Жизнь родителей оказалась длиннее, чем одна любовь

Караван историйЗнаменитости

Дочь и внук Эльдара Рязанова рассказывают о его первой семье

Беседовала Наталья Николайчик. 2017 год

Людмила Гурченко в фильме «Карнавальная ночь», 1956 год. Фото: ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм»/Fotodom

«Папа очень болезненно переживал расставание и развод с моей мамой. В последнем письме, которое он написал ей, была фраза: «Расстаться с тобой — все равно что содрать с себя кожу». Они были очень близкими людьми, друзьями, единомышленниками. Но так получилось, что жизнь родителей оказалась длиннее, чем одна любовь», — говорит дочь Эльдара Рязанова.

Эльдар Рязанов прожил со своей первой женой Зоей Фоминой почти 30 лет, а потом каждый из них пошел своей дорогой. И все же именно с Зоей Рязанов стал тем, кем он стал. Ольга Эльдаровна Рязанова и Дмитрий Трояновский (ее сын и, соответственно, внук режиссера) поделились своими воспоминаниями о нем. А еще показали некоторые письма, которые Эльдар Александрович писал своей первой жене...

— Эльдар Александрович с Зоей Петровной, насколько я знаю, познакомились, еще учась во ВГИКе...

Дмитрий: Да, в 1944 году они оба поступили на курс Григория Козинцева. Причем бабушка была любимой ученицей мастера, а дед — нет. После первого курса Козинцев его вообще хотел отчислить, ссылаясь на то, что Рязанов слишком молод для режиссера. На что дедушка со свойственной ему иронией ответил: «Год назад я был еще моложе, вы могли заметить это еще тогда». В институт ведь он поступил в 16 лет, окончив школу экстерном.

Так как в то время в СССР был период «малокартинья» и получить работу в художественном кино было нереально, дедушка и бабушка оба выбрали документалистику. У них был один дипломный документальный фильм на двоих — «Они учатся в Москве», за который поставили отлично. Они вместе сняли еще один фильм — «Твои книжки». Вот только в отличие от деда бабушка на всю жизнь осталась в документальном кино. Она была одним из режиссеров, снявших советско-американский сериал «Великая Отечественная» (в мировом прокате он назывался «Неизвестная война». — Прим. ред.), за который даже получила Ленинскую премию. У дедушки, кстати, такой премии не было.

— Я знаю, остались письма, которые они друг другу писали...

Ольга: Они начали писать друг другу, еще учась в институте, в 1947 году, когда порознь проходили практику на «Ленфильме». Эти письма пропитаны эротикой. Папа просто умирал от любви, сначала не очень еще разделенной. И все эти чувства изливал на бумагу. Ему тогда было двадцать. Маме — на три года больше. Я прочитала письма родителей, когда их обоих уже не было в живых. И у меня осталось очень много вопросов, на которые я теперь уже вряд ли найду ответ — не у кого спросить. Например, есть несколько писем, написанных уже после моего рождения, в которых они обсуждают, какое имя дать сыну. Папа пишет: «Давай придумывать имена будущему сыну, которого сделаем сразу после моего возвращения». Но сына по какой-то причине не случилось. Видимо, они передумали, поскольку оба очень много работали. Через семь лет после знакомства и через год после того, как они поженились, родилась я. Мной занималась бабушка, а родители вкалывали. Во время работы на студии кинохроники папа очень много ездил по стране, снимая документальное кино. И из экспедиций писал маме нежные, наполненные любовью письма, длинные и подробные, в которых он очень живо и с большой иронией описывал свою кочевую жизнь. Вот несколько отрывков. Например, с Дальнего Востока.

«Петропавловск — прелестный городок. Мы живем в нем очень весело, свой отдых проводим крайне занимательно: до боли в мозгах играем в домино и карты, учимся играть в преферанс. По количеству и безобразию пьянства этот город не имеет себе равных. Это совершенно непередаваемая экзотика. Чтобы снять план города, где должны пройти люди, нужно пуд соли съесть. Среди пьяного ободранного сброда найти приличных людей почти невозможно. Моя режиссура здесь заключается именно в этом».

Эльдар Рязанов, Камчатка, 1952 год. Фото: из архива О. Рязановой

«У нас в группе сейчас сумасшедший дом, и вот почему: я купил гитару. Все учатся, выхватывают гитару из рук друг у друга и, несмотря на то что дела чаще плохи, наша жизнь идет под непрерывные переборы струн и пение с утра до 2—3 часов ночи. Это просто ад, в котором я играю наиболее ужасную роль, т. к. совсем не умею играть, а учусь, терзая уши всей группы...»

«На «Алеуте» совершенно страшная вонища от разделываемых тухлых китов, дышать совершенно невозможно, и некуда от этого запаха скрыться. Весь корабль в грязи: в копоти, крови, сале, мясе. Поднимаешься по штормтрапу на борт и уже весь грязный черт-те в чем. Такова моя жизнь в искусстве, моя родная. За время этих путешествий у меня набралось порядочное количество денег — рублей 600—700, которые я не трачу. Я хочу по приезде в Москву купить маленькую пишущую машинку. Обязательно. А также ФЭД. Очень жалко, что у меня с собой нет фотоаппарата. Можно было бы снять массу интересных снимков. Мы с Аркадием собираемся написать пару статей в местную газету об островах. Если поместят, то количество финансов еще увеличится. Дочку поцелуй за меня много-много раз и приучай ее к мысли, что где-то в природе у нее существует отец, который осенью приедет. Крепко, накрепко целую тебя вдоль и поперек, обнимаю.

Твой Элик».

«На плавучем крабозаводе вместо спирта, которого нет на кораблях, употребляют одеколон, и вокруг завода в море плавают флаконы с разноцветными пробками. Редкостное зрелище. Как там бабы ругаются матом и вообще разговаривают, я еще нигде не слышал. Крабов мы там ели до упаду и больше уже не в силах были на них смотреть. <...> Как наш доченок-эльдаренок? Не забывай покупать книги, ударь по Чехову до конца. <...>

P. S. Море мне осточертело. Я уже стал чемпионом по лазанию по штормтрапу и по морскому козлу в домино. В карты не играю совершенно, пью редко, а что такое женщины, вообще себе не представляю. Забыл окончательно!»

Эльдар Рязанов на плавучем крабозаводе, Камчатка, 1952 год. Фото: из архива О. Рязановой

— Похоже, все его документальные съемки были связаны с морем...

Дмитрий: Это неудивительно. Дед рассказывал, что в детстве хотел быть писателем, а потом решил, что нужно поднабраться опыта, и подал документы в одесскую мореходку. Шла война, на свое письмо он так и не получил ответа... И тогда подал документы вместе с одноклассником, который тоже окончил школу экстерном, во ВГИК. Так что режиссером дедушка стал случайно. А морских приключений все-таки хлебнул. Помню, как он в одном из писем описывал свое плавание на китобойной флотилии. Признавался: «Охватывает такой азарт, так хочется убить кита, становишься таким кровожадным, что просто ужас!» Ну это, наверное, в нем говорила его любовь к произведениям Джека Лондона, Фенимора Купера, Жюля Верна. Видимо, он испытывал тот же охотничий азарт, что герои этих произведений.

— Кстати, насчет книг. Что значит «ударь по Чехову до конца»?

Ольга: Папа в письмах постоянно напоминал маме, чтобы она не забывала выкупать очередные тома издававшихся собраний сочинений: Бальзака, Чехова... Папа был фанатом книг. Подсадил его на это Сергей Эйзенштейн. Два года во ВГИКе тот преподавал у них режиссуру. Пришел в 1946 году, а в 1948-м уже умер. Но за это короткое время Эйзенштейн успел оказать огромное влияние на студентов. Отцу повезло больше многих — у них с Сергеем Михайловичем зародилась теплая дружба. Папа часто бывал у него дома. Именно Эйзенштейн привил ему страсть к книгам. И, когда была возможность и деньги, отец тут же покупал собрания сочинений, альбомы художников и даже детские книги, когда меня еще не было в проекте. Он и сам постоянно что-то писал. Пробовал себя и в журналистике — как раз во время тех своих морских путешествий. Вот что он рассказывает маме об этом:

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Ирина Винер: «Слезы моих детей я не прощаю никому, жестко отвечаю любому, кем бы он ни был» Ирина Винер: «Слезы моих детей я не прощаю никому, жестко отвечаю любому, кем бы он ни был»

Если ребенок чувствует ложь, что его обманывают — все, пощады не жди!

Коллекция. Караван историй
Инновации как способ выживания Инновации как способ выживания

На макроуровне никакой активизации НИОКР в средних компаниях не замечено

Монокль
Иван Панфилов: «Дело, которым занимались родители, давалось им не только радостно и легко, но порой мучительно и трудно» Иван Панфилов: «Дело, которым занимались родители, давалось им не только радостно и легко, но порой мучительно и трудно»

Мама взяла за руку: «Ванюша, как же так? Ты поедешь в Гавану один?»

Коллекция. Караван историй
Борис Порфирьев, Александр Широв: «Решить климатические проблемы в лоб невозможно» Борис Порфирьев, Александр Широв: «Решить климатические проблемы в лоб невозможно»

Как и кем формируется глобальная климатическая повестка

Монокль
Иван Охлобыстин: «Янковский был дедом фанатичным, а я обычный дед» Иван Охлобыстин: «Янковский был дедом фанатичным, а я обычный дед»

В рождении и воспитании детей есть нечто высшее

Караван историй
Почему не стоит судить о размере смартфона по диагонали его экрана Почему не стоит судить о размере смартфона по диагонали его экрана

Диагональ экрана смартфона ничего не говорит о его реальных размерах

CHIP
Ольга Антонова: «Я леплю из пластилина...» Ольга Антонова: «Я леплю из пластилина...»

Вот уже много лет рождение кукол стало моим, пожалуй, самым любимым делом...

Караван историй
Игра в молчанку Игра в молчанку

Почему мужчины замыкаются в себе после ссоры и как разрешить конфликт

Лиза
Ночная тревожность: как вернуть здоровый сон Ночная тревожность: как вернуть здоровый сон

Если переживания накапливаются и мешают сну, то это уже плохо. Как быть?

Здоровье
Игорь Миркурбанов: «Любое пение должно быть актерским» Игорь Миркурбанов: «Любое пение должно быть актерским»

Игорь Миркурбанов о своем новом спектакле-концерте и песнях Сергея Наговицына

Монокль
Сергей Газаров: «Самый страшный приговор любому искусству, это когда оно оставляет человека равнодушным» Сергей Газаров: «Самый страшный приговор любому искусству, это когда оно оставляет человека равнодушным»

О Театре сатиры с гордостью — художественный руководитель Сергей Газаров

Караван историй
Приморский терруар, магаданский аппелласьон. Кто и зачем делает вино в тайге Приморский терруар, магаданский аппелласьон. Кто и зачем делает вино в тайге

По прогнозам экспертов, через 10 лет в Приморье появятся аналоги аппелласьонов

СНОБ
Памяти автора «Бандитского Петербурга»: в чем секрет успеха сериалов о 1990-х Памяти автора «Бандитского Петербурга»: в чем секрет успеха сериалов о 1990-х

Чем был знаменит Андрей Константинов и как он создавал «Бандитский Петербург»

Psychologies
«Худшая компания в нашей истории» «Худшая компания в нашей истории»

Скандальная история ArcelorMittal в Казахстане подходит к концу

Монокль
«Я работаю волшебником». Один день из жизни Деда Мороза «Я работаю волшебником». Один день из жизни Деда Мороза

Заглянем в гости к главному Деду Морозу столицы

Лиза
Уметь = преуспеть Уметь = преуспеть

Есть такие умения, которые пригодятся везде и всегда. Их стоит отточить

Лиза
Творец Творец

«Копия». Серия рассказов Саши Николаенко

Grazia
Дело о тестостероне Дело о тестостероне

Экзогенный тестостерон — способ оставаться молодым или источник проблем?

Здоровье
На все четыре стороны На все четыре стороны

Куда отправиться в путешествие за настоящей зимней сказкой?

Добрые советы
«Уходи, Тейлор Свифт»: что нас бесило в музыке в 2023 году «Уходи, Тейлор Свифт»: что нас бесило в музыке в 2023 году

Музыка, которую с удовольствием можно оставить бы в 2023 году

Правила жизни
Четверть — веха Четверть — веха

Несмотря на возраст, ТНТ продолжает искать новое и не боится экспериментировать

Правила жизни
Война с бактериями: новый виток противоборства Война с бактериями: новый виток противоборства

Ученые близки к получению усиленных препаратов против «умных» бактерий

Монокль
Как и зачем тренировать интимные мышцы Как и зачем тренировать интимные мышцы

Рассказываем, зачем нужен вумбилдинг и как правильно тренироваться

Добрые советы
Почему мы любим читать, сидя на унитазе? Почему мы любим читать, сидя на унитазе?

Туалетная комната — пристанище одиноких душ и замена молитвенному месту

Psychologies
Требуется производство! Требуется производство!

Интеллектуальные цифровые платформы могут повысить эффективность промышленности

Монокль
Лингвисты в утробе матери. Как дети начинают осваивать язык еще до рождения Лингвисты в утробе матери. Как дети начинают осваивать язык еще до рождения

Можно ли считать маленьких детей прирожденными лингвистами?

СНОБ
Цирк со слонами и коммунистами Цирк со слонами и коммунистами

«Великая магия»: Нанни Моретти переписывает историю

Weekend
Когда приедешь? Когда приедешь?

Что значит для молодых взрослых из ПНИ самостоятельная жизнь

Новый очаг
Почему мужчина пропал после удачного свидания: 4 причины гостинга Почему мужчина пропал после удачного свидания: 4 причины гостинга

О том, почему ваши с партнером ожидания могут не совпадать, размышляет психолог

Psychologies
«Декабрист» и другие шлумбергеры «Декабрист» и другие шлумбергеры

Первый по распространённости в мире кактус

Наука и жизнь
Открыть в приложении