«Народная реставрация» с благими намерениями

ОгонёкОбщество

Храмовый сайдинг

«Народная реставрация»: от северной виниловой сказки до вятского плиточного алтаря

Вознесенская церковь в Гостеве построена в середине XVIII века. Дмитрий Лоптев

В Котельничском районе Кировской области есть село Гостево. Оно обозначено на карте, хотя в действительности его не существует — последний житель уехал отсюда в 1986 году. До ближайшего населенного пункта здесь километров пять. От трассы — километра два по утопающей в грязи дороге. С другой стороны, как сказать про Гостево — не существует? В центре бывшего села стоит старинная, середины XVIII века, Вознесенская церковь, а рядом с ней живет человек. И даже на ограде табличка есть: «Частная территория».

Человека, которого в местной прессе называют не иначе как отшельником (хотя с ним живут жена и четверо детей), зовут Александром. Как рассказывает он заезжим краеведам и журналистам, двадцать с лишним лет назад он работал в одном из северных районов Кировской области лесничим, а потом решил перебраться южнее. В Котельничском районе ему понравилось: теплее, даже яблоки растут. Но собирался он не яблоки выращивать, а исполнять данный себе обет: восстановить заброшенный храм. Гостево для этого вполне подходило: церковь разорена еще в 1968-м, место высокое, красивое. Впервые Александр облюбовал его еще в 2001 году. Местный совхоз отдал ему в аренду несколько гектаров земли. Но пришлось отлучиться в Тюмень, и не на один год: надо было заработать денег на восстановление храма, а в вятской глуши заработки не те.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается: вернулся Александр в Гостево только в 2013 году — с пятью заработанными миллионами и КамАЗом с цементом, кирпичом и бетонными блоками. Отшельник огородил храм забором и приступил к строительным работам. Проезжих и тех, кто навещал могилы родных на гостевском кладбище, в церковь впускал — помолиться, поставить свечу. Свечи держал для такого случая и даже денег за них не просил.

Но главной, конечно, была работа. Разбирал — то в одиночку, то нанимая временных рабочих — завалы, укреплял стены, бетонировал фундаменты. Один угол храма был основательно подрыт «черными копателями», искавшими тут какие-то клады, и церковь грозила обрушением. Теперь вроде бы эта опасность в прошлом. Купол храма закрыли рубероидом. Однажды наткнулся на захоронение. Вместе со священником, который иногда приезжает в Гостево, решили: мощи владыки. Александр устроил новую могилу внутри храма, даже забетонировал, чтобы мощи никто впредь не тревожил.

Всю «реставрацию» Александр делает не только за собственный счет, но и на свой страх и риск — как умеет. Рассказывает журналистам: начинал с того, что «документы собрал, что храм никому не принадлежит, чтобы меня потом не вздернули, и вперед, начал ремонт сам». «Сам алтарь доделывал, плитку клал, сколько умения хватает... Окнами надо заняться, окна-то у меня есть, а вот сводчатые пока не могу делать, надо нанимать кого-то. У меня пилорамы нет, я заказывал окна в местном колхозе, а вот кружала надо специалисту делать». И так далее и тому подобное. И так шесть лет подряд.

Здесь можно было бы начать сагу о подвижничестве, и она наверняка оказалась бы правдивой. Но есть иная тема. Если непредвзято взглянуть на происходящее в Гостеве как на восстановление памятника архитектуры… лучше и не пытаться так взглянуть. Не выдерживает не то что никакой критики — никакого даже разговора на эту тему.

Так выглядит «народная реставрация». Алёна Зайцева / Комсомольская правда

Нежное вятское барокко середины XVIII столетия… Забетонированные стены в интерьере, аляповатые краски, пластиковые окна. Алтарь, обложенный плиткой, выглядит, как торговая палатка на провинциальном рынке. В общем, если «народная реставрация» в Гостеве будет продолжаться в том же духе, еще через несколько лет храм ничем не будет напоминать старинный. Увидев фото в региональной прессе, некоторые организаторы экскурсий по русской провинции стали даже писать в соцсетях: собирались, мол, привезти в Гостево группу любителей архитектуры — теперь ни ногой, не на что смотреть, одно расстройство.

Таково реальное состояние храма. Алёна Зайцева / Комсомольская правда

Не реставрация, в общем, а сплошной вандализм, хотя и с благими намерениями.

И это тоже звучит абсолютно справедливо, но мне не хочется в данном случае примыкать к полку обличителей. Вот почему.

Была некогда крепкая и красивая церковь, в конце XIX века прихожан насчитывалось 5 тысяч. Перед войной храм закрыли, сделали из него склад колхозных овощей и зерна. В 1960-е годы местные жители додумались добывать здесь стройматериалы: разрушили на кирпич колокольню и трапезную, разорили все, что оставалось. После этого на полвека храм бросили. В России сменился политический и экономический уклад, поднялась и утихла социальная буря, переменились флаги и гимны. А здесь, в Гостеве, ничего не происходило, кроме разрушения. Пока не появился, как в сказке, отшельник Александр с КамАЗом. Он оказался единственным человеком, кто за полвека решил о храме позаботиться. И позаботился — как умел.

Александр (в центре) и восстанавливает храм, и показывает его туристам. Валерий Фадеев / Комсомольская правда

К ответственности за нарушение законов об охране памятников архитектуры его не привлекут. По той простой причине, что храм середины XVIII века не является охраняемым государством объектом культурного наследия. Ни в Едином государственном реестре памятников на официальном сайте Минкультуры России, ни в перечнях памятников на порталах органов власти Кировской области церковь в Гостеве не обнаруживается.

Что и логично, поскольку если бы церковь состояла на учете как памятник архитектуры, то государство хотя бы формально несло бы ответственность за ее бедственное состояние. А на нет и суда нет.

Пластиковые окна в старинном храме — примета времени. Алёна Зайцева / Комсомольская правда

Историй, подобных гостевской, на самом деле много. Они становятся предметом обсуждений, к сожалению, как правило, в том случае, если вокруг «народной реставрации» начинается скандал. Два с лишним года назад в Архангельской области, например, сломано было много копий вокруг «виниловой сказки Русского Севера» — деревянной часовни XVIII века в деревне Осередской, которую приходские доброхоты, собрав 100 тысяч рублей, обшили виниловым сайдингом и перекрыли ондулиновой крышей. Часовня оказалась «охраняемым» памятником, было полицейское разбирательство, вмешался госорган охраны памятников. Инициаторов «реставрации» пожурили, но наказывать не стали. На место приезжал даже губернатор и сказал: «Мужики молодцы, но сайдинг придется убрать».

А вот на организатора «реставрации» (примерной такой же, как в Гостеве) Ильинской церкви 1828 года в селе Ильинка Оренбургской области областные власти подали в суд. 77-летний пенсионер, председатель приходского совета Николай Киньшаков был признан виновным и приговорен к штрафу в 20 тысяч рублей. После приговора жаловался: «У нас была наивная мечта: спасем церковь — и село спасем».

В Костромской области три с половиной года назад несанкционированные работы по благоустройству и ремонту Покровской церкви XVIII века в селе Обелеве удостоились даже внимания регионального Управления ФСБ, которое зафиксировало факт работ на храме без разрешения властей и направило официальное обращение в госорган охраны памятников.

Все эти истории роднит, увы, одно и то же обстоятельство: вандализм из лучших побуждений происходит на объектах, на которых люди десятилетиями не видят представителей никаких госорганов. А когда они пытаются неумело, но самостоятельно сохранить то, что охраняется государством, приезжают проверки, возбуждаются судебные дела и разгораются скандалы.

Хотя скандален сам факт разрушающегося десятилетиями — под государственной охраной — памятника архитектуры.

Конечно, это не повод легализовать вандализм. Но если организаторов «народной реставрации» привлекают к ответственности за самовольные действия — почему за разрушительное бездействие никто не отвечает?

Никогда.

Константин Михайлов, главный редактор сайта «Хранители наследия»

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

У Христа за пазухой У Христа за пазухой

Как живет самая большая община амишей в Америке

Вокруг света
Ford Mondeo: болезни роста Ford Mondeo: болезни роста

Запас прочности Ford Mondeo

АвтоМир
Зимняя сказка: 5 фильмов о красоте, которые продлят новогодние каникулы Зимняя сказка: 5 фильмов о красоте, которые продлят новогодние каникулы

По-зимнему красивые и уютные фильмы

Cosmopolitan
5 причин не заниматься спортом (и как их преодолеть) 5 причин не заниматься спортом (и как их преодолеть)

Какие причины мешают обрести спортивную форму и как от них избавиться

Psychologies
Время женщин. Как компании заботятся о сотрудницах и что им это дает Время женщин. Как компании заботятся о сотрудницах и что им это дает

Гендерный дисбаланс не выгоден экономически, поняли российские работодатели

Forbes
Как лев панголина съесть пытался: видео Как лев панголина съесть пытался: видео

Как лев панголина съесть пытался: видео

National Geographic
Как Ким Джонс поставил моду на конвейер на показе Dior Men Как Ким Джонс поставил моду на конвейер на показе Dior Men

Почему мы верим в его «новую элегантность»

GQ
Исландский гейзер в замедленной съемке: завораживающая красота Исландский гейзер в замедленной съемке: завораживающая красота

«Он медленно набухает, а потом взрывается», - говорят авторы съемки гейзера

National Geographic
Сонный сезон Сонный сезон

Способности медведицы спать весь холодный сезон остается лишь позавидовать

Вокруг света
Апогей удовольствия: 7 способов достичь одновременного оргазма с девушкой Апогей удовольствия: 7 способов достичь одновременного оргазма с девушкой

Проверенные советы сексологов для достижения одновременного оргазма

Playboy
Корпорация монстров Корпорация монстров

Какие ужасы снимают якутские кинематографисты

GQ
Принятые меры Принятые меры

Новые определения базовых величин отвязывают их от ненадежных эталонов

Популярная механика
Биохакинг: путь к вечной молодости Биохакинг: путь к вечной молодости

Идеи о вечной молодости и долгой активной жизни не дают покоя многим

Домашний Очаг
Избушка на курьих ножках — это гроб, и еще 4 неожиданности русских народных сказок Избушка на курьих ножках — это гроб, и еще 4 неожиданности русских народных сказок

Жутковатые исторические толкования русских народных сказок

Maxim
Бразилия легализовала огнестрельное оружие для добропорядочных граждан Бразилия легализовала огнестрельное оружие для добропорядочных граждан

Закон, облегчающий владение огнестрельным оружием для граждан Бразилии

Maxim
Женщинам о мужчинах: чего нельзя делать и говорить Женщинам о мужчинах: чего нельзя делать и говорить

О каких особенностях мужского поведения и психики стоит помнить

Psychologies
Служу за решеткой Служу за решеткой

Работники ФСИН — о плюсах и минусах своей профессии

Огонёк
Высший свет Высший свет

Нюта Федермессер вдохнула жизнь в сельский дом милосердия в Ярославской области

Tatler
4 совета, чтобы научить детей самоконтролю 4 совета, чтобы научить детей самоконтролю

Почему современные дети — самые непослушные за всю историю человечества

Psychologies
Смех и не только Смех и не только

Архитектор Оливье Ге подошел к оформлению шале в Куршевеле с чувством юмора

AD
Новое поколение: 10 стартапов, за которыми стоит понаблюдать в 2019 году Новое поколение: 10 стартапов, за которыми стоит понаблюдать в 2019 году

От каких технологических стартапов ждать самых интересных новостей в 2019 году

Forbes
Род проклятых Род проклятых

Все родные великого полководца умерли насильственной смертью

Дилетант
«Они его полюбят потом…» «Они его полюбят потом…»

Неизвестная история выборов губернатора в Приморье

Эксперт
«Порно-Оскар»-2019! Итоги «Порно-Оскар»-2019! Итоги

Кто был самой плохой девочкой прошлого года?

Maxim
Явь, а не сон: 5 горячих актрис, которые сами предлагают переспать Явь, а не сон: 5 горячих актрис, которые сами предлагают переспать

В подобные моменты экран почти что дымится, а фантазия пускается в полет

Playboy
Тед Банди. Маньяк-убийца, ставший национальной суперзвездой Тед Банди. Маньяк-убийца, ставший национальной суперзвездой

Тед Банди. Маньяк-убийца, ставший национальной суперзвездой

Maxim
Выгодная партия Выгодная партия

Александрия Окасио-Кортес сделает Америку великой

GQ
Туники — как и с чем носить: 5 идей для холодного времени года Туники — как и с чем носить: 5 идей для холодного времени года

Как обыграть тунику в современном гардеробе

Cosmopolitan
Доктор Google. Главные тренды медицинского рынка Доктор Google. Главные тренды медицинского рынка

Персонализированная медицина, «интернет медицинских вещей» и другие явления

Forbes
Удивительные заключения Удивительные заключения

Как и где появились тюрьмы

Maxim
Открыть в приложении