Что стоит за отставкой Дариги Назарбаевой с поста спикера сената парламента

ОгонёкОбщество

Дочка отсчета

Сольная партия Дариги Назарбаевой на большой политической сцене прервалась на высокой ноте, однако — без аплодисментов. Вот только вряд ли это была «Лебединая песня». У заслуженной «примы» казахстанской политики остается шанс вернуться и выступить ярко — хотя бы в «хоре»…

Виктор Верк, Виктор Кияница, Алматы

Инаугурация второго президента Казахстана год назад в Нур-Султане. Главные гости и участники — бывший президент, лидер нации Нурсултан Назарбаев и его дочь Дарига, председатель Сената Республики Казахстан

Ничто, как говорится, не предвещало… Казахстан, как и весь цивилизованный мир, полтора месяца томился в состоянии карантина: 16 марта на всей территории республики было объявлено чрезвычайное положение — впервые за годы независимости. Мера, как вскоре выяснилось, своевременная и воспринятая абсолютно спокойно: введя ЧП резко, без предупреждений и затяжных консультаций, президент Касым-Жомарт Токаев (он в эти дни отмечал первую годовщину на главном посту) продемонстрировал завидную административную реакцию. В течение недели заработал оперативный штаб во главе с премьером, жителей крупных городов массово отправили на карантин и удаленку, всюду появились патрули и блокпосты. Одновременно населению и бизнесу преподнесли целый букет социальной помощи: универсальные денежные пособия для временно лишившихся заработка, налоговые льготы для пострадавших предприятий, отсрочки платежей, бесплатные услуги связи…

Улицы нереально опустели. Повседневная жизнь перетекла в виртуальное пространство. Ежедневный информационный поток — как сводки с фронта: карты «очагов поражения», направления главных ударов вируса, приказы и распоряжения Ставки, обращения Главнокомандующего. В этой экстремальной ситуации казалось, что политическое поле страны, по крайней мере, все обильно произрастающие на нем «неаварийные» структуры власти оказались до окончания режима ЧП в глубоком тылу — как минимум, на «социальной дистанции» от злобы дня.

И вот наступило расслабленное субботнее утро 2 мая. Второй день традиционных весенних праздников, усугубленных изматывающим карантином, сотрясла взрывная новость на сайте президента Казахстана: «Указом главы государства прекращены полномочия депутата Сената Парламента Республики Казахстан Назарбаевой Дариги Нурсултановны».

Квадратура «ближнего круга»

«Какое странное желание — обрести власть и потерять свободу». Эти слова Френсиса Бэкона могут служить эпиграфом к политической судьбе Дариги Назарбаевой. Ее скоропостижное выпадение из властной обоймы — оглушительная сенсация и одновременно непостижимая загадка для всех казахстанцев, мало-мальски интересующихся политикой. Еще бы, ведь она — не просто политическая фигура крупного калибра, а дочь официально признанного Елбасы (в переводе с казахского — лидер нации).

Пресса (в особенности зарубежная) тут же запестрела броскими заголовками вроде «Падение казахской принцессы». Но дело в том, что из трех дочерей Нурсултана Назарбаева именно Дарига менее всего соответствует этому расхожему образу. В отличие от младших сестер, Динары и Алии, Назарбаева-старшая с малолетства усвоила: фамилия первого руководителя сначала союзной республики, а потом и независимой державы отнюдь не гарантирует безоблачного будущего. Хотя следует признать, что сам факт появления на свет с «серебряной ложкой во рту», с одной стороны, помогал ей двигаться по жизни, с другой — заставлял постоянно становиться первой среди первых. Добиваться лучших результатов там, где кому-то другому хватило бы просто хороших.

Она родилась в 1963 году в рабочем городе Темиртау, откуда началось восхождение ее отца на вершины власти. И со школьных лет была вынуждена соответствовать. Учиться в школе — так только на отлично, в университете — так непременно в МГУ. Дальше — аспирантура, защита диссертаций (сначала кандидатской, а через восемь лет — докторской). Кстати, тема кандидатской, защищенной в 1991‑м, была по тем временам неожиданной: «Политическая борьба в Италии вокруг принятия республиканской конституции 1947 года». Возможно, в ходе работы над ней и родилась ее привязанность к Италии вообще и к итальянской опере в частности. Которая позже приведет ее на оперные подмостки, где она демонстрировала свое замечательное меццо-сопрано, которое ставили «ласкаловские» педагоги…

Для полного номенклатурного счастья Дариге не хватало только «династийного» брака. Но тут судьба распорядилась иначе: еще студенткой Дарига вышла замуж за будущего хирурга Рахата Алиева, который хотя и приходился сыном далеко не последнего в казахстанской медицине (а позже и в номенклатуре) человека, но на блестящую партию не тянул. Это потом, уже в ранге старшего зятя, Рахат станет самым влиятельным персонажем казахстанской политики. И в конце концов падет жертвой собственных властных амбиций — столь же неуемных, сколь и беспочвенных. И кто знает, как сложилась бы судьба нашей героини, выбери она удел просто мужней жены — богатой, могущественной и беззаботной?

Но Дарига Назарбаева — отдадим ей должное — легких путей не искала. Понятно, с ее фамилией горьковские «университеты жизни» ей не грозили. Однако семейная принадлежность порой оборачивалась весьма крутыми препятствиями, пусть и преодолимыми (кто бы сомневался). Пришла на телевидение — встретили в штыки. И пробиться удалось, по собственному признанию, благодаря неожиданной поддержке тогдашнего премьер-министра (а ныне опального политика, живущего в Лондоне) Акежана Кажегельдина. Правда, вскоре ее медийная карьера пошла в гору (не в последнюю очередь благодаря супругу, делавшему стремительную карьеру в силовых структурах). Но все-таки главные вершины она всегда стремилась штурмовать сама, открещиваясь от упреков в «фамильном» карт-бланш. И до поры до времени судьба была благосклонна — уверенно вела вперед, хотя и не тащила волоком, как иных «наследных принцесс».

Конечно, стартовый капитал (и не только финансовый) она получила как бы по умолчанию. А дальше, включив приобретенный с младых ногтей перфекционизм, помноженный на организаторские способности и дар убеждения, приумножала этот капитал, как умела. При этом шла к цели последовательно, ступенька за ступенькой, не перемахивая, как многие «золотые детки», через целые лестничные пролеты.

Получив после нескольких попыток первый в независимом Казахстане общенациональный телеканал, она очень скоро сделала его реальной «первой кнопкой» — с качественной картинкой и вполне приличным по тем временам контентом. Потом, войдя во вкус, принялась завоевывать информационный рынок, откусывая самые лакомые куски пирога — вроде созданного известным медиа-менеджером Борисом Гиллером АО «Караван» с крупнейшей одноименной газетой и суперпопулярным в то время «Коммерческим телевизионным каналом» (КТК). За считанные годы стала хозяйкой самой обширной в стране медиа-империи, включавшей газеты и журналы, радиостанции и телеканалы.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Дети декабря Дети декабря

Декабристы — безумцы, герои, предатели или лучшие сыны нации?

Дилетант
Сеть поддельных клиентов и фальшивый сотрудник: WSJ разобрала обман инвесторов «китайского Starbucks» Luckin Coffee Сеть поддельных клиентов и фальшивый сотрудник: WSJ разобрала обман инвесторов «китайского Starbucks» Luckin Coffee

Конкурент Starbucks в Китае претендовал на звание технологической кофейни

VC.RU
Закрома в ожидании засухи Закрома в ожидании засухи

С чем связана приостановка экспорта зерна и чего ждать дальше

Огонёк
В 1974 году корреспондент Esquire Джеральд Кларк отправился в Швейцарию в гости к Владимиру Набокову. Вот что из этого вышло В 1974 году корреспондент Esquire Джеральд Кларк отправился в Швейцарию в гости к Владимиру Набокову. Вот что из этого вышло

История отношений Владимира Набокова с Esquire началась еще в 1939 году

Esquire
Новый штамм безработицы Новый штамм безработицы

Чего ждать от рынка труда после пандемии

Огонёк
TJ посетил первый в России магазин без касс и продавцов: как он выглядит и как им пользоваться TJ посетил первый в России магазин без касс и продавцов: как он выглядит и как им пользоваться

Как работает первый магазин без касс

TJ
Ослики и оптимисты Ослики и оптимисты

Как пандемия меняет убеждения

Огонёк
Дамоклов меч короны. Размышления о стратегии несогласных в ситуации пандемии Дамоклов меч короны. Размышления о стратегии несогласных в ситуации пандемии

Нынешняя ситуация «обнулила» всю работу несогласных с политическим режимом

СНОБ
В городской тиши В городской тиши

Как можно улучшить город, пока он на карантине

Forbes
О «Русском Prado», конкуренции с китайцами и закате эры автомобилей О «Русском Prado», конкуренции с китайцами и закате эры автомобилей

Интервью с руководителем «Соллерс Инжиниринг» Юрием Алексаковым

4x4 Club
Работать уже можно. Отдыхать — пока нет Работать уже можно. Отдыхать — пока нет

Италия возвращается к нормальной жизни

Огонёк
Рестораторы Иван и Сергей Березуцкие — о новом инвесторе и гастротуризме Рестораторы Иван и Сергей Березуцкие — о новом инвесторе и гастротуризме

Иван и Сергей Березуцкие — о перспективах развития и новых форматах работы.

РБК
Не царский сын? Не царский сын?

Рождение Павла Петровича вызвало много пересудов при дворе

Дилетант
Тихая пандемия Тихая пандемия

Почему целоваться опасно и кто такие Эпштейн и Барр

N+1
Возвращение Чемберлена из Мюнхена Возвращение Чемберлена из Мюнхена

Аэродром Хестон, Лондон. 30 сентября 1938 года

Дилетант
Финалу Финалу

За год мы узнали чуть больше о судьбе Арьи, Джона Сноу и остальных

Esquire
Гарри ясно Гарри ясно

Дэниел Рэдклифф давно отошел от амплуа волшебника из Хогвартса

Esquire
Зажиточные кулаки: портреты лучших боксеров планеты Зажиточные кулаки: портреты лучших боксеров планеты

Фотограф Хольгер Кайфель в течение восьми лет снимал лучших боксеров планеты

Esquire
Бертольт Брехт Бертольт Брехт

Не жизнь (1898–1956), а непрерывное бегство Бертольта Брехта

Дилетант
Тревожности — бой! Победи ее, пока она не съела тебя: гид по выходу из стресса Тревожности — бой! Победи ее, пока она не съела тебя: гид по выходу из стресса

Как самое частое психическое расстройство XXI века управляет нами

Cosmopolitan

Знаменитости подают пример: приёмных детей можно любить так же, как родных

Cosmopolitan
Философия дуализмa Философия дуализмa

Британская певица Дуа Липа — о новом альбоме-манифесте и феминизме

Vogue
Не надо считать себя всезнайкой. Советы по запуску успешного бизнеса от создательницы NYX Cosmetics Не надо считать себя всезнайкой. Советы по запуску успешного бизнеса от создательницы NYX Cosmetics

Как построить успешный бизнес и какие качества важны для предпринимателя

Forbes
Материаловеды сделали электрохимический глаз с сетчаткой из нанонитей перовскита Материаловеды сделали электрохимический глаз с сетчаткой из нанонитей перовскита

Разрешающая способность искусственного глаза выше, чем у человеческого

N+1
«Ты пьешь мою водку!»: как выглядит Россия в иностранных учебниках «Ты пьешь мою водку!»: как выглядит Россия в иностранных учебниках

Какой Россия выглядит через призму грамматики и лексики?

National Geographic
Марк Гоулстон: «Чтобы выйти из конфликта с “мудаком”, нужно ему поддаться» Марк Гоулстон: «Чтобы выйти из конфликта с “мудаком”, нужно ему поддаться»

Известный психиатр и бизнес-коуч — о главных правилах общения

Reminder
«Секстинг» и другие опасности: как подростков принуждают к сексу «Секстинг» и другие опасности: как подростков принуждают к сексу

Принуждение к сексу — проблема далеко не новая

Psychologies
Уровень сознания пациентов определили по ЭЭГ при восприятии речи Уровень сознания пациентов определили по ЭЭГ при восприятии речи

У пациентов с нарушениями сознания нашли следы восприятия слов

N+1
Радиация перераспределила атомы в керамическом карбиде кремния Радиация перераспределила атомы в керамическом карбиде кремния

Ученые смогут точнее предсказывать воздействие радиации на свойства керамики

N+1
Правила жизни Андрея Тарковского Правила жизни Андрея Тарковского

Правила жизни советского режиссера и сценариста Андрея Тарковского

Esquire
Открыть в приложении