Алла Демидова рассказывает о своей актерской судьбе

Караван историйЗнаменитости

Алла Демидова. Я никогда не шла против судьбы

Беседовал Павел Соседов

Фото: С. Куликов/Интерпресс/Photoxpress.ru

В Ленинграде с «Реквиемом» мы выступали в зале филармонии. И вдруг со сцены вижу перед собой в первом ряду лицо Ахматовой. Я сразу догадалась, что это ее сын Лев Гумилев. По окончании он пришел за кулисы. «Терпеть не могу, когда актеры читают стихи! Тем более Ахматову! - сказал Лев Николаевич. - Но... Вы были хорошо одеты».

— Алла Сергеевна, впервые вы появились на киноэкране, когда были студенткой МГУ. Случайно попали на съемки или относили фотографии на киностудии?

— Никогда в жизни никуда не показывалась. Сама я человек ленивый, как и все актеры, кстати. Для себя никогда ничего не делаю, а только откликаюсь на предложения. Или не откликаюсь. В этом единственная свобода актера — соглашаться или не соглашаться на роль. Что же касается первого появления в кино... Параллельно с учебой на экономическом факультете я играла в Студенческом театре МГУ. Это была очень мощная студия, популярная у московской интеллигенции. Я играла, например, в нашумевшем спектакле «Такая любовь» в постановке Ролана Быкова — о нас говорили! Поэтому, видимо, артисты студии уже были на примете у ассистентов по актерам.

А самый первый опыт в кино был такой: сидели мы с приятельницей у памятника Ломоносову перед нашим корпусом МГУ на Моховой улице, зубрили что-то, и вдруг появились люди с какой-то невообразимой аппаратурой — они снимали кинохронику и попросили нас поучаствовать. Очень долго настраивали огромную камеру, выставляли свет — тогда, в пятидесятые, совершенно другая техника была. Это были съемки документального фильма «О Москве и москвичах». И когда его показали — я впервые увидела себя на экране.

— А когда увидели себя в эпизоде фильма «9 дней одного года», что испытали?

— Себя даже не очень-то и приметила на экране, но атмосферу съемочной площадки запомнила. Я тогда уже была студенткой Щукинского училища, поэтому все воспринимала совсем по-другому. Баталов и Смоктуновский, игравшие главные роли в фильме, были уже признанными мастерами, а Татьяну Лаврову мы знали по «Современнику». У меня на тех съемках закралась лукавая мысль: «Почему это не я играю главную роль, а какая-то Лаврова?» Хотя она была известной актрисой, а я лишь студенткой — но ведь все студенты театральных вузов считают себя гениями...

— Алла Сергеевна, почему после МГУ вы решили поступать в театральный институт?

— Окончив экономический факультет, я даже начала преподавать политэкономию в МГУ. Но так как интерес к актерству не ослабевал: я продолжала выходить на сцену и занималась в студии при Театре имени Ленинского комсомола, решила проверить свои силы. И поступила в Щукинское училище.

Студентами нас занимали в массовых сценах спектаклей Театра Вахтангова. Например все высокие, худые, красивые девочки выходили рабынями в «Принцессе Турандот». Я как раз была одной из таких девушек, и мы с Марианной Вертинской в длинных шелковых платьях выходили на сцену с Юлией Борисовой, Юрием Яковлевым, Михаилом Ульяновым, Николаем Гриценко. До сих пор помню интонации Борисовой в роли Турандот и ее необычный тембр, когда она говорила нараспев: «Что делать? Как быть? Не-воз-мож-но». Эти ее слова у меня по жизни идут своеобразным рефреном.

Окончив экономический факультет, я даже начала преподавать политэкономию в МГУ. Но так как интерес к актерству не ослабевал, решила проверить свои силы и поступила в Щукинское училище. Фото: Пищальников/РИА Новости

— Вы хотели служить в Театре Вахтангова?

— Очень хотела, но на худсовете за меня не хватило одного голоса. А моего однокурсника Лешу Кузнецова взяли в труппу. В училище он всегда был моим партнером и считался одним из самых талантливых студентов на курсе. Например в «Добром человеке из Сезуана» именно Леша стал первым исполнителем роли водоноса — и очень хорошо «сделал» эту роль. Потом уже Валерий Золотухин на сцене Таганки лишь повторил его рисунок. С работы в этом спектакле началось и мое многолетнее служение в Театре на Таганке. А как сложилась бы судьба в Театре Вахтангова — неизвестно.

Кадр из фильма «9 дней одного года» Михаила Ромма, 1961 год. Фото: Мосфильм-Инфо

— Вы уже были замужем, когда стали актрисой Таганки?

— Когда мы поженились с Володей Валуцким, я еще была студенткой Щукинского училища, а он восстанавливался во ВГИКе. Дело в том, что почти весь его курс разогнали за то, что они сделали пародию на фильмы о Ленине. Написал это все Володя, они с друзьями разыграли «сценарий» по ролям и записали на магнитофон. Сам автор играл, естественно, Ленина. Эта запись никак не распространялась, просто была такая шутка внутри их компании. Но кто-то настучал, и нескольких талантливых студентов, в том числе и Валуцкого, исключили из института. Мы с Володей жили самостоятельно, снимали квартиру — не хотели зависеть от родителей и очень бедствовали. Чтобы платить за жилье, зарабатывали как могли. Писали статьи. Я брала интервью (например, однажды под Новый год ездила на фабрику елочных игрушек — беседовала с мастером о том, как делаются эти игрушки), а Валуцкий на основе собранного мной материала писал статьи. Мы сдавали их в Агентство печати «Новости», и нам платили гонорар. К моменту начала моей службы на Таганке нас с Валуцким уже заметили в АПН и иногда заказывали статьи. Володя был очень хорошим литератором. Когда мы только познакомились, он получил первую премию на престижном литературном конкурсе, разделив ее с уже известным писателем Юрием Нагибиным. Валуцкий стал бы хорошим писателем, если бы не увлекся профессией сценариста.

Когда поженились с Валуцким, я еще была студенткой Щукинского училища, а он восстанавливался во ВГИКе. Фото: В. Великжанин/ТАСС

— Как проходили пробы на вашу первую главную роль? Вы сыграли Ольгу Берггольц в картине по ее автобиографической книге «Дневные звезды».

— Наверное, я прошла просто потому, что даже не надеялась на эту роль, и еще потому, что на пробах читала стихи Александра Блока. И читала, видимо, неплохо. У меня сохранилось письмо издателя и друга Блока Самуила Алянского — я его получила в конце шестидесятых, уже после выхода на экраны «Дневных звезд». Алянский писал примерно следующее: мол, однажды он смотрел новости по телевизору, после которых объявили, что актриса будет читать Блока. И Самуил Миронович пошел выключать телевизор, потому что у него начиналась идиосинкразия, когда кто-либо читал Блока. Но человеком он был пожилым, поэтому пока дошел до телевизора, успел услышать начало моего выступления. И остановился, не стал выключать... После этого Алянский мне написал, что я читала стихи так, как читал сам Блок — спокойно, не выделяя ничего. Видимо, и режиссер «Дневных звезд» Игорь Таланкин на тех пробах что-то почувствовал...

Когда меня утвердили, Ольге Берггольц очень хотелось посмотреть на актрису, которая будет ее играть. Я тогда целый месяц жила в Ленинграде, в гостинице «Октябрьская». Таланкин ездил к ней, а я все время отказывалась — боялась. Сейчас понимаю, что боялась чисто интуитивно — по-актерски. Что-то подсказывало, что не смогу потом играть. Кроме того, я была застенчивой — стеснялась. С Берггольц мы познакомились, когда фильм уже был готов. На «Мосфильме» устроили закрытый просмотр, на который пригласили Ольгу Федоровну. Меня же — никому не известную артистку — не приглашали. В тот вечер на Таганке я участвовала в спектакле «Десять дней, которые потрясли мир» — изображала шансонетку. В ярком гриме, белом парике а-ля Мэрилин Монро, красном маленьком цилиндре... И тут мне говорят: «В кабинете у Любимова сидит Берггольц, хочет вас видеть». Деваться некуда, и я как была — в костюме шансонетки, с накладными ресницами и яркими губами побежала знакомиться. Влетела в кабинет... Вот так и встретились. Она мне подарила деревянный подсвечник в форме птички, на хвосте которой оставила автограф. Глядя на меня в гриме и костюме, сказала: «Когда свеча горит — человек думает». Я же обратила внимание на то, что Ольга Федоровна — в шерстяных носках и босоножках, а была зима, очень холодная. На следующий день я понеслась покупать ей сапоги. Но, естественно, постеснялась их вручить. Потом сама и носила эти сапоги. А на душе остался дискомфорт от той первой неподготовленной встречи.

Когда меня утвердили, Ольге Берггольц очень хотелось посмотреть на актрису, которая будет ее играть. Таланкин ездил к ней, а я все время отказывалась — боялась. Фото: М. Озерский/РИА Новости

Через энное количество лет у Берггольц был юбилей, и на это событие в Ленинград собирался поэт Павел Григорьевич Антокольский. А он был моим другом — как это ни странно. Антокольский часто заходил в гости, когда мы с мужем жили на улице Чехова, садился и начинал рассказывать странные истории из своей жизни. Я тогда все время думала: «Откуда у него столько историй?» Сегодня хорошо его понимаю. У меня самой сейчас историй — мешок без дна! И Павел Григорьевич уговорил меня поехать вместе с ним. В качестве подарка я взяла кофейник, который купила на багдадском рынке. Меня тогда уже часто приглашали на Недели советских фильмов — я побывала в Ираке, Ливане... В Ленинграде в честь юбилея Берггольц, уже не помню в каком зале, был накрыт длинный стол, за которым мы с Ольгой Федоровной сидели друг напротив друга, она почему-то была не во главе стола. Выпив, именинница моментально захмелела и сказала мне: «Вот сейчас напьюсь, залезу под стол и буду оттуда лаять!» Когда пришел мой черед произносить тост, я встала и вручая свой подарок, сказала: «Если кофейник стоит на столе — значит, человек работает. Мы все ждем вашу вторую книгу «Дневные звезды» и хотим снять продолжение фильма!»

А Игорь Таланкин после «Дневных звезд» снимал меня в каждой своей картине. Считал своим талисманом. И даже когда не было подходящей роли — придумывал какую-нибудь для меня специально. Был у него фильм про физиков «Выбор цели», где Бондарчук играл Курчатова, а Юрский — Оппенгеймера. И Игорь Васильевич написал для меня роль его возлюбленной. Я сделала себе грим под Грету Гарбо — выглядело очень забавно. Мы с Юрским даже целовались в кадре и танцевали, о чем я с годами позабыла напрочь, потому что не видела картины. Но Сергей Юрьевич мне как-то об этом напомнил.

— Вы снялись в трех картинах и у Юлия Карасика: «Шестое июля», «Чайка», «Стакан воды». Фильм «Шестое июля» был представлен на фестивале в Карловых Варах. Чем запомнилась эта поездка?

— Это было в июне 1968-го — за два месяца до ввода советских войск в Прагу. Мне прочили приз за лучшую женскую роль. Кинокритики сходились во мнении, что моя работа заслуживает этой награды, потому что я подошла абсолютно нестандартно к исторической роли Марии Спиридоновой, создала объемный человеческий и женский образ. Но на фестивале устроители буквально облизывали американцев! К русским (как тогда говорили «советским») отношение было совсем иное — и это было унизительно. Приз мне, естественно, не дали... За лучшую женскую роль наградили актрису из абсолютно проходной британской картины.

С Андреем Поповым в фильме Игоря Таланкина «Дневные звезды», 1966 год. Фото: РИА Новости

— Алла Сергеевна, в советское время не давали высоких наград исполнителям отрицательных ролей. А вам дали Госпремию за «Бегство мистера Мак-Кинли», где вы сыграли Потаскушку.

— Конечно, меня бы никогда не наградили за такую роль, тем более что это — роль-эпизод. Госпремию хотели дать раньше — за роль Спиридоновой. Но в комиссии вовремя сообразили, что за роль антагонистки Ленина Государственную премию давать не стоит. Поэтому дали ее как бы вслед «Шестому июля», а оформили за картину «Бегство мистера Мак-Кинли».

— Был период, когда вы очень много снимались. В 1968-м вышло аж шесть картин! Да каких: «Служили два товарища», «Живой труп», «Щит и меч», «Шестое июля», «Степень риска»... Вы хорошо зарабатывали?

— Зарабатывали мы немного, но со всех гонораров удалось собрать деньги на машину. Правда самостоятельно купить ее было невозможно, и директор Таганки Николай Лукьянович Дупак написал официальные письма от театра во все инстанции, чтобы мне и Володе Высоцкому разрешили приобрести по автомобилю. Высоцкий сразу сел за руль, я — чуть позже. В конце шестидесятых женщина на водительском месте была в диковинку, и люди на улице, видя меня, крутили пальцем у виска. Мы с Высоцким купили «Жигули» самой первой модели. Многие детали еще были итальянского производства. Например на стекле значилось Мade in Italy. Недавно узнала, что моя «копейка» теперь принадлежит Леониду Ярмольнику — он коллекционирует старинные автомобили.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Лора Дерн. Дикая сердцем Лора Дерн. Дикая сердцем

Как нестандартная внешность и возраст помогли актрисе Лоре Дерн

Караван историй
«Вместо того, чтобы учиться на ошибках, мы упорно в них вязнем» «Вместо того, чтобы учиться на ошибках, мы упорно в них вязнем»

Польский взгляд на польский исторический самообман

Огонёк
Олег и Марина Газмановы: Олег и Марина Газмановы:

Олег и Марина Газмановы понимают друг друга с полуслова

Караван историй
«Только полный идиот будет смотреть двумя глазами в одну сторону» «Только полный идиот будет смотреть двумя глазами в одну сторону»

Владимир Шаров — писатель, искавший смысл в российской истории

Полка
Екатерина Вилкова: «Я перестала очаровываться» Екатерина Вилкова: «Я перестала очаровываться»

Екатерина Вилкова о том, как однажды ей стало тесно в этом мире

Караван историй
Не справляетесь с тревогой и стрессом? Заведите дневник Не справляетесь с тревогой и стрессом? Заведите дневник

Попробуйте перенести тревоги на бумагу, и увидите — этот способ работает

Psychologies
Следите за руками: как распознать популярные жесты Следите за руками: как распознать популярные жесты

Движения рук могут подчас рассказать о человеке больше, чем слова

Psychologies
Действуй, сестра Действуй, сестра

Актриса Синтия Никсон становится ролевой моделью нового поколения

Vogue
Изменить сценарий Изменить сценарий

Что такое семейные и родовые сценарии?

Домашний Очаг
Интервью Роберта Сапольски: о полицейском насилии и свободе воли Интервью Роберта Сапольски: о полицейском насилии и свободе воли

Как мозг привыкает к насилию и становится менее чувствительным к чужой боли

Reminder
Как это будет по-французски? Как это будет по-французски?

У французской актрисы Стэйси Мартин осень выдалась богатой на события

Grazia
Моя земля! Моя земля!

Самые ценные советы в путешествиях всегда дают местные жители или завсегдатаи

Grazia
Валя Карнавал Валя Карнавал

Тиктокерша Валя Карнавал о том, чего никогда не будет в ее видосах

ЖАРА Magazine
Дышите глубже Дышите глубже

Дыхательные упражнения для тех, кто переболел или хочет укрепить здоровье

Лиза
«Я испытал полусмерть, потом кому, но худшее — это адские галлюцинации»: Навальный — о причинах отравления, стоимости лечения и галлюцинациях в интервью Дудю «Я испытал полусмерть, потом кому, но худшее — это адские галлюцинации»: Навальный — о причинах отравления, стоимости лечения и галлюцинациях в интервью Дудю

Самое главное из первого видеоинтервью Алексея Навального после комы

Forbes
Анастасия Меньшикова. Своя дорога Анастасия Меньшикова. Своя дорога

История жизни жены Олега Меньшикова

Караван историй
Вторые роды легче или тяжелее первых? Вторые роды легче или тяжелее первых?

Правда ли, что вторые роды проходят проще и быстрее, чем первые

9 месяцев
От Волги до Енисея: как раскрыть кинематографичность российских регионов От Волги до Енисея: как раскрыть кинематографичность российских регионов

Как привлечь в российскую глубинку отечественные и зарубежные съемочные группы

Forbes
«Союз» установил рекорд скорости полета к МКС «Союз» установил рекорд скорости полета к МКС

Космический корабль добрался до МКС за 3 часа 4 минуты

National Geographic
Режиссер Филипп Юрьев — о своем фильме Kitoboy, Чукотке и совпадениях Режиссер Филипп Юрьев — о своем фильме Kitoboy, Чукотке и совпадениях

Филипп Юрьев о Kitoboy — это настоящая одиссея, а не мрачный арт-хаус

РБК
8 типичных ошибок умных людей 8 типичных ошибок умных людей

Почему умные люди совершают ошибки и как этого избежать

Psychologies
Скраб, махровое полотенце и еще 8 ошибок в уходе, которые «убьют» твою кожу Скраб, махровое полотенце и еще 8 ошибок в уходе, которые «убьют» твою кожу

Давай спасать твою кожу вместе!

Cosmopolitan
Экономсерфинг и сайклинг-дискотеки. Что происходит с фитнесом прямо сейчас Экономсерфинг и сайклинг-дискотеки. Что происходит с фитнесом прямо сейчас

Тренды фитнеса-2020: онлайн и офлайн, моностудии, оздоровительная физкультура

Forbes
Радости новой жизни Радости новой жизни

Истории читателей, которые расстались с вредными привычками и занялись здоровьем

Лиза
Как правильно мыть голову: 12 советов от врача Как правильно мыть голову: 12 советов от врача

Правильный алгоритм мытья волос

Cosmopolitan
Имперские амбиции и рикошет санкций: почему российские стартапы не «выстреливают» на международном рынке Имперские амбиции и рикошет санкций: почему российские стартапы не «выстреливают» на международном рынке

Почему родина стартапа имеет огромное влияние на его международный потенциал

Forbes
Трансплантация кала улучшила состав кишечного микробиома детей после кесарева сечения Трансплантация кала улучшила состав кишечного микробиома детей после кесарева сечения

Он стал похож на кишечный микробиом детей, рожденных естественным путем

N+1
Звуки страха — фрукты и овощи за кадром ужастиков Звуки страха — фрукты и овощи за кадром ужастиков

Для создания страшных звуков в фильмах ужасов используются лук и помидоры

Популярная механика
Отец тут рядом Отец тут рядом

Фильм «И вот мы здесь» — история человека с ментальным расстройством и его отца

Weekend
Приключения Электроника Приключения Электроника

Фабрика «цифровых сотрудников» позволяет людям не чувствовать себя роботами

Forbes
Открыть в приложении