Предприниматель Алексей Ананьев о своей художественной коллекции

ForbesКультура

«Сейчас мне, мягко говоря, не до искусства, но собирать я продолжу»

Алексей Ананьев о своей художественной коллекции

Текст Яна Жиляева

2011 год. Алексей Ананьев на открытии ИРРИ на фоне полотна Гелия Коржева «Заложники войны» (2005)

В 2020 году исполнилось 20 лет, как предприниматель Алексей Ананьев начал коллекционировать российское советское реалистическое искусство. Его первой покупкой стало полотно «Свадьба» Юрия Кугача. За ним плеяда советских звезд — Дмитрий Жилинский, Виктор Попков, Гелий Коржев, Александр Дейнека, Георгий Нисский. И ряд аукционных рекордов. На аукционе Sotheby’s в 2014 году Ананьев приобрел «Над снегами» Георгия Нисского за $2,5 млн, установив сразу два мировых рекорда: самая высокая аукционная цена на произведение художника и ценовой рекорд для советской официальной живописи.

В 2011 году Алексей Ананьев сделал свое собрание (около 6500 работ) публичным, открыв Институт русского реалистического искусства — музей, на трех этажах которого, на площади 4500 кв. м, было выставлено около 500 работ в постоянной экспозиции и проходили временные выставки. Музей закрыли для посетителей после того, как 29 мая 2019 года Арбитражный суд Москвы в качестве обеспечительной меры по иску Промсвязьбанка на 282 млрд рублей постановил арестовать имущество бывших собственников банка Дмитрия и Алексея Ананьевых и его топ-менеджеров, в том числе картины Алексея Ананьева, находящиеся «в оперативном управлении» Института русского реалистического искусства (ИРРИ), и само здание ИРРИ. О том, что происходит с музеем и его собранием, Алексей Ананьев рассказал по телефону корреспонденту Forbes.

Здание ИРРИ

В: Алексей, как вы сейчас связаны с Институтом русского реалистического искусства, с коллекцией? Что там происходит?

О: Несколько лет назад для обеспечения деятельности музея и целостности коллекции в соответствии с лучшими мировыми практиками я принял решение, что произведения искусства не должны находиться в моей собственности, а управлением ИРРИ должен заниматься коллектив менеджеров. Практически с самого основания музея его деятельностью управлял небольшой, но очень эффективный коллектив арт-дирекции, возглавляемой Надеждой Степановой. Должен сказать, что уже длительное время коллекция не находится в моей собственности, а здание музея вообще никогда мне не принадлежало. Это, впрочем, не отменяет того факта, что я основал ИРРИ как музейную институцию в 2011 году, всегда его поддерживал и мне небезразлична его судьба. До середины 2019 года я участвовал в жизни ИРРИ, в том числе финансово. Это мое детище, ни больше ни меньше.

В: То есть вы были не единственным человеком, который финансировал ИРРИ. Кроме вас, у музея были другие меценаты?

О: Основной вклад, конечно, был мой. За формирование коллекции отвечал только я, и все, что касается капитальных вложений, это, безусловно, только я. Но для реализации проектов, которые велись, ИРРИ привлекал спонсоров, либо они сами выходили на ИРРИ. Например, у ИРРИ был замечательный выставочный проект «Окна в Россию», который ИРРИ провел в 2017 году с «Ингосстрахом» и за который получил премию The Artnewspaper Russia в 2018 году. Этот проект в значительной степени финансировался «Ингосстрахом».

Открытие выставки «Нисский. Горизонт». 2018 год

В: Кому вы передали свою коллекцию в управление и кому принадлежит здание музея?

О: И коллекция, и здание находятся в собственности не связанных со мной юридических лиц.

В: Почему вы не воспользовались такими способами защиты собрания, как, например, создание эндаумент-фонда? И почему не внесли работы из вашей коллекции в музейный реестр Российской Федерации, что теоретически должно обеспечивать предметам искусства защиту государства?

О: На собственном примере я убедился в том, что общество не готово к созданию эндаументов, поддерживающих проекты, которые тесно связаны с какими-то персоналиями, основателями проекта. Это не хорошо и не плохо — просто мы находимся в этой точке развития нашего социума. Общеизвестно, что коллекция, ставшая основой ИРРИ, — результат моей 20-летней работы. Очевидно, что на создание коллекции и формирование музейного пространства потрачены значительные личные средства. Я общался с достаточно широким кругом людей, которые, посещая ИРРИ и выставки, активно участвовали в финансовой поддержке ИРРИ, тем не менее я не видел практических возможностей для того, чтобы создать эндаумент-фонд музея. Все инвестиции в ИРРИ, от коллекции до создания инфраструктуры, на протяжении почти 10 лет работы музея, и 20 лет, если говорить о коллекции, я делал за счет собственных средств. Как вы понимаете, задолго до введения в 2017 году временной администрации в ПСБ.

К большому сожалению, сейчас я подвергаюсь, с моей точки зрения, абсолютно необоснованному преследованию: мне вменяется совершение каких-то сделок, направленных на вывод средств из банка. Это абсолютный бред по одной простой причине: я не мог этого сделать только потому, что не занимал ни одного дня никакой исполнительной должности в банке и не осуществлял операционного управления, в том числе косвенным образом.

К сожалению, сейчас мы видим, как суды накладывают ничем не обоснованные обеспечительные меры в отношении и картин, и здания. Работа музея парализована. Несмотря на всю поддержку, которою ИРРИ и я получали от музейного сообщества, защитить музей пока не удалось. В июне 2019 года ИРРИ был вынужден досрочно прекратить выставку «Пора разобраться. Архив Александра Каменского», которая шла в музее. Выставку, посвященную замечательному отечественному искусствоведу Каменскому, которую ИРРИ проводил вместе с Третьяковкой и Пушкинским музеем. ИРРИ был вынужден закрыться, а все картины поместить в хранилище. Сейчас решения, которые наложены и на коллекцию, и на музей, обжалуются в соответствии с законом. К большому сожалению, суды пока не занимают позицию ИРРИ, несмотря ни на то, что делал ИРРИ, ни на абсолютно прозрачные, четкие документы, которые предоставляет ИРРИ. Я уже не говорю про безупречную репутацию, которая у ИРРИ была на рынке.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Солидарность и доверие Солидарность и доверие

Пришло время всем стать союзниками — государствам, регионам и гражданам

Forbes
7 мифов о женском алкоголизме 7 мифов о женском алкоголизме

Алкоголизм, которым страдают женщины, мало чем отличается от мужского

Psychologies
«И теперь я точно знаю, что семья — это самый главный, самый трудный бизнес-проект в жизни» «И теперь я точно знаю, что семья — это самый главный, самый трудный бизнес-проект в жизни»

Владимир Потанин рассказал о своих жизненных ценностях и мотивации

Forbes
Боги и чудовища Боги и чудовища

Новый роман американки Мадлен Миллер — это история про одинокую женщину

Seasons of life
Финтех с большой дороги Финтех с большой дороги

Стартап Robinhood привлек миллионы непрофинвесторов. Куда он их приведет?

Forbes
Как придумать имя компании: 4 совета по неймингу от экспертов Как придумать имя компании: 4 совета по неймингу от экспертов

Как создать запоминающееся название для бренда

Playboy
Сколько можно спать? Сколько можно спать?

Еще несколько сотен лет назад европейцы спали дважды за сутки

Популярная механика
«Мифы о диетах. Наука о том, что мы едим» «Мифы о диетах. Наука о том, что мы едим»

Отрывок из книги Тима Спектора о диетах

N+1
Из тюрьмы в бочку Из тюрьмы в бочку

Куда делись миллиарды Сергея Полонского, да и были ли они?

Forbes
Сколько в пересчёте на современные деньги заработали, потратили и проиграли персонажи старых книг Сколько в пересчёте на современные деньги заработали, потратили и проиграли персонажи старых книг

Расставаться с деньгами легко и приятно, если они вымышленные

Maxim
Сесть и подумать Сесть и подумать

Зачем менеджеру заниматься рефлексией

Forbes
Как взломали соцсети журналистов из Екатеринбурга Как взломали соцсети журналистов из Екатеринбурга

Неизвестные взломали соцсети публициста Крашенинникова и медиаменеджера Низамова

СНОБ
Больной человек Европы Больной человек Европы

История прокладки Багдадской железной дороги, приблизившей Первую мировую войну

Forbes
Звукотерапия большого города Звукотерапия большого города

Откуда берется на улицах нездешняя музыка?

Огонёк
Груз платформы Груз платформы

Павел Дуров: бизнесмен, который бросил вызов мировому господству доллара

Forbes
Оперная певица Любовь Казарновская: В любом черном квадрате, как у Малевича, есть белая точка Оперная певица Любовь Казарновская: В любом черном квадрате, как у Малевича, есть белая точка

Певица Любовь Казарновская о работе в театре и своей книге «Страсти по опере»

СНОБ
Белые и немолодые Белые и немолодые

Кто правит бал в Кремниевой долине

Forbes
Древних майя уличили в фильтрации воды цеолитовым сорбентом Древних майя уличили в фильтрации воды цеолитовым сорбентом

Возможно, на такую мысль древних майя натолкнул природный источник

N+1
Dreszcz rozkoszy! Dreszcz rozkoszy!

В очередной раз мы восхищаемся Джоанной Крупой

Maxim
13 самых частых проблем в браке, с которыми сталкивается большинство пар 13 самых частых проблем в браке, с которыми сталкивается большинство пар

В браках часто что-то идет не так

Playboy
«Угрозы появления всеобъемлющей экосистемы я не вижу, это скорее страшилки» «Угрозы появления всеобъемлющей экосистемы я не вижу, это скорее страшилки»

Герман Греф о строительстве экосистемы, покупках IT-компаний и утечках

Forbes
Это мы еще посмотрим Это мы еще посмотрим

Российские кинодеятели рассказали, что ждет индустрию

GQ
Платить лицом Платить лицом

Кто и зачем решил собирать цифровые слепки личности россиян?

Forbes
Как сделать ваш бизнес антихрупким. Нелогичные советы по мотивам книги Нассима Талеба Как сделать ваш бизнес антихрупким. Нелогичные советы по мотивам книги Нассима Талеба

Любой предприниматель стремится к устойчивости своего бизнеса

Inc.
Используй ложку и телефон: 20 способов доставить себе удовольствие Используй ложку и телефон: 20 способов доставить себе удовольствие

Двадцать разных способов мастурбации на любой вкус и цвет

Cosmopolitan
Моя терапия: «Всю жизнь я была в позиции жертвы» Моя терапия: «Всю жизнь я была в позиции жертвы»

Как работа со специалистом помогла нашей героине найти себя

Psychologies
Простые карточные фокусы: 9 трюков для начинающих волшебников Простые карточные фокусы: 9 трюков для начинающих волшебников

Подборка самых легких для освоения карточных трюков

Playboy
Фредрик Бакман: Тревожные люди Фредрик Бакман: Тревожные люди

Отрывок из новой книги Фредрика Бакмана о неудачном грабителе и его заложниках

СНОБ
Будет ли город рыночным Будет ли город рыночным

Город создается рынком, даже рождается из рынка, однако им же и разрушается

Weekend
Здравствуйте, я ваша травма Здравствуйте, я ваша травма

Фильм «Конференция» как инструмент работы с коллективной памятью

Weekend
Открыть в приложении