Светлана Немоляева о карьере и семье

Караван историйЗнаменитости

Светлана Немоляева: «Лазарев никогда не давал повода усомниться в его верности»

Сашу преследовали, это было тяжело, мучительно. Дамы звонили по ночам, будили. Мобильных еще не изобрели, а домашний выключить не могли: у меня пожилые родители, у Саши в Питере мама. Мало ли что? Некоторые действовали ужасно, разбивали машину

Записала Марина Порк

Фото: Unionwest archive/vostock photo

Мелодраму «Еще раз про любовь» я впервые увидела на премьере в Доме кино. Красавец-физик Электрон Евдокимов говорил о любви к стюардессе Наташе. Делал это так, как никто до него в советском кино. В его словах, взгляде сквозило столько нежности, желания, влечения, герои так наслаждались друг другом, что невозможно было оторвать от них глаз. Но я не смогла восхититься потрясающей актерской игрой, невероятной харизмой моего мужа Александра Лазарева и его партнерши Татьяны Дорониной. Заревновала. Неужели это только актерский талант заставляет зал переживать за героев и до последней секунды надеяться на счастливый финал их романа?

Экран погас, спустились в фойе — там к Саше выстроилась очередь из тех, кто хотел поздравить. Коллеги подходили, произносили приятные слова. Одна я не могла порадоваться за мужа. Когда шли домой, сказала: «Сашка, один раз посмотрела твой фильм, больше никогда этого делать не буду!» И долго держала слово.

Но время шло, картину часто повторяли по телевидению. Саша звал: «Светка, опять «Еще раз про любовь» показывают. Может, вместе посмотрим?» Однажды уговорил. И я наконец оценила и его взгляд, излучавший свет, и интонации, и неповторимую манеру игры, и диалоги с Таней. Герои в кино тогда вообще так не разговаривали. Потом неоднократно пересматривали фильм, Саша его любил, они с Дорониной очень в него вложились. Картина стала успешной в первую очередь благодаря их потрясающей актерской работе.

С Сашей мы познакомились в Театре Маяковского — в один и тот же день пришли на прослушивание и были приняты в труппу. Я и сегодня в ней состою.

Никогда не видела себя в другой профессии, с детства любила что-то изображать, играть, показывать. Впервые актерские задатки проявились во втором классе. Жили мы в коммуналке на Плющихе. Однажды услышала, как соседка говорит бабушке на кухне: «Вот достала каустик, страшная отрава, надо спрятать бутылку от детей». Детей в квартире было двое: я и мой брат Коля. Информация прочно засела в голове. Пошла в школу, прозвенел звонок, все направились в класс, а я улеглась у порога и пролежала в пустом коридоре неподвижно все сорок пять минут, пока шел урок. Представляете, какое недюжинное терпение проявила в столь юном возрасте? Одноклассники выскочили на перемену, увидели меня:

— Ой, что это со Светой Немоляевой?

— Умираю... — прошептала тихим голосом.

— Что случилось?

— Выпила каустик.

Само собой разумеется, никакого каустика я не пила, просто сочинила пьесу и убедительно сыграла в ней главную роль. Насладиться лаврами не успела, меня сгребли в охапку, отнесли в медпункт и заставили выпить восемь чашек воды, чтобы промыть желудок. Вот уж когда по-настоящему поплохело! Но от актерства не отвратило.

Я продолжала играть — залезала в шкафы и сидела там притаившись, пока меня не находили взрослые. Недаром про актеров говорят, что они и в жизни почти не выходят из образа. Поэтому к окончанию школы мучительный выбор — кем стать? — передо мной не стоял. Хотя папа мечтал, чтобы попробовала себя в профессии художника. Девочкой рисовала упорно и самозабвенно, кроме того, вырезала из плотной бумаги кукол, а потом наряжала их в роскошные бумажные костюмы и платья. Отец постоянно точил мне карандаши — вытисненные на них имена звучали романтично: Сакко и Ванцетти. Я не знала, что они означают, но это завораживало. Однажды папа показал мои рисунки кому-то из Кукрыниксов, с которыми приятельствовал, и меня похвалили, сказали добрые слова. Отец обрадовался, поинтересовался: «Светла-а-аночка (так смешно, растягивая буквы, он ко мне обращался), если захочешь, можно пойти в художественное училище». Но я мечтала стать артисткой.

Да и как иначе при таких родителях?! Папа Владимир Викторович Немоляев — кинорежиссер на «Мосфильме», мама Валентина Львовна Ладыгина — звукооператор. Круг их знакомств был обширнейшим, изумительным, потрясающим! Отец знал всех, и все знали его. Мы с братом росли в киношной среде, в мире, который был для других недоступен. Чувствовали себя очень счастливыми, хотя детские годы пришлись на войну.

«Мосфильм» эвакуировали в Алма-Ату, мы тоже там оказались. Кино снимать не прекращали. Если вспомнить картины того времени про сельскую или городскую жизнь, в них всегда присутствовала ребятня: обязательно кто-то бегал, гонял мяч, крутил прыгалки на заднем плане. Таким был тогдашний дворовый быт, дети целыми днями пропадали на улице. Помню, бутерброд в зубы — и гулять, никто за детей не беспокоился, ничего плохого с нами случиться не могло.

После института снялась в фильме-опере «Евгений Онегин», играла Ольгу. Там есть один крупный план, на который не могу смотреть: щечки круглые, почти лопаются. Фото: Ленфильм/global look press

Первую свою роль я получила в «Близнецах», когда вернулись из эвакуации. Режиссеру Константину Юдину требовалась девочка для крошечного эпизода, и мама, работавшая на картине, привела меня в группу. Съемочный процесс не запомнился, а то, что ехали на двухэтажном троллейбусе, врезалось в память навсегда, тем более что выпало счастье занять место на втором ярусе и разглядывать сверху Ленинградский проспект. Дом, где проходили съемки, стоял в самом его конце.

Позже с братом вместе появились в папиной музыкальной комедии «Машина 22-12», или «Счастливый рейс», с которой зарождалось советское стереокино. Главные роли сыграли Николай Крючков, Михаил Жаров, Вера Орлова — судьба позже свела меня с ней в Театре Маяковского. Отец не только их снимал — многие становились друзьями, бывали в гостях. В «Счастливом рейсе» впервые появился на экране Евгений Леонов. К папе обратился приятель:

— Есть потрясающий парень, это нечто! Сними его, не пожалеешь!

— Но у меня уже все роли распределены.

— Ну сними хоть как-нибудь!

И отец согласился. В картине есть крупный план Леонова — пожарный на концерте в шлеме с довольным лицом.

Часто в гости приходили Михаил Жаров с женой Людмилой Целиковской, но я жила своей детской жизнью, взрослые разговоры нас с братом интересовали мало. Общаться с Михаилом Ивановичем стали позже, в Доме актера. Он тогда располагался на Пушкинской площади, мы с Сашей жили на другой стороне улицы Горького и входили в молодежный совет Дома. После мероприятий частенько сиживали в кабинете директора Александра Моисеевича Эскина на шестом этаже. И вот как-то пьем чай в компании Жарова и Владимира Абрамовича Этуша. Вдруг Александр Моисеевич говорит Этушу:

— Володь, прошу просто как друга, сделай это для меня.

— Да что сделать-то?

— Отвези ребят домой, а то поздно уже.

Жаров подыграл:

— Да-да, я тоже тебя прошу.

Развозить кого-то по домам Владимиру Абрамовичу явно не улыбалось, но отказать он не мог:

— Ну ладно, раз просите. А где они живут-то?

— Да напротив!

— Ах ты!.. Теперь точно повезу!

Заставил сесть в машину, и мы, наматывая круги по микрорайону в поисках разворота, хохотали от души. Несмотря на возраст, и Жаров, и Этуш были страшными озорниками, веселыми, остроумными. Талант в них бурлил и выплескивался наружу при каждом удобном случае. Но я забежала далеко вперед.

Фото: Unionwest Archive/vostock Photo

Окончание школы пришлось на период малокартинья. Папа оказался в простое, он очень страдал — не привык сидеть без дела. Когда предложили чиновничью должность советника по кино в нашем посольстве в Румынии, с радостью согласился. Провели там с мамой год, нас с братом оставили на бабушку. Но мы уже выросли: Коле было шестнадцать, мне — семнадцать. Так что к поступлению в театральное училище готовилась самостоятельно. С утра до вечера зубрила басню, стихи, прозу, процесс поглотил с головой. Бабушку изводила страшно. Она меня любила, беспокоилась, а я, бессовестная как все молодые, могла заявить: «Если не пройду на второй тур, ищи мое тело в Москве-реке!» Но и в Щепкинском училище, и в Школе-студии МХАТ пропустили на третий тур. Помню, вышла из «Щепки» на Неглинную, смотрю: стоит бабушка с мертвенно-бледным лицом и держится за дерево. Как же мне было стыдно!

В Школе-студии произошло романтическое знакомство с одним симпатичным мальчиком. Студенты-старшекурсники нередко присутствуют на прослушиваниях, иногда даже помогают педагогам отбирать самых талантливых. Нас экзаменовали в полукруглом зале, где лавочки располагались амфитеатром. Вошла, и ко мне сбежал по ступенькам худенький парнишка с пышной шевелюрой.

— Слышал, как читаешь, ты всем понравилась, тебя берут! Давай знакомиться.

— Меня зовут Света.

— Да знаю я, а меня — Олег Табаков.

Симпатия между нами, смею надеяться, сохранилась на всю жизнь. Всегда тепло встречались в театре и на кинофестивалях. Я очень ценила Олега как актера, он — колоссальное явление в нашей культуре, ему были подвластны любые роли: и драматические, и комедийные, и характерные. А как он хорош в образе Шелленберга в «Семнадцати мгновениях весны»! Гениально сыграл! Но вместе учиться не довелось: я выбрала «Щепку».

Мастером курса стал любимый ученик Михаила Чехова Леонид Андреевич Волков, который играл Левшу в знаменитом спектакле 2-го МХАТа «Блоха». В тот момент Волков служил еще и очередным режиссером Малого театра. Так, как Леонид Андреевич, не работали с актерами ни Охлопков, ни Равенских. Он вместе с нами создавал роль, был в этом деле неподражаем! После второго тура подозвал: «Я вас беру, больше никуда не ходите, не испытывайте судьбу». Поверила и ни разу об этом не пожалела.

Вторым преподавателем оказался Виктор Иванович Коршунов. Совсем молодой, буквально годом раньше окончил Школу-студию и пришел к нам преподавать. Пожилой Леонид Андреевич был сухим и сдержанным, мы все его боялись, трепетали — мог пришибить словом как молотком. Вчерашний студент Виктор Иванович оказался заводным, эмоциональным, близким, родным и сразу всех в себя влюбил. С ним можно было поделиться самым сокровенным.

Могу похвастаться: я стала любимой ученицей Волкова, играла в пяти выпускных спектаклях. Особенно гордилась Павлой Зыковой из горьковской пьесы. Но Коршунов однажды пригласил на беседу и посоветовал: «Света, ты проучилась четыре года, можешь играть любые роли — драматические, комедийные, трагедийные. Но с твоей внешностью тебе обеспечены только Нюшки с трудоднями, колхозницы и доярки. Надо похудеть». А я действительно была беленькой, пухленькой, толстенькой. Его слова так запали в душу, что стала с собой бороться. Обожала сладкое, жить не могла без пирожков, пирожных, булок. А пришлось! Села на диету, иногда срывалась, но понимала: профессия требует жертв, брала себя в руки. И так всю жизнь!

После окончания института снялась в фильме-опере «Евгений Онегин», играла Ольгу. Там есть один крупный план, на который не могу смотреть: щечки круглые, почти лопаются. Несколько лет спустя мы с Гончаровым репетировали «Трамвай «Желание», он сказал: «Вчера видел по телевизору «Евгения Онегина», я тебя там не узнал, это не ты». Даже не представлял, какой комплимент мне сделал!

Я была по натуре девушкой влюбчивой. Ну а как без этого? Начинаешь репетировать, и между вами с партнером пробегают флюиды. На недельку-другую влюблялась в каждого мальчика с курса. Кавалеры неизменно вызывались проводить домой, шли пешком до Плющихи, болтали. Но серьезных романов не случилось — так, легкомысленный флирт. Помню, очень понравился исполнитель роли Ленского Игорь Озеров. Чудный мальчик, истинный петербуржец. Мы привязались друг к другу, он читал стихи, очень меня просвещал, но снялись в «Онегине» и разбежались. Не знала, что он рано умер. Как-то, ко мне уже пришла известность, приехала его поклонница, просила подписать письмо, необходимое для установки памятника на могиле. Сказала, что у Игоря в квартире до конца его жизни висела моя фотография в овальной рамке. Я такого не ожидала, это было очень трогательно.

Мелодраму «Еще раз про любовь» впервые увидела на премьере в Доме кино. Фото: Мосфильм/Ю. Иванов/РИА новости

Когда училась на третьем курсе, в Малый театр пришел Борис Иванович Равенских. Он ставил спектакль и пригласил меня на роль девушки, пообещав: «Сыграешь, и тебе откроется дорога в труппу Малого». Я чуть с ума не сошла от счастья! В этом на третьем курсе был уверен лишь мой неизменный партнер по студенческим постановкам Виталий Коняев. Он замечательный артист, до сих пор служит в Малом. Равенских сказал: «Только надо написать письмо директору Михаилу Ивановичу Цареву, что согласна, такой порядок». Я, наивная, написала. Когда об этом узнал Волков, не простил.

Оказывается, они с Равенских были в страшных контрах по поводу того, какой должна быть режиссура Малого. Думаю, Волков разрешил бы мне играть в спектакле Бориса Ивановича, если бы сначала пришла к нему и попросила. Но я исключительно по неопытности этого не сделала. В результате и роль не получила, и в труппу Малого меня не взяли.

В провинциальный театр по распределению не уехала лишь потому, что начала сниматься в «Онегине». Процесс затянулся: нужно было выучить фонограмму и точно попадать в артикуляцию певцов, которые выводили арии за кадром. Работа оказалась долгой и кропотливой. Снималась в Ленинграде целый год. Вернувшись в Москву, начала показываться в театры. Работы по договору тогда не существовало, актера могли взять только в штат. Уволить его потом было практически невозможно, поэтому режиссеры проявляли осторожность.

Родители никогда не оказывали мне протекции, но тут решили помочь — договорились о прослушивании в Театре Моссовета. Главному режиссеру Юрию Завадскому лень было на меня смотреть, предложили порепетировать с его ассистентом роль Софьи в «Недоросле» и сыграть на выезде в каком-то столичном ДК. Волновалась так, что сыграла скучно, текст произносила тихим голосом — в общем, провалилась с треском. Меня турнули со словами «Девочка никакая, беспомощная, взять ее не можем, даже не пытайтесь звонить Завадскому». Мама чуть не плакала: «Как они могли так сказать про мою Светочку?!»

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Битва герцогинь Битва герцогинь

Меган Маркл добилась того, что в «великолепной четверке» наметился разлад

Караван историй
Керченская стрельба: как избежать эпидемии Керченская стрельба: как избежать эпидемии

Трагедия в керченском колледже — не первый «шутинг» в российских школах

Русский репортер
Александр Балуев: «Я не один» Александр Балуев: «Я не один»

Интервью с актером Александром Балуевым

Караван историй
Вопрос выживания. Рубен Варданян — о конфликте между бизнесом и благотворительностью Вопрос выживания. Рубен Варданян — о конфликте между бизнесом и благотворительностью

Рубен Варданян — о конфликте между бизнесом и благотворительностью

Forbes
Софи Тернер. Счастливый билет Софи Тернер. Счастливый билет

Как Софи Тернер попала в самый успешный сериал за всю историю кино

Караван историй
Анна Слю: «Желание нравиться – важная составляющая моей профессии» Анна Слю: «Желание нравиться – важная составляющая моей профессии»

Анна Слю рассказала, почему любая критика в интернете ей безразлична

Grazia
Владимир Стеклов. Большая семья Владимир Стеклов. Большая семья

Интервью с актером Владимиром Стекловым

Караван историй
Школа Джобса: романтики и анархисты от ИТ Школа Джобса: романтики и анархисты от ИТ

Почему гении не всегда уживаются с организациями, которые они создали

Forbes
Глобальный Рейх Глобальный Рейх

Что, если бы страны «оси» победили во Второй мировой войне

Naked Science
«К черту эти словесные излишества»: Тилль Линдеманн — о сборнике своих ранних стихов «К черту эти словесные излишества»: Тилль Линдеманн — о сборнике своих ранних стихов

Солист Rammstein о сборнике стихов «Нож» и его окровавленных страницах

Forbes
Yana Yana

Бренд Яны Расковаловой Yana отметил десятилетний юбилей

Elle
10 настоящих американских грузовиков 10 настоящих американских грузовиков

Знаменитые американские грузовики, бороздящие пустынные пейзажи Аризоны

Популярная механика
Спи, милый принц Спи, милый принц

Принц Азим сорил деньгами, веселил английский свет и раздражал султана Брунея

Tatler
Немой вопрос Немой вопрос

Часто онемением рук и ног проявляют себя серьезные заболевания

Лиза
Что подарить ребенку на Новый год: 10 игрушек, которые развлекают и обучают Что подарить ребенку на Новый год: 10 игрушек, которые развлекают и обучают

Что подарить ребенку на Новый год: 10 игрушек, которые развлекают и обучают

CHIP
В режиме онлайн В режиме онлайн

Разбираемся, как остаться на связи и не разориться на интернете в роуминге

National Geographic Traveler
Как управлять гневом? Личный опыт 12 психотерапевтов Как управлять гневом? Личный опыт 12 психотерапевтов

Все гневаются, даже психотерапевтам нужна помощь, чтобы совладать с раздражением

Psychologies
Росфинмониторинг возьмет почту и телефон Росфинмониторинг возьмет почту и телефон

Четыре вопроса об ужесточении контроля за денежными операциями

РБК
С днем рождения, Близняшки Белла! Самые яркие снимки горячих рестлерш С днем рождения, Близняшки Белла! Самые яркие снимки горячих рестлерш

С днем рождения, Близняшки Белла! Самые яркие снимки горячих рестлерш

Playboy
Корень силы: 18 полезных свойств имбиря для мужчин (+8 рецептов) Корень силы: 18 полезных свойств имбиря для мужчин (+8 рецептов)

18 доказанных полезных свойств имбиря на организм мужчины

Playboy
Как устоять от праздничных соблазнов в Новый год Как устоять от праздничных соблазнов в Новый год

Как правильно питаться в новогодние праздники кормящей маме

9 месяцев
Телеведущая Екатерина Андреева ведёт репортаж из Африки в Instagram Телеведущая Екатерина Андреева ведёт репортаж из Африки в Instagram

Екатерина Андреева, ведущая программы «Время», отправилась в Африку

Cosmopolitan
11 культовых автомобилей американского кино 11 культовых автомобилей американского кино

11 культовых автомобилей американского кино

Популярная механика

Мы не зря скептически относимся к идеям переснять советскую классику

Cosmopolitan
Союз нерушимый Союз нерушимый

В следующем году Дэвид и Виктория Бекхэм будут отмечать 20 лет со дня свадьбы

OK!
Масляный кризис Масляный кризис

Мировой спрос на пальмовое масло привел к масштабной вырубке лесов

National Geographic
Разговор с Джоном Блоком Разговор с Джоном Блоком

Разговор с исполнительным продюсером Metro: Exodus

Игромания
«Спасибо, что уволен!» «Спасибо, что уволен!»

Как пережить внезапное увольнение с минимальными потерями для себя

Psychologies
10 уроков галантности от Принца Гарри 10 уроков галантности от Принца Гарри

У кого учиться быть джентельменом, как не у настоящего принца?

GQ
Когда хотят женщины: 12 причин, почему твоя девушка неожиданно возбудилась Когда хотят женщины: 12 причин, почему твоя девушка неожиданно возбудилась

Когда хотят женщины: 12 причин, почему твоя девушка неожиданно возбудилась

Playboy
Открыть в приложении