Как я живу после психоза и комы: откровенная история от первого лица

Ошибочный диагноз и варварский способ лечения разделили ее жизнь на до и после

CosmopolitanРепортаж

Как я живу после психоза и комы: откровенная история от первого лица

В 26 лет у нашей героини было всё: прекрасное образование, интересная работа, собственная квартира, купленная в ипотеку, друзья и множество увлечений. А потом у нее случился психоз. Ошибочный диагноз и по-настоящему варварский способ лечения разделили ее жизнь на до и после. Потом были почти 10 лет поисков правильного лечения, почти 100 килограммов лишнего веса и новые заболевания, спровоцированные не болезнью, а тем, как ее пытались лечить.

Моя история – это история череды неудач и врачебных ошибок. Она о том, что мир несправедлив. О том, что наше будущее не определено и наш контроль над жизнью неполный. О том, что жизнь может поделиться на до и после. О том, что никто не знает, что будет завтра.

У меня психическое расстройство. Я заболела почти 10 лет назад: в январе 2010 года, практически сразу после того, как мне исполнилось 26 лет. В тот момент я весила 55 килограммов, вела довольно активный образ жизни, работала программистом в компании – системном интеграторе, жила самостоятельно одна и уже два года как платила ипотеку за квартиру, которую сама себе купила. Но это всё было до, и теперь мне кажется, что в какой-то другой жизни с другим человеком, у которого были золотая медаль, красный диплом, престижная работа, куча друзей, поклонники и мечты о блестящем будущем.

Началось все внезапно: у меня появился бред. Мне стало казаться, что я вижу знаки, что за мной следят, что обо мне пишут везде в интернете, говорят по радио и телевизору, что я могу читать мысли других людей и общаться с инопланетянами, что в окружающих меня людей кто-то вселяется. Психоз развился за неделю, я практически совсем перестала спать и есть, и начались небольшие слуховые галлюцинации. Подруги распознали у меня неадекватность и позвонили моим родственникам, которые приехали из другого города и по скорой отправили меня в местный психоневрологический диспансер. Меня заставили подписать бумагу о добровольном согласии на лечение.

Первые три дня я лежала в психушке, привязанная к кровати и в памперсе. Медсестры приносили мне еду и кололи какие-то лекарства, врач появилась только на второй день. После беглого осмотра мне поставили диагноз «шизоаффективное расстройство по смешанному типу». Что интересно, никто в моей семье не страдал от психических расстройств, я была абсолютно не в теме, возможно, поэтому на этапе вхождения в психоз не поняла, что со мной происходит.

Поскольку я была не в себе и мой психоз усугублялся, врач вызвал моих родственников и предложил им провести мне лечение, которое нигде в мире уже не используется, только в России. Это так называемая инсулино-коматозная терапия. Она заключается в том, что человеку вводят лошадиную дозу инсулина, пока он не теряет сознания. Выводят из гипогликемической комы не менее лошадиной дозой глюкозы. У этой терапии нет научного обоснования: почему она работает, науке не известно. Но ИКТ помогает от психоза достаточно стремительно, и не нужно человека держать в диспансере на галоперидоле месяцами. Родные то ли не хотели со мной возиться, то ли пожелали мне добра, и мама подписала согласие на это лечение, за которое еще по тем временам больница (муниципальная) взяла круглую сумму денег.

Мне сделали 16 инсулиновых ком. Поначалу я переживала их достаточно тяжело, кричала и билась в судорогах, теряя сознание и приходя в себя.

Помню, один раз я пришла в себя и осознала, что вцепилась зубами в кофту медсестры и пытаюсь от нее отбиться, когда она меня успокаивала. Ну, если можно попытки крепко держать мои руки и крики: «Отпусти мою кофту!» - считать попыткой меня успокоить. После комы ужасно хотелось есть: я съедала две большие порции больничный еды, сверху добавляла еще пару бутербродов и сладкий чай. Возможно, эти скачки гормонов в моем организме и привели к тому, что после выхода из больницы я сразу же стала набирать вес.

Отчетливо помню, что врач меня за время пребывания в больнице, вызвала к себе всего 2-3 раза на 10-15 минут. Но основании этих встреч и отчетов медсестер составлялась моя история болезни. Также отчетливо помню, как от лекарств я не могла справлять нужду в местном туалете: у меня отключилась часть мозга, которая отвечала за облегчение соответствующих органов. Я могла просидеть на унитазе час, пока продукты моей жизнедеятельности не начинали покидать организм сами. Помню, как в один из дней, когда я не могла облегчиться по-крупному уже неделю, мне делали клизму прямо в коридоре на глазах у остальных пациенток. Еще помню очереди в душевую, где горячая вода заканчивалась практически мгновенно. Нам не разрешали носить пояса и иметь среди личных вещей острые предметы. Помню, как мне на ночь давали снотворное, и я засыпала в палате, где круглосуточно не выключался свет, наблюдая за соседками. Моими собеседницами были девушки-наркоманки и алкоголички, которые убирали больницу за сигареты, выдаваемые им санитарками.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Держись, малыш! 8 способов заставить его не кончать как можно дольше Держись, малыш! 8 способов заставить его не кончать как можно дольше

«И это всё?» — мы никогда не произносим эту фразу, но временами так думаем

Cosmopolitan, ноябрь'19
Голый человек на голой земле Голый человек на голой земле

За что «неправильный» писатель получил Нобелевку

Русский репортер, октябрь'19
Нобелевская премия по литературе-2019: за что получили награду Ольга Токарчук и Петер Хандке Нобелевская премия по литературе-2019: за что получили награду Ольга Токарчук и Петер Хандке

Почему победили Ольга Токарчук и Петер Хандке — и почему это хорошие новости

Esquire, октябрь'19
Ранняя менопауза: 5 признаков, о которых должна знать каждая женщина Ранняя менопауза: 5 признаков, о которых должна знать каждая женщина

Рассказываем, что такое ранняя менопауза

Women’s Health, октябрь'19
Правила здорового сна: уберите от кровати гаджеты и яблоки Правила здорового сна: уберите от кровати гаджеты и яблоки

Удается ли вам спать достаточное количество часов?

Psychologies, апрель'18
«Прощай, моя куколка»: как Ален Делон пережил смерть возлюбленной Роми Шнайдер «Прощай, моя куколка»: как Ален Делон пережил смерть возлюбленной Роми Шнайдер

Они понимали какими болезненными могут быть поцелуи

Cosmopolitan, октябрь'19
Месть: откуда берется навязчивое желание наказать обидчика Месть: откуда берется навязчивое желание наказать обидчика

Жажда мести — древнейший инстинкт, который зачастую создает нам массу проблем

Men’s Health, октябрь'19
Опознание врага. Кто и почему в России репрессирует невиновных Опознание врага. Кто и почему в России репрессирует невиновных

Подтверждение приговора Константину Котову и задержание очередных заложников

СНОБ, октябрь'19
Как Siri помогает нам в повседневной жизни Как Siri помогает нам в повседневной жизни

Книга журналиста Брайана Мерчанта вошла в шорт-лист премии «Книги года»

СНОБ, октябрь'19
Бережный режим Бережный режим

Какие привычки нужно изменить, чтобы сэкономить на воде, тепле и электричестве

Лиза, октябрь'19
5 закусок, которые помогут дожить до обеда без страданий 5 закусок, которые помогут дожить до обеда без страданий

Найди среди этих пяти закусок любимые и начни собственную войну с голодом

Men’s Health, октябрь'19
Самые запоминающиеся фото об экологических проблемах мира 2019 года Самые запоминающиеся фото об экологических проблемах мира 2019 года

Лучшие работы фотоконкурса Environmental Photographer — 2019

Forbes, октябрь'19
Какой шуруповерт лучше для ледобура: 6 надежных моделей Какой шуруповерт лучше для ледобура: 6 надежных моделей

Облегчить бурение лунок позволит шуруповерт

CHIP, октябрь'19
Все, что вам нужно знать о ретроградном Меркурии Все, что вам нужно знать о ретроградном Меркурии

Рассказываем, как наука объясняет феномен «Меркурия в ретрограде»

Vogue, октябрь'19
Чем пахнут динозавры и Польша: основатель бренда Perfume Sucks о том, как быть панком в парфюмерии Чем пахнут динозавры и Польша: основатель бренда Perfume Sucks о том, как быть панком в парфюмерии

Почему за ароматами производства искусственного интеллекта — будущее

Forbes, октябрь'19
В Таиланде поймали четырехметровую кобру, ускользающую от преследователей по канализации В Таиланде поймали четырехметровую кобру, ускользающую от преследователей по канализации

Гигантскую королевскую кобру обнаружил рядом с жилым комплексом охранник

National Geographic, октябрь'19
«У нас разные пути, но мы остаемся братьями»: принц Гарри впервые рассказал о конфликте с братом Уильямом «У нас разные пути, но мы остаемся братьями»: принц Гарри впервые рассказал о конфликте с братом Уильямом

Что не поделили между собой представители молодого поколения Виндзоров

Forbes, октябрь'19
Как мать троих детей стала одним из главных строителей складов и почему среди ее партнеров сын Золотова Как мать троих детей стала одним из главных строителей складов и почему среди ее партнеров сын Золотова

При чем здесь квантовые технологии и Росгвардия?

Forbes, октябрь'19
Консультант сериала «Триггер» Сергей Насибян: Психотерапевт должен быть аморален Консультант сериала «Триггер» Сергей Насибян: Психотерапевт должен быть аморален

Методика психолога Сергея Насибяна

СНОБ, октябрь'19
ЦБ ослабляет особую защиту ЦБ ослабляет особую защиту

Неквалифицированные инвесторы сохранят возможность вложений в иностранные активы

РБК, октябрь'19
Кластеров много не бывает Кластеров много не бывает

В России постепенно формируются инновационные кластеры

Эксперт, октябрь'19
Анна Плетнева: «Меня заводит отправлять откровенные фото» Анна Плетнева: «Меня заводит отправлять откровенные фото»

Певица Анна Плетнева откровенно о сексе без любви

StarHit, октябрь'19
Борт iFly за один рейс подешевел втрое Борт iFly за один рейс подешевел втрое

Счетная палата сообщила о коррупционных рисках в работе таможенной службы

РБК, октябрь'19
Художественный промысел Художественный промысел

Хотите стать коллекционером, но не знаете, с чего начать?

AD, ноябрь'19
Диана Вишнева: «Я не приветствую эпатаж ради моды и трендов» Диана Вишнева: «Я не приветствую эпатаж ради моды и трендов»

Какие перемены нужны русской школе балета и чего ждать от молодого поколения

Grazia, октябрь'19
Кузнецов своего счастья Кузнецов своего счастья

Александр Кузнецов — об осенних премьерах, свободе, тайм-менеджменте и роке

Vogue, ноябрь'19
Роскошь, приносящая деньги: каким премиальным брендам удастся выжить Роскошь, приносящая деньги: каким премиальным брендам удастся выжить

Чтобы выжить в замедляющемся рынке, компаниям сегмента luxury нужны реформы

Forbes, октябрь'19
Отмычка для миллиардера: как русское искусство используют для попадания в высшее общество на Западе Отмычка для миллиардера: как русское искусство используют для попадания в высшее общество на Западе

Как экспорт культурных ценностей помогает русским бизнесменам вести бизнес

Forbes, октябрь'19
«Я меняю систему изнутри» «Я меняю систему изнутри»

Вне сцены Сергей Полунин — скромный человек, но амбиций не скрывает

OK!, октябрь'19
Джокер, Терминатор и русская эротика: 10 главных фильмов октября Джокер, Терминатор и русская эротика: 10 главных фильмов октября

Выбрали десять картин, которые точно стоят внимания

Forbes, октябрь'19