Российские компании уверенно чувствуют себя в сфере экологии

ЭкспертБизнес

Зеленый океан стратегий

Российские компании уверенно чувствуют себя в сфере экологии. За счет разнообразных проектов и бизнес-стратегий им удается и зарабатывать на «зеленых» технологиях, и воплощать в них свои идеалы

Анастасия Матвеева, Вера Краснова

Экология становится ценностью для бизнеса не только в гуманитарном, но и в буквальном, финансовом смысле слова.

«Экологически чистые технологии дешевле классических при правильном подходе» — это утверждение Александра Мельниченко, управляющего тепличного комплекса ГК «Мое лето», можно назвать если и не типичным для современного среднего бизнеса, то уж точно знаковым, обозначающим долгосрочный тренд.

«Во всех своих проектах мы ориентируемся на эффективность для бизнеса, поэтому очень внимательно оцениваем и экологические инициативы с этой точки зрения», — сообщили нам в компании S7 Airlines, которая занимает 16-ю строчку в мировом рейтинге Atmosfair самых экологичных авиаперевозчиков.

«Экологические проекты могут принести дополнительную прибыль за счет более эффективного использования ресурсов, — уверен Тарас Кожанов, заместитель директора Сернурского сырного завода. — Вкладываешься в дополнительные основные средства, а потом их окупаешь — обычная история про бизнес и окупаемость инвестиций».

Впрочем, было бы несправедливо считать их мотивы исключительно прагматичными. Скорее их практичность обусловлена особым чувством ответственности в части безопасности своих действий для окружающей среды.

«Как видит свою задачу в области экологии средний бизнес? Главное для него — не взять на себя лишних обязательств, но при этом выбрать то, что существенно и на что действительно влияет их бизнес-модель, — полагает Светлана Герасимова, руководитель Школы КСО и устойчивого развития ММВШБ МИРБИС. — Если твоя компания использует воду и загрязняет ее, решать нужно этот вопрос — это значимая зона ответственности, ее невозможно подменить, например, социальными акциями. Для многих настоящих предпринимателей это связано с личными мотивами, поскольку они сами живут в этих городах, воспитывают там своих детей и хотят, чтобы там была среда развития, хотят передать им нормальный устойчивый бизнес — и эти вопросы для них важны, ведь все, что поддерживается обществом и не вредит экологии, является в перспективе более устойчивой моделью развития бизнеса».

Правда, в отличие от ответственного бизнеса, весьма последовательного в своих действиях в сфере экологии, другой ключевой агент поддержания экологической безопасности — государство — судя по всему, пока с трудом выстраивает адекватную политику в этой области. Особенно ярко это проявляется в регулировании такой отрасли, как сбор и утилизация отходов, о чем рассказывали наши респонденты (см. «Купим много стеклобоя», стр. 47; «Безотходное ресторанное дело», стр. 44; «Кому мешают московские дворники», стр. 55; «Рыцарь мусорного дела», стр. 58).

Но предприниматели не унывают. Источником вдохновения для них служит их дело, которое благодаря «зеленым» проектам приобретает дополнительный смысл и, что не менее важно, обретает новые возможности.

Отходы — новое сырье

Неудавшаяся пока мусорная реформа показала, что для успеха дела следует переломить представление о мусоре исключительно как о бесполезных отходах. Впрочем, такой взгляд на содержимое мусорных баков, стоящих в наших дворах и на промышленных площадках, характерен не для всего общества, а для его части — обывателей и властей предержащих. А вот у бизнеса такой проблемы нет. Предприятия готовы зарабатывать и на сборе, и на сортировке мусора, и на его переработке во вторсырье.

«Мы хорошо зарабатываем на отходах, — говорит Андрей Филоненко, гендиректор компании “Экоокна групп”, выпускающей пластиковые стеклопакеты. — У нас на производстве образуются обрезки пластика, стеклобой, бумага и картон, пленка, металлолом. Раньше мы их сдавали на утилизацию, за деньги, а сейчас продаем. Обрезки пластика у нас покупает производитель профиля Veko и наш поставщик — ему для переработки во вторсырье нужен только свой собственный пластик, так что получается замкнутый цикл. Всего мы зарабатываем на отходах не меньше одного процента от выручки, не инвестируя ничего». Действительно, зачастую для того, чтобы получить «мусорный» доход, не требуется дополнительных инвестиций, а только организационные усилия. Это не обязательно эффект от продаж, но от экономии. На Селенгинском целлюлозно-картонном комбинате не так давно догадались перевести золошлаки из категории «отходы» в категорию «сырье», и вместо того, чтобы платить за утилизацию, стали отдавать их расположенному неподалеку цементному заводу. А в московском аэропорту Домодедово подсчитали — и организовали совместно с авиакомпанией S7 сортировку мусора, остающегося после обслуживания рейсов: снек-боксы, касалетки, пластиковые приборы — всего около полутора тонн в день. Отсортированные отходы — а это 30–40% всего мусора — прессуются и отправляются в переработку за деньги. Но даже вместе с этими деньгами компания экономит около 30% на оплате услуг мусорного полигона. В дальнейшем аэропорт планирует включить в программу все авиакомпании и довести объем сортировки до 70% за счет включения пищевых отходов.

Пример прагматичного подхода к экологии показывает пивоваренная компания «Балтика», затратившая 60 млн рублей на установку контейнеров для раздельного сбора мусора в 50 городах России. Благодаря этой инвестиции компания перевыполняет установленный для производителей товаров норматив по сбору отходов по видам упаковки (ПЭТ, алюминий, стекло и картон) и благодаря этому освобождается от необходимости уплаты экосбора.

Многие компании готовы инвестировать в собственную переработку отходов, создавая таким образом замкнутый цикл производства и получая двойную выгоду — от экономии на утилизации отходов и дополнительного дохода от продажи побочного продукта. «Сады Придонья», например, даже привлекли стороннего инвестора, чтобы наладить производство комбикормов премиального качества из фруктово-овощных выжимок — отходов сокового производства. «Свыше 95 процентов объема производственных отходов попадают на вторичную переработку, что практически исключает негативное влияние на окружающую среду», — заявляет президент группы компаний «Сады Придонья» Андрей Самохин.

А в группе агропредприятий «Ресурс» внедрили технологию напольного содержания цыплят-бройлеров, используя в качестве подстилки дробленую солому и лузгу подсолнечника. В результате вместо жидкого помета в условиях клеточного содержания птицы, который был фактором биологического загрязнения окружающей среды, образовалось вторсырье для переработки в удобрение на собственных пяти перерабатывающих комбинатах. Но для этого потребовалось инвестировать в специальное оборудование, поскольку раньше удобрения они не выпускали.

Собственная переработка отходов во вторсырье может давать и просто значительную экономию на закупках.

В компании «Сибирское стекло» рассказали, что могли бы на десятки процентов снизить стоимость сырья за счет использования переплавленного стеклобоя, но его невозможно купить на рынке в достаточном объеме, поэтому компания начала инвестировать в организацию раздельного сбора мусора и готова построить собственный сортировочный завод. А производитель строительных материалов «Технониколь», строивший с нуля заводы по производству теплоизоляции из полистирола, добровольно принял отраслевые стандарты, по которым переработка отходов производства и строительного мусора на линиях включена в технологию. В итоге собственное вторсырье обходится предприятиям на 10% дешевле закупаемого первичного пластика.

Правда, пример «Технониколя» не всем может показаться убедительным. Как нам рассказали в «Корпорации Экополис», выпускающей вторичный пластик из отходов электроники, многие из их потенциальных покупателей не считают экономию на сырье в 10–15% заслуживающей внимания и по этой причине отказываются от использования в своем производстве вторсырья. Но, во-первых, это говорит лишь о недостаточной зрелости рынка, когда производители не готовы совершать элементарные телодвижения, например подстраивать технологии под использование вторсырья и учиться производить конечный продукт без потери качества, не говоря о дополнительных инвестициях. Во-вторых, не факт, что перед этой незрелостью следует отступать. Очевидно, здесь предприниматель должен проявить такое качество, как способность к визионерству.

Ни для кого не новость, что предвидение новых тенденций на рынке иногда заставляет бизнесменов действовать на опережение, даже жертвуя текущими доходами. В нашем портфеле бизнес-историй такую готовность демонстрируют компании Finn Flare, «Бинолоджи» и упомянутая «Корпорация Экополис».

Производитель одежды Finn Flare в прошлом году вывел на рынок новую коллекцию женских курток: ткань, из которой они пошиты, произведена из переработанных пластиковых бутылок. И хотя, по словам президента компании Ксении Рясовой, новая продукция не пользуется большим спросом среди покупателей (доля в продажах составляет не более пяти процентов), компания прогнозирует рост рынка ответственного потребления и рассчитывает встретить эту волну полностью готовой. «Если мы не начнем заниматься этим сейчас, то через десять лет окажемся за бортом модного рынка», — говорит Ксения Рясова и добавляет, что уверена: через лет десять доля экоколлекции вырастет как минимум до 40%.

Что касается компании «Бинолоджи», то она выпустила на рынок, пожалуй, еще более экзотический продукт — умную урну для сбора отходов. Разработка сделана в преддверии «мусорной» реформы, но даже с учетом этого рынок не готов иметь дело с контейнерами для мусора стоимостью более 300 тыс. рублей, хотя бы и начиненными искусственным интеллектом. Тем не менее производитель уверен, что его продукт по эффективности, функциональности и эстетике как нельзя лучше отвечает современным тенденциям в урбанистике и поэтому непременно окажется востребован.

Мотивом для инвестиций в «Корпорацию Экополис», созданную два года назад для переработки отходов электроники, было полное отсутствие на рынке современных комплексных перерабатывающих мощностей. Кроме того, ожидались изменения в законодательстве об утилизации мусора и, соответственно, рост спроса на услуги по переработке. Однако до сих пор мощности компании, отвечающие самым высоким отраслевым стандартам, недозагружены, поскольку на рынке доминируют серые переработчики. При этом в компании не оставляют надежды, что рынок будет «обелен», в том числе за счет законодательных мер.

Мощности «Корпорации Экополис» по переработке пластика, отвечающие самым высоким отраслевым стандартам, недозагружены

Технологический след

Если отойти от темы отходов, то еще несколько лет назад следование «зеленым» технологиям воспринималась многими бизнесменами как нишевая стратегия. Но сегодня, наоборот, для большинства очевидно, что это мейнстрим, причем не идейный, а в первую очередь производственный. Иными словами, находясь на острие новейших технологий, «зеленый» тренд позволяет бизнесу стать более конкурентоспособным.

Так, в ГК «Мое лето» рассказывают, что, выбирая голландскую технологию выращивания томатов, они убивали сразу двух зайцев: получали экологически чистый продукт и эффективную теплицу. «Срок окупаемости голландских технологий на полтора-два года меньше, по сравнению с классическими теплицами, где он составляет девять лет и более, — говорит Александр Мельниченко. — Суть технологии заключается в том, что для выращивания томатов не используют органический субстрат, его заменяют минеральной ватой. Минвату используют потому, что в органических субстратах, как правило, заводятся вредители и болезни, для уничтожения которых необходимо использовать пестициды и агрохимикаты. Применяя вату, можно заселить субстрат полезной микрофлорой и использовать простые удобрения, вносимые путем капельного полива с точным расчетом объема. Так мы выращиваем экологически чистый урожай». Еще один сельхозпроизводитель, ГАП «Ресурс», делится опытом использования такой «высокой» агротехнолонгии, как обработка почвы без ее распахивания (No-Till): это позволяет сохранять земельные ресурсы, предотвращая водную и ветровую эрозию почвы, и при этом получать высокие урожаи.

В промышленности вопрос экологии чаще всего связан с проблемой технических отходов, выбросов, стоков, очистку которых принято считать чисто затратной статьей. Но практика показывает, что это не всегда так. Для того чтобы получить экономический эффект от экологического инвестпроекта, компании используют метод превращения отходов или их части в ценный ресурс.

Например, в компании «Балтика» одним из самых крупных инвестпроектов за последние годы стало строительство биоочистных сооружений на заводах в Новосибирске, Ростове-на-Дону и Санкт-Петербурге. Там внедрена технология использования побочных продуктов очистки стоков — биогаза для производства тепловой энергии, что позволит экономить до восьми процентов закупок природного газа.

Селенгинский ЦКК с целью уменьшения вредных выбросов в атмосферу от сжигания угля приобрел биокотел, который работает на древесном топливе. Для комбината это возможность использовать собственные отходы — опилки, а также отходы всех лесопилок района. Кроме того, получен побочный экологический эффект: окрестные леса и овраги стали очищаться от гниющих опилок — их туда сваливали лесозаготовители. А в компании «Метхолдинг» своими силами разработали технологию изготовления смеси для закладки выработанных пустот шахты на комбинате «КМАруда». В основе смеси — переработанные хвосты обогащения, которые раньше складировались на поверхности.

Парадоксальную на первый взгляд картину, но абсолютно соответствующую общему экологическому тренду, демонстрируют компании-авиаперевозчики. Конкурентоспособность их бизнеса напрямую связана со снижением вредных выбросов в атмосферу. Это объясняется не только требованиями регуляторов, но и техническими характеристиками нового поколения самолетов. «Необходимо использовать новейшие модели воздушных судов, которые обеспечивают топливную эффективность и, как следствие, имеют низкий показатель эмиссии вредных выбросов», — поясняют в авиакомпании «Нордвинд». Такой же логики придерживаются в S7 Airlines. «На сегодняшний день мы единственная российская авиакомпания, в парке которой есть лайнеры Airbus A320neo и Airbus A321neo с улучшенными экологическими характеристиками. В зависимости от маршрута среднее сокращение расхода топлива составляет до двадцати процентов, что позволяет существенно уменьшить выбросы углекислого глаза в атмосферу, а площадь звукового следа на взлете на 50 процентов меньше, чем у воздушных судов предыдущего поколения».

Мощную синергию экологии и экономики дают прорывные решения в информационных технологиях. В компании Google рассказали, что последнее время создают энергоэффективные дата-центры — они потребляют на 50% меньше энергии, чем обычные, и при этом поставляют в три с лишним раза больше вычислительной мощности. А клиенты компании, которые переходят с локальных решений на G Suite, сокращают выбросы углерода до 85%. Все это удается благодаря применению в проектировании машинного обучения, которое заточено на принципы экономики замкнутого цикла.

Среди ставших уже привычными прорывных «зеленых» технологий — энергоэффективное строительство. Правда, оно интенсивно развивается на Западе и является одной из сильных сторон международных компаний. Но те постепенно переносят свой опыт и в Россию. Так, компания Henkel, построившая здесь десять заводов, модернизируя производственные площадки, использует энергоэффективные материалы, энергосберегающие световые решения, технологии рециркуляции тепла и воды. В компании L'Oreal, которая использовала технологии «зеленого» строительства на своем калужском заводе, подчеркивают, что, несмотря на затратность такого строительства, впоследствии это позволяет существенно экономить на электроэнергии. К тому же десять процентов энергии, потребляемой заводом в год, он получат от установленных солнечных панелей.

«Зеленые» стартапы

Особое место в развитии экологических технологий принадлежит «зеленым» стартапам. Само их появление — это веяние времени, когда техногенная нагрузка на природу и человека стала запредельной и для решения проблемы требуется участие широких слоев общества. Последнее, в частности, резко увеличивает спрос на «зеленую» продукцию: люди готовы сегодня покупать самые необычные товары и сервисы — от зеленой гречки и сухого шампуня до обустройства в офисах «вертикальных садов». Это дает начинающим предпринимателям шанс найти свободную рыночную нишу — реализовать то, что известно в бизнес-литературе под названием «стратегия голубого океана».

Один из таких кейсов принадлежит сибирской компании «Кедропласт», которая начала производить облицовочные панели из отходов — шелухи кедровой шишки, запекая ее при высокой температуре в собственной смоле — живице. В числе первых, кто использовал новую продукцию, были детсады, и там заметили, что в период ОРЗ и ОРВИ резко снизилась заболеваемость — на 60–70%. Оказалось, что панели выделяют фитонциды и другие вещества, благотворно влияющие на дыхательную и нервную системы. «Вряд ли это было целенаправленное движение с намеченным результатом, скорее поиск, пробы и оценка, — рассуждает Светлана Герасимова, рассказавшая нам эту историю. — Они пошли предпринимательским путем, попробовали — и вдруг получили такой эффект, который никто не прогнозировал. И вот вам новая модель, новый продукт, новая рыночная ниша — выход в пространство новых возможностей».

Впрочем, часто предприниматели сознательно идут в «зеленую» нишу, опираясь на актуальный рыночный тренд и собственную систему ценностей.

Например, на рынке появились компании, продающие услугу вертикального озеленения помещений, или так называемые вертикальные сады. В России один из таких проектов, Nature Walls, стартовал в прошлом году, его основатель Григорий Дьяченко говорит, что одним из его мотивов было желание скрасить унылую и неэкологичную обстановку в московских офисах. В то же время бизнес обещал быть доходным, так как рассчитан на премиальный ценовой сегмент: один квадратный метр таких садов стоит в среднем более 40 тыс. рублей, плюс обслуживание по договору — регулярный полив и обрезка. Интуиция предпринимателя не подвела: выручка за год выросла на сотни процентов, в текущем году рост продолжается такими же темпами. Предвидя в будущем замедление темпов роста, бизнесмен уже думает, как наладить поставки в Европу. Родина этого бизнеса — Франция, оттуда же Дьяченко ввозит качественный посадочный материал для садов, однако формирование композиций и их крепление на каркас — это российское производство, которое в силу низкой себестоимости делает конечный продукт конкурентоспособным на внешнем рынке.

Один квадратный метр вертикальных садов стоит в среднем более 40 тыс. рублей

Впрочем, внутренний рынок тоже может служить неплохой опорой для развития «зеленого» стартапа. Примером такой компании, причем ориентированной не просто на российские города, а с акцентом на глубинку, может служить сеть магазинов одежды секонд-хенд «Второе дыхание». Сеть развивается с 2014 года и насчитывает восемь магазинов в разных городах. Ее отличие от других магазинов похожего формата в том, что «Второе дыхание» активно занимается также организацией сбора и переработки ветхой одежды, количество которой растет у населения в геометрической прогрессии и достигает двух миллионов тонн в год. С одной стороны, эта деятельность, не подкрепленная инвестициями в соответствующие технологии, ложится огромным грузом на рентабельность бизнеса. С другой стороны, сбор и сортировка одежды на внутреннем рынке дали магазинам сети возможность расширить ассортимент за счет отечественного секонд-хенда и продвинуться в малые города, где обычный секонд-хенд не работает и где людям не по карману покупать импорт, даже подержанный. Что касается собственно утилизации ветоши, то компания не исключает, что ей удастся войти в программу расширенной ответственности производителя (РОП) и получать компенсацию за эту деятельность.

По словам Светланы Герасимовой, у подобных «странных» стартапов на самом деле больше возможностей, чем может показаться на первый взгляд. Одна из них связана с тем, что на финансовом рынке развиваются «зеленые» инвестиции и появились так называемые импакт-инвесторы. «Самому среднему бизнесу трудно выйти на этот рынок, хотя отдельные прецеденты есть. Появление так называемых ESG-инвесторов, импакт-инвесторов, определяющих устойчивость проектов и деятельности компании с социальной, экологической, корпоративной и даже этической точки зрения — это важная составляющая перехода бизнеса к новым экономическим моделям и внедрению инноваций», — уверена она.

Еще одна возможность для среднего бизнеса с выраженным «зеленым» оттенком обрести устойчивость — встроиться в международную цепочку поставок. Дело в том, что многие крупные компании обращают пристальное внимание на экологические стандарты работы своих поставщиков. «Сейчас российские компании стоят перед вызовом. Если они хотят входить в мировые цепочки поставщиков, мало просто выпускать хороший продукт, нужно понимать, какими стандартами регулируется отрасль, какие к ней требования. Иначе встроиться не получится, и это будет самым главным заградительным барьером», — полагает Светлана Герасимова. — К сожалению, у нас при проверке поставщиков задействуют только юридические и финансовые механизмы, не придавая особого значения соблюдению требований в области экологии, социального развития, корпоративного управления, и несоответствие значимым стандартам, инициативам, индексам может стать неприемлемым для будущих партнеров». И наоборот, если потенциальный поставщик отвечает требуемым параметрам экологичности, у него появляется дополнительный шанс получить сильного партнера. Например, в компании UPM, которая занимается комплексной переработкой лесных ресурсов и у которой несколько сотен поставщиков различного уровня, разработан «Кодекс поставщика», где объясняется, каким подходам должен соответствовать поставщик в лесотехнической отрасли, раскрываются ориентиры и правила игры в циклической экономике. Если же поставщик проходит этот чек-лист, то компания обучает его, помогая вписаться в цепочку.

В компании L'Oreal рассказали, что тщательно подбирали местных поставщиков при расширении своего калужского завода. При этом сами принципы «зеленого» строительства требуют, чтобы поставщики материалов и оборудования были расположены как можно ближе к зоне строительства объекта. И в итоге российскими оказались сэндвич-панели для здания, мембрана для крыши, металлоконструкции, бетон, пеноблоки.

Яркий пример отечественного интегратора проектов по производству продовольствия и товаров для экологичного образа жизни — розничная сеть «Вкусвилл». Стоит напомнить, что сама сеть начинала бизнес несколько лет назад как странный стартап, приверженный идее экологии в еде, а сегодня благодаря высокой динамике роста и достигнутым объемам задает стандарты значительной части пищевой отрасли и розничной торговли. Недавно было объявлено, что розничный оператор готовится к открытию магазинов в Нидерландах, а потом и в других странах Европы. Так что и для части его поставщиков «зеленая» цепочка может протянуться далеко на Запад.

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Левый уклон Левый уклон

Археологи нашли могилу знатного викинга, который, скорее всего, был левшой

Вокруг света
Пора отправиться на онлайн-свидание Пора отправиться на онлайн-свидание

Проверим, возможна ли любовь с первого скайпа

GQ
Любовь не в тренде Любовь не в тренде

Как цифровой век меняет привычные представления

Огонёк
Бумажный танк: как в СССР построили первый инкассаторский броневик Бумажный танк: как в СССР построили первый инкассаторский броневик

Разбег на рубль, удар на копейку

Maxim
Самые полезные и самые вредные продукты — знай врагов и друзей в лицо Самые полезные и самые вредные продукты — знай врагов и друзей в лицо

Почему одни продукты лучше выбросить, а другие — включить в ежедневный рацион

Cosmopolitan
Смирились с девальвацией Смирились с девальвацией

Население России извлекло уроки из прошлых кризисов

Эксперт
Доплата за переработку Доплата за переработку

Как мусорная реформа чуть не выбросила на свалку истории мелкие компании

РБК
Ангел и деним Ангел и деним

Настя Акатова открыла нам еще одно удивительно красивое женское место – пресс

Maxim
Арам Мнацаканов Арам Мнацаканов

Интервью с ресторатором и основателем Probka family Арамом Мнацакановым

Собака.ru
С военно-сакрального на русский С военно-сакрального на русский

РПЦ вот-вот откажется благословлять ракеты и начнет служить на русском языке

Огонёк
«Стрессов меньше не стало, просто теперь я их не заедаю» «Стрессов меньше не стало, просто теперь я их не заедаю»

История похудения

Худеем правильно
9 книг для тех, кому понравился «Ведьмак» 9 книг для тех, кому понравился «Ведьмак»

10 книг, которые не разочаруют поклонников жанра фэнтези

Maxim
Обманчивая стабильность. Чем чревата расслабленность правительства и ЦБ Обманчивая стабильность. Чем чревата расслабленность правительства и ЦБ

За 10 лет реальные располагаемые доходы населения росли опережающими темпами

СНОБ
Новая Альбина Новая Альбина

Альбина Джанабаева впервые снялась для «Домашнего Очага» и рассказала о себе

Домашний Очаг
Джордан Роуз Фрай: «Какой смысл в жизни без авантюр?!» Джордан Роуз Фрай: «Какой смысл в жизни без авантюр?!»

Американка Джордан Роуз Фрай о том, как ей дались съемки откровенных сцен

Grazia
Для чего нужен атлетический пояс и как его выбрать — отвечают фитнес-тренеры Для чего нужен атлетический пояс и как его выбрать — отвечают фитнес-тренеры

Рассказываем, для чего нужен атлетический пояс и как его выбрать

Cosmopolitan
От чего нейросети избавят мир От чего нейросети избавят мир

О каких вещах можно будет забыть в ближайшем будущем благодаря нейросетям?

Популярная механика
Лидер говорит: как заставить людей услышать вас Лидер говорит: как заставить людей услышать вас

Можно ли этому научиться быть лидером?

Psychologies
Ловко обманула Ловко обманула

Врать нехорошо, внушали нам с детства

Лиза
Кислородное голодание сделало крыс смелыми Кислородное голодание сделало крыс смелыми

Российские ученые смогли избавить крыс от панического страха перед кошками

National Geographic
14 лучших эпизодов документального сериала «Секунды до катастрофы» 14 лучших эпизодов документального сериала «Секунды до катастрофы»

Крайне зажигательный документальный сериал «Секунды до катастрофы»

Maxim
Дмитрий Гаричев: Египет. Из цикла «Сказки для мертвых детей» Дмитрий Гаричев: Египет. Из цикла «Сказки для мертвых детей»

Пронзительно-реалистичный текст Дмитрия Гаричева

СНОБ
Зарегистрированы шесть новых случаев осложнений после трансплантации кала Зарегистрированы шесть новых случаев осложнений после трансплантации кала

Двое пациентов скончались, однако насколько это связано с процедурой

N+1
Женская солидарность: 7 манифестов героинь Forbes Woman о равенстве в бизнесе и жизни Женская солидарность: 7 манифестов героинь Forbes Woman о равенстве в бизнесе и жизни

Каких успехов женщины добились на этом поприще за последние 10 лет

Forbes
Skoda Karoq. Невольная жертва волатильности Skoda Karoq. Невольная жертва волатильности

Skoda Karoq придется изрядно потолкаться, чтобы занять место на рынке

4x4 Club
В ожидании «Одиссея» В ожидании «Одиссея»

«Морской старт» поменял порт приписки — Калифорнию на Приморье

Огонёк
Тест и обзор Seagate One Touch SSD 1TB: крохотный накопитель в холщовом костюме Тест и обзор Seagate One Touch SSD 1TB: крохотный накопитель в холщовом костюме

SSD накопители прочно закрепились на рынке внешних устройств хранения данных

CHIP
Творческая мастерская Творческая мастерская

Они смелые, талантливые, задающие тренды, меняющие мир вокруг себя

Grazia
«Исполнитель перестал быть кумиром» «Исполнитель перестал быть кумиром»

Скрипач Вадим Репин — о Транссибирском арт-фестивале

Огонёк
Как правильно пользоваться стиральной машиной — лайфаки, которые упростят жизнь Как правильно пользоваться стиральной машиной — лайфаки, которые упростят жизнь

Правильное использование стиральной машинки — залог чистых и неиспорченных вещей

Cosmopolitan
Открыть в приложении