История Воронцовского дворца от графской семьи до государственной дачи

Караван историйИстория

Тайны Воронцовского дворца

Нина Белова

В Крыму бытует легенда о татарине-пилигриме, который отправился в Мекку из Алупки, когда та была еще пустынной местностью. Вернувшись, бедняга решил, что Аллах помутил его разум, иначе откуда здесь взяться дворцу? Вдруг кто-то тронул его за плечо — перед ним стоял хозяин здешних мест граф Воронцов. Узнав, в чем дело, тот рассмеялся и провел гостя по своим владениям...

В поисках мужа графиня обошла полдворца. Их дочь собиралась замуж за Андрея Шувалова, а отец все еще не выделил приданое. Елизавета Ксаверьевна намеревалась поговорить с супругом. Обнаружила его в библиотеке.

— Мишель, мне кажется, ты невнимателен к Софи, — раздраженно начала она. — Совершенно забыл о приданом.

Воронцов отложил книгу и взглянул на жену. Она была уже немолода, но по-прежнему обворожительна, и у него привычно заныло сердце.

— Лиза, любезный друг, ты неправа — я все помню. И уже отписал Софии некоторые из имений, в коих насчитывается шесть тысяч шестьсот пятьдесят девять душ, — как всегда снисходительно-невозмутимо ответил он и благоразумно сменил тему: — Представь, мои опыты по калифорнийской магнолии дали результаты — кусты прижились и зацвели.

Жена прижала руки к вискам: «Он по-прежнему равнодушен к Софи. Он ничего не забыл» — и не говоря ни слова, вышла из комнаты. Граф подошел к окну. Парк тонул в сумерках, с гор наплывал туман. Очертания Ай-Петри напоминали развалины средневекового замка. Почти двадцать лет назад он начал строить уголок Англии на Южном берегу Крыма. Тогда же случилась и неприятная история, ставшая семейной тайной.

...В мае 1823 года граф Михаил Семенович Воронцов, представитель одной из самых именитых дворянских фамилий империи, красавец и умница, был назначен новороссийским генерал-губернатором и наместником Бессарабии. Подыскивая место для летней резиденции, он увидел с яхты под грядою Ай-Петри скалистый мыс. На его склонах, словно брошенные чьей-то могучей рукой, разметались огромные глыбы. Средь них мелькали редкие крыши татарских саклей.

— Как называется селение? — поинтересовался Воронцов.

— Алупка, — ответил сопровождающий его командир сторожевого батальона Феодосий Ревелиоти.

Хорошо ладивший с местным населением грек уговорил жителей продать наместнику свои наделы и переселиться выше, пообещав построить в Алупке мечеть.

Прежде чем приступить к обустройству имения, предстояло преобразовать рельеф и снести гору, закрывающую море. Саперы взрывали скалы, ровняли склоны, готовили ложа для дорог и террас. Каменистую почву, на которой росли чахлые кустарники, покрывали плодородной землей — на осликах и лошадях ее доставляли в мешках с ай-петринской яйлы и телегами возили из черноземной Малороссии. Уже осенью 1824 года заложили основы Алупкинского парка и произвели первые посадки.

Постройку дворца Воронцов доверил англичанину Томасу Харрисону, но архитектор внезапно скончался. Тем не менее проект начали воплощать в жизнь — возвели фундамент и граф лично вбил колышки на том месте, где потом появился главный дом.

В 1831 году ему пришлось срочно выехать в Лондон к отцу: престарелый дипломат, предчувствуя скорый уход, желал проститься с сыном. В Англии Михаилу Семеновичу представили модного архитектора Эдварда Блора. Близкий друг Вальтера Скотта, Блор проектировал шотландскую усадьбу писателя — замок Абботсфорд под Эдинбургом, стилизовав его под XVI век.

Воронцов загорелся новой идеей. Получив воспитание на берегах Темзы, он сделался англоманом и в своем крымском имении задумал создать уголок «старой доброй Англии», предложив Блору возвести замок в стиле эпохи Тюдоров. Но тут возникла загвоздка: Эдвард не собирался ехать в далекий неведомый Крым. Однако он убедил графа, что сумеет спроектировать здание по эскизам местности, вписав его в рельеф, и блестяще с этим справился. Контуры дворца отражали причудливые очертания горных вершин, возвышающихся над Алупкой. Оригинальная авторская задумка очень впечатлила Воронцова, в итоге Блор получил гонорар, а в Крым выехал его ученик — Вильям Гунт.

Новый проект возводили на старом фундаменте. За камнем далеко ходить не стали, брали прямо из-под ног, используя разбросанные повсюду глыбы серо-зеленого диабаза. Эти грандиозные нагромождения подарила Алупке сама природа во время землетрясения, случившегося около пятидесяти миллионов лет назад. Диабаз настолько тверд, что обычно его использовали для мощения дорог. В Алупке же впервые применили для строительства дворцового комплекса.

Диабаз плохо подвергался обработке. Двадцать лет искусные мастера высекали рукотворное чудо. Приятель Пушкина Никита Всеволожский, посетивший Алупку в 1836 году, остроумно заметил: «Приятно было бы иметь и табакерку из этого камня, а здесь из него целый дворец».

Изюминкой дворца стали и его разные фасады: северный — поздняя готика, южный выдержан в мавританском стиле, навеянном восточными мотивами. Даже надпись на центральном портале была на арабском языке: «Нет победителя, кроме Всевышнего!»

Дворец венчала Львиная терраса — роскошная мраморная лестница, на боковых выступах которой расположились три пары царственных львов из каррарского мрамора, выполненных по заказу Воронцова в мастерской знаменитого итальянского скульптора Джованни Бонанни.

Всех волновал вопрос: во сколько обошлось хозяину это великолепие? Тайны он из этого не делал и писал просто: «Дворец мне стоил очень дорого. Первоначально я записывал суммы, отпускаемые на постройку, но когда расходы превысили миллионы, перестал их записывать».

В конце лета 1824 года в Алупке появился выписанный из Германии садовник Карл Кебах. Жалованья ему положили тысячу триста рублей в год, в придачу выделяли муку, сало и вино. О Кебахе говорили: он рожден, чтобы стать садовником, — предки Карла занимались садами с XVII века. Но здесь, в Крыму, каждый клочок земли ему приходилось отвоевывать у скал.

Верхний парк был разбит «в диком жанре» с россыпями каменных глыб, замшелыми скалами и водопадами. Нижний представлял собой итальянский сад: несколько террас соединяли лестницы и дорожки, серпантином спускающиеся к морю.

Со всех концов света в Алупку шли посылки с растениями. Благоприятный климат позволил прижиться итальянской пинии, ливанскому кедру, коралловому дереву, секвойе. В прибрежной зоне была оливковая роща, выше — обширные виноградники, в которых прививали разные сорта — «особливо мускаты».

Елизавета Ксаверьевна взяла на себя заботы по художественному оформлению парка. Под ее присмотром разводили розы и разбивали цветники. Она подружилась с садовником и называла его «мой добрый Кебах».

«Утомление и рассеянность не покидают меня последнее время», — устало думал Воронцов, стоя у окна. Немало лет провел он в заботах о процветании этого края и начал с искоренения известной русской беды — бездорожья. По его распоряжению проложили шоссе, окаймляющее южный берег полуострова, проехав по которому в 1837 году, Василий Андреевич Жуковский восторженно написал в дневнике: «Чудная дорога — памятник Воронцову». Граф содействовал и развитию крымского виноградарства. На Южном берегу высадили более четырех миллионов французских, испанских и греческих виноградных лоз. В Алупке заложили первый винный погреб и производили вина, не уступающие лучшим европейским. Он развивал торговлю и мореплавание, первым в России создав морское пароходство.

Постоянная резиденция генерал-губернатора располагалась в Одессе, но только здесь, в Алупке, он чувствовал себя по-настоящему счастливым. И вот старая заноза вновь напомнила о себе...

Со своей будущей женой Михаил Семенович познакомился во Франции. Эльжбета Браницкая была младшей дочерью польского магната Ксаверия Браницкого и племянницы светлейшего князя Потемкина Александры Энгельгардт. Юная полячка обладала чарующим обаянием, которое заставляло всех видеть в ней красавицу, коей она, в общем-то, не являлась. Эльжбета принесла мужу огромное приданое.

Для окружающих они были идеальной парой. «Вот чета редкая! — восклицал московский почт-директор Александр Булгаков. — Какая дружба, согласие и нежная любовь между мужем и женою!» Так продолжалось до тех пор, пока в доме не появился третий...

В начале июля 1823 года из захолустного Кишинева в шумную Одессу переводят Александра Пушкина. Числясь мелким канцелярским чиновником по ведомству иностранных дел, он не был обременен обязанностями и жизнь в Одессе повел вполне приятную: с утра купание, затем трубка и кофе, прогулка, за ней — обед в дружеской компании в ресторации Оттона, вечером опера. Довольно часто поэт обедал и у генерал-губернатора, «стол которого открыт был постоянно для всех служивших при нем». В распоряжении Пушкина оказалась и великолепная библиотека графа. И все бы ничего, если бы предметом очередного увлечения влюбчивого поэта не стала супруга Воронцова.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Рама Тайский: король в законе Рама Тайский: король в законе

Сегодняшний тайский король даст фору Калигуле

Maxim
Первые люди мигрировали в Америку уже 30 тысяч лет назад Первые люди мигрировали в Америку уже 30 тысяч лет назад

Когда в Америке появились первые люди

N+1
Лучший экспонат Лучший экспонат

Актрису Юлию Топольницкую страна узнала после выхода клипа на песню «Экспонат»

GALA Биография
Искусство неловкого молчания. Тайное оружие Илона Маска и Стива Джобса Искусство неловкого молчания. Тайное оружие Илона Маска и Стива Джобса

У основателей Tesla и Apple есть кое-что общее — «правило неловкого молчания»

Inc.
Анекдот месяца Анекдот месяца

Анекдот месяца

Playboy
Роды в 12, алкоголизм и слава: удивительная жизнь Ареты Франклин, королевы соула Роды в 12, алкоголизм и слава: удивительная жизнь Ареты Франклин, королевы соула

Жизнь Арета Франклин была вовсе не так прекрасна, как её достижения в музыке

Cosmopolitan
Календарь переверну Календарь переверну

Традиционный большой гороскоп на год: узнай, что ждет тебя в 2020-м!

Cosmopolitan
Народные автомобили: машины, пересадившие на колеса целые страны Народные автомобили: машины, пересадившие на колеса целые страны

Кэйдзидося, чинквеченто, дешво и ни одного фольксвагена!

Maxim
Наталья Жванецкая: «Михал Михалыч — непоседа!» Наталья Жванецкая: «Михал Михалыч — непоседа!»

«Однажды на мой упрек сказал: Не делай так, чтобы я боялся возвращаться домой»

Караван историй
Только между нами Только между нами

О женской дружбе редко услышишь что-то хорошее

Cosmopolitan
Nautilus (США): когда ваш мозг влюблен Nautilus (США): когда ваш мозг влюблен

Антрополог Хелен Фишер рассказывает нам о биологии любви

ИноСМИ
Как устроены школы в США? 10 главных особенностей Как устроены школы в США? 10 главных особенностей

Чем школы в Америке отличаются от российских?

Psychologies
В Ленобласти найдены шведские редуты времен Северной войны В Ленобласти найдены шведские редуты времен Северной войны

Результаты раскопок на месте, где произошло одно из сражений Северной войны

Популярная механика
Медики назвали состояния, когда нельзя садиться за руль. Подробности Медики назвали состояния, когда нельзя садиться за руль. Подробности

При каких состояниях не стоит управлять автомобилем?

РБК
Думать ногами Думать ногами

Писатель Нина Дашевская рассказывает, как запустить движение в своей голове

Seasons of life
Почему деньги больше не мотивируют сотрудников Почему деньги больше не мотивируют сотрудников

Простые правила для руководителей, чтобы мотивировать сотрудников

Forbes
Сухие и ломкие волосы у мужчин: причины и советы по уходу Сухие и ломкие волосы у мужчин: причины и советы по уходу

Когда вместо шевелюры — пучок сухого сена

Playboy
Трудно быть богом: какая поправка к Конституции может усложнить для россиян защиту своих прав Трудно быть богом: какая поправка к Конституции может усложнить для россиян защиту своих прав

К чему приведет отмена верховенства международного права над национальным

Forbes
Самолетство Самолетство

Для июльского номера Дмитрий Захаров написал рассказ «Самолетство»

Esquire
Джоконда для зумеров: мировые музеи жаждут молодой крови Джоконда для зумеров: мировые музеи жаждут молодой крови

Как заинтересовать искусством самых молодых?

Forbes

Оксана Самойлова впервые высказалась о несостоявшемся разводе с рэпером Джиганом

Cosmopolitan
Как миллиардеры Фридман и Авен создали в британском суде важный прецедент для исков о клевете Как миллиардеры Фридман и Авен создали в британском суде важный прецедент для исков о клевете

Чем уникально дело акционеров «Альфа-Групп» о персональных данных?

Forbes
Парный выход Парный выход

Как российские селебрити проводят время со своими детьми

Grazia
От «Мулан» до «Доктора Лизы»: 10 фильмов о женщинах, на которые стоит идти после открытия кинотеатров От «Мулан» до «Доктора Лизы»: 10 фильмов о женщинах, на которые стоит идти после открытия кинотеатров

10 кино-новинок с сильными и яркими героинями, которые заслуживают внимания

Forbes
Вижу цель, вижу препятствия: что мешает нам на пути к успеху Вижу цель, вижу препятствия: что мешает нам на пути к успеху

Ставить себе цели и достигать их — умение непростое

Psychologies
Что такое согласие, или Новые правила секса Что такое согласие, или Новые правила секса

Чем опасно фокусировать внимание только на теме согласия на секс

СНОБ
Правила жизни Кевина Бейкона Правила жизни Кевина Бейкона

Правила жизни актера Кевина Бейкона

Esquire
Психологическое насилие: спасать отношения или себя? Психологическое насилие: спасать отношения или себя?

Абьюз: кто виноват и что делать

Psychologies
10 отличных боевиков с единоборствами, которые ты мог пропустить 10 отличных боевиков с единоборствами, которые ты мог пропустить

Непризнанные жанры карата-кунг-фу фильмов

Maxim
Миллиардер Марк Кьюбан дал 4 совета, как эффективно управлять деньгами Миллиардер Марк Кьюбан дал 4 совета, как эффективно управлять деньгами

4 лучших совета Марка Кьюбана о том, как эффективно управлять личными финансами

Inc.
Открыть в приложении