Фейк-ньюс-вторресурс

Как фальшивые новости добрались до пакетов и почему это важно

Русский репортерОбщество

Фейк-ньюс-вторресурс

Как фальшивые новости добрались до пакетов и почему это важно

Дарья Соловьева

На прошлой неделе в соцсетях распространилась новость о том, что в Москве открываются сто пунктов по приему использованных пакетов. Появившись, она мгновенно попала в топы и набрала более семи тысяч репостов. Эта новость важна для тех, кто раздельно собирает мусор: пункты раздельного сбора мусора принимают пластик и стекло, металл и бумагу, но все еще не принимают упаковку — обычные пластиковые пакеты, которые составляют огромную часть городских отходов. Корреспондент «РР» решила выяснить, кто небезразличен к этой проблеме, и на один день стала «собиратором» мусора, точнее, вторсырья

Фирменные киоски для приема полиэтилена на переработку открылись не в Москве, а в Киеве. Оказалось, что автор первого поста просто скопировал украинскую новость, заменив название организатора проекта «Киевгорвторресурсы» на «Мосгорвторресурс», а пользователи соцсетей многократно растиражировали фейк. Возможно, такой резонанс показывает масштаб общественного запроса, и люди готовы раздельно сдавать мусор. Но что делать с пакетами, которые по-прежнему нельзя сдать?

Люди-собираторы

Маленький грузовичок тарахтит в тихом дворике. Ледяной ветер дует мне в спину, и я быстро запрыгиваю в кабину. За рулем Виолетта, девушка-тростинка с надвинутой до шелковых, ровных бровей шапкой. Мы мчим по адресам забирать пакеты с пакетами, и не только. Ребята из проекта «Собиратор» принимают и сдают на переработку пластик, тетрапак, макулатуру, все-все-все... Людям даже переживать не надо: собрал пакеты, вызвал машину и жди, когда за ними приедут и заберут совершенно бесплатно. «Через двести метров поверните направо, а потом — поверните направо».

— А ты сама дома мусор дома раздельно по пакетам собираешь?

— Вторсырье, ты хочешь сказать? — поправляет меня Виолетта. — Да, только я не помню, когда и почему я начала его разделять. Честно говоря, это очень заморочный процесс: пакеты, бутылки — все нужно мыть, откладывать. Надо быть помешанным на экотеме, чтобы заниматься сортировкой.

— Ты помешалась так, что стала водителем в «Собираторе»?

— Я вообще-то таксистом работала, — уверенно поворачивает руль Виола. — Как-то принесла в очередной раз свои пакеты в пункт приема вторсырья, а там объявление: «Собиратору» нужен водитель. Долго это объявление там висело, и я подумала, что без меня они не справятся.

— Галина, я на месте, — это она уже не мне, а голосу в трубке.

Мы паркуемся во дворе, хватаем сумку для вторсырья и идем по адресу. Нам навстречу тащат ящик с макулатурой девушка и парень.

— Почему вы не выкинули эти кипы бумаги, а решили сдать?

— Могла и выкинуть, — отмахивается девушка. — Просто меня коллега попросила помочь, и я согласилась. А вообще-то я не в теме.

— Почему? Могли бы тоже чего-нибудь собрать и сдать.

— Зачем? Все равно потом этот мусор в одном ящике смешают и сожгут.

Девушка кутается в платок и исчезает за поворотом.

— Сдача вторсырья — как вера в Бога, — смеется Виола и загружает ящик в грузовик. — Кто-то верит, а кто-то нет.

— А почему не верят?

— Есть такие организации, которые получают деньги за то, что раздельно собирают мусор, а на переработку его не отправляют. Это дело непростое и неокупаемое. Кому это надо? Так что в чем-то девушка права…

— А в чем не права?

— Она оправдывает свое нежелание задуматься и что-то сделать. Если у человека есть желание, он будет копать-рыть и в конце концов найдет то, что ему надо.

Потребительский транс

— Алле, Татьяна, я еду к вам, вы готовы? — рапортует Виола в трубку следующему клиенту. Еще один адрес из списка можно вычеркнуть.

— А много москвичей, которые раздельно собирают мусор?

— Вторсырье, — снова поправляет она меня. — За два месяца, что я катаюсь по квартирам, их стало больше. В основном это молодые родители, которые думают о будущем своих детей. Все-таки для некоторых естественно выкинуть фантик в окно, для кого-то естественно донести его до урны, а для кого-то — отправить на переработку.

— И когда для всех станет естественно отправлять фантики на переработку?

Авторы «Собиратора» придумали этот проект, чтобы люди увидели, что сдавать мусор раздельно – возможно, и начали что-то делать

— Еще не скоро. Пока государство этой темой не занимается, мы должны сами делать выбор. Раньше макулатуру, бутылки за хорошие деньги сдавали, а теперь их нужно тоннами сдавать, чтобы что-то интересное получить. И многие пока находятся в потребительском трансе: я купил продукт — мусор выкинул, что от меня еще надо? С одной стороны, нет мотивации, но, с другой стороны, есть осознание правильного выбора.

В новом дворе нам открывает шлагбаум девочка с веселыми косичками. Ее братишка со съехавшей на лоб шапкой машет нам рукой, а у подъезда стоит мама с пакетами мусора, то есть вторсырья.

Как мы решили этим заниматься? Ну, как-то эта тема начала волновать.

— Да, вы знаете, свалки стали очень большими и мусорный остров появился в Тихом океане! — девочка делает большие глаза.

— Меня лично пугает больше всего не это, — продолжает ее мама. — Больше всего пугает, что у нас в стране такой кошмар с этим делом. То есть ведь можно как-то все на государственном уровне организовать. Поставить баки во дворах для раздельного сбора мусора и вывозить на переработку. Но нет! Мы сами ищем, куда сдать пластик, чтобы он не лежал в земле и не гнил 200–400 лет. Меня это бесит, и хочется с этим что-то делать.

Мусорный бунт

На Котельнической набережной нас уже ждут несколько жителей с пакетами: женщины, одетые по-домашнему, мужчина в кепке и какой-то полураздетый школьник в шортах и c шарфиком на шее. Виола открывает кузов и принимает вторсырье, а женщина в вязаной шапочке руководит процессом погрузки и одновременно вызванивает своих соседей по телефону:

— Гала, собрала что-нибудь? Да? «Собиратор» приехал, неси сюда!

Скоро из подъезда появляется ее нагруженная соседка.

— Многие хотят, чтобы у нас стояли баки во дворе, — рассказывает мне Екатерина, которую так и хочется называть тетей Катей за уютный домашний вид. — Мы пытались что-то организовать, но всюду встречали административные препоны. Центр Москвы, а у нас как в каменном веке! Даже в Кении запрещен пластик.

— Зачем вам все это надо? Можно же просто в мусорку выбросить.

— Да вы что? — ахает она. — Я вижу, как мы дышим воздухом, который идет со свалок. У нас иногда запах гари здесь стоит столбом неделями. Нам очень важно, чтобы эта история про раздельный сбор выходила на государственный уровень. Мусорные бунты идут — мы в теме.

Одна фирма выиграла контракт, где было написано, что в течение пяти лет нужно организовать раздельный сбор мусора, — подключается к разговору еще одна соседка. — Я его лично читала, этот госконтракт. Но ничего не произошло — может, контракт разорвали, потому что для фирмы это невыгодно. А чтобы стало выгодно, должны быть большие объемы мусора, и только потом поставят контейнеры. Все это напоминает один старый анекдот: «Cначала научитесь плавать, а потом мы нальем воду в бассейн». Сначала пусть жители научатся собирать и сдавать, а потом мы уже поставим контейнеры… Смешно!

Нужны радикальные меры

— 300 метров, и поверните направо, — не перестает бубнить навигатор и ведет нас обходными путями по тихим московским улочкам. Таганка. Высокий дом-многоэтажка. Выходим из лифта на последнем этаже, а там нас уже ждут аккуратно подписанные коробки: тетрапак, пластик, макулатура, а еще патефон, книги, навороченные детские машинки… «Собиратор» — это не только про вторсырье, но и про вещи для детских домов.

— Это моя супруга собрала коробки, но не смогла вас дождаться, — выглядывает из-за двери Артур Смольянинов, актер театра и кино.

— А вы что же не собирали эти коробки?

— Моя жена постоянно пытается меня к этому делу подключить — я пока не особо активно подключаюсь. Но помогаю ей. Не могу не помогать, когда вижу очередное видео из серии, как черепахе достают из ноздри пластмассовую палочку. Тогда я понимаю, как мы свинячим здесь. И всех нас ждет трындец. Притом довольно скоро. Дело тут, конечно, не в пластике…

— А в чем?

— В нас самих, в нашем сознании. Если отдельного человека спасти еще можно, то все человечество — нет. Я и сам не лучший пример в этой истории. Но я уже не выкину просто так пакет на улице, или бутылку, или крышку. Недавно мы ездили отдыхать, и я рефлекторно начал собирать пластиковые бутылки по берегу — собрал целый пакет и выкинул. Но где гарантия, что все, что я собрал, не окажется там же, на том же берегу? Тут нужны радикальные меры, но это уже разговор не про «Собиратор».

Если люди действительно хотят раздельно сдавать мусор прямо в своем дворе, это возможно. Уже есть примеры, когда управляющие компании пошли навстречу своим жильцам

— Но есть люди, которые не думают об экологии. Как их заставить участвовать в раздельном сборе? — Я думаю, что с нового года они сами захотят этим заняться. В январе повысятся тарифы на вывоз смешанного мусора. А если из общего мусорного мешка отсортировать вторсырье, этот мешок станет гораздо меньше и дешевле

За пределами «Собиратора»

— Если вы напишете про «Собиратор», нас завалят, — вздыхает Леонид Синицын, идейный вдохновитель проекта. — Может, поговорим про раздельный сбор? У нас много разных проектов.

Для тех, кто не знает, уже семь лет Леонид Синицын и Валерия Коростелева, организатор движения «РазДельный Сбор», заводят экологическую «движуху» вокруг отходов и вторсырья в Москве и регионах.

— Мы не хотим рекламы «Собиратора» как просто бесплатного сервиса. Мы придумали этот проект, чтобы показать, как может работать система по раздельному сбору и переработке вторсырья. Чтобы люди увидели, что это возможно, и начали сами что-то делать.

— Например?

— Бороться за то, чтобы в их дворах, домах, школах, где учатся их дети, организовали на постоянной основе «разделяйку»: поставили контейнеры для бумаги, стекла, пластика и потом отправляли вторсырье на переработку.

— А это возможно?

— Сложно, но возможно, — рассказывает Валерия Коростелева, тоненькая девушка в толстовке. Это она открыла в Москве штаб всероссийского волонтерского движения «РазДельный сбор». — Уже есть примеры, когда управляющие компании пошли навстречу своим жильцам. Хотя, конечно, им это невыгодно. Вторсырье стоит копейки, и на нем ничего сегодня не заработаешь. Но если жильцы захотят организовать у себя во дворе раздельный сбор, это вполне реально.

— Но есть жильцы, которые всей душой болеют за экологию, а есть те, которым все равно. Как их заставить участвовать в этом деле?

— Я думаю, что с нового года они сами захотят этим заняться, если захотят сэкономить. С января повысятся тарифы на вывоз смешанного мусора. А если из общего мусорного мешка отсортировать вторсырье, этот мешок станет гораздо меньше и дешевле. Сам вывоз вторсырья им либо ничего не будет стоить, либо обойдется в копейки.

— Возможно ли выйти с вопросом раздельного мусора за пределы «Собиратора» и дворов?

— Если это случится, то еще не скоро. Сегодня у нас легче сделать что-то из нового сырья, чем из вторичного. По цене выйдет ненамного дороже. А все должно быть не так. По идее, чтобы «вторичка» развивалась и конкурировала, производство из первичного сырья должно стоить хотя бы в два раза больше, чем из вторичного. И все одноразовое должно стоить дороже, чем многоразовое. Эту систему нужно создавать искусственно. Если мы, конечно, хотим помочь природе, окружающему миру и себе. Но пока государство не хочет этим заниматься, мы сами должны быть «людьми-собираторами».

Фотографии: РазДельный Сбор/rsbor-msk.ru

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Освободите китов! Освободите китов!

История пленников «китовой тюрьмы» в Приморье еще далека от счастливого финала

Русский репортер, июль'19
Правда Правда

Факты и цифры

Playboy, август'19
Пополнение в клубе Пополнение в клубе

Муза купеподобных кроссоверов добралась до Porsche и до Audi

Quattroruote, декабрь'18
Какую обувь носить в ноябре? Какую обувь носить в ноябре?

Какую обувь носить в ноябре?

GQ, ноябрь'18
Светить всегда, светить везде! Светить всегда, светить везде!

8 ноября состоялась третья Церемония вручения премии ОK! «Больше чем звёзды»

OK!, ноябрь'18
Провансаль уйдет к «Русагро» Провансаль уйдет к «Русагро»

На рынке масложировой продукции начался передел

Эксперт, ноябрь'18
Керченская стрельба: как избежать эпидемии Керченская стрельба: как избежать эпидемии

Трагедия в керченском колледже — не первый «шутинг» в российских школах

Русский репортер, ноябрь'18
Джулия Робертс “У моей одержимости есть границы” Джулия Робертс “У моей одержимости есть границы”

Для Джулии не существует прошлого. А только вчерашнее настоящее

Psychologies, декабрь'18
Пошел на принцип Пошел на принцип

«Татлер» познакомился с кронпринцем Черногории, который оказался самозванецем

Tatler, декабрь'18
Снизу постучали Снизу постучали

Президент поручил оценить положение дел с налоговой нагрузкой на россиян

Эксперт, ноябрь'18
Дубляж высшей пробы Дубляж высшей пробы

Интервью с Ярославой Турылевой — королевой отечественного дубляжа

Эксперт, ноябрь'18
Тальони с ног до головы Тальони с ног до головы

Балерина, впервые станцевавшая на пуантах

Дилетант, декабрь'18
Понедельник начинается сегодня Понедельник начинается сегодня

Надо ли начинать новую жизнь именно 1 января

Cosmopolitan, декабрь'18
Без права на вздох: фридайвер фотографирует китов Без права на вздох: фридайвер фотографирует китов

Брайан Скерри ныряет на задержке дыхания и фотографирует кашалотов

National Geographic, ноябрь'18
Удар на потоке: как работает центр подготовки бойцов MMA Удар на потоке: как работает центр подготовки бойцов MMA

UFC открывает собственный институт для взращивания бойцов

Men’s Health, ноябрь'18
Юлия Куварзина: «Не видела ни одной серии «Ворониных» Юлия Куварзина: «Не видела ни одной серии «Ворониных»

Актриса Юлия Куварзина призналась, как борется с лишним весом

StarHit, ноябрь'18
Своя война? Своя война?

Почему Первая мировая не стала для России по-настоящему народной

Огонёк, ноябрь'18
Северная звезда Северная звезда

Новый проект петербургского архитектора Игоря Сушкова

SALON-Interior, декабрь'18
Анна Кендрик: «Я пользуюсь Instagram, только когда мне грустно» Анна Кендрик: «Я пользуюсь Instagram, только когда мне грустно»

Актриса Анна Кендрик рассказала о моде без правил и «другой» Блейк Лайвли

Grazia, сентябрь'18
Snap Motion: новое творение безумного автогения Snap Motion: новое творение безумного автогения

Франк Риндеркнехт удивляет мир невероятным по форме и содержанию автомобилем

Men’s Health, ноябрь'18
Audi Q3 Audi Q3

Audi Q3. Кроссовер нового поколения приблизился к более высокому сегменту

Quattroruote, декабрь'18
Говорит и показывает YouTube Говорит и показывает YouTube

Почему зашкаливает градус сомнительных высказываний чиновников

Русский репортер, ноябрь'18
Кино с китайской спецификой Кино с китайской спецификой

Китайские власти используют киноискусство, чтобы воспитывать сограждан

Эксперт, ноябрь'18
Встать на мостик: 3 живописных моста Встать на мостик: 3 живописных моста

Три необычных моста

National Geographic, ноябрь'18
Большим данным стало мало места Большим данным стало мало места

Аналитики предупредили о грядущем дефиците мощностей в столичных дата-центрах

РБК, ноябрь'18
Нотная грамота Нотная грамота

Алена Пенева собрала ярких представительниц музыкальной индустрии

Cosmopolitan, декабрь'18
Айсберг в форме гроба плывет навстречу своей гибели Айсберг в форме гроба плывет навстречу своей гибели

23 сентября один из астронавтов сделал снимок необычного айсберга

National Geographic, ноябрь'18
Безумная любовь Безумная любовь

История любви Шарлотты Бельгийской и австрийского эрцгерцога Максимилиана

Караван историй, декабрь'18
Единственный в своем роде – после 10 лет подготовки проект «Долина Лефкадия» запускает продажу вилл на виноградниках Единственный в своем роде – после 10 лет подготовки проект «Долина Лефкадия» запускает продажу вилл на виноградниках

«Долина Лефкадия» запускает продажу вилл на виноградниках

Maxim, ноябрь'18
В преддверии потопа В преддверии потопа

Дамбы Турции. Множество поселков уйдет под воду, когда достроят плотину

National Geographic, ноябрь'18