За последние десять лет Милан пережил несколько кардинальных трансформаций

ЭкспертСтиль жизни

Метаморфозы Милана

За последние десять лет итальянский Милан пережил несколько кардинальных трансформаций. Они были связаны с международными мегасобытиями, регенерацией промзон, решительной транспортной политикой и стратегией «Здоровый город»

Алексей Щукин

Городской силуэт Милана сегодня уже трудно представить без небоскребов

Несколько месяцев назад Милан получил право на проведение зимней Олимпиады 2026 года. Совсем недавно, в 2015-м, в городе прошла всемирная выставка «Экспо». Международные мегасобытия, как часто бывает, стали катализатором трансформации города. Однако не только они сыграли свою роль в быстрых изменениях. В случае Милана подготовка к «Экспо» и Олимпиаде удачно дополнялась системной работой по перенастройке города.

Не только мегапроекты

В 2015 году в Милане прошла выставка «Экспо», посвященная продовольствию. Общие инвестиции в полугодичное мероприятие превысили 1 млрд евро. Мероприятие дало толчок развитию города: был открыт новый участок метро, построены и отремонтированы дороги и тротуары. Милан посетило 20 млн человек. Городская казна получила 500 млн евро новых налогов.

Через шесть лет в Милане пройдет зимняя Олимпиада. Она, несомненно, тоже выступит катализатором городского развития. Уже известно, что масштабная Олимпийская деревня будет построена на месте промзоны Porto Romano. Город вновь посетит большое количество туристов, он получит рекламу по всему миру.

Позитивная роль мегапроектов как катализаторов городского развития хорошо изучена. Однако есть у них и обратная сторона: «белые слоны». Это объекты, которые были построены под мегасобытия, но не могут быть эффективно использованы после них. С сотней павильонов «Экспо» как потенциальными «белыми слонами» поступили крайне просто: их снесли. Это не очень экологично, но на 11 га теперь будет строиться научный городок типа подмосковного Сколково. Для Олимпийской деревни итальянцам еще предстоит найти постолимпийское использование. Ролевой моделью выступит Деревня олимпийцев в Лондоне, которая сразу была спроектирована как полноценный городской район.

Однако активное развитие Милана в последнее десятилетие неправильно сводить только к эффекту мегапроектов. «Особенность кейса Милана в том, что мегасобытия были вписаны в стратегию города. В частности, они были удачно дополнены сильной архитектурной политикой властей. В последнее десятилетие в городе поработала настоящая архитектурная “сборная мира”», — говорит первый проректор МИТУ-МАСИ Светлана Забелина.

Превращение Милана из серого города с минимумом, по итальянским меркам, исторических достопримечательностей в одну из столиц современной архитектуры связано с двумя крупными проектами. В девелоперский проект City Life Fiera Milano удалось привлечь сразу двух starchitects первого ряда: Заху Хадид и Даниэля Либескинда. Интересно, что в определенной степени они антиподы. Если архитектуре Захи Хадид свойственны текучие бионические формы, то для творений американского деконструктивиста характерны изломанные линии и острые углы. Целый ряд известных архитекторов — от Цезаря Пелли до Николаса Гримшоу — был задействован в проекте Porta Nuova.

Сотня оригинальных павильонов после полугода работы «Экспо» были снесены. На их месте будет построен инновационный центр типа «Сколково»

Не строить выше Мадонны

«Многие столетия самым высоким зданием Милана был кафедральный собор — Duomo. И было негласное правило: не строить выше Мадонны, которая размещена на шпиле собора. Первые высотные здания города, чтобы не нарушать его, даже сверху размещали скульптуру Мадонны», — рассказывает сотрудник миланского Политехнического университета Альберто Челино. Впрочем, сейчас таких хитростей применять уже не надо. Высотный регламент города практически отменен. Милан хочет быть глобальным городом и ради этого готов идти на уступки международным инвесторам. Они все более и более значимы: согласно исследованиям BNP Paribas, две трети инвестиций в недвижимость Милана приходит из-за границы.

Многие годы строгий высотный регламент и сохранение силуэта города были едва ли не базовой идентичностью европейских городов. Сохранение человеческого масштаба было непререкаемой ценностью. Сейчас происходит эрозия этого градостроительного принципа: небоскребы пытаются построить в большинстве крупных городов. Где-то местная общественность еще отбивает эти попытки, а где-то плотина уже прорвана и строительство высотных зданий поставлено на конвейер. Так, в Лондоне реализуется проект строительства нескольких сотен небоскребов по всему городу. Одной из целей грандиозного проекта «Большой Париж» президента Николя Саркози как раз и было массовое внедрение высоток.

В Милане есть примеры весьма удачной имплантации небоскребов в городскую ткань. Главный позитивный пример — проект Porto Nuovo на месте бывшей железнодорожной станции и бывшей промзоны. Основное достоинство этого проекта, реализованного известным американским девелопером Hines, — в совмещении выгоды застройщика и общественных интересов. Небоскребы расположены по периметру большой новой площади с кафе, магазинами и ресторанами. Она оказалась настолько удачной по размерам, дизайну и функциям, что стала вторым центром Милана, конкурирующим за туристов с историческим центром. Плюс девелоперский проект подарил городу новый парк площадью более пяти гектаров.

Porto Nuovo стал полноценным многофункциональным районом. Высотные офисы (площадью 187 тыс. квадратных метров) и значительное количество жилья (125 тыс. квадратных метров) здесь удачно дополнены значительным объемом магазинов (23 тыс. квадратных метров) и большим культурным центром. Ну и, естественно, новый проект размещен на мощном транспортном узле со станцией метро. При наличии этих условий — хорошая обеспеченность транспортом, качественная архитектура, многофункциональность, большие общественные пространства и опытный девелопер — небоскребы могут оказаться приемлемым форматом даже для исторического города.

В жилых башнях «Вертикальный лес» растет 720 деревьев и 2000 кустарников

Небоскреб-лес

Одно из самых удивительных зданий в рамках проекта Porto Nuovo — комплекс из двух небоскребов «Вертикальный лес» (Bosco Verticale). Концепция архитектора Стефано Боэри заключалась в максимальном погружении зданий в природный контекст. На каждом этаже зданий высотой 85 и 110 метров располагаются большие открытые террасы. На этих террасах общей площадью 7500 квадратных метров размещены более 720 крупномеров и небольших деревьев, а также две тысячи кустарников. Летом высотный комплекс утопает в зелени. Чтобы разместить эту зелень на горизонтали, понадобился бы участок площадью не менее гектара.

Наиболее сложная часть проекта — интеграция деревьев в постройку. Сложная система полива была вмонтирована в здание. На подбор растений, их выращивание и тестирование жизнеспособности на высоте ушло более трех лет. Исследовались совместимость растений, влияние на них освещенности, угол роста. Для тестирования использовались даже аэродинамические трубы: деревья проверялись на устойчивость к порывам ветра. В целом в «Вертикальном лесе» использованы растения почти тысячи видов.

Концепт «дом-лес» позволяет решить сразу комплекс вопросов. Растения производят кислород, защищают от пыли, создают благоприятный микроклимат и регулируют уровень влажности. Летом они укрывают жилища от палящего солнца. Пять лет назад «Вертикальный лес» собрал целый букет архитектурных премий. «Вертикальный лес» является выражением потребности человека в контакте с природой. Это радикальная и смелая идея для городов завтрашнего дня. Это модель для развития густонаселенных городских районов, которую нужно применить в других европейских странах, отмечал председатель жюри International Highrise Award Кристоф Ингехофен.

Жилой комплекс «Вертикальный лес» можно рассматривать как инновационную недвижимость гибридного типа, совмещающее жилую и парковую функцию. Но каковы перспективы такого нового типа недвижимости? Тиражируем ли он? Рассмотрим затратную часть. С точки зрения себестоимости строительства «Вертикальный лес» не так уж и дорог. По словам директора миланского департамента компании Hines Карло Вальсекки, стоимость строительства комплекса составила порядка двух тысяч евро за квадратный метр, это примерно на 20% дороже аналогов. Архитекторы утверждали, что привнесение в проект зелени увеличило стоимость еще примерно на пять процентов.

«Городские легенды гласят, что стоимость эксплуатации “Вертикального леса” баснословна. Это не так. За квадратный метр в год владельцы квартир должны платить восемьдесят евро, что примерно в полтора раза дороже жилья такого класса. Впрочем, это сравнение не совсем корректно, поскольку в стоимость эксплуатации “Вертикального леса” уже заложены затраты на содержание прилегающего парка», — говорит Карло Вальсекки.

Увеличение стоимости жилья и его эксплуатации не такое уж пугающее, но жилые комплексы с концепцией, сходной с «Вертикальным лесом», вряд ли появятся. «С точки зрения спроса на элитную недвижимость для второго “Вертикального леса” на рынке нет места. К тому же ситуация на рынке за последние пятьсемь лет кардинально изменилась. Это знаковый проект для девелопера и для его района Puerta Nuovo, это новая визитная карточка Милана. Но как тип недвижимости он не тиражируем», — объясняет миланский риэлтер.

Регенерация по-милански

По итальянским меркам городская среда Милана считается не слишком дружелюбной для горожан, и десять лет назад главной градостроительной идеей было развитие общественных пространств. Сегодня на повестке дня — регенерация промышленных зон. Милан был крупнейшим промышленным центром Италии. После 1970-х индустрия уходила из города, и на ее месте остались пустующие здания или развалины. «Заброшек» в Милане, как ни странно, весьма много. Можно заметить несколько отличий миланской регенерации от типовой столичной практики застройки промзон.

Первое: итальянцы не стремятся все застроить. Как минимум восемь бывших промзон превратились в крупные городские парки. На очереди создание еще двух десятков новых парков.

Второе: нет однообразной ковровой жилой застройки. Застройка имеет разнообразный набор функций и типов недвижимости. В уже упомянутом проекте Porto Nuovo даже в жилье есть большой спектр вариантов: высотные башни, среднеэтажная застройка и даже малоэтажка.

Третье: чтобы поднять капитализацию участка и интерес арендаторов и покупателей, в проектах стараются создать иконические объекты. В Porto Nuovo это «Вертикальный лес» и еще несколько зданий от известных архитекторов. В зоне, где развивается проект Simbiosys, в старой фабрике уже устроен музей Prada. Причем приспособлением фабрики к новой функции занимался знаменитый голландский архитектор Рем Колхас. Интересно, что иконические здания возникают не на завершающей стадии, а уже на старте проекта.

Четвертое: фабричную архитектуру стараются по максимуму сохранять. Это позволяет не утратить идентичность места.

Новый район небоскребов Porto Nuovo стал полноценным вторым центром Милана

Война автовладельцам

«Сегодня в Милане критические показатели загрязненности воздуха. Если ветра не будет и загрязнение воздуха сохранится еще на день, то пользование автомобилями в определенных частях города будет временно запрещено», — говорит Альберто Челино. Такие случаи бывали не раз: глава города объявлял определенные часы или дни с запретом на пользование частным транспортом. Подобные ограничения всего лишь один из инструментов довольно радикальной транспортной политики Милана, направленной на сокращение пользования автомобилями.

Радикальная транспортная политика — реакция на крайне неудовлетворительную экологическую ситуацию. В начале 2010-х Милан был по состоянию воздуха одним из самых грязных городов Европы. Именно это и побудило городские власти начать войну с владельцами частных машин. Первая радикальная реализованная идея — введение в 2012 году платного въезда в центр города. Милан стал третьим в Европе городом после Лондона и Стокгольма, который пошел на этот шаг. Плата за въезд — пять евро. Она взимается в будни с 7:30 до 19:30. От платы освобождены владельцы электромобилей и машин с гибридными двигателями, мотоциклисты, а также резиденты, проживающие в центре. Полностью запрещен въезд в центр неэкологичным автомобилям — дизельным и с бензиновыми двигателями класса «Евро-0» (1, 2, 3, 4). Таких жестких ограничений нет ни в одном городе Европы.

Другая антиавтомобильная мера — запрет на въезд в некоторые районы центра. Туда имеют доступ только резиденты этих районов. Впрочем, для резидентов тоже есть ограничения: они имеют лишь 40 бесплатных въездов в месяц, каждый последующий стоит два евро. Постоянно растет зона пешеходных улиц. С 2012 по 2017 год она выросла с 400 тыс. до 443 тыс. квадратных метров. Так, была создана безавтомобильная зона вокруг замка Сфорца.

Автомобилистов ограничивают и с помощью других мер. Например, постоянно растет площадь зоны города, где скорость движения лимитирована 30 км/ч. Довольно высоки налоги на частный автотранспорт: в среднем за машину надо заплатить в год порядка тысячи евро. Постоянно ужесточают и требования к дизельным автомобилям: по планам властей, после 2022 года в Милане таких машин не останется.

Параллельно власти создают альтернативу частному автотранспорту. Активно строится метро, модернизирована трамвайная сеть, которая является одной из крупнейших в Европе. Система миланского каршеринга два года назад оценивалась специалистами McKenzie как лучшая в мире. Расширяется сеть велодорожек, работает городской велопрокат.

Каковы же результаты войны с автомобилистами? Позитивные цифры при желании можно найти. Выбросы углекислого газа сократились на 35%, трафик в центре уменьшился на 28%. Однако вряд ли власти могут себя считать победившими в этой войне. Над Миланом по-прежнему часто висит смог: в списке самых грязных городов Европы, составленном исследовательской компанией Numbeo, столица Ломбардии находится сегодня на 16-м месте.

А миланцы продолжают ездить на автомобилях. Виной тому высокая автомобилизация в стране в целом (в Италии наибольшее количество машин на душу населения в континентальной Европе) и особая любовь к машинам непосредственно миланцев. Город все-таки многие десятилетия был одним из центров автомобилестроения. За 2012– 2018 годы количество автомобилей на тысячу жителей сократилось лишь на шесть процентов: с 550 до 520. Власти планируют, что к 2024 году количество автомобилей снизится до 460 на тысячу человек. Но эти цифры все равно велики. Для сравнения: в Париже сегодня уровень автомобилизации в два раза ниже — 250 автомобилей на тысячу человек.

Однако в дальней перспективе шансы автовладельцев печальны. «Думаю, через десять-пятнадцать лет частных автовладельцев в Милане практически не останется. Люди будут пользоваться общественным транспортом, каршерингом и такси, велосипедами», — прогнозирует Альберто Челино.

Жилой комплекс по проекту архитектурного бюро Захи Хадид

Город, который лечит

В Милане располагается огромный Политехнический университет, который входит в десятку лучших вузов в мире по архитектуре и градостроительству. Итальянцы известны как законодатели моды в этих областях. Каковы же новые идеи в этой сфере? Чем живет местная наука?

Еще недавно акценты делались на вопросы энергоэффективности, но вряд ли в условиях стагнации экономики Италия может себе позволить прорыв в этой области. Сегодня новый приоритет — тема «Здоровый город». Причем она очень многогранна. Сюда относят и архитектуру больниц, которая позволяет пациентам быстрее выздоравливать, и специальный дизайн для пожилых людей, и городской дизайн в целом: за счет «правильной» архитектуры, в частности, пытаются снизить стресс у горожан и улучшить психическое здоровье. Это крайне актуально, ведь от психических заболеваний страдает как минимум десять процентов населения планеты, а ежегодный ущерб для мировой экономики от них составляет, по данным Всемирной организации здравоохранения, 2,5 трлн долларов.

Другая тема «Здорового города» — новая роль природы в мегаполисе. На одном из уровней речь идет об «умном» озеленении, когда важно не только количество высаженных растений, но и максимизация эффекта. Например, с помощью высадки определенных растений можно бороться с эффектом «теплового острова» в городе, значительно снижая температуру воздуха летом. Однако озеленение — это лишь один аспект, сегодня речь идет о грядущей смене парадигмы города. «Последние двести лет происходила очень быстрая индустриализация, культура господствовала над природой. Но мы пришли к той точке, когда приходится оглянуться вокруг и воскликнуть: “Ой, что же происходит?” Американский экономист и философ Джереми Рифкин десять лет назад сказал: “Перестаньте воевать с природой”. Вместо войны нужно думать, как развить природу в городах, как создать зеленую инфраструктуру города», — говорит руководитель бюро ландшафтной архитектуры Land Milano Андреас Кипар.

Другое активно развиваемое направление связано с цифровизацией градостроительства, стройки и эксплуатации недвижимости. Интересно, что Политехнический университет пытается работать в модели предпринимательского вуза, уделяя большое внимание прикладным инструментам, которые могут быть востребованы рынком. Так, один из стартапов миланского Политеха предлагает реализацию дополненной реальности (AR) для сферы градостроительства. Проект нового здания «вживляется» в существующий ландшафт, и чиновники с горожанами с помощью AR-очков могут увидеть, как оно вписывается в существующий городской ландшафт. Это, по замыслу ученых, должно сокращать количество градостроительных ошибок и снижать напряжение вокруг нового строительства. Другой новый стартап связан с цифровизацией в сфере эксплуатации недвижимости, когда создаются возможности для эффективного долгосрочного планирования и управления капитализацией объекта.

О последних веяниях строительной моды можно судить по международному конкурсу инновационных, безуглеродных и жизнестойких (resilient) строительных проектов Reinvented Cities, в котором участвует и Милан. Уже список параметров, по которым оцениваются проекты, говорит о многом. Помимо привычной энергоэффективности здесь фигурируют устойчивость к климатическим изменениям, биоразнообразие, безуглеродная мобильность и «зеленые» рабочие места. Можно смело утверждать, что для российской стройки этот комплекс параметров в ближайшие годы будет неактуален — есть более острые проблемы.

Башня Веласка, построенная во время предыдущего вторжения небоскребов в Милан, в конце 1950-х, часто попадает в списки самых уродливых зданий планеты

Фото: ZUMA\TASS; AP/TASS; TASS,TOrre Velasca, Milan, YAY

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

10 вопросов к Уиллему Дефо 10 вопросов к Уиллему Дефо

Уиллем Дефо – главный характерный актер Голливуда и культовая фигура

Playboy
Дженни Колган: Шоколадная лавка в Париже Дженни Колган: Шоколадная лавка в Париже

Первая глава книги «Шоколадная лавка в Париже» Анны Трент

СНОБ
Прибрать к рукам добавленную стоимость Прибрать к рукам добавленную стоимость

Мы вполне можем получить намного более сильную и сложную промышленность

Эксперт
Юнона и авоськи Юнона и авоськи

Корзины и авоськи, с которыми теперь ходят не только в продуктовый

Vogue
«На нас все забили»: монологи россиян, застрявших на Филиппинах, в Марокко и Узбекистане после закрытия границ «На нас все забили»: монологи россиян, застрявших на Филиппинах, в Марокко и Узбекистане после закрытия границ

Российским туристам приходится самостоятельно организовывать эвакуацию

TJ
Не принц, но продюсер: всё о Треворе Энгельсоне, первом муже Меган Маркл Не принц, но продюсер: всё о Треворе Энгельсоне, первом муже Меган Маркл

Кем был первый муж Меган Тревор Энгельсон и чем он занимается сейчас

Cosmopolitan
Здоровье Здоровье

К невусам – родинкам – следует относиться внимательно и с уважением

Maxim
Сколько стоят «путинские каникулы» Сколько стоят «путинские каникулы»

«Путинские каникулы» замедлят экономический рост в 2020 году

Forbes
Лучшие приключенческие сериалы: рейтинг, который не даст заскучать Лучшие приключенческие сериалы: рейтинг, который не даст заскучать

Готов отправиться на поиски приключений?

Playboy
7 документальных фильмов о моде, которые можно посмотреть онлайн 7 документальных фильмов о моде, которые можно посмотреть онлайн

От кроссовок Джеффа Голдблюма до фабрик в Бангладеш

GQ
Будущее – сейчас Будущее – сейчас

Тренды существуют не только в моде: косметология и медицина тоже задают их

Домашний Очаг
У каких продуктов самый большой срок годности? У каких продуктов самый большой срок годности?

Эти продукты точно можно закупать впрок

Cosmopolitan
Львы, это свидание, а не соревнование: худшая твоя привычка на свидании Львы, это свидание, а не соревнование: худшая твоя привычка на свидании

В чем кроются ошибки каждого знака зодиака — рассказываем

Cosmopolitan
Землетрясение: успеть спастись Землетрясение: успеть спастись

Землетрясение — наиболее разрушительное природное явление

Наука и жизнь
Домашний карантин: 13 занятий в удовольствие Домашний карантин: 13 занятий в удовольствие

Сидение дома может раздражать, а может дарить прекрасные возможности

Psychologies
На Меркурии существовали ингредиенты, необходимые для жизни На Меркурии существовали ингредиенты, необходимые для жизни

Ранее планета считалась совершенно неподходящей для выживания любых организмов

National Geographic
Автомобили Aurus: что на самом деле происходит с брендом Автомобили Aurus: что на самом деле происходит с брендом

Серийного производства машин Aurus придется подождать

РБК
История в машинах: чем запомнился 1991 год История в машинах: чем запомнился 1991 год

1991 год — августовский путч, распад автопрома и легендарная «Волга»

РБК
Весна в заповедной степи Весна в заповедной степи

Не по дням, а по часам в застывшие природные «апартаменты» вливается свет

Наука и жизнь
«У меня были шрамы на пальцах»: как звезды сражались с булимией и победили «У меня были шрамы на пальцах»: как звезды сражались с булимией и победили

Многим знаменитостям приходилось переживать не лучшие времена

Cosmopolitan
Оставили на съедение Оставили на съедение

Вы готовы бежать на край света за редким фруктом?

Grazia
Мойка и очиститель воздуха: в чем разница, и какое устройство лучше? Мойка и очиститель воздуха: в чем разница, и какое устройство лучше?

Пыль, аллергены в доме — от всего этого можно избавиться при помощи техники

CHIP
В осаде, но не в обиде: лучшие сериалы во времена пандемии В осаде, но не в обиде: лучшие сериалы во времена пандемии

Подборка сериалов, с которыми приятнее всего остаться дома

Forbes
Грациозные гиганты – жирафы. Как защитить символ Африки? Грациозные гиганты – жирафы. Как защитить символ Африки?

Грациозных гигантов все сильнее притесняют в Африке

National Geographic
Козырь в рукаве Козырь в рукаве

Репортаж их лондонского ателье, где шьют рубашки Pink по индивидуальному заказу

Robb Report
Жители Новой Гвинеи вступили в неолит за тысячу лет до прихода мигрантов из Азии Жители Новой Гвинеи вступили в неолит за тысячу лет до прихода мигрантов из Азии

Археологи обнаружили на острове Новая Гвинея стоянку c предметами быта

N+1
Ключ к счастью — в квантовой физике? Ключ к счастью — в квантовой физике?

Не секрет, что мы до сих пор многого не знаем о работе мозга

Psychologies
Андрей Рублев Андрей Рублев

Андрей Рублев об эгоизме, ограничениях, больших деньгах и большой любви к спорту

Elle
Почему не наступает беременность: стресс военного положения Почему не наступает беременность: стресс военного положения

Как изменить свое эмоциональное состояние, чтобы получилось забеременеть?

Psychologies
Дима Рыбин: про сексуальное воспитание детей в XXI веке и не только Дима Рыбин: про сексуальное воспитание детей в XXI веке и не только

«Смысл говорить, что порно – это жанр живописи, а секс – название сериала?»

Playboy
Открыть в приложении