Интервью с директором группы «Полипластик» Мироном Гориловским

ЭкспертБизнес

Когда пластик крепче стали

Ускорение процессу замещения в инженерных сетях металлических труб полимерными придал лично Владимир Путин. И теперь крупнейший производитель пластиковых труб в Европе — группа «Полипластик» — рассчитывает, что в России произойдет резкий рост потребления полимерной трубной продукции

Николай Ульянов

Мирон Гориловский считает, что главное в продвижении полимерной трубы — правильный посыл. Фото: Олег Сердечников

Группа «Полипластик», начавшая свою деятельность тридцать лет назад, все эти годы не только разрабатывала и производила полимерные трубы, но и создавала рынок для них, убеждая потребителей в том, что они экономически выгоднее привычных металлических. Фактически благодаря этому игроку в стране появилось современное инновационное производство полимерной трубной продукции, а сама компания вошла в число мировых лидеров в этом секторе.

Вместе с тем ее генеральный директор и сооснователь Мирон Гориловский считает, что потенциал использования полимерных труб в экономике далек от реализации, а объемы их производства и потребления можно очень быстро увеличить в разы.

— На Новый год люди желают друг другу, чтобы наступающий год был лучше предыдущего. У вас за тридцать лет каждый следующий год лучше предыдущего?

— В целом движение идет вверх. Но зигзагом. Бывают два-три года серьезной стагнации. Это в основном связано с кризисными явлениями в российской экономике. Иногда мы идем поперек кризиса: в экономике кризис, а у нас все хорошо, иногда мы идем вместе с кризисом.

— Тридцать лет вы этим занимаетесь. Не надоело?

— Не могу сказать, что надоело. Главным образом потому, что как минимум раз в пять лет бизнес очень серьезно менялся, и это был уже другой бизнес.

— Какие были поворотные точки в развитии компании?

— Первая — это, безусловно, регистрация компании, потому что в действительности все началось не 19 августа 1991 года, когда мы были зарегистрированы, а в 1989 году, когда мы работали в рамках компании «Биопроцесс» под руководством небезызвестного Кахи Бендукидзе. И реальная регистрация своего предприятия — это был очень серьезный шаг, на который надо было решиться.

Следующий серьезный шаг — 1993 год, когда мы, в отличие от тех, кто в это время занимался чисто торговлей, решили, что хотим производить композиционные материалы. Мы решили купить свою первую линию, потому что занимались не пластмассой, а именно композиционными материалами и считали, что мы профессионалы в этой области. Это были бешеные деньги, нас называли полными идиотами, потому что «как можно было идти в производство?!»

— «Бешеные деньги» — что имеется в виду? Вы зарабатывали их тогда или...

— Нет, бешеных денег стоило это! Если я не ошибаюсь, линия стоила миллион четыреста тысяч долларов.

— И где вы взяли эти деньги?

— Часть успели заработать. Мы продавали всякие мухобойки, прищепки, кости для собак (сами делали, естественно), торговали композиционными материалами, которые делали на чужом оборудовании по своей технологии… Плюс купили литьевое оборудование, оно дешевое.

И вот мы частично взяли то, что у нас было, частично — какие-то кредиты, частично помогли партнеры, у которых мы просто попросили денег в долг. Тогда это было модно.

Построили сами здание небольшое. Мы всё время строили сами, ничего не приватизировали, к сожалению. Начали производить первые композиционные материалы, поставлять на АвтоВАЗ, ГАЗ, всем тем, кого мы знали еще по советской науке: мы для них тогда разрабатывали все эти вещи.

— Поставляли в гранулах, а они уже сами делали детали?

— Да, всё в гранулах. Либо им, либо предприятиям, которые делали для них всякие бамперы, панели приборов и прочие изделия. Кроме автопроизводителей были и другие — железная дорога, например.

— А сырье вы где брали?

— Сырье было российское в основном. Базовые полимеры — полиэтилен, полипропилен, полиамид, стекловолокно — все достаточно простое. Добавки были импортные, но всё равно это, в общем, было очень маленькое производство, одна линия — ну что это? Полторы-две тысячи тонн по году. Почти ничего!

Следующий серьезный поворот — 1995 год, когда мы начали заниматься трубами.

Рядом с нами было маленькое трубное производство, хозяин хотел уехать из России, а его продать. Мы его прикупили, чтобы развивать композиционное производство. Но пока у нас не было нужды в этом, решили попробовать: а что это такое — трубы полиэтиленовые? У нас была хорошая компетенция в области полимерных материалов — ну что же трубы не попроизводить? Начали производить, и где-то к 19971998 году поняли, что это перспективное, малоразвитое в России направление, хорошо развитое в мире, которое надо продолжать.

— Сырье покупали за границей?

— Да.

— Сделанное из нашей нефти…

— В том числе. Из-за импорта кризис 1998 года нам очень тяжело дался, потому что у нас были огромные валютные долги за сырье. Доллар стоил шесть рублей, а стал — 24. Это была тяжелая ситуация для молодого предприятия, но мы из нее нормально вышли. Партнеры, зарубежные в том числе, разрешили длительную рассрочку. Слава богу, в 1999 году экономика начала выправляться как раз в связи с ослаблением рубля, пошел серьезный экспорт, пошли деньги в Россию. И мы достаточно быстро закрыли этот гэп, а в 2000 году уже ощущали себя очень хорошо. И с этого момента началась у нас труба для сетей горячего водоснабжения и отопления. Это направление стало наиболее инновационным не только по российским меркам, но и по мировым. По нашей лицензии трубы сейчас производятся в Европе в том числе.

— Как и почему эта труба у вас появилась?

— К нам на завод, где мы производили в основном трубу для водоснабжения и газоснабжения, приехал Михаил Альбертович Лапир, в то время глава департамента топливно-энергетического хозяйства Москвы. Топливно-энергетическое хозяйство покрывало всю инфраструктурную часть, в том числе газоснабжение, а мы с «Мосгазом» много работали, поставляли полимерную трубу для сетей низкого давления. И он приехал посмотреть, как эти трубы производятся.

Ему было тогда больше восьмидесяти лет. Он шел по заводу, я за ним семенил: он шел быстрее меня. И он говорит: «Ребят, у нас есть проблема: в Москве трубы для ГВС лежат от трех до семи лет, а трубы для отопления лежат максимум десять-двенадцать лет. И мы каждый раз копаем, потому что они гниют: блуждающие токи, коррозия. Вы давайте что-нибудь придумайте». Мы говорим: «Нет, Михаил Альбертович, это невозможно. Полиэтилен, который мы используем, выдерживает до сорока градусов, больше нельзя». «У меня 95 градусов — это минимум, — говорит он. — Мне нужно, чтобы трубы были такие».

Мы начали смотреть, что есть в мире на эту тему. Нашли, что есть сшитый полиэтилен. Выдерживает 95 градусов. В то время его выпускали три компании в мире, можно было покупать и изолировать. Но изолировать мы не можем, потому что там специальная технология. Мы купили лицензию у швейцарской компании по изоляции, потом купили лицензию у израильской компании по производству самого сшитого полиэтилена, а потом прибавили свою разработку по армированию этого полиэтилена специальным арамидным волокном, что дало возможность производить большие диаметры на большое давление. В России же дома многоквартирные: надо иметь большой объем, большое давление.

В Москве развили. Потом это пошло по всей стране, и сейчас наша армированная технология используется и за рубежом.

Одновременно с тепловой трубой было решено выйти из Москвы. И тогда возникли Чебоксарский и Климовский заводы. Климовский завод с момента запуска стал самым крупным в России, а на третий год — самым крупным в Европе по выпуску полиэтиленовых труб.

— Строили сами?

— Да, на болоте. Такое место нашли в Климовске. Началась площадка с трех гектар, а сейчас это больше двадцати гектар. Завод имеет мощность порядка восьмидесяти тысяч тонн, выпускает более шестидесяти тысяч.

И региональное развитие пошло дальше, потому что труба плохо возится больше чем на тысячу километров. А в европейской части лучше километров пятьсот. Поэтому стали открывать заводы. Завод в Саратове, в Краснодаре, в Иркутске. В Белоруссии и на Украине.

— Тоже в чистом поле строили?

— В основном это был brownfield — либо старая база стройматериалов, либо какой-то завод ЖБИ заброшенный, либо еще какое-то заброшенное предприятие. Главное, чтобы были какие-то коммуникации.

Потом 2008–2009 годы — это, понятно, кризис, который нас серьезно ударил, но одновременно мы тогда поняли, что нужно идти дальше, и открыли предприятие в Казахстане. В довольно разумный срок — к 2010 году —т преодолели кризис. Мы уже думали, что всё будет хорошо, и в 2013–2014 годах решились расширять свою региональную сеть. Мы купили несколько заводов — в Тюмени, Омске, Новомосковске, Волжске.

Это были трубные заводы, которые по разным причинам чувствовали себя не очень хорошо, а мы увидели возможность развития. В общем, по некоторым из них это была большая ошибка: нам казалось, что всё будет вот так (показывает рукой восходящую линию), а с 2014 года всё пошло не так. 2014-й, 2015-й, 2016-й и частично 2017-й — это были годы для полимерной отрасли очень тяжелые. Спрос не рос, скорее падал. Удалось пережить и сохранить все эти заводы.

А дальше 2019–2020 годы. Начался интенсивный рост, связанный, я думаю, с национальными проектами, с уже совсем страшным состоянием сетей, с которыми надо что-то делать. Ну и все-таки полимерные материалы с каждым годом всё больше «проникали в массы» проектировщиков, строителей и заказчиков.

2019–2020 годы связаны не только с увеличением объемов, но и мы ввели много инновационных продуктов. Они до этого зрели, а тут стали востребованы. Наше инновационное развитие дало серьезные плоды. Оно дает их только тогда, когда идет подъем в экономике. Когда все идет вниз, все стремятся купить что подешевле, не обращая внимания на потребительские свойства.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Стройка в стиле Lego Стройка в стиле Lego

В России резко возрос интерес к модульному домостроению

Эксперт
Алана О'Херлихи – мультидисциплинарный хамелеон. Мы поговорили с ней о творческой свободе и перенасыщенности креативной индустрии Алана О'Херлихи – мультидисциплинарный хамелеон. Мы поговорили с ней о творческой свободе и перенасыщенности креативной индустрии

Алана О'Херлихи: «Лейблы отвлекают. Они помещают тебя в клетку»

GQ
Цербер Святой Елены Цербер Святой Елены

Кем был генерал Хадсон Лоу?

Дилетант
Как выглядят жены звезд сериала «Мосгаз»: Смолякова, Чурсина, Ветрова и других Как выглядят жены звезд сериала «Мосгаз»: Смолякова, Чурсина, Ветрова и других

С кем связали судьбы звезды сериала «Мосгаз»

Cosmopolitan
Пломбир в вафельном стаканчике нацелился на Африку Пломбир в вафельном стаканчике нацелился на Африку

Компания «Айсберри» запустила крупнейшую в России фабрику по выпуску мороженого

Эксперт
Отпусти нас, эквайринг! Отпусти нас, эквайринг!

Зачем Банк России хочет допустить на платежный рынок всех желающих

Эксперт
Вызов российским корабелам Вызов российским корабелам

Госконтракты на строительство судов систематически уходят на иностранные верфи

Эксперт
Пятиэтажки против небоскребов: откуда дует ветер Пятиэтажки против небоскребов: откуда дует ветер

Люди строили города, чтобы защититься от безжалостной природы

Вокруг света
Как встроиться в мировую микроэлектронную элиту Как встроиться в мировую микроэлектронную элиту

Гульнара Хасьянова — о перспективах производства микроэлектроники в России

Эксперт
Провал ГКЧП и начало конца СССР: 30 лет назад начался августовский путч. Вспоминаем хронику событий Провал ГКЧП и начало конца СССР: 30 лет назад начался августовский путч. Вспоминаем хронику событий

Вспоминаем историю неудавшегося переворота 18 августа

Esquire
Меняю автомат на беспилотник Меняю автомат на беспилотник

Первое боестолкновение, где решающую роль сыграли беспилотные дроны

Популярная механика
Сколько нужно краски, чтобы покрасить Эйфелеву башню Сколько нужно краски, чтобы покрасить Эйфелеву башню

Эйфелеву башню покрасят в золотистый цвет. Сколько краски для этого понадобится?

Популярная механика
Война на истощение Война на истощение

70 лет назад, в конце июня 1950 года, началась Корейская война

Огонёк
Пес из России получил итальянскую награду «собачьей верности». Он спас девочку от изнасилования Пес из России получил итальянскую награду «собачьей верности». Он спас девочку от изнасилования

Впервые за 60 лет приз «Собачья верность» достался российскому участнику

National Geographic
Экю, пистоли, ливры… Экю, пистоли, ливры…

Давайте же разберёмся, что такое ливр, экю, пистоль и более поздний луидор

Дилетант
Привычка учиться в пижаме: как частное образование заработало на пандемии Привычка учиться в пижаме: как частное образование заработало на пандемии

Школы, детские сады и секции важны не только как источник знаний

Forbes
В Чикаго соревновались 70 000 резиновых уток: видео В Чикаго соревновались 70 000 резиновых уток: видео

Благотворительная акция помогла спортсменам с особыми потребностями

National Geographic
Как блогер Анатолий Капустин написал книгу о мужчинах ХХI века по треду в Twitter Как блогер Анатолий Капустин написал книгу о мужчинах ХХI века по треду в Twitter

Что значит написать книгу по треду в Twitter

Forbes
Бесцельный запрет: может ли правительство отказаться от сдерживания цен на бензин Бесцельный запрет: может ли правительство отказаться от сдерживания цен на бензин

За попытки притормозить рост цен на бензин платит не только бизнес, но и бюджет

Forbes
Мастер спора Мастер спора

Вот бы научиться дискутировать с людьми так, чтобы всё было так, как ты хочешь!

Cosmopolitan
Чем Тим Кук лучше Джобса: обзор десяти лет без «революций», но с пятикратным ростом выручки Чем Тим Кук лучше Джобса: обзор десяти лет без «революций», но с пятикратным ростом выручки

К десятилетию Тима Кука во главе Apple вспоминаем его проблемы и заслуги

VC.RU
Пост в фейсбуке помог спасти редкого полосатого зайчонка Пост в фейсбуке помог спасти редкого полосатого зайчонка

Редкого зайчонка изъяли у пытавшегося продать его фермера и выпустили на волю

N+1
И целого мира мало. Топ-5 космических стартапов с амбициями создать новый рынок И целого мира мало. Топ-5 космических стартапов с амбициями создать новый рынок

Космос — это клондайк, способный дать жизнь десяткам новых индустрий

Inc.
Самый смешной актер Франции: 7 фактов о Луи де Фюнесе Самый смешной актер Франции: 7 фактов о Луи де Фюнесе

7 фактов о Луи де Фюнесе

Вокруг света
Анастасия Бабичева. Против насилия: остановить его поможет знание Анастасия Бабичева. Против насилия: остановить его поможет знание

Волонтёрская деятельность дала Анастасии понять, как много вокруг насилия

Домашний Очаг
Одна вокруг света: извержение вулкана, хлопковое дерево и последний день в Гватемале Одна вокруг света: извержение вулкана, хлопковое дерево и последний день в Гватемале

131-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко: Гватемала

Forbes
Правила жизни Кейси Аффлека Правила жизни Кейси Аффлека

Кейси Аффлек: Иногда я изо всех сил хочу забыть свое детство

Esquire
Польза чеснока: 5 научных фактов Польза чеснока: 5 научных фактов

Вместе с нутрициологом рассказываем о пользе чеснока

РБК
7 животных, которые могут убить льва 7 животных, которые могут убить льва

Кажется, ни одно животное на планете люди так не переоценивают, как льва

Maxim
Recycle Recycle

Авторы выставки Recycle Group в «Манеже» — о соавторстве с ИИ и новой природе

Собака.ru
Открыть в приложении