Откровенное интервью с актером Евгением Романовым

Караван историйЗнаменитости

Евгений Романцов. Голая правда

Беседовала Мария Черницына

Мой персонаж Кат в сериале «Шерлок в России» — лютый фанатик и маньяк, ставший таким из-за отношений с отцом. Готовясь к роли, я невольно вспоминал батю, все детство стоявшего надо мной с армейским ремнем. Казалось бы, что за провинность — украсть яблоко или кусок шифера, сбежать из школы — глупость ведь какая-то, но с меня за это спрашивали серьезно. И когда вырос, все равно жил с ощущением, что за любой кипеш придется отвечать. А роль Ката — это же легальное хулиганство, которое совершил первый раз в жизни!

— Первый месяц мы тусовались на одном кураже, потом в разговоре вдруг промелькнуло слово «няня». До этого моя девушка не упоминала про своих детей. «Круто!» — удивился я. Но очень здорово вошел в их компашку: одному ребенку тогда было четыре, второму — три, уже вполне сознательные человечки, многое подмечают, задают вопросы неудобные: «А где папа? И что это за Женя?» Оказалось — классно любить женщину, у которой дети! В какой-то момент приходишь к тому, что неважно, чьи они: можно своего плохо воспитать и прекрасно — чужого.

Ведь так сложилось, что к двадцати годам я уже приобрел огромный опыт в воспитании детей: в моей семье кроме родного брата было восемь неродных ребятишек...

— Очень интересно! И как же ваши родители на такое решились?

— Это было сложно. Ни я, ни брат, ни папа не были готовы — только мама. Да и она не планировала их усыновлять. Просто наша семья участвовала в большом светлом проекте по воссоединению разрушенных семей. Мама работала в Дмитрове в реабилитационном центре для детей из неблагополучных семей — вела там рисование. Ездила из военного городка Рогачево, куда папу когда-то перевели по службе из Запорожья. Мама увидела в этом эксперименте хорошую возможность для нас с братом ходить в дмитровскую школу, жить в большом коттедже... Таких там была целая деревня, в каждом доме — пример здоровой семьи, в которую подселяют детей из детдомов и интернатов. Они имели право называть моих маму и папу как им угодно, сидели с нами за столом, участвовали в нашей жизни. А рядом — огромный реабилитационный центр, где у них по часам расписаны занятия. Приходили к нам и их биологические родители — дети всегда знали, что это их мама с папой. И это очень непросто: ребенок хочет подойти, прикоснуться, но ему не позволяют сложившиеся отношения. Воссоединение, конечно, дорогого стоит! Когда эти матери-дуры со слезами на глазах обнимают своих детей... За одиннадцать лет такой работы мы восстановили восемь семей, а всего через наш дом прошло семнадцать детей.

— А вы ревновали родителей к чу жим детям?

— Первые года три у меня была дикая ревность! У самого переходный возраст — тринадцать лет, а еще на всю неделю уезжал в Москву в спортивный интернат ФШМ «Торпедо». Возвращался домой на выходные, а пространство изменилось — вещи не на месте, что-то уже поломалось. Здесь хозяйничают посторонние дети! После тяжелых тренировок было только одно желание: уткнуться в мамино плечо, получить немного любви. Но там уже кто-то висел, обнимал ее, дергал за юбку, требовал к себе внимания... И я этих детей готов был перекусать. Даже преступления придумывал, как усложнить их жизнь настолько, чтобы сами от нас сбежали... И с их стороны шла агрессия, ведь у меня все равно было то, чего лишили их: сытый, одетый, а еще чем-то недоволен!

Мама вела со мной откровенные разговоры: объяснила, зачем ей этот эксперимент как женщине и какой опыт он может дать мне как молодому мужчине... Первый ребенок, который меня зацепил, — Антошка. Мы его взяли очень маленьким — в три года он толком звуков не выдавал, дети из дома малютки все с отставанием в развитии. И я увлекся: купал, гулял, читал ему книжки перед сном. Его обаяния хватило, чтобы перебить мою ревность, — Антоха меня размял. И лет с пятнадцати я уже стал помогать маме с остальными. В результате к девятнадцати годам научился ладить с любыми детьми — хоть грудного возраста, хоть буйного переходного. Как-то мама призналась, что очень хотела дочку, а папа не хотел, и она была согласна даже на не свою. . . Все девочки, которые у нас жили, — восхитительные. Мама с упоением заплетала им косички, готовила, шила, вязала. Это наполняло наш дом чистой, светлой, дребезжащей женской энергией.

— Как чувствовал себя папа в такой сложносочиненной семье?

— Уже через пять лет он сильно от всего устал. Начал орать и злиться на схему, которая только выглядела идеально, а в реальности мы не получали финансовой поддержки от государства: на каникулы даже в лагерь детей не могли отправить, они все время находились с нами. Родители должны были решать, что с ними делать, когда хотелось самим хоть немного отдохнуть. Ребята стали обузой. Последующие пять лет шло разрушение нашей семьи. Я в тот период отделился: был занят спортивной карьерой в Москве, а у младшего брата Артема все происходило на глазах, отчего он впал в депрессию. Неблагополучные дети тоже попали в тяжелые обстоятельства: надо было скрывать от них, что «идеальная семья» на грани краха. Три года назад отец просто плюнул на все и съехал, а мама еще год тянула эту лямку — она фанатик своего дела. Но и одна мама уже не могла подавать тот самый пример... Да и дети все выросли — ее миссия была выполнена.

Я чисто по-мужски не разделял, что батя ушел из семьи, — с детства привык маму защищать. Даже на отца лез с кулаками, когда он с друзьями зависал, а мама ждала его дома. При этом батя был авторитарным. Пока уходил на службу в военном городке, я успевал насуетить дел: разбить стекло , обстрелять снежками фуру дальнобойщика, однажды вместе с братом чуть не утоп в пруду... Получал по заслугам армейским ремешком с бляхой. Надо мной еще долго по жизни нависала эта фигура бати с ремешком...

Даже когда влюбился впервые, повел себя из-за него по-идиотски. Рита училась в колледже в вечернюю смену, однажды я предложил проводить ее после занятий. При этом сам должен был после девяти быть дома, а в одиннадцать — в кровати. И мне так сложно было подойти к отцу с этой просьбой... А когда решился, услышал в ответ: «Зачем тебе это?» — и не смог в своем молодом сознании найти аргументов, почему хочу проводить девушку. А надо было просто сказать: «В смысле зачем, пап? У меня выросли на лобке волосы, я уже взрослый мужик!» Але, почему я вообще должен это объяснять? Но был таким лохом, что позвонил Рите: «Прости, меня папа не отпускает». Рита отнеслась с пониманием, но сам я себя не простил. И это было не проходным увлечением: мы встречались пять лет, расстались только когда я поступил в институт в Москве. Оба решили не связывать себя отношениями на расстоянии, но дружим до сих пор.

Вообще, батя воспитал во мне обалденное отношение к женщине, потому что сам поступал с мамой мразотно: я ни разу не видел подаренных ей цветов, восторженных взглядов, улыбок, приятных неожиданностей... Нас окружала банальная хрень, от которой мама грустила. Мне всегда хотелось вести себя ровно противоположно — я с девушками невероятно обходителен, тактичен, мягок... Только недавно стал общаться с отцом на равных, не позволяя ему давить авторитетом, который он двадцать лет в меня вколачивал. Сейчас за чаем порой задаю ему самые неудобные вопросы, а он на них отвечает. И это не переходит в агрессию — я перестал испытывать страх перед батей.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Олег Митяев: «Случайность — промысел судьбы» Олег Митяев: «Случайность — промысел судьбы»

«О чем размышляет мужчина, которому за пятьдесят?»

Караван историй
Маэстро механики Маэстро механики

Самоучка-часовщик, который идет наперекор правилам и создает драконов и фей

Вокруг света
Альбина Джанабаева: Альбина Джанабаева:

Откровенное интервью с Альбиной Джанабаевой

Караван историй
Зима близко: руководство по тренировкам в холодную погоду Зима близко: руководство по тренировкам в холодную погоду

Занятия в холодное время года дают особые преимущества

Men’s Health
Лора Дерн. Дикая сердцем Лора Дерн. Дикая сердцем

Как нестандартная внешность и возраст помогли актрисе Лоре Дерн

Караван историй
Статус: доступен Статус: доступен

Социальные сети вовлекли нас в гигантскую паутину непрерывного общения

Psychologies
Следите за руками: как распознать популярные жесты Следите за руками: как распознать популярные жесты

Движения рук могут подчас рассказать о человеке больше, чем слова

Psychologies
Пирог с антоновкой и миндальным тестом Пирог с антоновкой и миндальным тестом

Когда я сообщаю гостям, что мой пирог без капли муки, его вожделеют все

Weekend
Операция «Квадратный снег» и другие приключения Бурунова Операция «Квадратный снег» и другие приключения Бурунова

Актер Сергей Бурунов — о драме, мечте стать летчиком и своей карьере

OK!
Голос, космос и различные странности. Что все-таки нас объединяет? Голос, космос и различные странности. Что все-таки нас объединяет?

Журналист Сююмбике Давлет-Кильдеева — о громком молчании

РБК
Кислотность Кислотность

Что мы знаем о кислотности желудочного сока?

Maxim
Сколько зарабатывали русские художники Сколько зарабатывали русские художники

Что можно было купить на гонорар за выдающиеся картины?

Arzamas
Десятки японских кораблей времён Второй мировой войны поднялись со дна моря Десятки японских кораблей времён Второй мировой войны поднялись со дна моря

Две дюжины кораблей поднялись со дна океана после подземных толчков

National Geographic
Открыто соединение, способное «включаться» под действием лазера Открыто соединение, способное «включаться» под действием лазера

Созданный фосфонат позволит точнее и безопаснее воздействовать на организм

Популярная механика
7 советов, которые помогут вам справиться с волнением во время важного разговора 7 советов, которые помогут вам справиться с волнением во время важного разговора

Что делать, если никак не получается собраться с мыслями и перестать нервничать

GQ
Секрет — в брокколи Секрет — в брокколи

Ани Тейлор-Джой о триллере «Прошлой ночью в Сохо»

OK!
Я чувствовала себя как в клетке Я чувствовала себя как в клетке

История о том, как воля к победе творит чудеса

ПУСК
Другой берег Другой берег

Черногория готова принимать гостей как с моря, так и с суши

Robb Report
Стоит отметить Стоит отметить

Оксана Бондаренко, основательница бренда «Ли–Лу», отмечает 28 лет в бизнесе

Harper's Bazaar
Выбираем SSD: на что обратить внимание при покупке Выбираем SSD: на что обратить внимание при покупке

Получите ли вы выигрыш от самого доступного SSD? Какой накопитель будет быстрее?

CHIP
7 самых необычных и таинственных мест на планете 7 самых необычных и таинственных мест на планете

Эти уголки планеты заставят вас удивиться

Playboy
Золотая лихорадка Золотая лихорадка

Что такое моделинг в Китае

Vogue
24 часа с Лёлей Гущиной 24 часа с Лёлей Гущиной

Один день участницы шоу «Студия СОЮЗ» на ТНТ Лёлей Гущиной

Cosmopolitan
Мрачные сказки Мрачные сказки

«Черные гуси» и «Баллада о мальчике по имени Ножниц» Марианны Лаптевой

Esquire
Ярослав Андреев Ярослав Андреев

Создатель дома тиктокеров Dream Team House рассказывает о своей работе

ЖАРА Magazine
«Из-за этой еврейки стрелялся Маяковский»: за что ненавидели Лилю Брик «Из-за этой еврейки стрелялся Маяковский»: за что ненавидели Лилю Брик

Одни называли ее музой поэта, другие — его убийцей

Cosmopolitan
Сменить шрифт Сменить шрифт

Светлана Сачкова уехала в США, чтобы стать американской писательницей

Elle
Вечная юная Вечная юная

Равшана Куркова — находка для русского классика

Elle
Исследование: покупатели больше доверяют компаниям с короткими и простыми названиями Исследование: покупатели больше доверяют компаниям с короткими и простыми названиями

Название бренда влияет на то, как к нему относятся покупатели

Inc.
В сперме не было ни одного сперматозоида: как я перенесла неудачную попытку ЭКО В сперме не было ни одного сперматозоида: как я перенесла неудачную попытку ЭКО

Беременность не всегда наступает быстро

Cosmopolitan
Открыть в приложении