержки высоки. Как отмечают сотрудники системы, эмоциональное выгорание для сотрудников ФСИН — это не фигура речи, а специфика работы. Среди достижений ФСИН последнего времени фигурируют жутковатые показатели: снижение количества суицидов сотрудников ведомства на 48 процентов (в период с 2012 по 2016 год) и на 20 процентов — снижение числа сотрудников, состоящих на психологическом учете (за тот же период). От каких цифр высчитаны эти проценты, в отчетах не сообщается, хотя экспертам памятно интервью первого замдиректора ФСИН Анатолия Рудого: в 2015 году, сообщил он «Интерфаксу», с собой покончили 180 сотрудников ФСИН (и 360 заключенных).

Американские исследователи утверждают: в США треть (31 процент) работников тюрем проявляют симптомы клинической депрессии или посттравматического стрессового расстройства, а 17 процентов — обоих этих заболеваний сразу. Открытых российских данных по этим показателям нет, но эксперты убеждены: отечественная статистика от иностранной в лучшую сторону не отличается. Скорее наоборот…

«Матросская Тишина» и «Бутырка» — столичные витрины ФСИН. Хотя и в образцово-показательных учреждениях свыкнуться со «спецификой» непросто. Начальник Бутырской тюрьмы Сергей Телятников, правда, относится к этому философски: «Когда человек отработал год, уже, как правило, видно, приняла его тюрьма или нет,— рассуждает он.— Если приработался и привык, значит, будет служить дальше…»

«Многие испытывают перед системой ужас»

Светлана, 47 лет, оператор видеонаблюдения отдела режима и надзора, в системе 18 лет

Муж работал в системе, и я пришла сюда. Сначала было тяжело. Система своеобразная... Я 10 лет проработала в охране. Делала то же, что и сейчас, но технически на другом уровне. Стало легче — просмотрел запись и убедился, что нарушений нет. Но ужасный поток информации и огромная нагрузка — 125 камер. Я не афиширую, где служу. Однажды мама встретилась с нашим знакомым и сказала ему, что я работаю в «Бутырке». Он воскликнул: «А какая девочка хорошая была!» Кто незнаком с системой, испытывает ужас. Это нормальная реакция. Это страх неизвестного. Люди судят о тюрьме по фильмам, а то, что у нас на самом деле происходит, изнутри, знают немногие. Я люблю свою дачу, сад, огород, выращиваю в теплице и арбузы, и дыни, и все-все.

«Я тут временно»

Ибрет, 32 года, младший инспектор 2-й категории, в системе 9 лет

Я служил в СИЗО в Дербенте. Работы не было, а там льготы, зарплата хоть какая-то. И ничего там страшного нет. Все в наших руках, если ты ленив, то работать везде тяжело, а если дружишь с головой, то все нормально. Такие же люди, общество, только несколько специфическое. Если сначала думать, а потом действовать и говорить, то сложности нет. Через три года я перевелся в «Бутырку», все-таки замок, история. Здесь надо уметь найти подход к каждому заключенному. С коллегами мы как семья, понимаем друг друга с полуслова. Мои близкие к моей работе относятся не скажу, что положительно, но нормально. Я не афиширую, где работаю. В Москве корни пускать не собираюсь, я тут временно, свои горы, свежий воздух, море ни на что не променяю.

«Или на завод, или в тюрьму»

Евгения, 29 лет, прапорщик, младший инспектор дежурной службы, в системе 6,5 года

У меня был выбор: идти или на завод, или в тюрьму — другой работы в Кольчугино не было. Родители были не против. Друзья сначала удивлялись: «О! Тюрьма!» Сейчас привыкли. В «Бутырку» перевелась 2,5 года назад, мне тут нравится, прихожу как во второй дом. Работать несложно. Все время общаешься с людьми. Они разные, с кем-то надо помягче, с другим — построже. Главное — никого не провоцировать. Удобный график работы — сутки/ трое. Бюджетники, льготная пенсия. Зарплата небольшая, но стабильная. У меня есть возможность карьерного роста, но я не хочу погружаться в работу и «жить» в тюрьме, у меня на «воле» много увлечений и дел. Зимой — лыжи, занимаюсь верховой ездой, со временем планирую уйти в декрет, меня устраивает то, что есть.

«О нас никто ничего не знает»

Андрей, 24 года, инспектор отдела режима и надзора, в системе 3 года

В «Бутырку» я перевелся из колонии общего режима в Новомосковске. У меня два высших образования — Академия ФСИН по специальностям «Психология» и «Уголовное право и криминология». Мне нравится работа, и я целенаправленно пошел в этот вуз, потому что хотелось восстанавливать в нашем социуме справедливость. Попасть в СИЗО — стресс для человека, все реагируют по-разному, надо под каждого подстраивать общение. И чем можешь помочь в своей должности и своими обязанностями, тем всегда поможешь. Работа в нашей системе воспитывает бесконфликтное общение. Я не скрываю, где работаю, и никто никогда не ужасался, узнав об этом. Но вопросы ко мне, естественно, возникают, потому что большинство людей никогда не встречали сотрудника тюрьмы. О нас на самом деле никто ничего не знает.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Анастасия Уколова:   Анастасия Уколова:  

Интервью с актрисой Анастасией Уколовой

Караван историй, август'19
Как правильно общаться с девушкой? Самый понятный гид из 11 лайфхаков Как правильно общаться с девушкой? Самый понятный гид из 11 лайфхаков

Как правильно общаться с девушкой

Playboy, январь'19
Снимки, уцелевшие чудом Снимки, уцелевшие чудом

К фотоловушке пришел чрезвычайно любопытный белый медведь

National Geographic, февраль'19
10 героев, интимная жизнь которых еще хуже и трешовее, чем у тебя 10 героев, интимная жизнь которых еще хуже и трешовее, чем у тебя

Если мы ошиблись и у тебя хуже, то дай нам знать

Playboy, январь'19
В здоровом теле здоровый дух В здоровом теле здоровый дух

О том, как важно соблюдать баланс во всем

OK!, январь'19
Как компьютер обманывает патентную систему «Большой Фармы» Как компьютер обманывает патентную систему «Большой Фармы»

Как компьютер обманывает патентную систему «Большой Фармы»

Forbes, январь'19
Пэчворк без цыганщины: как следует носить вещи Пэчворк без цыганщины: как следует носить вещи

Пэчворк без цыганщины: как следует носить вещи "с заплатками"

Cosmopolitan, январь'19
Главные показы Недель моды осень–зима 2019 Главные показы Недель моды осень–зима 2019

Вспоминаем лучшие показы сезона

GQ, январь'19
Недотрога Недотрога

В школе Александр Головин отшивал поклонниц

StarHit, январь'19
Лайфхак-гид по зимней езде Лайфхак-гид по зимней езде

Десяток советов, как завестись и поехать зимой

Maxim, январь'19
Раз и навсегда Раз и навсегда

Тренировки для триатлона. Начинай готовиться к летнему сезону

Men’s Health, февраль'19
О'кей, «гугл» О'кей, «гугл»

Глава Google в России о том, могут ли уходить в декрет топ-менеджеры

Cosmopolitan, февраль'19
Сиди работай! Сиди работай!

Зачем люди едут в арт-резиденцию на край света — в Исландию

Seasons of life, январь'19
13 человек, основавших свои микрогосударства 13 человек, основавших свои микрогосударства

У основателей микрогосударств не было комплексов по поводу размера их стран

Maxim, январь'19
Выбираем планшет 10 дюймов: рейтинг 2018-2019 и цены Выбираем планшет 10 дюймов: рейтинг 2018-2019 и цены

Как купить планшет недорогой, но хороший

CHIP, январь'19
Уроки японского Уроки японского

Чем удивят нас невероятные японцы?

Лиза, январь'19
Кристиан Бэйл набрал 15 килограмм, чтобы сыграть психопата Дика Чейни Кристиан Бэйл набрал 15 килограмм, чтобы сыграть психопата Дика Чейни

Во все уважающие себя списки главных фильмов года «Власть» точно попадет

GQ, январь'19
Что такое ангедония и почему она может быть убийцей твоего либидо Что такое ангедония и почему она может быть убийцей твоего либидо

Что такое ангедония и почему она может быть убийцей твоего либидо

Men’s Health, январь'19
Как стать половым гигантом? 6 абсолютно трешовых идей (и мы их не советуем) Как стать половым гигантом? 6 абсолютно трешовых идей (и мы их не советуем)

Как стать половым гигантом? 6 абсолютно трешовых идей (и мы их не советуем)

Playboy, январь'19
У меня вредный начальник У меня вредный начальник

Многим из нас приходилось работать под началом руководителя с тяжелым характером

Psychologies, февраль'19
Как ŠKODA выручила меня в сложной ситуации: рассказы шкодоводов Как ŠKODA выручила меня в сложной ситуации: рассказы шкодоводов

В какие непростые ситуации попадали водители и как автомобиль помог из них выйти

National Geographic, январь'19
Кризис веры. Как экономический рост зависит от доверия к власти Кризис веры. Как экономический рост зависит от доверия к власти

Низкий уровень доверия россиян к власти сказывается на развитии экономики

Forbes, январь'19
Как выйти из привычного круга? Как выйти из привычного круга?

Что мешает нам быть счастливыми?

Лиза, январь'19
Российский топ-менеджер всплыл на видео, где рассказал об интиме с подчиненными и как велел «стучать». Его уволили Российский топ-менеджер всплыл на видео, где рассказал об интиме с подчиненными и как велел «стучать». Его уволили

Герой скандала — первый заместитель генерального директора АО «Росгеология»

Maxim, январь'19
Названа «самая хорошая страна»: новый рейтинг Названа «самая хорошая страна»: новый рейтинг

Составлен рейтинг «хороших стран», способствующих общему благу человечества

National Geographic, январь'19
«Опять нет денег»: что в этом хорошего? «Опять нет денег»: что в этом хорошего?

Что скрывается за мнимыми или реальными материальными трудностями

Psychologies, январь'19
Кит Харингтон Кит Харингтон

Не жмет ли королю Севера его корона?

Elle, февраль'19
А вам Слабко? А вам Слабко?

Ради сына жительница Челябинска изменила жизнь и похудела на 49 килограммов

StarHit, январь'19
О каких навыках будущего твердят нам ученые и визионеры О каких навыках будущего твердят нам ученые и визионеры

О каких навыках будущего твердят нам ученые и визионеры

СНОБ, январь'19
Комплекс империи. Что не так в критике Еврокомиссией «золотых паспортов» Комплекс империи. Что не так в критике Еврокомиссией «золотых паспортов»

Европейская комиссия выпустила доклад, критикующий «золотые паспорта»

Forbes, январь'19