Какой ценой далось онлайн-обучение на карантине светским родителям и детям

TatlerМать и дитя

Внимание на экран

Нынешний учебный год, вероятно, снова пройдет под знаком зума, скайпа и фейстайма. «Татлер» расспросил светских родителей и детей, какой ценой им далось онлайн-обучение на карантине. А еще рассказал, где найти виртуальных нянь и менторов, которые помогут ребенку не расслабляться.

Это мой крест

Как татлеровские мамы и папы прошли сквозь огонь удаленной учебы.

Юлия Барановская, телеведущая

Я категорически против онлайн-обучения в школах, могу это принять только в экстренных ситуациях, таких как пандемия. Ведь школа — это не только место для получения знаний. Это место, где ребенок находится в социуме. Он должен общаться, выстраивать отношения и со взрослыми людьми, учителями, и со сверстниками. А это можно делать только в офлайне.

Вот дополнительное образование может проходить в онлайне. Заставить заниматься по интернету невозможно, это должно быть твое внутреннее желание сидеть у компьютера и узнавать что-то новое. Например, мой сын Артем (ему четырнадцать): он хочет учить испанский и занимается онлайн. Ему удобно, общаться с преподавателем тоже нравится.

Юлия Барановская с сыновьями Артемом и Арсением и дочерью Яной.

Во время карантина детям не хватало общения, они соскучились именно по походам в школу (я вообще за всю жизнь ни разу не слышала от детей, что они не хотят идти в школу). Тяжелее всего было Арсению (ему семь), самому непоседливому в нашей семье. Когда он занимался один на один с педагогом, его внимание могли концентрировать, а когда сидел целый класс, он отвлекался, забывался, ему было неинтересно. В первом классе ребенок должен знакомиться со школой, а тут онлайн и вообще ничего не понятно.

А вот Яна и Артем привыкли ко всему и спокойно перенесли это время. Артем в онлайне даже репетировал спектакль — «Поколение Маугли», который в МХТ перезапускает Константин Хабенский. С друзьями они играли по зуму в «Мафию», не знаю, как они это проделывали, но играли. Дети на самом деле найдут выход из любого положения.

Мне лично очень тяжело дался онлайн. Я за живое общение, у меня нет фейсбука, ничего. И аккаунта в зуме тоже — я выходила на связь со страницы Артема, это было забавно. День рождения Яны мы праздновали по видеосвязи. И со своими девчонками я общалась по фейстайму. У меня много друзей живут за границей, я до сих пор не могу к ним доехать. Тяжело, но что делать.

Представляю, как нелегко было родителям, у которых нет возможности развести детей по разным комнатам. Я сама выросла в коммунальной квартире и понимаю, каково это — двое, трое детей сидят в одной комнате и занимаются, причем все учатся в разных классах. Памятник родителям нужно поставить за то, что они это вынесли.

Анита Гиговская, президент Condé Nast Россия

«Новая гуманитарная школа», где учится мой сын Марк (ему пятнадцать), давно пользуется онлайн-приемами. Задания и сочинения загружаются на гугл-диск, дети читают стихи наизусть, записывая это на видео, и выкладывают ролики в облако. Это полезно: дети учатся артистично читать, когда пересматривают себя на видео, преподаватель не тратит время на уроке и проверяет всех. Обмануть систему нельзя: на видео заметно, если читаешь с экрана.

В НГШ еще до всеобщего карантина ребят перевели на обучение в зуме. Виртуальными были и уроки, и общие интеллектуальные игры класса, и финальный выпускной концерт. Расписание оставалось таким же насыщенным, как обычно, — раньше восьми часов вечера Марк из комнаты носа не высовывал.

Анита Гиговская с сыном Марком.

Впрочем, на его концентрацию обучение в таком формате повлияло негативно. Работа в онлайне требует самодисциплины. В НГШ на переменах разрешают пользоваться телефонами только как средствами связи, а дома на перемене, за закрытой дверью, когда над тобой не стоит ни тьютор, ни преподаватель, запросто можно затупить в ютьюбе со смешными видосами. Вот и Марк несколько «разботвился» за месяцы удаленной учебы, это признали и педагоги, и он сам.

Вступительные испытания в Московскую международную киношколу (Марк хочет учиться режиссуре) он тоже проходил онлайн. Заместитель директора школы рассказывал, что приемной комиссии в этом году было дико сложно выбирать: уровень работ по сравнению с очным конкурсом был на порядок выше. Ребята сделали сверхусилие, чтобы проявить себя в работах, без возможности произвести впечатление харизмой в «ближнем бою».

Виктория Борисевич, светская дама

Я во время карантина брала уроки французского у преподавателя-француза и очень даже преуспела. Времени было очень много, хватало и на занятия три раза в неделю, и на выполнение домашних заданий. Еще я поучаствовала во многих кулинарных мастер-классах и вообще с большим удовольствием готовила. Мне помогал старший сын Максим (ему двенадцать), который тоже очень проникся. Конечно, под конец карантина мы немножко подустали — с тех пор, как началась более-менее активная жизнь, я к плите не подходила.

А вот с онлайн-обучением детей не все было гладко. Во-первых, не все учителя были к этому готовы, некоторые преподаватели почтенного возраста не со всем справились. Уроки назначались, а потом отменялись по причине их неспособности выйти в эфир или из-за проблем с интернетом: многие, видимо, разъехались по дальним деревенским домам. Ну и Максим, конечно, в сложном подростковом возрасте. Сначала он кайфовал, что не будет ходить в школу, никто не будет проверять уроки, всегда можно сослаться на то, что не было интернета. Расслабился, увлекся телефоном, постоянно на него отвлекался на уроках, а я не могла его забрать: через интернет выкладывали задания, шло общение.

Виктория Борисевич с сыном Максимом.

Информация, которую им давали на этих уроках, могу сказать, не улеглась: концентрация на онлайн-уроках не та. А еще была смешная ситуация. Кто-то взломал конференцию, какие-то парни с Украины, их сверстники. Ворвались в эфир, начались какие-то шутки с ненормативной лексикой. Вернуться к уроку ребята так и не смогли, до конца дня обсуждали произошедшее. Им было дико весело еще и потому, что бедный учитель во время всего этого хватался за голову и не понимал, что делать.

Я считаю, что онлайн-обучение даже близко не стоит рядом с обычным, когда ты сидишь перед учителем, смотришь ему в глаза. А вот дополнительные занятия мы перевели в онлайн, и оказалось, что это очень даже неплохо. Я всегда, еще до карантина, была категорически против, когда репетиторы по каким-то причинам предлагали провести занятие по видео: для меня важно, чтобы с учителем был близкий контакт. Но в итоге мы даже музыкой занимались по зуму, и никаких проблем не возникло.

Николай Зверков, фотограф

Наше окончание учебного года было очень тревожным. Я боялся, что онлайн-обучение будет неэффективным. Было непонятно, как это технически настроить, но Колян очень быстро врубился. Он сам по себе рано встает и на карантине тоже вставал рано, сам одевался, заправлял кровать (потому что кровать видно в камеру) и за пять минут до начала урока приходил будить меня (потому что мне надо было из детской забрать второго ребенка, который спал на заднем плане). Колян, кстати, в принципе готов вообще больше в школу никогда не ходить, так ему понравилось учиться в онлайне. Хотя, говорит, скучает «по переменам». Ребята могли в любой момент созваниваться по вотсапу, но они, может быть, слишком маленькие еще, у них нет пока коммуникативных навыков, чтобы просто созвониться и поболтать за жизнь. Видимо, нужно личное общение, без этого они, конечно, дичают.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Прости нас, Юра Прости нас, Юра

Кремниевая долина устала от всеобщей уберизации и свободного секса

Tatler
Паста по правилам Паста по правилам

Паста – не гарнир, а полноценное блюдо. Как его приготовить полезным и вкусным?

Худеем правильно
Сила растений Сила растений

Что такое фитотерапия

Yoga Journal
Мудборд: студенческий стиль в фильмах про учебу Мудборд: студенческий стиль в фильмах про учебу

Несколько фильмов про учебу

Esquire
Эпоха перестройки Эпоха перестройки

Перемены пугают многих. Но наши героини – девушки смелые

Cosmopolitan
Парк ледникового периода Парк ледникового периода

Самое живописное напоминание о ледниковой эре – фьорды на западе Норвегии

National Geographic Traveler
Разум и чувства Разум и чувства

«Джастин говорит «чувствую», а я — «думаю». В этом наше большое различие»

Glamour
Счастливы, потому что смеемся Счастливы, потому что смеемся

Грусть, уныние, упадок сил? Это поправимо!

Psychologies
Основательницы магазинов винтажа — о критериях отбора, ценах и уходе Основательницы магазинов винтажа — о критериях отбора, ценах и уходе

По каким критериям выбирать вещи прошлых лет выпуска?

РБК
Искусство успокаивать детей Искусство успокаивать детей

Опытный педиатр отвечает на вопрос, почему дети плачут

kiozk originals
Армянский волкодав Армянский волкодав

Гампр — самая древняя порода собак из Армении

Weekend
Мудрецы всегда правы? Почему РАН лишают монополии на научную экспертизу Мудрецы всегда правы? Почему РАН лишают монополии на научную экспертизу

О том, почему перемены в системе экспертизы неизбежны

Forbes
Построение бизнес-моделей Построение бизнес-моделей

Настольная книга стратега и новатора

kiozk originals
Подчинение авторитету Подчинение авторитету

Научный взгляд на власть и мораль

kiozk originals
9 сумасшедших фактов о фильме «Пролетая над гнездом кукушки» 9 сумасшедших фактов о фильме «Пролетая над гнездом кукушки»

Поговорим о фильме про гнездо кукушки

Maxim
Солдат Мулан: какой получилась новая экшен-версия диснеевского мультфильма о китайской девушке-воине Солдат Мулан: какой получилась новая экшен-версия диснеевского мультфильма о китайской девушке-воине

Голливуд осваивает фемповестку, но остается верным традиционным ценностям

Esquire
Бутылка для соевого соуса Kikkoman за 60 лет стала символом удобства: каким принципам следовал её дизайнер Кендзи Экуан Бутылка для соевого соуса Kikkoman за 60 лет стала символом удобства: каким принципам следовал её дизайнер Кендзи Экуан

Тара с красной крышкой стала музейным экспонатом

VC.RU
Кто испечет круассан? Кто испечет круассан?

Пандемия изменила рынок готовой еды для поставок в кофейни

Эксперт
10 лучших кинофильмов по книгам Агаты Кристи 10 лучших кинофильмов по книгам Агаты Кристи

Эти экранизации романов Агаты Кристи ты точно должен увидеть

Maxim
10 книг, заслуживших 10 книг, заслуживших

Подборка произведений, заслуживших престижную литературную премию "Локус"

Популярная механика
5 безумных идей для защиты природы, которые сработали 5 безумных идей для защиты природы, которые сработали

Как обманывать львов, браконьеров и саму Землю

Maxim
Рецензия: «Доктор Лиза» — фильм с Чулпан Хаматовой, который пытается всех обнять Рецензия: «Доктор Лиза» — фильм с Чулпан Хаматовой, который пытается всех обнять

«Доктор Лиза» — подвижная и эмоциональная мелодрама

Esquire
Оставайся тверже камня! Что делать, если он потерял эрекцию Оставайся тверже камня! Что делать, если он потерял эрекцию

Что делать, если у него «грустный слоник» и как спасти положение

Cosmopolitan
У спорта на рогах: 4 истории создания экстремальных фотографий У спорта на рогах: 4 истории создания экстремальных фотографий

Люди с камерой подчас рискуют ничуть не меньше, чем их модели. Как им удается

Maxim
Как престиж России сровняли с землей Как престиж России сровняли с землей

Контора «Дом.рф» оказалась сильнее

Огонёк
Боровиха и журавлиха Боровиха и журавлиха

Брусника — один из растительных символов осени

Наука и жизнь
«Довод» – самый мегаломанский и формалистский эксперимент Кристофера Нолана за всю его карьеру «Довод» – самый мегаломанский и формалистский эксперимент Кристофера Нолана за всю его карьеру

Но едва ли вы сможете понять это радикальное постмодернистское произведение

GQ
Надзирать и наказывать Надзирать и наказывать

Рождение тюрьмы

kiozk originals
Наш человек Наш человек

Тео Хатчкрафт из Hurts — о любви к осьминогам и к фильмам с Николасом Кейджем

Glamour
Алена Алена

Интервью с универсальной амазонкой нового русского кино Аленой Михайловой

Собака.ru
Открыть в приложении