Что пошло не так с стартапом по озеленению леса Maraquia

ForbesБизнес

Елки-палки

Стартап по озеленению леса Maraquia потерял инвесторов, сменил несколько юрлиц и судится с одним из основателей. Что пошло не так?

Текст Ксения Демидкина

За семь лет проект Maraquia, с помощью которого частные лица и компании могут озеленять российские заповедники, высадил 4 млн деревьев, получил выручку 100 млн рублей в год, заслужил похвалу Владимира Путина и стал партнером ВТБ. Все идет отлично? Не совсем. За красивым фасадом стартапа скрываются конфликты основателей, недовольство потерявших деньги инвесторов и судебные разбирательства.

Накликать дерево

Идея сервиса, с помощью которого любой желающий может посадить дерево в любой точке Земли, возникла у уроженца Туркменистана Александра Платонова в 2012 году. На многочисленные попытки Forbes связаться с ним он не откликнулся, но его биографию нетрудно найти в сети — о проекте Maraquia в 2013–2015 годах писали СМИ. До запуска бизнеса Платонов окончил турецкий Ближневосточный технический университет и перебрался в Москву. В столице год работал в Кредит Европа Банке, а затем несколько лет организовывал приезд зарубежных предпринимателей в Россию в рамках «Зворыкинского проекта» (программа Росмолодежи для инновационных проектов).

Идеей лесного стартапа в 2012-м Платонов поделился с коллегами по «Зворыкинскому проекту» — владельцем IT-разработчика KR Digital Сергеем Ковалевым, Марией Макаровой, которая тогда работала в Росмолодежи, и знакомым со времен учебы в Турции Александром Киселевым. Всем троим она понравилась, и они стали сооснователями Maraquia. В марте 2012 года партнеры зарегистрировали ООО «Маракуйя»: 64% — у Платонова, 30% — у Макаровой, 5% — у Ковалева и 1% — у Киселева, по данным СПАРК. Ковалев занялся разработкой IT-системы проекта, Макарова — взаимодействием с директорами национальных парков, а Киселев впоследствии — продажами.

Осенью 2012-го Ковалев силами пяти сотрудников KR Digital создал прототип Maraquia: сайт для пользователей (частных лиц и компаний) и приложение, в котором лесничие национальных парков и заповедников могли отмечать GPS-координаты лесных участков, требующих очистки от старых и сухих деревьев и посадки новых. Первым начал использовать приложение национальный парк «Угра». В начале 2013-го партнеры смогли привлечь на доработку пилотной версии инвестиции от сооснователя космического проекта Dauria Aerospace Михаила Кокорича (инвестировал вместе с партнером Дмитрием Ханом), а также Михаила Чучкевича и Бориса Рябова, управляющих партнеров венчурного фонда Bright Capital. Точную сумму вложений Ковалев не называет. В интервью The Village Платонов рассказывал о привлечении $450 000. По словам Кокорича, только его вложения составили «несколько сотен тысяч долларов». Чучкевич комментарий не дал.

За свои вложения инвесторы к апрелю 2013-го получили совокупно около 13,9% в ООО «Маракуйя», доли Ковалева, Макаровой и Киселева стали одинаковыми — 9,57%, у Платонова остался контрольный пакет, по данным СПАРК. После привлечения инвесторов «Маракуйя» подписала с KR Digital (ООО «КР») договор, по которому часть инвестиционных средств основатели поэтапно переводили в IT-компанию Ковалева в качестве оплаты за разработку.

До 2014 года стартаперы продолжали дорабатывать продукт, и бизнес «почти ничего не приносил», говорит Ковалев. «Частных клиентов было мало, а корпоративными тогда были только согласившиеся посадить деревья через Maraquia по дружбе», — вспоминает он. Так, например, первым спонсором посадки 5000 сибирских елей в национальном парке «Угра» стала компания Dauria Aerospace инвестора Maraquia Михаила Кокорича. Небольшие посадки финансировали также клиенты KR Digital (магазины «Деликатеска» и «На колесах»). В 2013 году, по данным СПАРК, выручка ООО «Маракуйя» составила 7,2 млн рублей, убыток — 6,6 млн рублей. В 2014 году — 2,4 млн рублей и 7,1 млн рублей соответственно.

На фоне финансовых сложностей отношения в команде Maraquia стали накаляться, вспоминает Ковалев: «Инвестиции нам приходили траншами. Осенью 2013 года, когда денег давно не было, Платонов начал психовать. Дошло до того, что он стал общаться с инвесторами неподобающим образом». По словам Дмитрия Хана, он и Кокорич в конце 2013 года приостановили инвестиционные транши. «Часть акций, о которых мы договорились [с Платоновым], была оформлена сразу, а вторая часть должна была перейти к нам после определенных действий, которые мы произвели, но доли наши так и не увеличились. Платонов всячески затягивал оформление. Мы посчитали неправильным проводить какие-либо дальнейшие инвестиции при таком отношении», — вспоминает Хан. По его оценке, доля инвесторов должна была быть «в 2–3 раза больше» 13,9%, полученных в апреле 2013-го. В итоге инвесторы прекратили общаться с основателями Maraquia, в суд подавать не стали, так как потраченные деньги были для них незначительными.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Простые вещи Простые вещи

Денис Шевченко к 30 годам прошел путь от челнока до владельца модного бренда

Forbes
Почему смеяться над властью снова становится страшно Почему смеяться над властью снова становится страшно

Каждый десятый россиянин, как выясняется, не решается шутить о политике в сети

СНОБ
Замечания по адресу Замечания по адресу

Какую роль играет адрес в жизни человека, здания или учреждения

Forbes
12 вещей, которые использовали вместо денег 12 вещей, которые использовали вместо денег

Во времена натурального обмена в роли денег выступали совершенно разные объекты

Maxim
Больной человек Европы Больной человек Европы

История прокладки Багдадской железной дороги, приблизившей Первую мировую войну

Forbes
9 частей вашего тела, о которых вы наверняка ничего не знали 9 частей вашего тела, о которых вы наверняка ничего не знали

Уверены, что хорошо знаете все укромные уголки вашего тела?

Популярная механика
Тайны брянского Лас-Вегаса Тайны брянского Лас-Вегаса

Кто стоит за самым загадочным букмекером на российском рынке

Forbes
История Ксении Бородиной и Курбана Омарова: от измен и ссор до семейной идиллии История Ксении Бородиной и Курбана Омарова: от измен и ссор до семейной идиллии

Мы решили вспомнить историю отношений Ксении Бородиной и Курбана Омарова

Cosmopolitan
Медная река Медная река

Как работает брутальный бизнес Игоря Алтушкина

Forbes
Чужие среди чужих. Истории жителей карабахских деревень, которые отошли Азербайджану Чужие среди чужих. Истории жителей карабахских деревень, которые отошли Азербайджану

Истории людей, чьи дома за одну ночь оказались в другой стране

СНОБ
Гипотезы потребления Гипотезы потребления

Венчурный фонд, запущенный основателем «Вкусвилла», должен сделать мир лучше

Forbes
Почему сегодня актуальны нормы цифрового этикета Почему сегодня актуальны нормы цифрового этикета

Как трансформировалось поведение в новом рабочем пространстве

СНОБ
Вечные ценности Вечные ценности

На какие деньги живут города-музеи

Forbes
Как стать актером озвучки: пошаговое руководство для начинающих в профессии Как стать актером озвучки: пошаговое руководство для начинающих в профессии

Как становятся актерами дубляжа и насколько это сложно?

Playboy
Заклятие «Массандры» Заклятие «Массандры»

Хозяйству на Южном берегу Крыма нужна новая идеология развития

Forbes
Команда: «Чики» Команда: «Чики»

Актрисы из самого обсуждаемого сериала 2020‑го дают интервью Glamour

Glamour
Оборотистый «капитал» Оборотистый «капитал»

Capital Group заняла первое место в рейтинге девелоперов элитного жилья Forbes

Forbes
Няня для ребенка: как найти хорошую помощницу? Няня для ребенка: как найти хорошую помощницу?

Советы для тех, кто планирует нанимать няню для помощи с ребенком

9 месяцев
Платить лицом Платить лицом

Кто и зачем решил собирать цифровые слепки личности россиян?

Forbes
Вареная кукуруза: польза и вред «царицы полей» Вареная кукуруза: польза и вред «царицы полей»

Полезные свойства, пищевая ценность и противопоказания кукурузы

Playboy
Сообразим на троих Сообразим на троих

Сергей Студенников в одиночку создал гигантскую сеть «Красное & Белое»

Forbes
Зебровые амадины распознали по голосу до 57 сородичей Зебровые амадины распознали по голосу до 57 сородичей

Зебровые амадины распознают и запоминают голоса своих сородичей

N+1
«И теперь я точно знаю, что семья — это самый главный, самый трудный бизнес-проект в жизни» «И теперь я точно знаю, что семья — это самый главный, самый трудный бизнес-проект в жизни»

Владимир Потанин рассказал о своих жизненных ценностях и мотивации

Forbes
Минусовая степень Минусовая степень

Как ухаживать за кожей лица и тела после похудения?

Лиза
Кодный магазин Кодный магазин

Программист из Ульяновска построил компанию стоимостью $100 млн

Forbes
Абрау-Дюрсо: путешествие со вкусом игристого Абрау-Дюрсо: путешествие со вкусом игристого

Путешествие в столицу российского шампанского – Абрау-Дюрсо!

Домашний Очаг
«Черкизово». Наследники. Алтай «Черкизово». Наследники. Алтай

Почему Игорь Бабаев отдал весь свой бизнес сыновьям

Forbes
9 важных вопросов про эректильную дисфункцию 9 важных вопросов про эректильную дисфункцию

Что вы знаете об эректильной дисфункции?

GQ
Великий и сбежавший Великий и сбежавший

Бывший глава Renault Карлос Гон снова готовится покорить мир

Forbes
Стесняюсь спросить: что такое пищевая непереносимость и так ли она страшна? Стесняюсь спросить: что такое пищевая непереносимость и так ли она страшна?

Как выстраивать рацион при пищевой непереносимости?

Esquire
Открыть в приложении