Счастье жен­щи­ны в труде

Жена экс-пре­мье­ра Британии Саман­та Кэме­рон теперь служит дизайнером.

TatlerБизнес

Между нами

Счастье жен­щи­ны в труде

Жена экс-пре­мье­ра Саман­та Кэме­рон об­ши­ва­ет те­перь себя сама. И Брита­нию тоже — вещи ее но­во­рож­ден­но­го брен­да вы­гля­дят при­лич­но и сто­ят недорого.

Текст: Криста Д’Соуза. Фото: Emma Hardy

Дэвид Кэме­рон обе­дал где угод­но, толь­ко не в сто­ло­вой дома по ад­ре­су Даунинг-cтрит, 11, — стол там был за­нят вы­крой­ка­ми и рос­сы­пью бу­ла­вок. Его су­пру­гу Саман­ту, по­том­ка по ма­те­рин­ской ли­нии ко­ро­ля Карла II, в дет­стве, в шко­ле для де­во­чек St Helen & St Katharine, учи­ли ру­ко­де­лию, ко­то­рым она по­том азарт­но за­ни­ма­лась на всех эта­пах био­гра­фии — от ма­лень­кой леди до пер­вой леди.

Мы с Кэме­ро­на­ми те­перь со­се­ди — они жи­вут в Кенсинг­то­не у пар­ка Холланд, в доме, ко­то­рый одол­жил им (а мо­жет, и сдал, это боль­шая тай­на) их друг сэр Алан Паркер (не тот, ко­то­рый ре­жис­сер, а ко­то­рый гла­ва фи­нан­со­вой PR‑ком­па­нии Brunswick. — Прим. «Татле­ра»). Я при­шла чуть рань­ше и за­мер­ла в рас­те­рян­но­сти. Дом как дом, кир­пич­ный, ни­чем не от­ли­ча­ет­ся от дру­гих до­мов на ули­це — с той лишь раз­ни­цей, что на нем нет но­ме­ра. Куда мне сту­чать­ся, я по­ня­ла толь­ко по си­лу­этам двух во­ору­жен­ных по­ли­цей­ских у две­ри. Через не­сколь­ко не­лов­ких ми­нут (мне по­ка­за­лось не­веж­ли­вым зво­нить два­жды) раз­дал­ся го­лос, ко­то­рый по­звал меня в под­вал. Там я и на­шла Саман­ту — в туф­лях из кожи змеи на вы­со­чен­ных каб­лу­ках и льня­ном пла­тье оран­же­во-крас­но­го цве­та. Платье — ее ра­бо­та, хит пер­вой, ве­сен­ней кол­лек­ции но­вой мар­ки Cefinn. Оран­же­вый цвет на­пом­нил мне туа­лет, ко­то­рый мис­сис Кэме­рон вы­бра­ла для сво­е­го по­след­не­го дня на Даунинг-стрит. Тогда это было сине-ро­зо­во-оран­же­вое Roksanda серб­ско­го ди­зай­не­ра Роксан­ды Илин­чич, ко­то­рую неж­но лю­бят Кейт Миддл­тон и Мишель Обама. Усту­пать свою кух­ню — на ко­то­рую было по­тра­че­но в «Икее», Habitat и Flos два­дцать пять ты­сяч фун­тов — Тере­зе Мэй и ее сот­не по­ва­рен­ных книг эта жен­щи­на пред­по­чла с се­рьез­ным фэшн-стейтментом.

Саман­та и ее по­дру­ги: быв­ший бе­би­сит­тер Кэме­ро­нов, ныне по­мощ­ник ад­во­ка­та Мэй Дела­ни, ад­во­кат Ната­ша Маки­вер и дочь крест­но­го Саман­ты, ивент-ди­рек­тор Rose Productions Индия Лэнг­тон. Все в Cefinn.

Мне по­ка­за­лось, что Саман­та ста­ла го­раз­до выше и ху­дее с тех пор, как мы по­след­ний раз ви­де­лись. «Навер­ное, я не­мно­го сбро­си­ла, бе­гая туда-сюда, но ма­ло­ве­ро­ят­но — если учесть, ка­кая я жад­ная». Она ве­дет меня на кух­ню мимо зна­ме­ни­то­го жел­то­го ди­ва­на (на нем си­де­ла Мишель Обама, ко­гда была при­гла­ше­на к жене пре­мье­ра на ча­шеч­ку кофе). Кухня и сто­ло­вая в этом доме — одно боль­шое по­ме­ще­ние, и стол, надо от­дать ему долж­ное, сво­бо­ден. Модный ди­зай­нер по­ста­ви­ла себе в углу от­дель­ный сто­лик для ру­ко­де­лия, очень ак­ку­рат­ный. На нем сто­ит при­лич­но по­но­шен­ная сум­ка че­рез пле­чо — это Smythson, где она была кре­а­тив­ным ди­рек­то­ром до 2010 года, ко­гда Дэвид Кэме­рон стал пре­мьер-ми­ни­стром. Рядом связ­ка клю­чей на длин­ной лен­точ­ке — что­бы не по­те­ря­лись. «Самое стран­ное в жиз­ни на Даунинг-стрит, — ло­вит мой взгляд Саман­та, — то, что у нас не было клю­чей от дома».

Рядом со сто­ли­ком — рейл, на ко­то­ром ви­сят об­раз­цы ее кол­лек­ции. Кухня за­ме­ня­ет на­чи­на­ю­ще­му ди­зай­не­ру шоу-рум, но с тор­го­вы­ми пло­щад­ка­ми все уже не­пло­хо — с фев­ра­ля вещи про­да­ют­ся на cefinn.com, в Selfridges и на Net-a-Porter. Cefinn — это ак­ро­ним: пер­вая и по­след­няя бук­вы взя­ты из фа­ми­лии Кэме­рон, а те, что по­се­ре­ди­не, — из имен ее де­тей: Элвен, Флоренс, Иван (у маль­чи­ка были це­ре­браль­ный па­ра­лич и эпи­леп­сия, он про­жил шесть лет и умер в 2009 году), Нэнси. «А еще есть уэль­ская свя­тая Сефинн, я ведь по маме ча­стич­но вал­лий­ка». Автор за­ра­нее из­ви­ня­ет­ся за пят­на зуб­ной пас­ты (ко­неч­но же, ни­ка­ких пя­тен нет), по­то­му что все вещи она без­жа­лост­но те­сти­ро­ва­ла на себе. «Не хва­ти­ло вре­ме­ни, надо было их еще по­но­сить», — нерв­но бор­мо­чет со­зда­тель, пе­ре­би­рая хо­ро­шо скро­ен­ные ко­рот­кие чер­ные брю­ки, жа­кет (без ру­ка­вов, но зато с бан­том и встав­ка­ми, оран­же­вы­ми и цве­та хаки), топы-пеп­лу­мы с бас­кой и с мол­нией на спи­не. Мини­ма­ли­стич­но, но не су­ро­во. Хоро­ший ва­ри­ант для жен­щи­ны, ко­то­рая не толь­ко жи­вет, но еще и ра­бо­та­ет. Каждую вещь Саман­та Кэме­рон соб­ствен­но­руч­но сти­ра­ла, при­чем не­сколь­ко раз, с це­лью убе­дить­ся, «что не слу­чит­ся ни­че­го странного».

«Мне надо было кучу все­го де­лать с Дэви­дом, нас по­сто­ян­но фо­то­гра­фи­ро­ва­ли — я вол­но­ва­лась, что ка­кая-то склад­ка ля­жет не­пра­виль­но. В при­ме­роч­ной сто раз на­кло­ня­лась и са­ди­лась на кор­точ­ки, что­бы во всех ра­кур­сах ис­пы­тать вещь». Саман­та до­ста­ет лег­кое, но ка­ким-то уди­ви­тель­ным об­ра­зом не про­зрач­ное оран­же­вое пла­тье-ру­баш­ку с чер­ны­ми пу­го­ви­ца­ми: «Видишь? Здесь от та­лии до ко­ле­на идет шов, что­бы, ко­гда си­дишь, нога не тор­ча­ла всем на обозрение».

Спра­ши­ваю про пер­вых леди, у ко­то­рых, по мне­нию мис­сис Кэме­рон, все хо­ро­шо со сти­лем. Она сра­зу вспо­ми­на­ет Мишель Обаму: «У нее нет это­го «Мне нуж­но быть как муж­чи­на, что­бы су­ще­ство­вать в мире муж­чин». А у мно­гих жен­щин в по­ли­ти­ке есть, они не уве­ре­ны в себе».

Кэме­рон шьет прин­ци­пи­аль­но но­вую моду. Кото­рая как еда в The Wolseley или в The Delaunay, или в Kitty Fisher’s в Мэйф­эй­ре, от­кры­том в про­шлом году ее шу­ри­ном Томом Малли­о­ном. Кричать тут не о чем. Просто то, что нуж­но. Одеж­да хо­ро­шо си­дит на ее фи­гу­ре, жи­ли­стой, маль­чи­ше­ской, сфор­ми­ро­ван­ной го­да­ми бега и йоги. Но на мне она тоже хо­ро­шо си­дит. Похо­же на Maje или Carven. Саман­та Кэме­рон — стар­шая дочь сэра Реджи­наль­да Шеффил­да, вось­мо­го ба­ро­не­та — ра­бо­та­ет в сти­ли­сти­ке, ко­то­рую фран­цу­зы на­зы­ва­ют femme du peuple — «жен­щи­на из народа».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Новые правила крутости Новые правила крутости

Статус-символы, по которым миллиардеров и аристократов отличают от обычных випов

Tatler
Курица мисо Курица мисо

Еда с Еленой Чекаловой

Weekend
Декарбонизация ЕС: угроза или возможность? Декарбонизация ЕС: угроза или возможность?

Как Россия участвует в переформатировании европейского газового рынка

Эксперт
Русские шашечки Русские шашечки

Самозанятые водители для получения пропуска используют данные сторонних компаний

РБК
Виллами по воде. Экскурсия на озеро Комо Виллами по воде. Экскурсия на озеро Комо

Когда реальные путешествия невозможны, на помощь приходят виртуальные туры

Вокруг света
Правила жизни Джона Траволты Правила жизни Джона Траволты

Джон Траволта, Энглвуд, США, 66 лет

Esquire
Дьявол в деталях: как оформляют модные магазины Дьявол в деталях: как оформляют модные магазины

Как модные бренды декорируют свои пространства?

GQ
Джордж Оруэлл Джордж Оруэлл

Правила жизни Джорджа Оруэлла

Esquire
Гены устойчивости к жукам-вредителям помогут спасти ясень в Европе и Северной Америке Гены устойчивости к жукам-вредителям помогут спасти ясень в Европе и Северной Америке

Эти 53 гена позволяют азиатским ясеням бороться с изумрудной златкой

N+1
Как сделать голос сексуальным? Как сделать голос сексуальным?

Что общего между голосом и образом?

Psychologies
Уволенный губернатор впервые подал иск к Путину. Главы регионов лишь дважды судились с президентом — оба раза c Ельциным Уволенный губернатор впервые подал иск к Путину. Главы регионов лишь дважды судились с президентом — оба раза c Ельциным

Михаил Игнатьев подал в суд на российского президента

TJ
Дарите женщинам цветы! Дарите женщинам цветы!

Уникальный промысел, которому уже 195 лет

Лиза
Поучитесь стилю вестерн у главного голливудского ковбоя Поучитесь стилю вестерн у главного голливудского ковбоя

Джон Уэйн гордо носил шляпу на экране, а мы советуем повторять за ним в жизни

GQ
«Кошатники» оказались более образованными и независимыми по сравнению с «собачниками» «Кошатники» оказались более образованными и независимыми по сравнению с «собачниками»

Любители кошек в целом оказались более образованы, чем любители собак

National Geographic
Литовская кольцевая Литовская кольцевая

Писатель Евгений Бабушкин делится своими наблюдениями за человечеством

Esquire
«Без серьезной науки людям не прокормиться» «Без серьезной науки людям не прокормиться»

Что Россия ищет в Антарктике?

Огонёк
Юстиниан Великий и Великая чума Юстиниан Великий и Великая чума

Император, который мечтал о возрождении империи, но проиграл чумной палочке

Дилетант
«Не твоя, вот и бесишься»: 8 западных звезд, которые не нравятся нашим мужчинам «Не твоя, вот и бесишься»: 8 западных звезд, которые не нравятся нашим мужчинам

Кому из голливудских красавиц досталось от российских кинозрителей?

Cosmopolitan
Несторианство: не «Богородица», а «Христородица» Несторианство: не «Богородица», а «Христородица»

Арианские распри утихли, но появились новые — о Боге-Сыне в человеке Иисусе

Weekend
Глубоким слоям океана пообещали заметные последствия от изменения климата Глубоким слоям океана пообещали заметные последствия от изменения климата

Как глобальное потепление может повлиять на разные слои океана

N+1
Выход из самоизоляции: налаживаем режим дня Выход из самоизоляции: налаживаем режим дня

Что делать, чтобы появилась энергия структурировать свой день?

Psychologies
Тихая пандемия Тихая пандемия

Почему целоваться опасно и кто такие Эпштейн и Барр

N+1
В Чили обнаружили древнейшие ясли больших белых акул В Чили обнаружили древнейшие ясли больших белых акул

Находка важна для сохранения этого вида

National Geographic
Что делает с нами самонасилие и почему мы его не замечаем Что делает с нами самонасилие и почему мы его не замечаем

Что делать, если человек сам разрушает свою юизнь?

Cosmopolitan
7 растений, которые нужно удобрять яичной скорлупой 7 растений, которые нужно удобрять яичной скорлупой

Не все домашние и садовые растения предпочитают яичную скорлупу

Cosmopolitan
Свободный художник Свободный художник

Актриса Дарья Руденок о своем ярком образе в сериале «257 причин, чтобы жить»

OK!
Тогда и сейчас: как выглядят самые крепкие голливудские пары Тогда и сейчас: как выглядят самые крепкие голливудские пары

Они повстречали друг друга в молодости и с тех пор не расставались

Cosmopolitan
Как умные люди делают убогую рекламу (быль) Как умные люди делают убогую рекламу (быль)

Откуда берется скучная и бездарная реклама?

Esquire
Владимир Мишуков: «Карабкаться по водосточной трубе доводилось не раз» Владимир Мишуков: «Карабкаться по водосточной трубе доводилось не раз»

Владимир Мишуков после развода еще год жил под одной крышей с бывшей женой

Караван историй
Музыка тёмной материи: можно ли услышать “песню” невидимой Вселенной Музыка тёмной материи: можно ли услышать “песню” невидимой Вселенной

Что особенного в темной материи?

Популярная механика
Открыть в приложении