По мере роста городов, мегаполисы будущего представлялись пугающим местом

EsquireНаука

Урбанистика

По мере того как росли города, люди начинали их бояться. Мегаполисы будущего представлялись пугающим местом: гетто, бегство среднего класса, уличное насилие, неуправляемая молодежь.

К началу ХХ века страх больших городов, сформировавшийся с началом индустриализации, достигает своего пика. Каким представляли большой город в 1900-х? Трущобы, антисанитария и вместе с ними болезни, преступность, проституция; промышленные отходы, межрасовые браки и гомосексуальность – видение больших городов будущего ужасает литераторов и философов, они в один голос говорят о грядущем конце цивилизации, ее упадке и вырождении.

В период между двумя мировыми войнами озвученные выше проблемы рассматривали с двух точек зрения: функциональной и политической. Функционалисты всех мастей – представители баухауса, конструктивизма, американского ар-деко – стремились к созданию того или иного варианта «зеленого города», с широкими проспектами, залитыми солнцем, с доступом к свежему воздуху. Однако большинство этих проектов и градостроительных планов так и остались на бумаге. С одной стороны, они требовали радикального переустройства, с другой – была неясна их экономическая выгода, застройщиков и без того все устраивало. Изменить положение вещей смог только Роберт Мозес – человек, у которого были и страсть к переустройству города, и капитал, и политическое влияние. Мозес меняет облик Нью-Йорка: сносит трущобы, строит жилые комплексы и мосты, курирует возведение главных нью-йоркских небоскребов и стремительно богатеет.

Вскоре после Второй мировой Мозес получил почти безраздельный контроль над планировкой и архитектурой Нью-Йорка, города, на который все чаще оглядывались и другие мегаполисы мира. Одно из самых символичных детищ Мозеса, своего рода символ послевоенного мирового порядка – штаб-квартира ООН на Манхэттене, на берегу пролива Ист-Ривер. Окна двух брутальных небоскребов, Генассамблеи и Совета Безопасности, выходят на другой проект Мозеса – так называемую магистраль Рузвельта, шестиполосное шоссе, где не только нет места для пешеходов, но даже поначалу было запрещено автобусное движение.

В 1980-х с ростом могущества корпораций страх большого города ближайшего будущего трансформируется. Теперь этот мрачный, опустевший мегаполис освещают не фонари – они давно разбиты, а костры, разведенные в жестяных бочках в переулках, и обилие неоновой рекламы. Город огромен – он простирается на сотни километров – и обязательно носит футуристическое название, что-нибудь вроде Нео-Токио или Мега-Сити 1. Здесь всегда темно, дует ветер и идет ядовитый дождь. Ночь принадлежит боевикам молодежных банд, воюющих за территорию и употребляющих синтетические наркотики.

Сейчас такая картина выглядит достаточно нелепой (и в определенной степени романтической), но лет 30-40 назад подобные картины урбанистического будущего были популярны не только в фантастике, но и в прогнозах экспертов. К концу XX века западный мир охватил ужас перед будущим все растущих городов. По мере того как средний класс переезжал в благоустроенные пригороды, так называемый «внутренний город» – старые центральные районы – доставался нищим и превращался в гетто. Попытки архитекторов и городских властей повлиять на ситуацию проваливались – например, социальный жилой комплекс Пруитт-Айгоу в Сент-Луисе, спроектированный как утопический квартал будущего, быстро превратился в настолько безнадежный рассадник криминала, что всего через 20 лет после открытия его пришлось расселить и ко всеобщему облегчению снести.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Прощай, оружие Прощай, оружие

История Виктора Бута, возможно, самого известного торговца оружием

Esquire
Интим предлагать Интим предлагать

Когда женщина выбирает отношения без обязательств

Лиза
Юркие люди Юркие люди

Своих героев Анна Лужбина называет юркими людьми

Esquire
Синтетическое калибровочное поле вынудило звук преломляться отрицательно Синтетическое калибровочное поле вынудило звук преломляться отрицательно

Физики продемонстрировали отрицательное преломление звуковых волн

N+1
Общество Общество

Захар Прилепин – о том, почему после 1990-х страна ждала от нулевых большего

Esquire
Вызов принят Вызов принят

Ирина Горбачёва была номинирована дважды: как «Главный герой» и в «Паре года»

OK!
Глава 1: Москва Глава 1: Москва

Ты говорил, город – сила. А здесь слабые все

Esquire
Какое место человек занимает в пищевой цепи Какое место человек занимает в пищевой цепи

Правильно ли считать, что человек находится на вершине пищевой цепи?

Популярная механика
Марк Цукерберг Марк Цукерберг

Правила жизни создателя Facebook Марка Цукерберга

Esquire
Маски сброшены: как музеи восстанавливают шедевры с помощью новых технологий Маски сброшены: как музеи восстанавливают шедевры с помощью новых технологий

Последние технологии для атрибуции, диагностики и реставрации шедевров

Forbes
VIP деятельности VIP деятельности

Дмитрий Брейтенбихер о том, как банки перестраиваются в цифровом мире

Esquire
43 м² 43 м²

Цветовая гамма в квартире оттеняет живопись из коллекции хозяйки

AD
Неореализм Неореализм

Киану Ривз, человек в Голливуде, который нравится абсолютно всем

Esquire
Правило № 69: Вот тебе под ушки белые подушки Правило № 69: Вот тебе под ушки белые подушки

Алексей Ситников объясняет, что внутри у подушки безопасности — деньги

Tatler
Бритни Спирс Бритни Спирс

Правила жизни Бритни Спирс

Esquire
Полюбить эпик фейлы: как сделать ошибку лучшим другом на пути к успеху Полюбить эпик фейлы: как сделать ошибку лучшим другом на пути к успеху

Страх — это всего лишь эмоция, но она может стать серьезным препятствием

Cosmopolitan
Искусственный интеллект Искусственный интеллект

Человек начал бояться восстания роботов еще до того, как научился их создавать

Esquire
Идет игра Идет игра

Если виртуальная реальность это будущее, для игроков в онлайн-игры оно наступило

Vogue
В натуре разборки В натуре разборки

Что происходит с косметической империей бизнесмена Андрея Трубникова?

Esquire
«К 30 годам каждый мужчина должен стать трусом»: военный в отставке – о мужском характере «К 30 годам каждый мужчина должен стать трусом»: военный в отставке – о мужском характере

Хочешь быть крутым парнем — не надо заводить семью

National Geographic
Александр Сокуров Александр Сокуров

Правила жизни Александра Сокурова

Esquire
Перестают спать и умирают: ужасная болезнь, которую не умеют лечить Перестают спать и умирают: ужасная болезнь, которую не умеют лечить

Симптомы заболевания кошмарны, лечения от нее нет, а прогноз неутешителен

Cosmopolitan
20 вещей, которые могут тебе пригодиться в постели 20 вещей, которые могут тебе пригодиться в постели

Объекты и явления, при помощи которых твой секс будет еще великолепнее

Maxim
Немецкие физики сообщили о возможном открытии тетранейтрона Немецкие физики сообщили о возможном открытии тетранейтрона

Группа физиков сообщила об обнаружении частицы, состоящей из четырех нейтронов

N+1
Госпиталь на карантине Госпиталь на карантине

Зачем сносить и заново строить инфекционные лечебницы

Forbes
Чем лечили людей до изобретения антибиотиков Чем лечили людей до изобретения антибиотиков

Как известно, пенициллин открыли только в 1928 году. Чем лечили до этого?

Популярная механика
Экземпляр единственный Экземпляр единственный

Потери авиации на советско-германском фронте в июне — июле 1941 года

Дилетант
Милые нахлебники: тренд с животными из TikTok, которые снизят твою тревожность (видео) Милые нахлебники: тренд с животными из TikTok, которые снизят твою тревожность (видео)

Ученые сказали, что мимимишные ролики с животными снижают уровень стресса

Playboy
История компании «Ценципер» История компании «Ценципер»

От культовой реновации Парка Горького до фотовыставок в «Пятерочке»

Inc.
Телескопы с жидким зеркалом: как это работает Телескопы с жидким зеркалом: как это работает

Есть ли у «жидких ртутных телескопов» будущее?

Популярная механика
Открыть в приложении