Что такое «сиротские метры» и кто на них наживается

ОгонёкОбщество

Жулье вместо жилья

Наталия Нехлебова

Елена Пироговская — жительница дома для сирот в поселке Сотниково. В доме очень холодно, даже если печь топить постоянно. Фото: Анна Огородник

С 1 января 2019 года вступил в силу новый закон о дополнительных мерах по обеспечению детей-сирот жильем. Как выяснила недавно Счетная палата, у нас 83 процента сирот, которые имеют право на квартиры от государства, бездомные. И это при том, что государство обязано предоставлять жилье сиротам сразу после их выпуска из детдома — в 18 лет. Как чиновники паразитируют на обездоленных и изменится ли что-нибудь с введением новых правил, пытался понять «Огонек».

Роланда Джамулова живет вместе с маленьким сыном в 6-метровой комнате в городе Кызыл Республики Тыва. Ей 38 лет, она росла в детдоме. Чтобы платить 9 тысяч рублей за аренду комнаты, женщина работает за 14 тысяч поваром в дневную и ночную смену. Жилья, гарантированного ей государством как сироте, она ждет уже 20 лет. Женщина обращалась в суд, прокуратуру, совет по правам человека, Агентство по делам семьи и детей республики… Ответ один: ждите. Суд даже не принял заявление Роланды.

В Туве в очереди на жилье стоят больше 4 тысяч выпускников детских домов. «Деньги из бюджета на жилье для нас выделяются каждый год,— рассказывает Роланда,— а в республиканском Агентстве по делам семьи и детей мне каждый год отвечают: ”Жилье не строится, ждите“. Я просила, чтобы мне хотя бы временное жилье выделили. Но они и этого не сделали».

«У нас нет никаких причин предоставлять вам жилье раньше других. Ждите»,— сказали в Агентстве по делам семьи и детей Оюне (фамилию она просила не указывать). У женщины трое детей, двое из которых инвалиды. Воспитывает она их одна. Квартиру ждет уже 21 год. «Да нет уже никакой надежды»,— говорит Оюна.

В 2017 году на обеспечение жильем детей-сирот в Туве было выделено 150 млн рублей (из них 142 млн рублей — федеральные и 8 млн — республиканские). В 2018 году на квартиры для сирот в бюджете региона было заложено 433 млн. Но, очевидно, не все деньги доходят до нуждающихся.

В 2016 году в Кызыле начали строить три дома для сирот. Причем в качестве бесплатной рабочей силы привлекали самих бездомных выпускников детских домов. Государственное учреждение «Госстройзаказ», которое от имени республиканского Минстроя закупает жилье, заключило контракт с подрядчиком «Стройконсалтинг» на покупку 51 квартиры для сирот в трех домах. Директор «Госстройзаказа» Монге Монгуш подписал акт приема-передачи и перечислил подрядчику 57 млн рублей, выделенных из республиканского бюджета на обеспечение сирот квартирами. А через 2 года вдруг обнаружилось, что дома даже не были построены. Один из домов возведен до окон первого этажа, под второй только заложен фундамент, а строительство третьего дома вообще не начали. Интересно, что таким же образом чуть ранее через «Госстройзаказ» другим директором и другому подрядчику было передано бюджетных 17 млн для строительства домов для детей-сирот. И какое совпадение — они тоже не были построены. Монгуш под следствием, деньги исчезли, сироты — без жилья.

Тувинские выпускники детских домов создали общественную организацию «Дорога к дому» и в середине прошлого года устроили митинг в Агентстве по делам семьи и детей. 40 человек пришли в агентство и отказывались уходить, пока им не предоставят хотя бы временное жилье. Митинг закончился с приходом полиции, которая задержала самых ярых активистов — 10 человек. Сутки они провели в следственном изоляторе. «Я просила отпустить меня домой. У меня же ребенок маленький один,— вспоминает Роланда,— но сказали, что до суда не отпустят». Суд оштрафовал бунтарей каждого на 500 рублей. В Агентстве по делам семьи и детей Тувы бунтовщикам неофициально сказали, что теперь их внесут в черный список и жилья они не увидят никогда.

Только голодовка

В России 258 тысяч сирот ждут обещанные им 33 квадратных метра (это средний размер квартиры для выпускника детского дома по стране, но в зависимости от региона это может быть и 18, и 27 метров). Ежегодно на эти цели из областных и региональных бюджетов выделяется 30 млрд рублей. Но очереди только растут. Счетная палата итожит: бездомных сирот в 2017 году стало больше на 4 процента (по сравнению с 2016-м). В среднем по стране выпускники детдомов ждут жилья 10 лет. В Кемеровской области — 12 лет, в Забайкальском крае — 14 лет, в Самарской области — 7 лет. В каждом регионе в очереди несколько тысяч человек. Например, в одном из самых проблемных с этой точки зрения регионов, Забайкальском крае, в очереди 5 тысяч человек. В 2016 году здесь для сирот были выделены дополнительные средства из федерального бюджета. Но жилье получили только 19 человек.

Существование очереди незаконно. «По 159-му федеральному закону сироты по достижении 18-летнего возраста должны получать жилье,— говорит Павел Денисов, юрист всероссийского Благотворительного фонда ”Волонтеры в помощь детям-сиротам“,— по закону понятие очереди не существует с начала 2013 года, существует список. И нужен он просто, чтобы определять, сколько необходимо выделить денег для закупки жилья, а вовсе не для того, чтобы создавать очередность».

Попадание в список — первый этап для некоторых выпускников детдомов в очень долгом пути к своему дому. Кто отвечает за составление списков? Опека, соцзащита, администрация района — зависит от региона. Директор детских домов должен подавать заявление в эти органы о том, кто из его воспитанников нуждается в жилье. В идеале в такой список ребенка, оставшегося без родителей, вносят в 14 лет. Но это происходит не всегда. Павел Денисов рассказывает: «Те, кто должен составлять эти списки, проявляют большую халатность, забывают детей внести. Почему это происходит? Лень, безразличие. Возможно, есть и умысел. Чем меньше детей в списках, тем меньше нужно денег выделять из бюджета. Если до 23 лет молодого человека не внесли в список, он может попасть в него только через суд. Я каждый день получаю несколько писем примерно такого содержания: ”Мне 30 лет. Я только узнал, что мне положено жилье“».

Еще одна проблема — сироту не ставят в очередь, если у его родственников осталось жилье. Например, если родители ребенка не лишены родительских прав, а находятся в местах лишения свободы. Или они умерли, а жилье стоит пустое. Но часто там просто невозможно жить: сгоревшие, разграбленные квартиры, притоны. И вот туда ребенка отправляют в 18 лет.

«У нас была история, когда девочка приехала в дом, который ей от матери остался, а там только стены. Даже крыши нет,— рассказывает Антон Рубин, руководитель региональной общественной организации волонтеров Самарской области ”Домик детства“,— тем не менее опека ее нуждающейся в жилье не признала. Доказать, что оставшееся от родственников жилье непригодно для проживания, очень непросто. Особенно если это квартира в доме. Так как у нас непригодным признают только дом целиком, а не квартиру в отдельности».

Жилищных сиротских очередей у нас в реальности две. Многие из них, ожидающие квартиру годами, пытаются отстоять свое право на жилье в суде. Суд обычно принимает сторону бездомного выпускника детского дома и обязывает регион обеспечить его жильем. «И он снова попадает в очередь — только теперь уже из тех, кто ждет квартиру по таким же предписаниям после суда,— поясняет Антон Рубин.— Фактически у нас две очереди на жилье — те, кто стоит просто, и те, кто стоит по предписанию. Вторая двигается быстрее, потому что за невыполнение предписаний суда чиновников штрафуют. И это создает этические проблемы, ведь те, кто прошел суд, теснят тех, кто не смог в него обратиться. Если в Самаре сирота обычно ждет квартиру 7 лет, то по решению суда 4–5 лет». В девяти регионах квартиру можно получить вообще только по решению суда.

Где же живут все это время выпускники детских домов? Да где придется: снимают жилье, у знакомых, у родственников, у которых их когда-то забрали в детский дом. «Большинство старается поступить в колледж, где есть общежитие,— говорит Александр Гезалов, выпускник детского дома, сейчас он эксперт Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, член Совета по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения, Министерства просвещения России,— то есть они выбирают учебное заведение не из интереса к будущей профессии, а исходя из того, предоставят им там жилье или нет. Это, естественно, сказывается на желании учиться, а потом на желании работать. После выхода из детдома у меня была ужасная паника — вообще непонятно, как жить. Жил в магазине, спал на раскладушке. Но справился. А вот два моих брата в итоге сели в тюрьму — каждый на 10 лет».

Ситуация в Приморье ярко иллюстрирует то отчаяние, в котором находятся выпускники детских домов. Чтобы добиться жилья, они объявили голодовку в середине прошлого года, вышли на центральную площадь Владивостока и поставили перед зданием краевой администрации палатки. Было холодно. Местные жители приносили им теплые вещи.

В Приморье ситуация тяжелая: 6,5 тысячи бездомных сирот, при этом 80 процентов из них имеют на руках решения судов о предоставлении квартир, исполнение которых они ждут уже больше 10 лет.

Через два дня голодовки к молодым людям вышел вице-губернатор и пообещал временное жилье в общежитии. Сейчас они там и живут — ждут квартиры в порядке общей очереди.

Причиной такой вопиющей ситуации Счетная палата называет недофинансирование. Ежегодно на покупку жилья сиротам бюджетом выделяется 30 млрд, а чтобы решить проблему в короткие сроки, необходимо еще 168 млрд. Небольшая квартира, которую получают выпускники детдомов, в среднем стоит 1 млн (в зависимости от региона может стоить больше и меньше). За 10 лет можно было бы приобрести больше 200 тысяч квартир, и очередь, скорее всего, была бы меньше. Так что проблема все-таки не только в недофинансировании

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Пастор Вера Пастор Вера

Каким священником может быть женщина

Огонёк
Свидания 200 и 300 лет назад: как знакомились, что надевали и на что надеялись Свидания 200 и 300 лет назад: как знакомились, что надевали и на что надеялись

Как знакомились молодые люди в XVIII — XIX веке

Cosmopolitan
Правда или ложь Правда или ложь

Esquire публикует ряд статей, частично содержащих недостоверную информацию

Esquire
Главные показы Недели моды в Нью-Йорке Главные показы Недели моды в Нью-Йорке

Рассказываем, чего ожидать в новом сезоне

Vogue
Мячи мечты Мячи мечты

Актрисе Валерии Шкирандо удалось улучшить эротическую съемку в мужском журнале!

Maxim
Верона без Джульетты Верона без Джульетты

Уютная Верона – идеальное место для короткого романтического побега

National Geographic
В погоне за «Оскаром»: как Netflix переписывает экономику Голливуда В погоне за «Оскаром»: как Netflix переписывает экономику Голливуда

Netflix пытается переманить на свою сторону главных сценаристов и продюсеров

Forbes
Улетевший от следователей самолет Зиявудина Магомеда выставлен на продажу Улетевший от следователей самолет Зиявудина Магомеда выставлен на продажу

Улетевший от следователей самолет Зиявудина Магомеда выставлен на продажу

Forbes
Скольжение вниз. Можно ли замедлить снижение рейтинга Путина Скольжение вниз. Можно ли замедлить снижение рейтинга Путина

Остаются ли у президента шансы развернуть ситуацию с рейтинговыми показателями?

Forbes
Обрести контроль над вещами и жизнью: 7 принципов минимализма Обрести контроль над вещами и жизнью: 7 принципов минимализма

Обрести контроль над вещами и жизнью: 7 принципов минимализма

Psychologies
Зверь из Мтуки: познакомьтесь с новым видом титанозавров Зверь из Мтуки: познакомьтесь с новым видом титанозавров

Останки динозавра нового вида откопали в карьере в долине реки Мтука

National Geographic
Стихи на стенах Стихи на стенах

Стены утешают, не обманывая

Elle
Сказки для взрослых: принципы основательницы кафе «АндерСон» Сказки для взрослых: принципы основательницы кафе «АндерСон»

Ты не можешь требовать от ребенка соблюдения тех правил, которые не выполняешь

Forbes
Сергей Полунин Сергей Полунин

Правила жизни танцовщика и актера Сергея Полунина

Esquire
Тарифная зона: как платят за подземку в крупнейших городах мира Тарифная зона: как платят за подземку в крупнейших городах мира

Московский метрополитен заказал разработку новой билетной системы

Forbes
Евгений Додолев. «Машина времени». Пятьдесят лет пробега Евгений Додолев. «Машина времени». Пятьдесят лет пробега

О легендарной рок-команде группы «Машина времени»

Караван историй
«Не эпатажа ради» «Не эпатажа ради»

Удивительный поворот сделала судьба Владимира Мишукова

OK!
Бес полезного электричества Бес полезного электричества

Ждать бума электромобилей или расходимся?

Quattroruote
Что сейчас происходит с карьерой Криштиану Роналду Что сейчас происходит с карьерой Криштиану Роналду

Вспоминаем, что произошло в жизни Криштиану Роналду за последний год

GQ
Как лев сорвал львице удачную охоту: видео Как лев сорвал львице удачную охоту: видео

Молодой лев решил вмешаться в охоту львицы, но не преуспел

National Geographic
Легендарные люксы, названные в честь своих знаменитых гостей Легендарные люксы, названные в честь своих знаменитых гостей

Легендарные люксы, названные в честь своих знаменитых гостей

National Geographic
7 необычных смартфонов 7 необычных смартфонов

Слишком экспериментальные гаджеты

GQ
Тимур Кузьмин Тимур Кузьмин

Несовершеннолетний бизнесмен запустил баттл спортсменов разных дисциплин

Собака.ru
Видеокарта: встроенная или дискретная? Разбираемся, какая нужна именно вам Видеокарта: встроенная или дискретная? Разбираемся, какая нужна именно вам

Достаточно ли вам встроенной видеокарты или нужно покупать отдельную

CHIP
9 признаков плохой работы. Когда надо встать и уйти с интервью, пока не поздно 9 признаков плохой работы. Когда надо встать и уйти с интервью, пока не поздно

Как на собеседовании понять, что это точно «не твое»?

Playboy
Игры с государством: как частному инвестору заработать на нацпроектах Игры с государством: как частному инвестору заработать на нацпроектах

В России нет эффективных механизмов участия населения в масштабных нацпроектах

Forbes
Воины света Воины света

Неудобные стихи, неприятные, жесткие, женщинами написанные для женщин

Elle
Круг разобщения Круг разобщения

Мир переживает эпидемию одиночества

Огонёк
«Проект» узнал о «нерушимом соглашении» Владимира Гусинского с властями «Проект» узнал о «нерушимом соглашении» Владимира Гусинского с властями

«Проект» узнал о «нерушимом соглашении» Владимира Гусинского с властями

Forbes
Что посеешь? Что посеешь?

У отечественных аграриев появился шанс на снижение импортозависимости

Огонёк
Открыть в приложении