Как работает брутальный бизнес Игоря Алтушкина

ForbesБизнес

Медная река

Игорь Алтушкин создал компанию с годовой выручкой 159 млрд рублей. Как работает его брутальный бизнес — в фотопроекте Forbes.

Текст Игорь Попов. Фото Федор Телков для forbes

В 1921 году на переговоры с большевиками в Москву приехал 45-летний шотландец Лесли Уркварт. Бывший владелец Кыштымского медеэлектролитного завода предлагал советской власти, национализировавшей его российский бизнес, концессионное соглашение по развитию медного производства в Кыштыме. Ознакомившись с подробностями соглашения, Владимир Ленин отказался его подписывать, в своем письме Иосифу Сталину и членам политбюро партии большевиков он объяснил: «Обещая нам доходы через два или три года, Уркварт с нас берет деньги сейчас…Облегчение мы будто получим через х (икс) лет, а платить сами начинаем тотчас! <…> Это кабала и грабеж». Следующий полновластный частный хозяин на кыштымском предприятии появился лишь в октябре 2003 года, когда Игорь Алтушкин (№33 в рейтинге богатейших бизнесменов России, состояние $3,1 млрд) завершил ряд сделок по выкупу акций Кыштымского медеэлектролитного завода (КМЭЗ). Уральский предприниматель аккумулировал тогда 55% КМЭЗ. Алтушкин, партнер миллиардеров Искандера Махмудова и Андрея Козицына по Уральской горно-металлургической компании, в начале 2000-х продал свои 15% компании «УГМК-Холдинг» Козицыну, получив при «разводе», как писал «Коммерсантъ», еще и 75% Карабашского медеплавильного комбината — поставщика сырья на КМЭЗ. На базе этих предприятий он начал создавать свою медную империю. Ставка на медь сыграла: в 2003 году средняя цена на этот металл составляла $1724 за тонну, через год — почти $3000, в 2007 году она прыгнула с $3500 до $7000 и с тех пор держится примерно на этом уровне.

Город Кыштым находится в Челябинской области, в двух часах езды от Екатеринбурга, где располагается штаб-квартира Русской медной компании (РМК). Первым крупным промышленником города был Никита Демидов, построивший в 1757 году Верхне-Кыштымский чугуноплавительный и Нижне-Кыштымский железоделательный заводы. Предприятия выпускали продукцию под известной в России и Европе маркой «Два соболя». И сейчас на заводе удивляются демидовской основательности: во время одной из реконструкций рабочие добрались до фундамента из лиственниц, простоявших в сырой земле более двух веков без гниения, на железной обвязке не было даже налета ржавчины. К концу XIX века предприятия, на которых не раз уже сменились владельцы, пришли в упадок. Высокая себестоимость производства и дорогая транспортировка до европейской части страны сильно снизили конкурентоспособность кыштымских заводов. Продажи сокращались, предприятия влезли в долги перед банками, появились задолженности и по заработной плате.

Тогда, в 1906 году, в Кыштыме и появился подданный Великобритании Лесли Уркварт. Родившийся в Турции предприниматель, сколотивший капитал на поставках оборудования для бакинских нефтяных промыслов, искал объекты для инвестиций. Осмотрев демидовские заводы, он решил, что перезапустить их вполне возможно, наладив производство меди. В 1908 году он скупил акции Общества Кыштымских горных заводов и стал его основным пайщиком. Новый владелец запустил две дровяные печи по выплавке меди производительностью 20–30 т в сутки, построил новый корпус электролизного цеха, и в ноябре 1908 года на его Нижне-Кыштымском заводе впервые в России был осуществлен электролиз и налажен промышленный выпуск рафинированной меди.

Революция 1917 года полностью лишила Лесли Уркварта бизнеса на территории бывшей Российской империи. Говоривший на шести языках шотландец пытался договориться с новой властью, но из этого ничего не вышло. История частного бизнеса в России была заморожена почти на 80 лет. Пришедшему в 2003 году на КМЭЗ Игорю Алтушкину пришлось практически сразу вкладываться в замену изношенного оборудования на новое. В 2004 году на это ушло 10,7 млн рублей, через год потребовалось в два раза больше, в 2006 году инвестиции в производство достигли почти 300 млн рублей, в 2007 году — более 770 млн рублей.

За годы присутствия Русской медной компании на КМЭЗ в развитие предприятия было вложено 2,7 млрд рублей. Более 20 млрд рублей было инвестировано в предприятие «Карабашмедь», которое поставляет на Кыштымский завод черновую медь на переработку. Мощность производства КМЭЗ составляет 140 000 медных катодов и 140 000 медной катанки в год. При среднегодовой мировой цене на медь в 2019 году $6000 такой объем будет стоить $1,68 млрд. Суммарно все предприятия РМК имеют годовую мощность 220 000 т медных катодов и 235 000 т катанки. А еще из шламов (остатков) электролитической очистки меди на заводах ежегодно извлекают тонны золота и десятки тонн серебра.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Мировой уровень Мировой уровень

Пять глобальных предпринимателей из России, известных далеко за пределами Рунета

Forbes
«При правильной технике бег не опасен ни для коленей, ни для поясницы»: главное из разговора со спортивным врачом «При правильной технике бег не опасен ни для коленей, ни для поясницы»: главное из разговора со спортивным врачом

Спортивный врач о лечении травм и правильной нагрузке на тренировках

TJ
Вокруг да около Лувра Вокруг да около Лувра

Все, что вы хотели бы узнать о самом знаменитом музее мира, под одним переплетом

Forbes
Впервые в истории определен верхний предел скорости звука во Вселенной Впервые в истории определен верхний предел скорости звука во Вселенной

Верхний предел скорости звука во Вселенной — 36 километров в секунду

National Geographic
Кризис управления Кризис управления

Государство не может потратить триллионы рублей, но продолжает отъем денег

Forbes
Гороскоп: нoябрь Гороскоп: нoябрь

Астрологический прогноз на ноябрь для всех знаков зодиака

Добрые советы
От 40 до 40: Звезды шоу-бизнеса и спорта От 40 до 40: Звезды шоу-бизнеса и спорта

Рейтинг российских звезд шоу-бизнеса и спорта до 40 лет

Forbes
Отрывок из книги «Так вышло. 29 вопросов новой этики и морали» Отрывок из книги «Так вышло. 29 вопросов новой этики и морали»

Глава из книги Екатерины Кронгауз, посвященная Илье Хржановскому

СНОБ
Рейтинг брендов Рейтинг брендов

Новые марки, которые стали заметны на рынке за год

Forbes
Исчез без объяснений: 6 причин, почему мужчины так поступают Исчез без объяснений: 6 причин, почему мужчины так поступают

Почему партнер оставил вас, не объяснив, что именно произошло?

Psychologies
Банки для миллионеров Банки для миллионеров

Рейтинг Forbes лучших российских банков для миллионеров

Forbes
Слушай, вдохновляй, мири: 50 оттенков эмоционального обслуживания Слушай, вдохновляй, мири: 50 оттенков эмоционального обслуживания

Что такое эмоциональное обслуживание, почему его требуют чаще от женщин

Cosmopolitan
Незаменимый Незаменимый

К чему приведет борьба российских властей с долларом

Forbes
Бить или не бить? Бить или не бить?

Как не доводить дело до потасовки и что предпринять, если она неизбежна?

GQ
Работа не на дядю Работа не на дядю

Как Наум Бабаев создал компанию «Дамате», крупнейшего производителя индейки

Forbes
Семь мифов, которые мешают твоей семье жить экологично Семь мифов, которые мешают твоей семье жить экологично

Разбираемся с заблуждениями об экологии вместе с экоблогерами

Cosmopolitan
Системный администратор Системный администратор

Почему айтишники считают премьера Михаила Мишустина главным CIO страны

Forbes
7 отличных видеоигр, которые можно пройти за 3 часа 7 отличных видеоигр, которые можно пройти за 3 часа

Игры для тех, кто не хочет или не может тратить много времени на прохождение

Популярная механика
Звездный финтех Звездный финтех

Необанки — это далеко уже не игрушка для миллениалов

Forbes
Смех сквозь слезы: лучшие политические скетчи Saturday Night Live за 20 с лишним лет Смех сквозь слезы: лучшие политические скетчи Saturday Night Live за 20 с лишним лет

11 лучших скетчей про политику в преддверии президентских выборов 2020-го в США

Esquire
Сообразим на троих Сообразим на троих

Сергей Студенников в одиночку создал гигантскую сеть «Красное & Белое»

Forbes
Серебряные электроды спеклись на коже при комнатной температуре Серебряные электроды спеклись на коже при комнатной температуре

Ученые научились создавать на коже устойчивые датчики

N+1
Груз платформы Груз платформы

Павел Дуров: бизнесмен, который бросил вызов мировому господству доллара

Forbes
«У сына 6 детей, а у меня ни одного внука»: письмо отчаявшейся бабушки «У сына 6 детей, а у меня ни одного внука»: письмо отчаявшейся бабушки

Психолог помогает героине разобраться в сложной семейной ситуации

Psychologies
Большой развод Большой развод

Почему адвокат Александр Добровинский неизменно появляется на публике в бабочке

Forbes
Как солнце защищает нас от инфарктов и бессонницы Как солнце защищает нас от инфарктов и бессонницы

Врач Андрей Беловешкин — о правильных способах повышать запасы витамина Д

Reminder
Великий и сбежавший Великий и сбежавший

Бывший глава Renault Карлос Гон снова готовится покорить мир

Forbes
Микроволновка помогла получить водород из пластиковых отходов Микроволновка помогла получить водород из пластиковых отходов

Микроволновка поможет в уничтожении отходов

N+1
Кодный магазин Кодный магазин

Программист из Ульяновска построил компанию стоимостью $100 млн

Forbes
Сколько можно страдать по прошлому? Рассуждает Алина Фаркаш Сколько можно страдать по прошлому? Рассуждает Алина Фаркаш

Почему в нашей культуре будто поощряются страдания

Cosmopolitan
Открыть в приложении