Моя мама была суровой. Я ее и любила, и боялась

Караван историйЗнаменитости

Марина Яковлева: «Я сказала Джигарханяну «Нет! Останемся друзьями»

Мама была суровой. Я ее и любила, и боялась. Она не умела выразить свою любовь. Могла только сказать: «Ой ты моя широколобка» — и так больно ущипнуть за щеку, что у меня градом текли слезы.

Беседовала Инна Фомина

Фото: из архива М. Яковлевой

Марина, глядя на вас трудно поверить, что в этом году исполнилось сорок пять лет, как вы оказались на съемочной площадке! И до сих пор «в строю»: не так давно снялись в сериале «Старушки в бегах» — там у вас, Елены Сафоновой и Татьяны Орловой главные роли. Кстати, не обиделись на такое название?

— Сначала сериал назывался просто «В бегах». Когда же после окончания съемок узнала, что название изменили на «Старушки в бегах», отнеслась к этому легко, с юмором. А вот зрители за нас, актрис, в соцсетях вступились: мол, какие они старушки?!

Съемки вспоминаю с теплом — прежде всего благодаря партнершам. Тане Орловой, которая так замечательно сыграла в «Папиных дочках». Лене Сафоновой, которую просто обожала после «Зимней вишни». Кстати, мы с Леной и до «Старушек...» работали вместе — в начале нулевых в спектакле продюсера Эльшана Мамедова «Девичник». После оглушительного успеха комедии Ladies’ night — с мужским стриптизом — Мамедов решил сделать «женскую» постановку. Мы играли «Девичник» года три, потом возникли какие-то проблемы с авторскими правами и спектакль закрыли... Лену некоторые считают замкнутой. А в ней просто нет панибратства, желания поделиться с коллегами проблемами, открыть душу. Но в общении она очень легкий и приятный человек.

— Некоторые актрисы после пятидесяти жалуются, что их не зовут сниматься. У вас, похоже, другая ситуация...

— Да, зовут много. Но я часто отказываюсь, потому что предлагают какие-то неприятные роли. Недавно читаю сценарий: отвратительная минорная история, гадкая баба, у которой вроде погибла родня, а она думает только о том, чтобы из квартиры никто вещи не вынес. А еще отказываюсь, потому что похожий образ у меня уже не раз был. Так очень часто бывает: сыграла актриса что-то удачно, и потом ей предлагают роли только такого плана. Сначала я все играла школьниц (последний раз, когда мне было уже двадцать пять лет, в картине «Продлись, продлись, очарованье...» с Олегом Николаевичем Ефремовым). Потом все принцесс предлагали. После Агаши с пирожками в «Московской саге» косяком пошли сценарии, где я «Параша с блинами». А стоило сыграть затрапезную деревенскую тетку, посыпались на меня тетки.

Иногда очень не хочется отказывать хорошим кинокомпаниям, и сценарий симпатичный, но я понимаю: стоит плотно «влезть» в один типаж, других ролей можно и не дождаться. Помню, несколько лет играла одну учительницу за другой. Однажды иду по студии Горького, и кто-то в шутку меня приветствует: «Заслуженная учительница нашей киностудии идет!» Это меня cильно расстроило.

Тогда мне очень помог режиссер Михаил Юзовский. В свое время я отказалась играть у него Василису Премудрую в сказке «Там, на неведомых дорожках...» (роль в итоге сыграла Таня Аксюта). Просто меня утвердили на роль Поленьки в «Доходное место», и я предпочла классику. Но Михаил Иосифович на меня не обиделся, хотя обычно режиссеры ох как обижаются в таких ситуациях. И потом снял меня, «заслуженную учительницу», сразу в трех своих чудесных киносказках — «После дождичка в четверг», «Раз, два, горе — не беда!» и «Маша и звери». Так я вылезла из школьной темы и... оказалась в сказочной. На фестивалях меня так и представляли: «Самая сказочная актриса нашего кино».

Фото: из архива М. Яковлевой

— А каким был ваш первый фильм?

— Я училась в ГИТИСе и в конце первого курса сдавала историю КПСС. Сидела в коридоре и ждала своей очереди с очень серьезным, идейным видом. А за мной, оказывается, наблюдала ассистент режиссера Юрия Егорова (он снял знаменитые фильмы «Простая история», «Добровольцы»). Так я попала в фильм «Ветер странствий» по рассказам Пришвина. На роль Марфутки меня утвердили без проб. Осенью с курсом поехала на картошку, а через два дня пришла телеграмма: вызывают в Питер на съемки. После этого кинороли пошли одна за другой. Однажды спросила у Татьяны Ивановны Пельтцер (мы вместе снимались в фильме «После дождичка в четверг»):

— Можно ли в кино как-то просчитать успех? Мне кучу сценариев предлагают, приходится от многого отказываться, и я боюсь, что «с водой ребенка выплеснула» — пропустила что-то судьбоносное...

А она говорит:

— Нет, ты никогда не знаешь, что выстрелит, а что нет. В нашем деле все непредсказуемо, и что получится на выходе, как сложится в итоге в фильме — неизвестно.
Например, я не придала значения сериалу «Участок», где мне предложили одну из главных ролей. Почему-то показалось, что название дурацкое. Сказала, что не смогу сниматься, у меня действительно был запланирован гастрольный тур по Америке с постановкой «Любовь и кролики». Но после первого спектакля гастроли отменили. Вернувшись в Москву, сразу позвонила в группу «Участка», а «мою» героиню уже играет другая актриса. Но я все-таки попала в этот замечательный фильм: мне предложили небольшую роль...
«Участок» снимали под Тарусой. Условия были шикарными: мы жили в пансионате, питание было не обычное — «кинокорм», а роскошное, ресторанное. И погода чудесная — июль и август. Самое главное — атмосфера, отношения с партнерами, когда нет конкуренции, «кто кого переиграет», а есть человеческое тепло. Сережа Безруков такой светлый, добрый, легкий человек, все время рассказывал анекдоты, нас смешил.

— А почему отменились те гастроли в США?

— В спектакле играл Джигарханян, у него случился криз... Я работала со множеством прекрасных артистов, но на первое место все-таки ставлю Джигарханяна, такой мощный у него был темперамент, такое невероятное обаяние. Стоило Армену Борисовичу в спектакле произнести простые, казалось бы, слова: «По рюмашке, по рюмашке...» — и зал умирал от хохота. Гений, глыба, одним словом. А как Армена Борисовича любил народ, буквально на руках носил. В каждом городе, где показывали спектакль, армянская диаспора накрывала для нас роскошные столы — тан (с тех пор это мой любимый напиток), шашлык, кебаб. А вот от дорогих подарков Армен Борисович отказывался. В Казахстане богатый армянин ему говорит:

— Давайте, мы вам подарим... — называет что-то внушительное.

Но Армен Борисович:

— Нет-нет, не надо.

— Джигарханян продолжал много работать и когда был уже немолод...

— Да! А ведь у него был диабет, что он не афишировал. Просто ассистентка давала ему нужные таблетки (в Москве один жил, жена Татьяна — в США, он летал к ней в отпуск). Когда за полгода до американских гастролей у Армена Борисовича случился микроинсульт, он стал себя «приберегать». Но все равно через месяц уже отправился на долгие гастроли по России со своим театром и со своими студентами, которых очень любил. Так что перед США Джигарханян уже сильно устал. Кстати, Армен Борисович любил Америку. Но любил не реальную страну, а какой-то миф о свободной и богатой жизни, сказку, где нет нищеты или других проблем. К тому же тогда, в начале нулевых, в России еще не было магазинов, полных любых товаров — как в США. Со временем романтическое заблуждение по поводу заграницы у него ушло...

Первый спектакль «Любовь и кролики» мы сыграли в Сиэтле, потом должны были через всю страну лететь в Сан-Диего. И на пересадке в Денвере у Джигарханяна случилась диабетическая кома, он умирал у нас на глазах — упал и позеленел. Если бы это случилось в самолете, его не успели бы откачать. А в аэропорту быстро помогли: дали кислородную маску, сняли кардиограмму, сделали искусственное дыхание, нужные лекарства ввели в вену. Когда Джигарханян открыл глаза и сказал: «Почешите мне нос», — продюсер спектакля, который раньше работал на скорой помощи, побледнел: «Все, это конец...» Но Армен Борисович выкарабкался и прожил еще больше пятнадцати лет. Кстати, американская больница, в которую его увезли, потом выставила счет тысяч на сорок долларов... После криза Джигарханян больше в театре не играл. Когда спустя лет десять Виталина все-таки вытащила его на сцену, это было жалкое зрелище. Человек просто выходил из-за кулис и говорил текст. А гениального артиста с бешеной энергетикой уже не было...

В картине «Раз, два, горе — не беда!» с Николаем Караченцовым и Андреем Соколовым. Фото: Vostock Photo

— Как вы восприняли историю с его разводом и новой женитьбой?

— Я видела Виталину всего один раз: на репетиции какая-то девушка симпатичная сидела у Джигарханяна на коленях... Что касается его предыдущей жены, Татьяны, которую обвиняли в том, что бросила мужа и жила в другой стране, то, возможно, она просто устала от поклонниц мужа. Армен Борисович был невероятно обаятельным, притягательным мужчиной и, наверное, ходок. Он и ко мне проявил интерес. Но я им восхищалась, я его боготворила, обожествляла, так как же могла иметь с богом какие-то отношения?! Поэтому и оттолкнула: «Армен Борисович, нет, нет! Останемся друзьями...» А другие дамы наверняка не отталкивали...
Джигарханян умел получать удовольствие от жизни. Не просто угостит тебя шоколадным батончиком в самолете, а преподнесет его, как будто это бриллиант. Еще он старался обязательно отдохнуть перед спектаклем — в гостинице или даже в машине или автобусе. А потом говорил так смачно: «Хорошо поспал».

Как красиво он поддержал меня после автомобильной аварии! У меня был перелом тазовых костей, я заново училась ходить — на костылях. Продюсеры спектакля были в шоке: залы сразу в нескольких городах давно распроданы! Они даже хотели переписать текст и сюжет, чтобы моя героиня передвигалась на инвалидной коляске. Но я все-таки встала. Правда странновато ставила ноги и на зонт опиралась. Играю, и вдруг такая боль спину пронзила, что не могу двинуться. Зал это понял, замер. В итоге через мгновение боль прошла, и публика выдохнула. А в конце, на аплодисментах, Джигарханян, который всегда выходил последним (звезды обычно ревностно за этим следят), сказал: «Вот она — героиня» и вытолкнул меня вперед себя...

— В какую аварию вы попали?

— Это почти мистическая история. Юлий Гусман пригласил меня на фестиваль «Легко ли быть молодым», который проводил во Владикавказе. Я согласилась. А потом у меня ребенок заболел, затем мама. Звоню организаторам: «Я не смогу прилететь». Но они уговорили. К тому же на фестивале ожидали Сергея Бодрова, с которым давно хотела познакомиться — он казался мне таким необыкновенным человеком. И это тоже сыграло роль в том, что я согласилась поехать.

В аэропорту меня вдруг начинает трясти, хотя аэрофобией никогда не страдала. А тут паника — это второй знак был, что не надо лететь. Но здесь подбежал Куценко — мы до этого не были знакомы: «Ой, меня тоже трясет — я же еле успел из-за пробок. Давай по наперсточку коньячка тяпнем...» Выпили, вроде отпустило. Кстати, одним рейсом со мной еще должен был лететь Саша Стриженов, но у него возникли срочные дела, и ему переделали билет на следующий день...

Во Владикавказе нас встретил директор фестиваля на «Волге». Вдруг к Куценко подошли два парня: «Мы продюсеры группы Сергея Бодрова, он снимает фильм в Кармадонском ущелье и почему-то не прислал за нами машину. Вы нас не подвезете?» Никто еще не знал, что вся группа Бодрова тем утром уже погибла под лавиной... Сели в «Волгу» все вместе, едем. Гоша рассказывает мне что-то смешное. Вдруг на полном ходу лоб в лоб сталкиваемся с «ладой». Успеваю подумать, что такой удар, а у меня ни одной косточки не сломано. Тут «Волгу» разворачивает, и происходит второй удар. Я падаю, меня придавило креслом водителя, слышу, как хрустят мои кости... Гоша кричит: «Ой, у меня, по-моему, нога сломана». На самом деле у него была громадная гематома — на всю ногу. Он все переживал, как с таким синяком будет играть в спектакле Ladies’ night, там же надо раздеваться! А у меня перелом тазовых костей со смещением...

Когда лежала в больнице во Владикавказе, Гоша меня проведывал, поднимал настроение, хотя мы только в день аварии познакомились. А когда меня переправляли самолетом в Москву — на носилках, в грузовом отсеке, он на своей синюшной ноге надрывался, помогая нести меня. В «Склифе», когда училась заново ходить, мне помогал Володя Кошевой. Мы с ним особо и не дружили, но он приходил и водил меня по коридорам (я же была на костылях). Бреду я по «Склифу», боюсь на ногу наступить, семеню как старушка. Когда через полгода в «Московской саге» играла старую женщину, вдруг вспомнила это ощущение старческой слабости, немощи, и это помогло мне точно передать возраст.

С Лидией Смирновой, Верой Глаголевой и Михаилом Глузским. Фото: из архива М. Яковлевой

— В этом фильме вашим партнером был Юрий Соломин.

— Юрий Мефодьевич совершенно потряс меня. Художественный руководитель Малого театра, народный артист Советского Союза и при этом абсолютно простой, теплый человек. А как он — суперзвезда — волновался на съемках, как стеснялся коллег! А еще он снимался вместе со своей собакой, которую обожал...

Да все большие артисты, с которыми сводила жизнь, оказывались и большими людьми. С Михаилом Пуговкиным мы снялись в нескольких картинах. В «Серебряном ревю» он сыграл смотрителя льда, а я солистку ледового балета. Съемки шли во Дворце спорта АЗЛК. Однажды я опоздала на полчаса, потому что на студии Горького был какой-то кинофестиваль и мне вручали приз. Вбегаю такая радостная в гримерку с наградой, объясняю, в чем дело. А Михаил Иванович грустно говорит: «А я в стольких картинах снялся, и мне никто не давал никаких призов». И действительно, его, народного любимца, поздно стали награждать и чествовать... Меня всегда поражало, что у Пуговкина, который родился в селе под Чухломой и играл простаков, были руки интеллигентного человека, скрипача — с красивыми длинными пальцами. А он и был аристократом, утонченным, деликатным и воспитанным.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Леонид Агутин: Леонид Агутин:

Интервью с Леонидом Агутиным

Караван историй
Живущие в неволе черепахи отказались стареть Живущие в неволе черепахи отказались стареть

Скорость старения многих видов черепах при содержании в неволе равна нулю

N+1
Дмитрий Нагиев: Дмитрий Нагиев:

У нас твоя карьера от таланта не зависит

Караван историй
Замещение импорта и цифровизация: две стороны одного процесса Замещение импорта и цифровизация: две стороны одного процесса

Технологические решения в промышленности, коммуникациях и других отраслях

Forbes
Кое-что о Рене Кое-что о Рене

Совершенно необязательно проживать все в полную силу и взаправду

Караван историй
Винишко с подругой vs поход к психологу: что выбрать Винишко с подругой vs поход к психологу: что выбрать

Всегда ли откровенные разговоры на кухне помогают залечить душевные раны?

Psychologies
Дело Дело

Отрывки из книг Кирилла Серебренникова и Алексея Малобродского

СНОБ
Что делать для сохранения ментального здоровья: советы и лайфхаки от психолога Что делать для сохранения ментального здоровья: советы и лайфхаки от психолога

Чувствуешь, что уже "не вывозишь"? Что же делать?

VOICE
Книжная полка Владимира Познера Книжная полка Владимира Познера

Любимые тексты Владимира Познера

Arzamas
Удобство и минимум действий: как используется UX&UI дизайн для создания интерфейсов онлайн-кинотеатров Удобство и минимум действий: как используется UX&UI дизайн для создания интерфейсов онлайн-кинотеатров

Почему именно в онлайн-кинотеатрах особенно важно проектирование интерфейсов

TechInsider
Дарья Мельникова: «Я мечтаю обрести равновесие» Дарья Мельникова: «Я мечтаю обрести равновесие»

Придумщица и бунтарка, мама двух сыновей, жена и актриса

Psychologies
Когда и на какие российские машины пересаживали чиновников. Хроника Когда и на какие российские машины пересаживали чиновников. Хроника

Как чиновников пытались пересаживать на отечественные машины

РБК
«Клин клином»: 7 признаков, что вы влюбились, чтобы забыться «Клин клином»: 7 признаков, что вы влюбились, чтобы забыться

Часто попытки смягчить душевную боль подталкивают нас к созданию новых отношений

Psychologies
Подводные пирамиды и статуи «рептилоидов»: 20 самых загадочных объектов мира Подводные пирамиды и статуи «рептилоидов»: 20 самых загадочных объектов мира

Древний булыжник удивляет нас больше, чем компьютер размером в полладони

Вокруг света
Сувepeнныe наномeтpы Сувepeнныe наномeтpы

Как работают российские производители микрочипов почти в полной изоляции

Цифровой океан
Не надо терпеть: что делать, если женщин постоянно перебивают Не надо терпеть: что делать, если женщин постоянно перебивают

Как действовать, если коллега вас постоянно перебивает

Forbes
Что такое упрощенные машины, и какие из них первыми появятся на дорогах Что такое упрощенные машины, и какие из них первыми появятся на дорогах

Зачем нужен возврат к прежним стандартам производства автомобилей?

РБК
«Никогда не делайте этого для мужчин»: советы онлайн-тренингов комментирует психолог «Никогда не делайте этого для мужчин»: советы онлайн-тренингов комментирует психолог

Что ни при каких обстоятельствах нельзя позволять мужчине?

Psychologies
30 лучших фэнтези-фильмов всех времен 30 лучших фэнтези-фильмов всех времен

Поставьте реальность на паузу и позвольте себе раствориться в фантастике

Правила жизни
Когда ушла Европа Когда ушла Европа

Максим Церулев о том, что ждет индустрию ЦОДов в новой ситуации

Цифровой океан
Молекула разложилась с образованием мононитрида фосфора Молекула разложилась с образованием мононитрида фосфора

Соединение, способное разлагаться с образованием мононитрида фосфора

N+1
Как не нервничать на собеседовании Как не нервничать на собеседовании

Как справиться с волнением на собеседование и вернуть себе контроль?

Maxim
Корпорации вынуждены меняться: как обстоят дела с гендерными квотами в Европе и США Корпорации вынуждены меняться: как обстоят дела с гендерными квотами в Европе и США

Как работает квотирование в странах, которые его уже ввели?

Forbes
Как найти смысл жизни при любых обстоятельствах: примеры из практики Виктора Франкла Как найти смысл жизни при любых обстоятельствах: примеры из практики Виктора Франкла

Отрывок из книги Виктора Франкла «О смысле жизни»

Psychologies
Татьяна Затравина Татьяна Затравина

Бизнесвумен Татьяна Затравина создала полноценного конкурента зарубежному люксу

Собака.ru
Простыми словами: чем гендер отличается от пола и как не перепутать эти понятия Простыми словами: чем гендер отличается от пола и как не перепутать эти понятия

Предисловие к книге Салли Хайнс «Может ли гендер меняться? Введение в XXI век»

Правила жизни
Звезды волнуются раз. Что такое астросейсмология и зачем она нужна Звезды волнуются раз. Что такое астросейсмология и зачем она нужна

Что такое астросейсмология и зачем она нужна

N+1
Вентилятор компьютера начал дребезжать: как решить проблему Вентилятор компьютера начал дребезжать: как решить проблему

Как избавиться от шума и вдохнуть новую жизнь в вентилятор

CHIP
«Поговорите открыто о своих чувствах на работе» «Поговорите открыто о своих чувствах на работе»

Александр Барсуков — о десяти способах защитить сотрудников от выгорания

РБК
8 причин, почему мужчинам тяжело живется 8 причин, почему мужчинам тяжело живется

Мужская доля порой бывает совершенно невыносимой

Maxim
Открыть в приложении