София Шегельман: «Мы до последнего оставались одним целым...»

В подростковом возрасте София Шегельман очень стеснялась сравнений с сестрой

Караван историйЗнаменитости

София Шегельман: «Мы до последнего оставались одним целым...»

В подростковом возрасте я очень стеснялась сравнений с Элиной. Соседки не раз замечали маме: «Какие разные все-таки у вас дочки, старшая красавица, а младшая — так себе».

Беседовала Виктория Катаева

У меня больше нет сестры. Больно и горько осознавать. Ведь мы до последнего оставались одним целым. Не имело значения, что я в Вильнюсе, а Элина в Москве, и мой переезд в Израиль в 1989-м ничего не изменил. Семья — это не километры расстояния, а родная кровь... В телефонных разговорах и при встречах неизменно возникал вопрос о моем Петре: «Ну как там наш сын?» Когда у него появились дети, сестра с такой же теплотой и заботой интересовалась мельчайшими подробностями их жизни: «Как наши девочки, что у них?» Обожала делать подарки. Когда уже не могла ходить по магазинам, отправляла деньги и просила: «Купи то, что им нужно, и обязательно скажи, что от меня».

У нее, к сожалению, не было собственных детей. Последствия войны — надорвала здоровье. В молодости беспечно полагала: раз так вышло, то и не нужно. А в «золотом возрасте» (не люблю слово «старость») конечно грустила. Но что поделать? Часто вспоминала строки Андрея Дементьева: «Никогда ни о чем не жалейте вдогонку».

На все вопросы о здоровье сестра привычно коротко отвечала: «Не жалуюсь». Только в больнице, уже почти в беспамятстве, повторяла: «Пожалуйста, помогите, мне очень плохо». Это первая жалоба за всю жизнь, что я услышала от Элины. Сестра была невероятно сильной личностью. Я в шутку называла ее «бронетранспортером»: если она ставила цель, то обязательно ее достигала. Но при этом никогда не шла по головам.

Всегда была искренней и прямолинейной. Мы шутили — «как оглобля», и это не порицание. Что думала, то и говорила. Игорь Ильинский ставил в Малом театре «Госпожу Бовари», на главную роль назначил собственную жену — актрису Татьяну Еремееву. Элине это не понравилось. Шептаться по углам — не в ее характере, вот и заявила Ильинскому прямо в лицо: «Как можно давать Татьяне роль Эммы — с ее-то фигурой?!»

Понятно, какие у них дальше сложились отношения. Потом, когда мне об этом рассказывала, сама себя корила: «Разве так можно?! Меня убить мало». Прошло много лет, Игоря Владимировича уже не было на свете, и однажды его вдова, по-прежнему служившая в театре, сильно травмировала руку. Кто-то кричит:

— Несите скорее йод!

Подбежала Элина:

— Йодом не сметь — нужна перекись!

И затем той, которая много лет считала ее врагом, профессионально обработала рану. Болтать можно всякое, а вот в нужную минуту помочь способен далеко не каждый. С Еремеевой они, между прочим, с тех пор стали подругами.

Своим знакомым Элина представляла меня почти по-матерински: «Моя младшенькая»

На похоронах сестры ко мне подошла незнакомка — немолодая, в слезах. Сказала, что Элина помогла ей получить квартиру (женщина работала в театре гардеробщицей): «Сама жилья никогда не добилась бы, век буду Бога за нее молить». Сестра всю жизнь считала помощь людям своим гражданским и человеческим долгом. Хотя это и немодное понятие, особенно сейчас, когда люди сильно измельчали.

Характер закладывается в детстве. Наше с сестрой пришлось на войну. В 1941 году мне было четыре, Элине — тринадцать. Она не раз вспоминала в интервью, как работала в передвижном госпитале, помогала раненым. О том, что еще и кровь сдавала, в семье узнали только в шестидесятые. Как-то на пороге нашей квартиры появился ветеран войны. Представился: Константин Машинин. Рассказал, что ему после тяжелого ранения перелили кровь девочки-санитарки, благодаря которой он выжил. Этой девочкой была Элина. Жаль, гость не застал свою спасительницу — она уже жила в Москве.

Отец наш до войны заведовал санэпидстанцией в Нежине на Черниговщине, а с 1941-го стал военным врачом в передвижном госпитале. Передвижной — потому что передвигался вслед за фронтом. Переезжали с места на место в товарном поезде — это дощатые вагоны со сколоченными нарами. В голове состава размещали раненых, в хвостовых вагонах жили сотрудники с семьями. В их числе и мы с мамой, сестрой (папа был на передовой) и двоюродным братом Михаилом Сокольским — ровесником Элины.

На летние каникулы сын маминой сестры Ревекки приехал к нам, и это спасло ему жизнь. Мишина мать и наша бабушка в июне 1941-го вроде бы покинули Киев, но их следы затерялись. Почти до конца своих дней мама писала бесконечные запросы в архивы, пытаясь узнать хоть что-то о судьбе родных, но получала неизменный ответ: «Нет сведений».

Они познакомились в Киеве. Элина еще училась, а Лавров уже работал в театре...

Наш передвижной госпиталь сначала проследовал в Астрахань, где мы задержались на два месяца. Потом на год переехали в Актюбинск — в тыл. Сняли у местных угол. Пол в доме был глиняным и требовал специфического ухода. Раствор из глины, воды и свежего коровьего навоза месили ногами до однородного состояния, размазывали по полу, как масло на бутерброд, и ждали, пока засохнет. Так вот, будущая народная артистка СССР и навоз ногами месила, и воду таскала. И сушеные коровьи лепешки собирала — ими топили печку... Потом мы вернулись в госпиталь и продолжали ездить дорогами войны. Папа дошел с фронтом до Берлина.

Что любопытно: в театральном институте сестра впервые прочитала роман Шолохова «Тихий Дон» и загорелась сыграть Аксинью. Но кто-то из педагогов заявил: «Это не твоя героиня, твои — графини, герцогини, словом, белая кость». Видели бы они, как «белая кость» месила навоз в Актюбинске!

В подростковом возрасте я очень стеснялась сравнений с Элиной. Соседки не раз замечали маме: «Какие разные все-таки у вас дочки, старшая красавица, а младшая — так себе». А сестра дразнила меня «Сонька Золотая ручка». Мне не нравилось: ничего общего, кроме имени, с фольклорной героиней в себе не замечала. Спустя годы прозвище, казавшееся в детстве обидным, приобрело положительный оттенок.

— Сонь, ты же у меня Золотая ручка, настрогай салатик, — просила сестра.

— Для тебя — все что угодно! — с готовностью откликалась я.

Вообще, по-настоящему близки мы стали, когда повзрослели. Более того, характеры и взгляды на жизнь были настолько похожи, что на вопросы часто отвечали одними и теми же словами.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Битва герцогинь Битва герцогинь

Меган Маркл добилась того, что в «великолепной четверке» наметился разлад

Караван историй, март'19
Хищные скорпионницы мелового периода Хищные скорпионницы мелового периода

Результаты новой экспедиции на Хасуртый для сбора ископаемых насекомых

Наука и жизнь, ноябрь'19
Татьяна Буланова: Придуманная быль Татьяна Буланова: Придуманная быль

Блондинка-тихоня из девяностых на экране

Караван историй, июль'19
Кризис сливочному вкусу не помеха Кризис сливочному вкусу не помеха

Саратовский мясо-молочный холдинг «Белая долина» намерен увеличить производство

Эксперт, ноябрь'19
«Мы становимся похожими... даже внешне» «Мы становимся похожими... даже внешне»

Влад Топалов и Регина Тодоренко давно мечтали о пышном свадебном торжестве

OK!, июль'19
О, где же ты, брат? О, где же ты, брат?

Джеймсу Миддлтону неудобно перед сестрами, что он работает скелетом в шкафу

Tatler, ноябрь'19
Не выходи из комнаты Не выходи из комнаты

Наш новый невроз — радость от того, что пропустил мероприятие или свежую сплетню

Tatler, ноябрь'19
Владимир Мухин Владимир Мухин

Питательный и разнообразный шеф русских вечеринок – от Эрмитажа до Донской степи

Tatler, ноябрь'19
Красота как мания: почему неуверенность в себе заставляет нас маниакально заботиться о внешности Красота как мания: почему неуверенность в себе заставляет нас маниакально заботиться о внешности

Как возникают глубокие детские травмы, которые мешают во взрослой жизни

Forbes, ноябрь'19
LADA XRAY Cross AT. Самое важное — это трансмиссия LADA XRAY Cross AT. Самое важное — это трансмиссия

Сегодня ребята из Тольятти всеми силами пытаются сломать стену стереотипов

4x4 Club, ноябрь'19
Семейный быт: как счастливо прожить первый год брака и не разбежаться Семейный быт: как счастливо прожить первый год брака и не разбежаться

Как строить семью в первый год так, чтобы к четвертому она не развалилась

Men’s Health, ноябрь'19
Не сошлись характерами: как решать конфликты Не сошлись характерами: как решать конфликты

Как избежать конфликтов в семье, когда у каждого свой характер

Psychologies, ноябрь'19
Смелые эксперименты Смелые эксперименты

На что готовы решиться инста-звезды ради красоты?

Лиза, ноябрь'19
Какую охранную систему лучше выбрать для машины? Какую охранную систему лучше выбрать для машины?

Сколько должна стоить хорошая "охранка" и на какие модели обратить внимание

CHIP, ноябрь'19
Десерт для патриота Десерт для патриота

В Америке тыквенный пирог в день благодарения — символ национальной идентичности

Вокруг света, ноябрь'19
Режиссер года: Алина Пязок Режиссер года: Алина Пязок

Алина Пязок — один из самых известных клипмейкеров страны

Glamour, ноябрь'19
Призрачное счастье Призрачное счастье

Писательница Кристина Лопес-Барио рассказывает о волшебном мадридском лофте

AD, ноябрь'19
Ода счастью Ода счастью

Подруга Киану Ривза наконец-то заслужила право выйти из тени

StarHit, ноябрь'19
Выпьем за любовь Выпьем за любовь

Просмотр российских новогодних фильмов может обернуться приступом депрессии

GQ, ноябрь'19
Что такое омологированные шины и зачем их покупать? Что такое омологированные шины и зачем их покупать?

Что такое омологированные шины и чем они отличаются от премиальных

Esquire, ноябрь'19
Джозеф Шугерман: Как создать крутой рекламный текст. Отрывок из книги Джозеф Шугерман: Как создать крутой рекламный текст. Отрывок из книги

Приемы, делающих рекламное объявление эффективным

СНОБ, ноябрь'19
Скорая эмоциональная помощь: как поддержать мужчину, а как женщину Скорая эмоциональная помощь: как поддержать мужчину, а как женщину

Как помочь человеку справиться с эмоциональной болью

Psychologies, ноябрь'19
Как справиться со сложными чувствами по отношению к родителям Как справиться со сложными чувствами по отношению к родителям

Как быть, если нас переполняют «запретные» чувства по отношению к близким людям

Psychologies, ноябрь'19
Вспомнить «Про это» Вспомнить «Про это»

Уже лет 20 мы не слышали публичного разговора о сексе

СНОБ, ноябрь'19
Глен Баллис: «Я возвращаюсь в Москву за куриным супом» Глен Баллис: «Я возвращаюсь в Москву за куриным супом»

Бренд-шеф Глен Баллис о своем характере, московском супе и китайских димсамах

GQ, ноябрь'19
Тиндер-сюрприз Тиндер-сюрприз

Что делать, если в приложении для знакомств видишь девушку друга

GQ, ноябрь'19
Шаг вправо, шаг влево Шаг вправо, шаг влево

Разочарованный народ вышел на улицы и устроил массовый бунт

Эксперт, ноябрь'19
Генераторы ритма и размеры животных Генераторы ритма и размеры животных

Периодические движения у животных: что это?

Наука и жизнь, ноябрь'19
Эротик-арт Сандры Ковальски Эротик-арт Сандры Ковальски

Sandra Kowalski покупают миллионеры и тусовщики, арт-география – весь мир

Playboy, ноябрь'19
Переключайтесь Переключайтесь

Как наметить путь, который вам будет по душе: план для самостоятельных действий

Psychologies, ноябрь'19