Спустя 2,5 месяца после вспышки болезни жизнь в Китае приходит в норму

РБКОбщество

Как Китай возвращается к нормальной жизни после карантина

Спустя два с половиной месяца после вспышки болезни жизнь в Китае приходит в норму. С места событий передает живущий в Китае писатель Вадим Чекунов.

Вадим Чекунов

755855619197666.png
 Yves Dean/getty Images

Вокзал в Шанхае встретил нас атмосферой апокалипсиса. Еще утром мы прощались с родителями жены, забирали их новогодние подарки (китайский новый год в этот раз прошел в тихом семейном кругу, без остальных родственников и друзей), потом удивленно озирались на непривычно безлюдном вокзале города Нинбо и ехали в совсем пустом вагоне, бодрясь и напевая про «большие города, пустые поезда». Такого раньше нам видеть не приходилось. И вот спустя пару часов — шанхайский вокзал. Тут уже народу прибавилось — те, кто может, возвращаются в мегаполис после неудавшихся новогодних праздников. Толчея возле спуска с платформы, а там... Металлические барьеры, громкие команды, полиция, добровольцы-помощники в синих защитных костюмах. Где-то вдали видны люди в полной экипировке, их костюмы белые, лица закрыты экранами.

Всех прибывающих выстраивают в колонну по одному, требуют скинуть капюшоны или снять шапки и направляют к тепловизорам. Затем нужно предъявить заранее заполненную анкету (показать скрин с ней на телефоне): откуда приехал, в какой район города следуешь, есть ли место для проживания в Шанхае и все личные данные. Без этой информации в город путь заказан. И все это под неумолкающий громкоговоритель, объясняющий правила приезда и пребывания. Один за одним идем по узкому коридору из барьеров. Никто не проскользнет бесконтрольно.

755855621663797.png
Qilai Shen/Bloomberg via Getty Images

Лишь после прохождения всех процедур можно попасть в метро — необычно пустое, всего по паре человек в вагоне. Было уже не до песен. Ехали молча. Напротив нас сидела девица, тоже с вокзала — видно было по чемодану и пакету с подарками. На ногах ее были бахилы, тело прикрывал дождевик, на руки надеты перчатки. Дорогая и дефицитная маска, желтые защитные очки и медицинская шапочка на голове словно подтверждали — человек обеспокоен не на шутку.

Семилетняя дочка минут пять молча разглядывала эту пассажирку. Потом повернулась ко мне: «Папа, мы умрем?» Остаток пути говорил ей, что все будет хорошо. Верил ли в свои слова? ..

...Мы все стали свидетелями настолько масштабного события, потрясшего мир, что уже не знаешь, чему и во что верить.

Несколько недель назад, гуляя по оживленным местам Шанхая, где толпа порой такой же плотности, как в Москве в метро в час пик, разве могли мы поверить, что вскоре улицы будут пугать пустотой, а сами мы будем с ужасом вспоминать, сколько приезжих было вокруг нас, и гадать, много ли из них было выходцев из Уханя.

Наш микрорайон находится в самом центре города, в десяти минутах ходьбы от всемирно известных шанхайских небоскребов и телебашни. Но сам микрорайон — традиционный для старого Китая, состоит из пары десятков пятиэтажных домов, чем-то смахивающих на наши хрущевки, только с азиатским колоритом: бамбуковые шесты с бельем на балконах, всевозможные сарайчики у жильцов первого этажа, мохнатые пальмы и платаны во дворе вместо наших березок и тополей. По-китайски такое поселение называется «сяо чу», его тип распространен в городах повсеместно. Микрорайон обнесен бетонным забором с колючей проволокой и имеет главные ворота с подобием КПП при них. У ворот дежурят бравые дедки в форме, которые знают каждого. Еще есть несколько боковых выходов-калиток на соседние улицы. Даже новые современные жилые комплексы имеют схожую систему — высотки защищены надежным забором типа паркового, на входе в комплекс шлагбаум и охрана.

755855625528115.png
Qilai Shen/Bloomberg via Getty Images

И вот эта система «сяо чу» оказалась практически идеальна для организации контроля за населением.

В боковую калитку, самый близкий вход на нашем пути от метро, мы попасть не смогли — оказалась закрыта и даже завалена изнутри грудой прокатных велосипедов. Полюбовавшись на необычную баррикаду, мы отправились к главным воротам.

Вообще нам повезло, что мы успели проскочить и вернуться в Шанхай до введения ощутимых строгостей — днями позже уже были перекрыты многие железнодорожные направления и отменены поезда.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Быль об Эболе Быль об Эболе

Как протекала Эбола, и почему миру тогда крупно повезло

Maxim
Банкиры раскусили подменный номер Банкиры раскусили подменный номер

Мошенничество с использованием социальной инженерии пошло на спад

РБК
Жизнь – боль Жизнь – боль

Ученые раскрывают тайны боли и ищут новые способы борьбы с ней

National Geographic
10 лучших розыгрышей XX века 10 лучших розыгрышей XX века

Розыгрыши, которые вошли в историю

Maxim
Порознь, но вместе: как пережить изоляцию, не теряя связи с другими Порознь, но вместе: как пережить изоляцию, не теряя связи с другими

Вирус вынуждает нас изолироваться. Но человеку необходимо общение с другими

Psychologies
Большой Санитарный брат следит за тобой. Как люди поступаются своими правами в обмен на здоровье Большой Санитарный брат следит за тобой. Как люди поступаются своими правами в обмен на здоровье

Представления о правах, свободах и возможностях отправлены на долгое хранение

СНОБ
Танкист прямой демократии Танкист прямой демократии

«Мы занимаемся не политической борьбой, а продвижением идеи»

Эксперт
У самого Черного моря У самого Черного моря

Если ждать майских праздников нет никаких сил, отправляйся на уик-энд в Сочи!

Cosmopolitan
Раз плюнуть! Раз плюнуть!

О чем уже сегодня можно узнать, плюнув в пробирку

Playboy
Переспать и выжить: сколько на самом деле нужно спать Переспать и выжить: сколько на самом деле нужно спать

Сколько все-таки нужно спать, и работает ли тут правило “чем больше, тем лучше”

Популярная механика
«Это просто отвратительно»: чем нам полезно это чувство? «Это просто отвратительно»: чем нам полезно это чувство?

Почему все люди испытывают одинаковое отвращение к некоторым вещам

Psychologies
Одни дома. На карантине с ребенком Одни дома. На карантине с ребенком

Жизнь учителей, школьников и их родителей изменилась по всей стране

СНОБ
Счастье любит тишину Счастье любит тишину

Беседа с Эмили Блант, исполнительницей главной роли в триллере «Тихое место – 2»

Grazia
«Это настоящее безобразие». В ГИБДД требуют у водителей смартфоны «Это настоящее безобразие». В ГИБДД требуют у водителей смартфоны

Требование показать запущенное приложение каршеринга возмущает водителей

РБК
Корона и вирус Корона и вирус

Эпидемия, бунт и власть в императорской Москве 250 лет назад

Огонёк
«Мы все оказались в хорроре»: репортаж с окраин эпидемии в Италии «Мы все оказались в хорроре»: репортаж с окраин эпидемии в Италии

Жизнь на самом крупном острове Италии в условиях жесткого карантина

Forbes
Пока все дома: как научиться работать «на удаленке» и не впасть в депрессию Пока все дома: как научиться работать «на удаленке» и не впасть в депрессию

Как простым сотрудникам пережить переход «на удаленку» без особых потерь

Forbes
Цифровая гигиена: правила информационной безопасности, которым стоит научить своих детей Цифровая гигиена: правила информационной безопасности, которым стоит научить своих детей

Как обезопасить ребенка в кибер-пространстве

Forbes
Андрей Рублев Андрей Рублев

Андрей Рублев об эгоизме, ограничениях, больших деньгах и большой любви к спорту

Elle
В России создали алгоритм для перевода старой орфографии в современную В России создали алгоритм для перевода старой орфографии в современную

Алгоритм переводит дореволюционные издания в современный русский язык

Популярная механика
Рэп против правил Рэп против правил

В Московском театре мюзикла премьера — спектакль «ПраймТайм»

Огонёк
В гармонии с собой — в сотворчестве со Вселенной В гармонии с собой — в сотворчестве со Вселенной

Волшебные практики, которые помогают сохранять радость и равновесие

Yoga Journal
Техпарад Техпарад

Новости мира науки и техники

Популярная механика
Праздник весны: как в Таджикистане отмечают Навруз Праздник весны: как в Таджикистане отмечают Навруз

Навруз — праздник весеннего равноденствия

National Geographic
Нет ни либерала, ни фундаменталиста. Продолжение полемики Артема Нарышкина и Александра Дворкина о расколе в РПЦ Нет ни либерала, ни фундаменталиста. Продолжение полемики Артема Нарышкина и Александра Дворкина о расколе в РПЦ

Фундаментальные вопросы о представлении христианского мировоззрения

СНОБ
«Чума распространилась уже почти по всему королевству»: Сэмюэль Пипс об эпидемии 1665 года в Лондоне «Чума распространилась уже почти по всему королевству»: Сэмюэль Пипс об эпидемии 1665 года в Лондоне

Отрывок о Великой лондонской чуме 1665 года

Forbes
110 вещей, которые останутся со мной 110 вещей, которые останутся со мной

Анастасия Сперанская попробовала уместить свою жизнь в сто вещей

Glamour
Игра на уничтожение: готова ли Россия к полномасштабной ценовой войне на рынке нефти Игра на уничтожение: готова ли Россия к полномасштабной ценовой войне на рынке нефти

Нефтяная отрасль страны оказалась на развилке

Forbes
Частичное репрограммирование омолодило клетки человека на пять лет Частичное репрограммирование омолодило клетки человека на пять лет

Ученые проверили технологию частичного репрограммирования

N+1
Сериалы марта: «Мир Дикого Запада», «Удивительные истории» Спилберга и другие новинки Сериалы марта: «Мир Дикого Запада», «Удивительные истории» Спилберга и другие новинки

Что еще нас ждет в марте помимо третьего сезона «Мира Дикого Запада»

Esquire
Открыть в приложении