Зинаида Кириенко. Любовь земная

Я сужу о мужиках по тому, как они относятся к семье и женщинам

Караван историйЗнаменитости

Зинаида Кириенко. Любовь земная

Я сужу о мужиках по тому, как они относятся к семье и женщинам. У Матвеева случались романы, но семью он не разрушил, прожил всю жизнь с Лидой. Ко мне тоже подбивал клинья, однако делал это тонко.

Беседовала Марина Порк

Фото: В. Малышев/РИА Новости

Смелая и решительная я в маму. Она не боялась трудностей, любые невзгоды были ей нипочем. Только храбрая женщина могла связать жизнь с таким человеком, как отец. Когда грянула Октябрьская революция, Георгий Константинович Широков был курсантом юнкерского училища, играл в оркестре на трубе. В Гражданскую воевал на стороне белогвардейцев, его родителя расстреляли большевики. В 1919 году он с товарищами эмигрировал в Англию. Устраивались в Лондоне кто как мог. Отца взяли в ресторан чистить картошку, платили гроши. Поначалу он питался очистками и ночевал на улице. На чужбине провел восемь несчастливых лет и как истинно русский человек рвался домой. Такая возможность представилась лишь в 1927-м, когда Совнарком разрешил беглецам вернуться. Родина не встретила с распростертыми объятиями, но отца не репрессировали. Определили место жительства — аулы Дагестана.

Мама тогда работала в Махачкале бухгалтером на консервном заводе. Дед был инженером-строителем. Он первым познакомился с папой, который по делам приехал в город. Дед мечтал выдать дочерей (мама была из трех средней) за достойных мужчин, и папа показался ему приличным человеком. Так маму и сосватали. Вскоре родился мой старший брат Володя, следом я.

Мама когда меня носила, была уверена, что родится девочка. Даже имя придумала — Аида, в честь увиденной в кино греческой актрисы. Но когда отец пошел регистрировать ребенка, приболела. Папа же, наверное, подумал: с какого бока у него, Широкова, и мамы, в девичестве Ивановой, дочь станет называться Аидой? И записал меня Зинаидой. Мама увидела метрику, и с ней случилась истерика. «Шура, что ты так переживаешь? — утешал папа. — У нашей дочки будет два имени — Зина и Ида». Идой я звалась до второго курса института. В школьном журнале числилась как Ида Иванова, по маме.

Когда мне исполнилось три, родители расстались. Папа объявился через год. В нашей квартире над входной дверью имелось застекленное окошко. Помню, папа в него заглянул, увидел меня в коридоре и позвал: «Доченька, открой!» Я его узнала, подбежала к двери, распахнула. Он схватил меня на руки и понес на улицу. Мы миновали площадь, остановились у ларька, папа купил мне целый кулек конфет. Еще всплывают смутные очертания пожилой женщины, к которой подвел. Та оказалась бабушкой по отцовской линии. Это, пожалуй, единственное сохранившееся воспоминание об отце.

Махачкала в ту пору была безопасным городом. Детей не боялись отпускать одних на улицу, заблудившихся малышей отводили в отделение милиции. Стражи порядка выставляли потеряшек в окне как в витрине, чтобы их могли легко опознать родные. Бабушка рассказывала, как однажды исчез мой брат, так она сразу же побежала в участок и обнаружила Вовочку стоящим в окне, льющим слезы и причитающим: «Где моя баби?шка?»

На консервном заводе мама была на хорошем счету, и однажды ее вызвали в отдел кадров: «Поедешь в Днепропетровск на курсы по заготовке зерна. Стране нужны специалисты в этой области». Мама занималась как проклятая, вспоминала, как от недосыпа и напряжения однажды прямо на конспект хлынула из глаз кровь. Доставалось ее поколению по полной, но люди не роптали — не приучены были. Диплом мама получила, а следом и распределение в Дербент, в «Заготзерно».

В Дербенте мы провели два года. Мама была женщиной яркой, ездила верхом, участвовала в скачках, могла на скаку срубить лозу. Неудивительно, что мужчины проявляли к ней интерес. Одним из них стал начальник из Баку (встретились они на совещании), обещал продвинуть по карьерной лестнице, сделать чуть ли не руководителем порта. Но мама решительно отвергла притязания, он ей не нравился. Пошла к секретарю райкома и попросила перевести в другое место. Свое возмущение подкрепила словами: «Как же осточертели эти нацмены!» Совсем не учла, что партийный чинуша — латыш и мог принять ее «крик души» на свой счет. Он подумал и предложил: «Есть разрушенный элеватор на станции Аполлонская в станице Новопавловской. Три года там стояли немцы. Поедешь его поднимать?» Мама согласилась, название Аполлонская запало в душу. В Ставрополье мы перебрались в самом конце войны.

— Зинаида Михайловна, профессии вашей родни очень далеки от актерской. Как решились поступать в институт кинематографии?

— Артистический ген в нашей семье все же бродил. Мамина младшая сестра стала цирковой артисткой. На гастроли в Махачкалу каждый год приезжал цирк шапито. Тетя Женя не пропускала ни одного представления, однажды набралась смелости и подошла к директору:

— Хочу у вас работать, выходить на манеж.

Ей всего пятнадцать исполнилось, но фигура уже оформилась: высокая грудь, тонкая талия.

Директор отозвался:

— Приходи на следующий год, что-нибудь придумаем.

И действительно принял ее на работу, тетя Женя исполняла акробатический номер. К несчастью, она рано ушла, в 1942-м военном году.

Я же, посмотрев «Человека с ружьем», мечтала только о кино. В школе участвовала в самодеятельности, в Доме культуры играла Оксану в музыкальном спектакле «Ночь перед Рождеством». А еще пела. Даже поклонник имелся. Преподаватель немецкого Василий Васильевич очень любил наш дуэт с одноклассником Альбертом, спрашивал:

— Хотите получить хорошие оценки?

— Да!

— Тогда пойте.

И я затягивала:

— «Скажи, сынок, скажи, родной,
Скажи, казак мой удалой,
В какую даль, в какой огонь
Тебя носил горячий конь?»

Альберт подхватывал:

— «Я, мама, был в таком огне,
Что опалил он сердце мне.
Он жжет в груди, но ты прости,
Мне слов об этом не найти».*

Нынешние школьники нас засмеяли бы, а послевоенные ребята сидели тихо, переживали. У многих отцы с фронта не вернулись. Василий Васильевич плакал, вспоминая потерянную семью, плен...

Когда мне исполнилось четырнадцать, мама вышла замуж за сослуживца Михаила Кириенко. Он усыновил нас с братом, отец к тому времени пропал в ГУЛАГе. Мама боялась, что репрессии коснутся и детей врага народа. С тех пор ношу фамилию отчима.

* Стихи Михаила Светлова.

— Под ней и пошли на экзамены во ВГИК?

— Что вы! Сначала, после седьмого класса, поступила в Москве в техникум железнодорожного транспорта. В столице уже обосновалась старшая мамина сестра — тетя Оля работала машинисткой в КГБ на Лубянке. У тети было очень тесно, поэтому поселилась я в общежитии. Там мне не нравилось: по вечерам собирались шумные компании с танцами до утра, в которых не участвовала, одногруппники таскали картошку с соседних огородов и жарили ее на дешевом масле. Прогорклый тошнотворный запах пропитал все стены.

На каникулы поехала домой, встретила подружку. «И что тебя понесло в Москву? — удивилась Тамара. — Переводись в судостроительный техникум в Махачкале, будем учиться вместе, поговорю с начальством, тебя обязательно примут». Я тогда не успела вернуться в Москву к первому сентября и опоздала на занятия. Отругали, обещали влепить выговор, но я не стала его ждать, как и телеграммы от Тамары, забрала документы.

Тетя на прощание подарила мне шубу в пол из оленьего меха. В вагоне, лежа на полке, укрылась ею. Состав тронулся, из репродукторов полилось: «Мы прощаемся с Москвой, перед нами путь большой» — песня из фильма «Поезд идет на восток». И тут я заплакала: что же я натворила?!

На перроне встречали мама, отчим и брат. Рассказала им, что договорилась с Тамарой. Мама схватилась за голову: «Кто тебя там ждет? Ты получила вызов?» Брат в тот момент с отличием оканчивал сельскохозяйственный техникум, в Махачкалу меня не отпустил, устроил учиться к себе. Но через год я решила вернуться в школу, чтобы потом поступать в институт. Понесла документы директору. Софья Александровна пошла навстречу: «Ладно, принимаю. Условно».

Получив аттестат, в станичной библиотеке отыскала справочник для поступающих в вузы, прочитала, какие предметы требуется сдавать в институт кинематографии. Мама возражать не стала, отпустила на экзамены во ВГИК. Тетя Оля временно поселила на раскладушке.

Мастерскую набирал Юлий Яковлевич Райзман. Меня и еще одного абитуриента, Эдика Бредуна (позже мы вместе снимались в «Казаках»), брали с испытательным сроком, а значит, без общежития и стипендии.

Я стояла в коридоре и переживала. Подошла Тамара Макарова, сидевшая в приемной комиссии. Узнала ее, поскольку видела в роли Хозяйки Медной горы в «Каменном цветке». Она сказала: «Мы с Сергеем Аполлинариевичем набираем актеров на будущий год. Сейчас поезжай домой, готовься и возвращайся». Кто это такой? Как выглядит Герасимов, я не представляла. Но послушалась и через год стала студенткой их мастерской.

На собеседовании спросили:

— Почему решила стать артисткой?

— Хочу, чтобы зрители так же переживали, как я, когда смотрела фильмы с любимыми актрисами Аллой Тарасовой и Верой Марецкой.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Возраст и вес Возраст и вес

Почему с возрастом мы неминуемо набираем вес?

Здоровье
Мужчины хотят секса, а женщины любви Мужчины хотят секса, а женщины любви

Любовь и секс противопоставлялись друг другу и считались опасными преградами

Psychologies
«Путь к счастью – стать терапевтом для самого себя» «Путь к счастью – стать терапевтом для самого себя»

Достаточно ли для счастья тихой повседневности – или нужно найти свое призвание

Psychologies
Обувь по размеру Обувь по размеру

Каким пикапам и внедорожникам пригодятся шины большого диаметра?

4x4 Club
Олег Алмазов. Другая судьба Олег Алмазов. Другая судьба

Мама, едва заговаривал об актерской профессии, сокрушалась

Караван историй
Конец бума «мусорных облигаций»: почему их покупателям стоит готовиться к дефолтам Конец бума «мусорных облигаций»: почему их покупателям стоит готовиться к дефолтам

2020 год может стать последним годом роста рынка, за ним последуют дефолты

Forbes
Любовь и ОБХСС Любовь и ОБХСС

«Магомаев» — на Первом канале

Огонёк
Сетевое правосудие Сетевое правосудие

В Пензе вынесены приговоры фигурантам дела о террористическом подполье

РБК
Жизнь других Жизнь других

Отдых на острове Бали — это море впечатлений

Vogue
Почему мы путаем право и лево Почему мы путаем право и лево

Право и лево легко спутать, особенно когда мы спешим или глубоко задумались

Psychologies
Росгвардейцы под замком. Что и почему привиделось сенатору Бондареву Росгвардейцы под замком. Что и почему привиделось сенатору Бондареву

Время, в котором мы стоим, наполнено тайнами

СНОБ
Блинная феерия Блинная феерия

Чем разнообразить Масленицу

Огонёк
Комик, с которым покурил Маск, и любители убийств. Рейтинг самых высокооплачиваемых ведущих подкастов Комик, с которым покурил Маск, и любители убийств. Рейтинг самых высокооплачиваемых ведущих подкастов

Список авторов подкастов с самыми высокими доходами возглавил комик Джо Роган

Forbes
Тест и обзор Nokia 3.2: бюджетный смартфон с мощным аккумулятором Тест и обзор Nokia 3.2: бюджетный смартфон с мощным аккумулятором

Nokia 3.2: некоторые особенности оснащения и минусы смартфона

CHIP
Семиместный Mitsubishi Outlander. Ты бы меня ещё о внуках спросил… Семиместный Mitsubishi Outlander. Ты бы меня ещё о внуках спросил…

Mitsubishi Outlander получил очередную порцию обновлений и третий ряд сидений

4x4 Club
Джин из бутылочки Джин из бутылочки

Эксперты Nielsen изучили текущие алкогольные предпочтения россиян

РБК
Доктор технических наук Максим Железнов: Аварии на железной дороге можно предотвратить с помощью космического наблюдения Доктор технических наук Максим Железнов: Аварии на железной дороге можно предотвратить с помощью космического наблюдения

Максим Железнов — о том, зачем следить за поездами из космоса

СНОБ
Как менялся идеал мужского тела на протяжении последних 150 лет (5 этапов в картинках) Как менялся идеал мужского тела на протяжении последних 150 лет (5 этапов в картинках)

Наша концепция «идеального тела» постоянно меняется

Maxim
Злачное место Злачное место

Московский район Неглинки и Трубной площади далеко не всегда был респектабельным

Дилетант
Слово на букву Ф Слово на букву Ф

Мы озвучили в умной компании несколько наивных вопросов о феминизме

Glamour
«После «Триггера» я ушел из театра»: актер Матвеев о том, как его изменил сериал, созданный на кейсах бизнес-коуча «После «Триггера» я ушел из театра»: актер Матвеев о том, как его изменил сериал, созданный на кейсах бизнес-коуча

В феврале «Первый канал» начал показывать сериал «Триггер»

Forbes
«Боярышник» отравил жизнь целой отрасли «Боярышник» отравил жизнь целой отрасли

Крупнейший антисептический бренд заявил о риске остановки производства

РБК
«Я не люблю издеваться над собой»: Наталья Рудова высказалась о телешоу «Я не люблю издеваться над собой»: Наталья Рудова высказалась о телешоу

Звезда комедий и сериалов впервые стала ведущей реалити-шоу

Cosmopolitan
3 главных причины, из-за которых миллениалов увольняют с работы 3 главных причины, из-за которых миллениалов увольняют с работы

Почему работодатели не разделяют карьерные привычки миллениалов?

Playboy
7 полезных секс-уроков, которые мы извлекли из сериала «Половое воспитание» 7 полезных секс-уроков, которые мы извлекли из сериала «Половое воспитание»

Сериал «Половое воспитание» поднимает важные вопросы о сексе

Cosmopolitan
Безупречный мерзавец Безупречный мерзавец

Гётевский Мефистофель изящен, остроумен, парадоксален

Дилетант
Марина Малашенко: В обход HR, или Какими способами поиска работы вы еще не пользовались Марина Малашенко: В обход HR, или Какими способами поиска работы вы еще не пользовались

Какими приемами воспользоваться, чтобы привлечь к себе внимание нужной компании

СНОБ
Вторжение Вторжение

Ижорские заводы стали первым российским поставщиком для проекта «Сахалин-2»

Эксперт
Брак в 15 лет и смерть от чумы: кем на самом деле была Нефертити Брак в 15 лет и смерть от чумы: кем на самом деле была Нефертити

Нефертити — одна из самых известных фигур в истории Древнего Египта

Cosmopolitan
Обещал на руках носить: 7 мужчин, решившие увековечить на своих телах женские имена (и их истории) Обещал на руках носить: 7 мужчин, решившие увековечить на своих телах женские имена (и их истории)

Семеро мужчин рассказывают, как они увековечили на своих телах женские имена

Esquire
Открыть в приложении