«ЛУКойл» будет развивать полимерное направление в Поволжье

ЭкспертБизнес

Побочный полимер

«ЛУКойл» будет развивать полимерное направление в Поволжье для повышения маржинальности своей нефтепереработки. Наиболее вероятный канал сбыта — экспорт

Сергей Кудияров

Российская нефтяная компания «ЛУКойл» собирается развернуть производство полимерной продукции на базе своего нефтеперерабатывающего завода в городе Кстово Нижегородской области. Сейчас компания завершает разработку технико-экономического обоснования производства полипропилена на этой площадке.

По меркам полимерного рынка проект «ЛУКойла», если он будет реализован, означает появление в России настоящего гиганта отрасли. При таких мощностях кстовское предприятие станет одним из крупнейших производителей полипропилена в России, превзойдя иные существующие заводы и встав в один ряд с заводами «Сибура» — уже действующим «Тобольск-Полимером» и находящимся на стадии строительства «Запсибнефтехимом» в том же Тобольске (см. график 1).

Мощности крупнейших заводов по производству полипропилена в России

«ЛУКойл» уже присутствует на полимерном рынке России. Компании принадлежит завод «Ставролен» в Буденновске Ставропольского края с мощностями по полиэтилену 300 тыс. тонн в год, по полипропилену — 120 тыс. тонн в год. При этом на пятилетнем горизонте «ЛУКойл» планирует расширять производство и на этой площадке, опираясь на сырье с каспийских месторождений (геологи компании открыли на Каспии десять нефтегазовых месторождений, на месторождениях имени Филановского и имени Корчагина уже ведется добыча). В прошлом году президент «ЛУКойла» Вагит Алекперов уже представил Владимиру Путину проект развития газохимического производства на базе «Ставролена», в которое компания готова вложить порядка 120 млрд рублей. Аналитики подсчитали, что этого могло бы хватить на дополнительное развертывание мощностей по производству 500 тыс. тонн карбамида (азотных удобрений) в качестве первой очереди и 500 тыс. тонн полиэтилена или полипропилена — в качестве второй. Правда, для производства карбамида требуется аммиак, а сырьем для последнего служит метан, то есть природный газ. Каким образом он будет поставляться на площадку в Кстово, компания не уточняет.

Реализация нефтехимических проектов «ЛУКойла» способна значительно усилить диверсификацию его бизнеса и десантировать его в тройку лидеров полимерного рынка России наряду с «Сибуром» и татарстанским ТАИФом.

Структура потребления полипропилена

Становится тесно

Полипропилен, наряду с полиэтиленом и поливинилхлоридом, — один из трех наиболее массовых пластиков, получивших распространение в мировой экономике. А замыкают линейку крупнотоннажных полимеров полистирол и ПЭТФ.

Полипропилен обладает высокой стойкостью к кислотам, щелочам, растворам солей и другим неорганическим агрессивным средам. Этот материал, как и другие пластики, характеризуется низким влагопоглощением, а также имеет неплохие электроизоляционные свойства в широком диапазоне температур (правда, для изоляции уличных кабелей он все же не годится).

Важнейшее достоинство полипропилена — полная экологическая безопасность, в отличие от поливинилхлорида (содержит хлор) и производных бензола (полиамида, полистирола, поликарбоната и ПЭТФ), содержащих канцерогенные остаточные мономеры. Выпускается полипропилен в виде гранул.

Полипропилен имеет широкий спектр применения. Этот полимер используется в упаковке (одноразовая посуда, пищевые контейнеры для СВЧ, пакеты для пищевых продуктов, бытовые пленки и т. д.), в синтетических волокнах, для производства медицинских средств (например, шприцев или пробирок), электроники и электротехники (от деталей корпусов до изоляции), в прочих отраслях машиностроения (вплоть до вытеснения полиамида в автомобилях, который еще раньше начал вытеснять некоторые стальные детали машин), в строительном секторе (трубы для отопления, фитинги, пластиковая мебель, например сиденья для стадионов).

Начиная с середины XX века в мире бурно росло потребление пластиков, в том числе за счет вытеснения традиционных материалов (металлов, дерева, стекла). За последние 70 лет спрос на пластики в мире вырос в 200 раз, в то время как на дерево лишь вдвое.

Для России пластики еще не так давно были довольно болезненной темой. Еще бы, страна обладает колоссальными запасами углеводородов, экспортирует нефть и газ, — но сильно зависела от импорта полимеров. Сейчас ситуация серьезно изменилась, хотя масса полимеров продолжает поступать по импорту (АБС-пластики, сополимеры полипропилена, трубные марки полиэтилена и др.). Российские компании резво нарастили объемы своего производства, в стране появились и новые промышленные площадки, буквально в чистом поле (здесь нельзя не отметить исключительную инвестиционную активность «Сибура»).

В итоге производство того же полипропилена в России выросло с 243 тыс. тонн в 2000 году до 846 тыс. тонн в 2013-м. В последнюю пятилетку рост продолжился, и по итогам 2018 года в России было произведено 1,4 млн тонн полипропилена. В отличие от ряда других видов продукции отечественные производители полипропилена пока не могут пожаловаться на простаивающие мощности, предприятия работают с высоким уровнем использования своих возможностей.

Но на рынке уже становится тесно. Производство полипропилена в России уже превышает внутреннее потребление (порядка 1,2 млн тонн по итогам прошлого года). Наша страна имеет шансы стать заметным экспортером этого полимера.

Рынок полипропилена в России

Кто там шагает правой?

Развитие полимерного направления «ЛУКойла» само по себе сюрпризом для отрасли, конечно же, не стало.

Среди нефтяных компаний России «ЛУКойл» уже выделяется довольно высокой долей перерабатываемой нефти (75% добычи при среднероссийском показателе порядка 50%).

Более того, еще в 2014 году была утверждена «Стратегия развития химического и нефтехимического комплекса России на период до 2030 года», которая предполагала кластерное развитие отечественной нефтехимической отрасли. И среди ожидаемых кластеров был Каспийский, который должен был сформироваться вокруг проектов «ЛУКойла» по расширению производственных мощностей в Буденновске.

Выбор места был логичен. Полипропилен технологически может производиться как из газового сырья, так и из промежуточных продуктов переработки нефти. Однако производства из газового сырья (широкой фракции легких углеводородов, ШФЛУ) имеет меньшую себестоимость.

Можно вспомнить, с каким упорством несколько лет назад власти и нефтехимики Татарии и Башкирии пытались пролоббировать восстановление продуктопровода, ранее (в 1984–1989 годах, до крупной железнодорожной катастрофы) поставлявшего 5,5 млн тонн ШФЛУ в год из Западной Сибири на химические заводы Поволжья. В 2011 году, на пике темы, эксперты информационно-аналитического центра RUPEC подсчитали, что использование ШФЛУ давало бы выигрыш в себестоимости при тех ценах по крайней мере на 20–25% по сравнению с прямогонным бензином.

В конечном счете тот проект так и не был реанимирован, почти весь западносибирский ШФЛУ выбрали сибирские же заводы «Сибура», экспорт незначителен. Но становится понятна логика «ЛУКойла», отдававшего приоритет южной площадке: там есть газ с Каспия.

В этом контексте полипропиленовый проект в Кстово выглядит как минимум неожиданно. Глава RUPEC Андрей Костин полагает, что проект развития полимерного производства на базе НПЗ в Кстово, скорее, вынужденная мера. Завод крупный (мощность по переработке нефти — 17 млн тонн в год), в процессе переработки образуется множество побочных продуктов, с их реализацией возникают сложности. Другое дело полипропилен — продукт понятный и востребованный. Сам «ЛУКойл» переработкой заниматься не будет, но наверняка найдет рынок в Центральной России. Вполне перспективен и экспорт.

С учетом того, что у «ЛУКойла» фактически есть готовая площадка, сумма необходимых инвестиций будет умеренной, менее миллиарда долларов. А использование в качестве сырья побочного продукта деятельности собственного НПЗ при этом позволит выдерживать приемлемый уровень себестоимости продукции, отмечает эксперт.

Более того, развитие полимерного производства позволит «ЛУКойлу» улучшить экономику своей нефтепереработки, маржинальность которой упала в результате налогового маневра.

Международная торговля полипропиленом

Теперь переработка

Остается вопрос сбыта. Как было указано выше, Россия уже производит полипропилена значительно больше, чем нужно для собственного потребления. Стало быть, речь идет об экспорте.

В принципе, определенный потенциал есть. Хотя «полимерную революцию» в развитых странах мира можно считать близкой к завершению (напротив, растет спрос на экологичные натуральные материалы), остается еще развивающийся мир, где растет экономика, а вместе с ней и потребление полимерных материалов. Так, объем международной торговли полипропиленом с начала 2000-х вырос более чем в пять раз, импорт этого полимера Китаем — почти в пять раз (см. график 4). Кроме того, в самом мире полимерных материалов наблюдается своего рода межвидовая конкуренция, полипропилен растет в том числе за счет вытеснения других крупнотоннажных полимеров (полиэтилена, поливинилхлорида), за счет меньшей себестоимости и пригодности к вторичной переработке.

С другой стороны, забывать о внутреннем потреблении тоже не стоит. Во-первых, все еще сохраняется некоторый объем импорта. Во-вторых, удельное потребление пластиков в России существенно ниже, чем в развитых индустриальных странах. В частности, уже упомянутая «Стратегия развития химического и нефтехимического комплекса до 2030 года» оценивала нереализованный потенциал спроса на полимеры на внутреннем рынке в размере 34 кг на человека, или свыше 4,8 млн тонн в целом по стране.

Как утверждают в RUPEC, потребление полимеров на душу населения — показатель, характеризующий степень развитости национальной отрасли по переработки пластмасс. И этот показатель довольно тесно связан с подушевым размером ВВП: чем богаче страна, тем больше она потребляет полимеров.

Почему в развитых странах высокое душевое потребление полимеров? Да потому, что они наладили массовую переработку полимеров в готовые изделия, заполнив ими внутренний рынок, и активно продвигают на рынках экспортных.

Россия действительно отстает по потреблению полимеров от «нормы» для своего уровня развития, полагают в RUPEC, хотя это отставание значительно ниже объявленного в «Стратегии…» — порядка миллиона тонн в год. Причина, на наш взгляд, в отсутствии следующего передельного звена в цепочке создания стоимости — производства из полимеров конечной продукции.

Понимание этой проблемы у «командиров отрасли», кажется, есть. По крайней мере, Минпромторг разработал дорожную карту по развитию переработки пластмасс. Теперь дело за бизнесом. Вряд ли нефтехимические мейджоры ринутся в переработку. Для нефтехимии нужны доступное сырье, технологии и массовый сбыт. Для переработки полимеров — гибкость, адаптация конкретных партий под нужды конкретного потребителя, маркетинг. Возможно, скоро мы узнаем имена первопроходцев. Не исключено, что свою партию сыграют зарубежные производители. Кейс локализации западными и восточными грандами производства автомобильных шин в России оказался весьма успешным: теперь отечественные шины с мировыми брендами колесят по дорогам всех континентов.

Импортозамещение: вверх по переделам

Нефтехимический комплекс в грубом приближении можно разделить на несколько основных технологических переделов.

На первом производится первичная обработка сырья с получением полуфабрикатов для следующих стадий. Например, применительно к проекту «ЛУКойла», нефть поступает на НПЗ, где подвергается процессу ректификации (разделению на различные фракции под воздействием температуры). При этом получается в том числе прямогонный бензин, используемой как сырье для нефтехимии. Единичная мощность установки сильно меняется в зависимости от того, какова мощность самого предприятия. Для крупных заводов это чаще всего порядка 1–2 млн тонн в год (по сырью).

Второй уровень — получение олефинов, базовых химических продуктов, таких как этилен, пропилен, бутадиен. Базовый технологический процесс для получения олефинов — пиролиз (термическое разложение углеводородов). Результат на выходе — в газообразной форме. В идеале это промежуточная стадия производства одного предприятия, но в ряде случаев (обычно у старых, еще советских предприятий) это его конечный продукт (например, у «Сибур-Кстово»). В России наиболее распространены пиролизные установки единичной мощностью 300–350 тыс. тонн в год, но есть и более мощные, до 600 тыс. тонн в год.

Третий уровень — полимеризация и сополимеризация. Это процессы получения из простых полупродуктов сложных соединений — полимеров (пластиков) и каучуков. Процессы полимеризации осуществляются с использованием специальных катализаторов. На отгрузку поступают продукты в твердой форме (как правило, в виде гранул) — полиэтилен, полипропилен. Сополимеризация позволяет получать и более сложные по химическому составу вещества — полистирол, поливинилхлорид и т. д.

Единичные мощности отдельного предприятия в России могут достигать 500 тыс. тонн по полипропилену и 1500 тыс. тонн по полиэтилену. Стоимость строительства в грубом приближении — миллиард долларов на 500 тыс. тонн мощности.

Этот тот уровень, на котором остановится проект «ЛУКойла» и который в России, в первую очередь усилиями «Сибура», получил в последние годы бурное развитие.

Однако подчеркнем, что все три перечисленные технологические стадии нефтехимического производства имеют на выходе промежуточные продукты, неинтересные конечному потребителю.

Стадия B2C возникает уже на четвертой ступени. Это переработка произведенных полимеров в готовые изделия, с одной стороны, и производство малотоннажных химических продуктов (катализаторы, пигменты, специальные инженерные пластики, полимерные нити и проч.) — с другой. Переработка в большинстве случаев выходит за рамки нефтехимии, перемещаясь в область машиностроения, производства строительных материалов и т. д. А вот малотоннажная химия остается пока нерешенной проблемой отрасли. Свыше 40% малотоннажных производств в основном работает на импортном сырье, при этом по многим стратегически значимым продуктам мы находимся в стопроцентной зависимости от зарубежных компаний. И хотя даже в масштабах страны речь идет о маленьких партиях (первые тысячи — или даже сотни тонн в год), без них встанут многие крупнотоннажные производства.

Создание крупных производств, перерабатывающих полимеры в готовые изделия, упирается прежде всего в узость, неразвитость внутреннего рынка. Отсутствие массового производства электротехники, а значит, отсутствие спроса на пластиковые корпуса и упаковку для этой техники. Упадок в легпроме не порождает спрос на синтетические волокна, достаточный для окупаемого производства. Проблема второго порядка, но тоже значимая — устаревшие технические стандарты. Так, пластиковые трубы в ЖКХ служат гораздо дольше, но СНиПы не предусматривают возможности их массового внедрения.

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Гузель Яхина: «То, что происходит сейчас, — это продолжение советского периода» Гузель Яхина: «То, что происходит сейчас, — это продолжение советского периода»

Гузель Яхина — о своем ощущении советского времени и о новом романе

Эксперт
Переход в облако только начинается, а прогнозы о будущем метавселенных могут не сбыться: тренды до 2030 года Переход в облако только начинается, а прогнозы о будущем метавселенных могут не сбыться: тренды до 2030 года

Даже становясь лучше, новые технологии не смогут заменить старые и привычные

VC.RU
Дорога в никуда Дорога в никуда

Чем обернулся проект строительства скоростной железной дороги в Калифорнии

Forbes
О спорт, ты сон О спорт, ты сон

Поднять себя в 6 утра на тренировку или поспать подольше?

Men’s Health
Важная книга: «Лето» Аллы Горбуновой Важная книга: «Лето» Аллы Горбуновой

«Лето» Аллы Горбуновой — дневниковая проза о карантинных месяцах 2020 года

Полка
Преображение гуманизма. Эпизод 2. Вернуть гуманизм Преображение гуманизма. Эпизод 2. Вернуть гуманизм

Где и как обществу искать выход из кризиса?

Эксперт
Не мальчик, но муж: 10 лучших ролей Эндрю Гарфилда Не мальчик, но муж: 10 лучших ролей Эндрю Гарфилда

Эндрю Гарфилд давно и старательно трудится на передовой кино

Esquire
Кто здесь самый умный? Кто здесь самый умный?

Что такое умный дом, каким он бывает и как с ним жить?

AD
Перст судьбы Перст судьбы

Нейл-арт перекочевал из категории безвкусицы в разряд самых свежих трендов

Vogue
Главное – говори! Главное – говори!

Чулпан Хаматова празднует 15-летие фонда «Подари жизнь»

Harper's Bazaar
Игра фактур Игра фактур

Современный, функциональный интерьер с яркими акцентами

SALON-Interior
Время для любви Время для любви

Мне казалось, что с появлением малыша я поменяюсь кардинально. Именно внутренне

Домашний Очаг
Система ABS: что это такое и как работает? Система ABS: что это такое и как работает?

Что такое ABS, из чего он состоит, как работает антиблокировочная система?

РБК
Digital Horizon назвала 7 новых векторов развития финтех-рынка Digital Horizon назвала 7 новых векторов развития финтех-рынка

Как люди будут платить в метавселенных и что придет на смену big data?

Inc.
Мечта шахтера Мечта шахтера

Эрни Форд не знал, что шахтерская песенка «Шестнадцать тонн» прославит его

Вокруг света
Как повлиял на мировую моду Андре Леон Телли Как повлиял на мировую моду Андре Леон Телли

Скончался один из самых колоритных персонажей в фешн-индустрии Андре Леон Телли

СНОБ
Кризис приватности: за нами следят? Кризис приватности: за нами следят?

В жизни становится все меньше приватного и все больше публичного

Psychologies
Продуктовые карточки, талоны, чеки: история платежных суррогатов СССР Продуктовые карточки, талоны, чеки: история платежных суррогатов СССР

Талоны, купоны, карточки — эти бумажки или дополняли деньги, или заменяли их

Maxim
Паста и Баста Паста и Баста

Василий Вакуленко и его жена в 40 лет решили, что пора, и в их жизнь пришел ЗОЖ

Tatler
Групповой звонок Групповой звонок

Наталья Османн — почему не стоит избегать групповых практик

Elle
Химеры профессора Демихова: история самого странного ученого СССР Химеры профессора Демихова: история самого странного ученого СССР

Зарубежные хирурги называли его гением, советские коллеги — шарлатаном

Cosmopolitan
Что Олимпийские игры значат для российских чемпионов Что Олимпийские игры значат для российских чемпионов

Российские чемпионы — об Олимпийских играх в Токио

GQ
12 вопросов о Деде Морозе 12 вопросов о Деде Морозе

На самом деле Дед Мороз — злое славянское божество? Кто придумал Снегурочку?

Arzamas
Биография Илона Маска. Жизнь самого известного человека 21 века Биография Илона Маска. Жизнь самого известного человека 21 века

Илон Маск — человек или инопланетянин?

Цифровой океан
Полупроводниковые кубиты вступили в квантовую гонку Полупроводниковые кубиты вступили в квантовую гонку

Ученые смогли показать возможности квантовых процессоров на полупроводниках

N+1
С легким паром, или как правильно париться в бане: 10 полезных советов С легким паром, или как правильно париться в бане: 10 полезных советов

Что может быть лучше настоящей русской баньки с ароматным веником?

Playboy
Верная примета Верная примета

Стоит ли верить и слепо следовать приметам? Давай разберемся

Лиза
Наводнения и перенаселение: почему столицу Индонезии перенесут на другой остров Наводнения и перенаселение: почему столицу Индонезии перенесут на другой остров

Джакарта рискует уйти под воду через несколько десятков лет

TJ
В новом исследовании подсчитано количество чёрных дыр во Вселенной. И как же их много... В новом исследовании подсчитано количество чёрных дыр во Вселенной. И как же их много...

Можем ли мы точно подсчитать, сколько черных дыр во Вселенной?

Популярная механика
Неживотная пища Неживотная пища

Рынок растительных продуктов растет активными темпами

Агроинвестор
Открыть в приложении