Африканское дно: из Конго в Конго через Конго

4x4 ClubПутешествия

Кругосветное путешествие Алексея Камерзанова

Африканское дно. Из Конго в Конго через Конго

Текст Алексей Камерзанов

Как не прокладывай маршрут по Западной Африке, а миновать великую реку Конго, которую здесь ещё называют Заир и Луалаба, всё равно не удастся. Это самая большая по объёму переносимой воды голубая артерия Африки и вторая по величине в мире. Она дважды пересекает экватор, её гидроэнергетический потенциал составляет шестую часть от общемирового. Это огромная экосистема, собирающая воды всей тропической части континента, чтобы унести их в Атлантический океан...

Ещё в XV веке в устье реки появились первые португальские колонизаторы, а немного позже, в XVIII веке, конголезские рабы стали очень ходовым товаром. Крепкие, выносливые, сильные, они отлично подходили для работы на британских плантациях в Америке. К концу XIX века территорией, лежавшей к югу от берега реки, вплотную занялись бельгийцы и основали бельгийское Конго. Поначалу земли принадлежали лично королю Леопольду и приносили ему неплохую прибыль, но потом обременённый долгами король подарил их Королевству Бельгия, а столицей стал город, лежащий прямо на берегу – Леопольдвиль, который сейчас называется Киншаса. На другом берегу примерно в это же время свою Африку обустраивали французы, включив колонию в состав Французской Экваториальной Африки. Основанный офицером французского флота Пьером Саворньян де Бразза пост стал называться Браззавилем (расположен он был аккурат напротив Киншасы). Таким образом, после обретения независимости в 1960-х годах на карте появились сразу две страны с почти одинаковыми названиями – Республика Конго и Демократическая Республика Конго (какое-то время называвшаяся Заир), которые во избежание путаницы называют Конго-Браззавиль и Конго-Киншаса.

Сегодня в бывшем французском Конго дела по африканским меркам идут неплохо. А вот Демократическая Республика Конго (ДРК) всё больше походит на failed state – несостоявшееся государство. Слабая экономика, неуверенная центральная власть, неподчиняющиеся никому военизированные группировки, этнические конфликты, грунтовые дороги и тотальная нищета – делают ДРК не самой привлекательной для посещения страной. Первый раз мы хотели попасть сюда ещё в 2018 году, чтобы увидеть действующий вулкан Ньирогонго, находящийся на территории национального парка «Вирунга», но за месяц до этого бандиты похитили английских туристов и убили рейнджера, в результате чего парк закрылся на год. Теперь же ДРК вновь возникла в наших планах, потому что, двигаясь по Западной Африке, мимо неё никак не пройти – нужно было лишь составить наиболее короткий и безопасный маршрут. План был таким: из Анголы через погранпереход «Матади» мы попадаем в ДРК, по мосту пересекаем реку Конго, въезжаем в ангольский эксклав Кабинда, а через него на территорию Республики Конго. Правда маршрут имел изъяны, включая не самые спокойные участки ДРК, да и эксклав Кабинда пользовался репутацией небезопасного. Вариант доехать до Киншасы и уже там переплыть в Браззавиль в расчёт не принимался, так как между городами нет грузового парома. Есть обычный, пассажирский, а грузового нет. Можно попробовать погрузить машину на баржу, но это долго, дорого и ненадёжно. Выручили друзья-поляки, с которыми мы познакомились в фейсбуке. Они рассказали, что в районе Луози есть другой паром, который ходит достаточно стабильно и за 15 минут переплывает широкую Конго. То есть мы едем из Анголы через Конго до переправы, потом на паром и уходим в бывшие французские владения, во второе Конго, в направлении Браззавиля.

Средоточие хаоса" на границе Анголы и ДРК. Более дикого погранперехода я не видел ни в одной стране мира 

Погрантреш

Надо сказать, что погружаться на дно Африки мы начали прямо на границе – более дикого погранперехода я не видел ни в одной стране мира. Конголезская часть не заасфальтирована, поэтому все ездят и ходят по раскисшей от дождей глине, попутно разбрасывая вокруг невероятное количество мусора. Около половины транспорта, проходящего через КПП, приводится в движение мускульной силой. Как правило, это большие телеги, заваленные ширпотребом, которые толкают 5–6 человек. Разумеется, никакой стороны движения они не придерживаются, а едут там, где есть просвет, что приводит к тотальному хаосу. К счастью, на моей машине стоят передние и задние отбойники и в случае необходимости можно кого-нибудь подвинуть или, наоборот, принять удар. В окна постоянно заглядывают недовольные лица. А уж если кто-то видит, что мы снимаем происходящее на телефон, то раздаются крики, угрозы, а иногда начинается погоня. В общем, обстановка напряжённая. Пограничники, улыбаясь, расспрашивают, как нас сюда занесло и куда мы едем. Европейцы здесь бывают нечасто, поэтому наше появление вызывает живые эмоции.

Однако для оформления Carnet De Passage нам придётся войти в средоточие хаоса. И в этот раз, увы, пешком. Один из пограничников вызывается нас проводить. Мы шлёпаем по глиняной жиже, уворачиваясь от перегруженных телег и велосипедов. В лица людей мы стараемся не смотреть, так как некоторые из них ещё несколько минут назад готовы были разорвать нас на части за съёмку из машины. Около здания таможни толпится большая очередь. Первым стоит огромный парень с большим камнем в руках, и, без сомнения, он пустит его в дело, если кто-то попытается прорваться. Мы просим провожатого уточнить, как нам поставить штампы на документы и через несколько минут нас приглашают в боковую дверь и проводят мимо очереди в кабинет начальника. Оказавшись внутри, я сожалею, что не могу снять происходящее. Перед нами очень стильный, неожиданно вежливый офицер в военном берете, белых перчатках и отглаженной форме, с белоснежной улыбкой и аккуратными усиками.

Вход в суровую конголезскую таможню 

– Господа, прошу меня извинить, у меня дело буквально на минуту, – сообщает он на хорошем английском и выходит за дверь. В окно хорошо видна толпа и тот самый парень с камнем. Сквозь мутное стекло мы наблюдаем, как офицер, даже не поднимая рук (видимо, чтобы не пачкать перчатки), ногами нещадно колотит толпу. Его помощники орудуют дубинками. Буквально через полминуты порог заведения очищен. Парень с камнем издали сердито сверкает глазами. Всё это выглядит как сцена из кино, а начальник как ни в чем не бывало входит обратно и усаживается в кресло.

– Ещё раз добрый день, господа. Добро пожаловать в Демократическую Республику Конго! Как вам тут, кстати? – начинает он.

– Ну… э-э-э… вообще, интересно, – находясь под впечатлением от увиденного, отвечаю я. – Мы первый раз в ДРК, не терпится посмотреть вашу страну. Мы так много о ней слышали! – вхожу я во вкус.

– Отлично, – улыбается офицер, – давайте документы, я поставлю штампы.

Пока он штампует листы, я продолжаю рассказывать, как мы сюда попали и куда едем, при этом меня не покидает чувство глубочайшего сожаления – такие кадры пропали! Но обстановка не располагает к съёмкам, и вскоре, забрав готовые документы, мы прощаемся и через грязь и хаос отправляемся к машинам. В понимании многих прохождение границы – процесс, строго регламентированный и организованный. Но только не здесь. Через опущенную палку тощего гнутого шлагбаума нелегально просачиваются десятки людей. Достаточно солдату отвернуться, как сразу несколько человек пролезают под шлагбаумом. Если пограничник это видит, то бьёт палкой тех, кого может достать, а кто успевает проскочить – растворяется в толпе. Никто никого не преследует. Похоже, в Демократической Республике Конго нелегальное пересечение границы не является серьёзной проблемой.

Медленно продвигаемся среди телег со скоростью пешехода. Впереди снова КПП. Мы уже знаем, что будет дальше – сбор денег за проезд. Если местные платят символические суммы, то с иностранцев дерут по полной – около двадцати долларов с машины. На iOverlander я читал, что избежать поборов практически невозможно – вас просто не пустят. Платим, как он здесь называется, дорожный налог и отправляемся в сторону переправы. Нам известно, что последний паром отходит в пять вечера, и мы наверняка не успеем, но это неважно. В нас проснулся дух приключений, а в голове носится безрассудное «будь что будет».

Умиротворяющие вечерние виды Конго

К реке

Вскоре мы выезжаем на асфальтированную дорогу, и это большая неожиданность. Хотя у её появления есть вполне логичное объяснение – это национальное шоссе № 1, ведущее до Лубумбаши и дальше до границы с Замбией. Впрочем, нам почти сразу приходится свернуть на глиняный просёлок R111 в сторону переправы. На протяжении всего пути мы рассматриваем встречный транспорт – более ушатанных машин никто из нас не встречал. У большей части из них нарушена геометрия кузова, помяты крыши, не закрываются капоты и багажники, подвязаны скотчем и верёвками бамперы, зеркала, крылья… Машины категорически перегружены тюками и людьми. С интересом мы считаем остановившихся из-за поломок. В среднем получается около десяти в час. Видно, что некоторые стоят тут долго – у кого-то отвалилось колесо, у кого-то привод, несколько человек ковыряются в двигателях...

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Обновлённая LADA 4x4. По канавам и святым местам Обновлённая LADA 4x4. По канавам и святым местам

Краткое описание обновлений LADA 4х4 занимает не больше абзаца

4x4 Club
9 абсурдно длинных киносмертей 9 абсурдно длинных киносмертей

В процессе умирания киногерои умудряются совершить больше, чем люди за всю жизнь

Maxim
Skoda Karoq 4x4. Квартет под управлением электроники Skoda Karoq 4x4. Квартет под управлением электроники

Знакомство с новой версией кроссовера

4x4 Club
«С тобой так хорошо» и еще 10 фраз, которые важно говорить близким «С тобой так хорошо» и еще 10 фраз, которые важно говорить близким

Не секрет, что маленькие слова обладают огромной силой

Psychologies
Chery Tiggo 8. Обсуждение деталей Chery Tiggo 8. Обсуждение деталей

Одно из свойств памяти – внезапный возврат к какому-нибудь странному событию

4x4 Club
«В России любят миловать»: как Регина Тодоренко потеряла десятки миллионов рублей, но завоевала тысячи новых подписчиков «В России любят миловать»: как Регина Тодоренко потеряла десятки миллионов рублей, но завоевала тысячи новых подписчиков

Как быстрые и правильные шаги помогли Регине Тодоренко восстановить репутацию

Forbes
Mercedes-Benz GLK. И пусть вам повезёт! Mercedes-Benz GLK. И пусть вам повезёт!

Компактный, комфортный, надёжный, относительно простой и недорогой

4x4 Club
От Уолта Диснея до Стива Джобса. Почему главные проекты ХХI века зародились в обычных гаражах От Уолта Диснея до Стива Джобса. Почему главные проекты ХХI века зародились в обычных гаражах

Отрывок из книги Луис Ортега Говела «Гараж» о культовых героях XX-XXI века

Forbes
Саркофаг из Гамхуда Саркофаг из Гамхуда

История саркофага из Гамхуда

Дилетант
Перовскитные солнечные батареи выдержали 1800 часов термического стресса Перовскитные солнечные батареи выдержали 1800 часов термического стресса

Защитное покрытие может повысить термическую стабильность солнечного элемента

N+1
Орудия пыток Орудия пыток

Для допросов с применением пыток были придуманы самые разные приспособления

Дилетант
Что там, в Что там, в

Проблемы первого года брака и как все это пережить

Cosmopolitan
Железные дороги победы Железные дороги победы

Какую роль играли железные дороги во Второй мировой войне

Дилетант

Аналитик рассказывает об экономических пузырях, которые обрушили мировые рынки

Esquire
Почему Эр-Рияд сократил добычу еще на 1 млн баррелей: взгляд из Москвы Почему Эр-Рияд сократил добычу еще на 1 млн баррелей: взгляд из Москвы

Решение Саудовской Аравии сократить добычу нефти связано с политической игрой

Forbes
«Паллиативная помощь — это медленный танец». Монологи сотрудников детского хосписа «Паллиативная помощь — это медленный танец». Монологи сотрудников детского хосписа

Монологи о том, каково это — помогать неизлечимо больным детям

СНОБ
Без косметики и укладки: самые честные звездные селфи на карантине Без косметики и укладки: самые честные звездные селфи на карантине

Знаменитости расслабились и предстали перед поклонниками в естественном виде

Cosmopolitan
Идем за синей птицей: орнитология с фотоаппаратом Идем за синей птицей: орнитология с фотоаппаратом

Бердвотчинг мог бы стать одним из главных туристических ресурсов Белого моря

National Geographic
Русская чайная машина братьев Баташевых Русская чайная машина братьев Баташевых

В 1909 году Тулу взбаламутили слухи о проезде через город императорской семьи

Караван историй
Что посеешь: научные факты о мужском семени Что посеешь: научные факты о мужском семени

Как много вы знаете об этих смешных извилистых клетках?

Популярная механика
Пластик в океане оказался угрозой для главной фотосинтезирующей бактерии планеты Пластик в океане оказался угрозой для главной фотосинтезирующей бактерии планеты

Пластик снижает продуктивность цианобактерий и нарушает их фотосинтез

N+1
Робот-шпион внедряется в семью квокк и следит за малышом: милое видео Робот-шпион внедряется в семью квокк и следит за малышом: милое видео

Австралийские квокки подружились с сородичем-роботом

National Geographic
Алкогений: Уинстон Черчилль Алкогений: Уинстон Черчилль

Жизнь Черчилля — редкий пример счастливого и мирного алкоголизма

Maxim
Обман зрения: как популярные оптические иллюзии дурят наш мозг Обман зрения: как популярные оптические иллюзии дурят наш мозг

Оптические иллюзии - это прямое подтверждение того, что наш мозг чертовски ленив

Популярная механика
Аманда Штерс: Святые земли Аманда Штерс: Святые земли

Отрывок из популярного романа Аманды Штерс о поисках гармонии

СНОБ
Мир никогда не будет прежним. Почему надежды на потрясение основ мира пандемией преувеличены Мир никогда не будет прежним. Почему надежды на потрясение основ мира пандемией преувеличены

Человечество слишком инертно, чтобы резко меняться даже под воздействием шока

СНОБ
Правила жизни Джорджа Клуни Правила жизни Джорджа Клуни

Правила жизни актера, лауреата премий «Оскар» и «Золотой глобус» Джорджа Клуни

Esquire
Космический мусор предложили побороть орбитальными налогами Космический мусор предложили побороть орбитальными налогами

Плата за вывод спутников в космос поможет контролировать космический мусор

N+1
Президент в законе. Петр Порошенко и 19 уголовных дел Президент в законе. Петр Порошенко и 19 уголовных дел

Чем Порошенко заинтересовал правоохранительные органы на этот раз

СНОБ
Как обладание вещами крадет ваше время Как обладание вещами крадет ваше время

Отрывок из книги самого известного японского минималиста Ямио Сасаки

СНОБ
Открыть в приложении