Фрагмент книги Елены Муриной о том, как она решила стать искусствоведом

EsquireКультура

Каково это — быть искусствоведом: отрывок из книги Елены Муриной «Об искусстве и искусствознании»

Максим Мамлыга

На следующей неделе выходит книга Елены Муриной «Об искусстве и искусствознании». Известная сейчас по книгам о Сезанне и Ван Гоге, Мурина — живая легенда искусствоведения. В свои 95 лет она отредактировала свою работу о синтезе искусств, включила статьи о художниках Басманове и Тышлере и дописала статью о Фаворском. Кроме того, она снабдила книгу большущим вступлением, где рассказала о своей жизни — о юности, учебе в МГУ в эпоху борьбы с космополитизмом, о знакомстве с мужем, великим исследователем авангарда Дмитрием Сарабьяновым. Великие имена концентрируются здесь на каждой странице — как друзья, знакомые, старшие товарищи, современники.

Esquire первым публикует фрагмент. В нем Елена Мурина рассказывает как она решила стать искусствоведом, как участвовала в конкурсе рисунков на сказки Пушкина в 1937 году, о первом посещении Музея нового западного искусства и о встрече с архитектором-конструктивистом Леонидовым.

Почему я решила стать искусствоведом, как я узнала об этой науке? Сначала у меня было робкое поползновение заниматься кино. Я достала книгу Л. В. Кулешова «Основы кинорежиссуры» (1941) и благодаря умному тексту сделала открытие, как интересно понимать кино, а не просто смотреть. В режиссеры я, слава Богу, пойти испугалась, а каким-то образом, уж не помню каким, заинтересовалась искусствознанием. Мама моя так была поражена моим выбором профессии, что повела меня к известному ей искусствоведу, профессору А. А. Фёдорову-Давыдову, мужу ее приятельницы — Ирины Николаевны Суздальцевой, — советоваться. Но в тот день у них были гости, и никаких советов мы не получили. Впрочем, я и не искала советов, так как уже в 1943-м, когда ради продовольственной карточки работала в аптеке фасовщицей лекарств, пропустив из-за этого год поступления в институт, твердо знала, что хочу учиться на искусствоведа. Этот год был очень для меня важным. Всё свободное время я проводила в Ленинке и запоем читала книги об искусстве: «Образы Италии» П. П. Муратова, «Историю живописи XIX века» Р. Мутера (первый том из трех), «Историю русского искусства» под редакцией И. Э. Грабаря, потрясшие меня «Письма Ван Гога» в переводе А. Эфроса и Н. Щёкотова. Не помню, как я набрела на книгу Г. Вёльфлина «Основные понятия истории искусства», но она меня очень заинтересовала, и я внимательно ее дважды проштудировала. Меня очень привлекла убедительная логичность системы классификации искусства по стилистическим понятиям «живописности» и «линейности». К сожалению, когда я уже училась, на нашем отделении не было курса истории искусствоведческой науки, который так замечательно читал впоследствии Виктор Николаевич Гращенков. Правда, нам очень живо читал лекции о ренессансных философах и теоретиках искусства А. А. Губер. Но только через много лет мы самостоятельно стали узнавать имена выдающихся европейских искусствоведов и теоретиков ХХ века — Зедльмайра, Гомбриха, Панофского — и даже пытаться как-то применить полученные знания в своих поздних работах, как, например, я в своих монографиях о Ван Гоге (1978) и Сезанне (2015).

МГУ им. М. В. Ломоносова, в который я поступила в 1944 году, только год как вернулся из эвакуации, но учебный процесс уже был налажен.

Искусствоведческое отделение филологического факультета Московского университета было основано еще в 1907 году по инициативе профессора Н. И. Романова, специалиста по древнерусскому искусству, и студентов Б. Р. Виппера, Д. С. Недовича, В. А. Фаворского и А. Г. Габричевского, которые и стали первыми выпускниками. В основу искусствоведческого образования было положено изучение истории мирового искусства начиная с древнейших времен. Это сохранялось и в наше время. Я еще застала Н. И. Романова, который руководил отделением, но вскоре ушел на пенсию. Нам повезло, что историю мирового искусства преподавали представители классического искусствознания — В. В. Павлов, В. Н. Лазарев, Б. Р. Виппер, А. А. Губер и др. Но давление официальной идеологии уже сказалось на программе курсов западного и русского искусства второй половины XIX и ХХ века. Чтение лекций по западному искусству заканчивалось перед появлением импрессионизма, а русское обрывалось перед выступлением на художественную арену общества «Мир искусства». И то и другое направление уже с 30-х годов квалифицировались как явление «буржуазного загнивания» и формализма. Что и говорить обо всём последующем искусстве начала ХХ века! Все новаторские направления не упоминались даже в критическом плане, но были подвергнуты полному умолчанию. Эта политика умолчания типична для тоталитарных режимов. Недостаточно ругать и разоблачать — лучше не упоминать вообще, чтобы в коллективной памяти не было того, что помнить и знать не надо. Конечно, политическую подоплеку этих запретов мы тогда не понимали, это пришло позднее. Но какое-то недоумение возникало: мы живем почти в середине ХХ века, а историю искусства почему-то завершают почти на середине XIX. Что-то тут не так.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Виртуальная экскурсия по Эрмитажу: 12 шедевров искусства и истории о них, которые вы не найдете в Виртуальная экскурсия по Эрмитажу: 12 шедевров искусства и истории о них, которые вы не найдете в

Интересные истории о шедеврах Эрмитажа, на которые едут посмотреть со всего мира

Esquire
Танки слабые и всемогущие: поражения и триумфы Великой Отечественной Танки слабые и всемогущие: поражения и триумфы Великой Отечественной

На войне количество не стало качеством

Популярная механика
«Пить не перестанут». Как виноделы по всему миру ищут способы пережить кризис и пандемию «Пить не перестанут». Как виноделы по всему миру ищут способы пережить кризис и пандемию

Как винная индустрия подстраивается под новую реальностью

Forbes
Кто может, пусть сделает лучше Кто может, пусть сделает лучше

20 лет назад в Москве состоялась премьера «Гладиатора»

OK!
Рестайлинг в СССР. Как могли выглядеть советские автомобили Рестайлинг в СССР. Как могли выглядеть советские автомобили

Проекты, которые могли изменить автопром СССР

РБК
Антикризисные профессии: чему научиться, чтобы зарабатывать Антикризисные профессии: чему научиться, чтобы зарабатывать

На кого можно выучиться в сжатые сроки?

РБК
Разная война. Почему у Путина не получается защитить «итоги Второй мировой» Разная война. Почему у Путина не получается защитить «итоги Второй мировой»

Юбилей Победы Россия встречает в странных обстоятельствах

СНОБ
Россия на экспорт Россия на экспорт

На фестивале Care’s итальянка из мишленовского ресторана готовила борщ

Bones
Как организовать жизнь пожилого человека на карантине Как организовать жизнь пожилого человека на карантине

Что купить, сделать и сказать нашим старшим родственникам

Reminder
Третий сезон «Убивая Еву» – как бутылка любимого вина Третий сезон «Убивая Еву» – как бутылка любимого вина

Третий сезон «Убивая Еву»: предсказуемо, но по-прежнему прекрасно.

GQ
Вам стоит обратить внимание на бойца Петра Яна Вам стоит обратить внимание на бойца Петра Яна

Россиянин Петр Ян – сильный игрок в UFC

GQ
Исследователи из Nielsen Norman рассказали, как люди читают текст в интернете и что изменилось за последние 15 лет Исследователи из Nielsen Norman рассказали, как люди читают текст в интернете и что изменилось за последние 15 лет

Как люди читают в интернете

VC.RU
Пузырьки газа помогли материалу для 3D-печати расшириться в 40 раз Пузырьки газа помогли материалу для 3D-печати расшириться в 40 раз

Американские химики разработали новый расширяющийся материал для 3D-печати

N+1
Ученые решили одну из главных проблем солнечных панелей Ученые решили одну из главных проблем солнечных панелей

У солнечных панелей есть один существенный недостаток

Популярная механика
Как выпускница Физтеха за два года создала компанию с оценкой в $10 млн Как выпускница Физтеха за два года создала компанию с оценкой в $10 млн

Валерия Коган за 2 года сумела заинтересовать технологией крупные агрокомпании

Forbes
Как жить дальше: какие вопросы задают бизнесмены своим психологам в разгар кризиса Как жить дальше: какие вопросы задают бизнесмены своим психологам в разгар кризиса

Как найти в себе силы двигаться и решать насущные вопросы в условиях кризиса

Forbes
Вокруг Москвы за один день: 5 идеальных маршрутов для короткого путешествия за город Вокруг Москвы за один день: 5 идеальных маршрутов для короткого путешествия за город

Неожиданные маршруты для короткой однодневной вылазки за свежим воздухом

Forbes
Новое дыхание угля Новое дыхание угля

Угольная отрасль может генерировать вдвое больше валютной выручки

Эксперт
Как выглядит электромагнитное излучение: от радио до гамма-лучей Как выглядит электромагнитное излучение: от радио до гамма-лучей

Что изменилось бы в восприятии мира вокруг нас, если бы наши глаза видели фотоны

Популярная механика
Тихий убийца отношений и два способа его победить Тихий убийца отношений и два способа его победить

Рутина — убийца отношений, которого мы замечаем слишком поздно

Psychologies
Благодаря пандемии первые летающие машины появятся в воздухе уже в этом году Благодаря пандемии первые летающие машины появятся в воздухе уже в этом году

Узнайте историю Hoversurf – стартапа из России, вступившего в схватку с Airbus

GQ
Как понять, что перед вами хороший психолог? Как понять, что перед вами хороший психолог?

Правила безопасности при выборе терапевта и чек-лист для начала консультации

Reminder
Триумф аутсайдера: как пандемия сделала шахматы спортивным мейнстримом Триумф аутсайдера: как пандемия сделала шахматы спортивным мейнстримом

Шахматисты устроили два топ-турнира в онлайне, получив телеэфир

Forbes
Агата Муцениеце: «Я не утрачу веру в любовь несмотря ни на что» Агата Муцениеце: «Я не утрачу веру в любовь несмотря ни на что»

Было бы нечестно скрыть от поклонников факт расставания Агаты Муцениеце и Павла

Караван историй
Без каких органов можно жить: удивительный список Без каких органов можно жить: удивительный список

Люди могут обойтись даже без некоторых непарных внутренних органов

Популярная механика
Окончательная победа США: как Россия безнадежно отстала от Америки в космической гонке Окончательная победа США: как Россия безнадежно отстала от Америки в космической гонке

Запуск Crew Dragon знаменует начало века Pax Americana в космосе

Forbes
Разговор с онкологом: правила продуктивного диалога Разговор с онкологом: правила продуктивного диалога

Самое главное в лечении тяжелого заболевания — найти общий язык со специалистом

Psychologies
«Польские земли под властью Петербурга: oт Венского конгресса до Первой мировой» «Польские земли под властью Петербурга: oт Венского конгресса до Первой мировой»

Варшава около 1900 года: гибель оккупированного города или рождение мегаполиса?

N+1
Чувство прекрасного Чувство прекрасного

Новый проект Анны Сахаровой и Алисы Лобановой

SALON-Interior
«Дуров бросил их с криком «Спасайся, кто может»: история краха TON глазами инвестора «Дуров бросил их с криком «Спасайся, кто может»: история краха TON глазами инвестора

Что пошло не так с блокчейн-платформой TON

Forbes
Открыть в приложении