Добрые молодцы

Молодые герои Vogue двигают вперед русскую культуру

VogueКультура

Культура

Добрые молодцы

Импресарио новых форм театра, основатель первого в мире музея граффити, промоутер подпольных гениев электронной музыки: молодые герои Vogue двигают вперед русскую культуру.

Федор Елютин

Он производит впечатление. Когда мы познакомились, молодой человек представился: «Импресарио Елютин». Импресарио был прокатчиком хип-хоп-оперы «Копы в огне», но походил на хозяина блестящего заграничного цирка. Изящная бородка и кок, пальцы унизаны диковинными перстнями, через два слова на третье англицизм — «Я говорю ему: «Саймон, это амейзинг, летс ду ит». Сегодня тридцатидвухлетний Елютин приехал на встречу на канареечном мопеде, в кафе вошел в шлеме, попросил воды, а очарованная официантка принесла свежий лимонад. «Слово «импресарио» происходит от impress — впечатлять, поражать. Я торгую впечатлениями», — говорит Федор.

Куртка, Acne Studios; футболка, Guess Jeans; брюки, Gucci.

Что правда, то правда. Самый громкий проект импресарио Елютина Remote Moscow — казалось бы, прогулка. Группа людей встречается на кладбище и отправляется за его врата под руководством голоса в наушниках. Рынок, бульвар, метро, монастырь. В один момент голос предлагает людям увидеть себя артистами на сцене города, в другой — публикой, для которой горожане играют свои немудреные, но уникальные сюжеты. На первый взгляд, это променад, в действительности — натуральный, сильнодействующий театр.

Другой спектакль называется «Твоя игра». В лабиринте комнат человек встречается с другими людьми, в которых, как в зеркалах, отражаются третьи люди, а однажды он сталкивается с собственным отражением.

Новый проект Cargo Moscow, стартующий в Москве в середине июля, родился из впечатлений, которые Федор получил на спектакле компании Rimini Protokoll — той, что придумала формат Remote — на Рурской триеннале: «Мы катались на грузовике по Дуйсбургу. Дуйсбург — это завод на заводе, шахта на шахте, закрытые и заброшенные, и это страшная красота. Я увидел поэзию там, где она не предполагалась. Мне захотелось сделать нечто подобное в Москве. Cargo Moscow — это поездка на фуре с двумя реальными дальнобойщиками. Встречаемся в Марьино. Садимся в грузовике лицом к прозрачной стене и едем по городу. Причем такой Москвы мы никогда не видели».

Вообще-то театра сейчас в Москве больше, чем где-либо в мире. Но он чрезвычайно нормативный, традиционный. Tо есть сцена и зрительный зал. На сцене осиянные светом артисты притворяются другими людьми, публика в темноте зрительного зала притворяется, что верит. Между ними умозрительная «четвертая стена»: артисты делают вид, что не видят зрителей.

Современный театр — совершенно иное дело. В нем может не быть актера или пьесы, в нем может не быть сцены и зрительного зала. И главным образом ему есть дело до публики. Более того, в современном театре публика находится в самом центре эксперимента. Театр приспосабливается к городу и его пространствам, театр, про который в момент встречи с ним мы не можем с уверенностью сказать, что это именно театр, а не прогулка, дискуссия или аттракцион — это как раз тот театр, которым занимается Елютин.

Мы познакомились лет пять назад, когда в Центре Мейерхольда создавалась «Школа театрального лидера», и Федор Елютин, выпускник Академии народного хозяйства, человек из частного бизнеса, продюсер и ведущий кабаре «Фантомас» в одноименном клубе — пришел в нее поступать. Он не разбирался в тайнах и хитросплетениях того театра, который уже есть, зато у него было чутье к театру, которого в Москве еще нет.

«Я зашел на эту театральную ниву не с главной дороги. Но я так считаю, что если на пути к твоей цели стоит забор, то это не повод отказаться от цели. Забор можно и обойти, подкопать, перемахнуть через него, — рассуждает Федор. — Понимаю, что в театре есть свои правила и свои мэтры, но объективно театр никому не принадлежит и принадлежит всем. Самое ценное в моем активе — это моя аудитория и ее доверие. Двадцать пять тысяч имейлов людей, которые купили билеты за два года моей работы, — это клад. Я напишу им: «Приходите завтра вечером туда-то» — и они придут».

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Мы живем в перевернутом мире Мы живем в перевернутом мире

Главные оракулы российского искусства AES+F определяют дух времени

Собака.ru, июль'19
Человек из Кемерова Человек из Кемерова

Андрей Панин: «Здравствуйте, меня зовут Андрей... Но я и на Ивана откликаюсь»

GALA Биография, июль'17
Кузнецова своего счастья Кузнецова своего счастья

Знаменитая теннисистка — о конкуренции вне корта, допинг-контроле и мопеде

Русский репортер, июнь'17
Аристократ станка Аристократ станка

Француз Лоран Илер пророчит новую жизнь балету в Театре им. Станиславского

Vogue, июль'17
Mazda CX-5 Mazda CX-5

Своим появлением это кроссовер изменил представление о марке Mazda

АвтоМир, июнь'17
Новый сезон универа Новый сезон универа

Образование за ру­бе­жом

Glamour, июль'17
Большая энциклопедия джентльмена. Том XIV Большая энциклопедия джентльмена. Том XIV

25 правил общения со знаменитыми людьми

GQ, июль'17
Исихазм и Солярис Исихазм и Солярис

Почему фантастика — обычное дело. Если ты как ребенок

Русский репортер, июнь'17
Светлые головы Светлые головы

Как выбрать модный, подходящий именно тебе цвет блонд

Лиза, июнь'17
Kia Picanto Kia Picanto

Хэтчбек третьего поколения прибыл в Россию только с пятидверным кузовом

АвтоМир, июнь'17
Женщина в погонах Женщина в погонах

Узнай, как девушке поступить в высшее военно-учебное заведение

Лиза, июнь'17
Желез­ный Феликсович Желез­ный Феликсович

Главный русский оперный режиссер Дмитрий Черняков

Tatler, июль'17
Красивая и несмелая Красивая и несмелая

Почему первая леди США Мелания Трамп остается на вторых ролях

Tatler, июль'17
Новая опера Новая опера

Кого из оперных режиссеров стоит знать? Разбираемся вместе

Numéro, июль'17
Легка на подъем Легка на подъем

Знакомьтесь: Юлия Барановская – телеведущая, мама троих детей, красивая женщина

Домашний Очаг, июль'17
Назад в будущее | Новые законы роботехники Назад в будущее | Новые законы роботехники

Прошлое и будущее роботов

Мир Фантастики, июль'17
Китовая игра Китовая игра

Кит Харингтон рассказывает о Джоне Сноу, туалетах и новой прическе

Esquire, июль'17
Екатерина Волкова: «Если искры не летят, то какая же это любовь?!» Екатерина Волкова: «Если искры не летят, то какая же это любовь?!»

Интервью с Екатериной Волковой

Лиза, июнь'17
Сергей Шнуров Сергей Шнуров

Правила жизни Сергея Шнурова

Esquire, июль'17
На учет по беременности: когда пора и где наблюдаться? На учет по беременности: когда пора и где наблюдаться?

Что нужно знать о постановке на учет в женскую консультацию

9 месяцев, июнь'17
Такая честная игра Такая честная игра

Гроза рестораторов Елена Летучая не всегда была такой отчаянной и бесстрашной

Добрые советы, июль'17
Как перестать кричать на детей Как перестать кричать на детей

Пошаговые рекомендации психолога Екатерины Сигитовой

Домашний Очаг, июль'17
Пропали с радаров Пропали с радаров

Где же теперь те, кто блистал в нефтяные нулевые и лихие девяностые?

L’Officiel, июль'17
Принцесса на горошине Принцесса на горошине

Юная актриса Анамария Вартоломеи — муза Фредерика Бегбедера и Карла Лагерфельда

Vogue, июль'17
USB 3.1 и Type-C: спутанный клубок USB 3.1 и Type-C: спутанный клубок

Помогаем разобраться в обозначениях современных стандартов USB

CHIP, июль'17
Увольняют? Не сдавайся без боя! Увольняют? Не сдавайся без боя!

Самые распространенные ситуации и лучшие способы самозащиты

Лиза, июнь'17
Самый главный экспонат Самый главный экспонат

Откровенный разговор с Сергеем Шнуровым

Cosmopolitan, июль'17
Число Пи-Ви Число Пи-Ви

Пи-Ви Герман не требует, чтобы его все любили, но разве может быть иначе?

The Rake, июнь'17
Холодный расчет Джека Стормса Холодный расчет Джека Стормса

Мимолетные вспышки застывших в стекле фейерверков – результат точного расчета

Популярная механика, июль'17
Осторожно! Частная собственность Осторожно! Частная собственность

У каждого человека есть «личное пространство». Посторонним вход воспрещен

Добрые советы, июль'17