Издержки технологического национализма

Компании из КНР демонстрируют впечатляющие успехи в квантовых технологиях

ЭкспертHi-Tech

Издержки технологического национализма

Несмотря на целенаправленную политику США по выдавливанию с рынка компаний из КНР, они демонстрируют впечатляющие успехи в квантовых технологиях, системах с искусственным интеллектом и ВПК. Но все это далось ценой невиданной трансформации китайских национальных чемпионов, которые стали напоминать южнокорейские чеболи

Алексей Хазбиев

Василий Кашин уверен, что наиболее опасными для Китая станут ограничения в сфере информационно-коммуникационных технологий, программного обеспечения, а также запрет на поставку электронных компонентов

Наметившееся перемирие в торговой войне между США и Китаем нельзя принимать за чистую монету. Несмотря на то что Дональд Трамп после встречи с Си Цзиньпином решил отложить на неопределенный срок введение новых 25-процентных пошлин на ряд китайских товаров стоимостью 300 млрд долларов и даже пообещал разрешить Huawei приобретать американское оборудование и компоненты, не представляющие угрозу для национальной безопасности США, эксперты считают это не более чем уловкой. И прежде всего потому, что взамен Китай должен будет многократно нарастить импорт американской сельхозпродукции, который с начала этого года рухнул почти на 55%, и пойти на целый ряд других серьезных уступок. Но при этом Huawei остается на коротком поводке — эта компания по-прежнему фигурирует в черном списке минторга США, а ее американские контрагенты должны получать специальные разрешения на каждую сделку с китайским партнером. Но даже такая видимость послаблений вызвала бурю негодования в Конгрессе. Так, давний приятель и союзник Трампа сенатор Джон Баррассо назвал Huawei ни больше меньше «троянским конем», которому не место в США. А его коллеги Линдси Грэм и Марко Рубио и вовсе пообещали объединиться с демократами, чтобы сохранить санкции против китайской компании на законодательном уровне. Так что главная схватка между США и Китаем еще впереди.

О том, на какие болевые точки в этом противостоянии будут давить американцы, чем это грозит Китаю, как он поддерживает своих национальных чемпионов и каких результатов уже достиг, в интервью «Эксперту» рассказал руководитель сектора международных военно-политических и экономических проблем НИУ ВШЭ Василий Кашин.

— Как технологические санкции США отразятся на экономике Китая? Какие отрасли пострадают больше всего?

— Есть два важных момента. Первый — насколько вообще возможна полная технологическая блокада китайской промышленности, а второй — сколько времени займет ее введение. Уверен, что полностью изолировать Китай американцам не удастся: они не смогли этого сделать даже в отношении СССР, который занимал куда менее важные позиции в мировой экономике. То есть отрасли, связанные с производством потребительской продукции, с какими-то простыми видами промышленного оборудования почти наверняка сохранят значительные возможности для импорта технологий и компонентов. Просто потому, что их связи с внешним миром слишком многообразны, а тотально контролировать все каналы крайне трудно. А вот прорывные отрасли, имеющие стратегическое значение, подвергнутся целенаправленной блокаде. Наиболее опасными для Китая станут ограничения в сфере информационно-коммуникационных технологий, программного обеспечения, запрет на поставку электронных компонентов.

Но надо понимать, что здесь есть сильная взаимная зависимость. Будучи глобальным производственным центром, Китай контролировал финальную сборку по некоторым позициям до 90 процентов объема выпуска продукции, такой как ноутбуки, компьютеры, планшеты. То есть превратился в основной рынок для американских производителей электронных компонентов. Его доля в выручке некоторых из них превышала 50–60 процентов. И мы видим, как сейчас эти компании атакуют Белый дом петициями с просьбой снять хотя бы часть ограничений с той же Huawei, чтобы она могла продолжать у них закупки.

Безусловно, давление США будет направлено на то, чтобы эти цепочки разорвать. При этом они будут всячески стимулировать перенос сборочных производств высокотехнологичной продукции из Китая. Но это невозможно сделать в одночасье, по мановению волшебной палочки. Тем более что у Китая есть сильная сторона — отлично выстроенная промышленная инфраструктура, налаженные логистические цепочки и мощнейшая система профессионального технического образования, в рамках которой вы очень быстро можете найти специалистов для промышленности по любому набору специальностей. Чтобы создать такие же условия где-то еще, понадобится время, причем значительное. И возникает вопрос — где это будет происходить? Если в эпоху до Трампа самыми очевидными такими странами считались Мексика и Индия, то теперь это уже не так — и там и там есть реальная угроза торговых войн, вводятся какие-то заградительные тарифы, а существующие соглашения пересматриваются. Наконец, перенос производств — процесс протяженный, он может затянуться на годы, если не на десятилетие, так как надо выбрать площадку, построить предприятия, обучить рабочих, все протестировать.

И вот этот переходный период дает Китаю определенное время для реагирования. Китайцы это все прекрасно понимают, пытаются использовать временной ресурс по максимуму. Мы видим резкое ускорение их усилий по импортозамещению, прежде всего касающегося производства электронной компонентной базы. Это важнейшее направление для рывка. Китайцы делают сейчас все, чтобы в их смартфонах и планшетах, предназначенных для внутреннего рынка, доминировали отечественные компоненты (сейчас их доля порядка десяти процентов), а для внешнего — составляли существенную часть. И в принципе, как говорят сами американцы, эта задача может быть решена, хотя она сложная и успех не гарантирован. Но если учесть, что эта сфера находится в фокусе внимания председателя Си Цзиньпина и лично им контролируется, то какой-то прогресс наверняка будет.

— У китайцев большое отставание в микроэлектронике от США?

— Это считаные годы, но учитывая гигантскую скорость развития этой индустрии, получается, что они где-то на шагдва позади американцев. То есть если китайцы будут опираться исключительно на отечественную компонентную базу, то конкурировать на мировом рынке средств мобильной связи и тому подобного оборудования они не смогут.

— А почему переносить производства надо в Мексику или Индию, а не в сами США, как, собственно, и хочет Дональд Трамп?

— Еще два года назад Трамп с большой помпой заявил, что убедил компанию Foxconn построить завод по выпуску жидкокристаллических панелей где-то в Висконсине. И где этот завод? Насколько я понимаю, перенос таких производств в Америку сдерживается большой регулятивной нагрузкой, высокими издержками, в том числе на оплату труда, и дефицитом квалифицированного персонала. Так что, скорее всего, переносить производства придется все же в Мексику или в азиатские страны.

— Блокада касается поставок чипов категорий space и military или чего-то еще?

— Нет, эти запреты действуют много лет. Например, каналы сотрудничества по космосу перекрыли еще в конце девяностых. Сейчас речь идет уже о традиционных компонентах, элементной базе. А в случае с Huawei мы вообще имеем дело с полным запретом на работу с американскими компаниями — им ничего нельзя поставлять. Кстати, подобные меры американцы уже принимали против еще одной китайской компании — ZTE. Но она из-под них вышла. Правда, ничто не мешает американцам снова ввести против нее санкции.

— А как это удалось ZTE?

— Ее руководство еще в прошлом году подписало с властями США довольно обременительное соглашение и согласилось выплатить миллиард долларов штрафа. На самом деле такой исход стал возможен только в результате сделки на высшем политическом уровне, по итогам которой Китай пошел на ряд тактических уступок. ZTE раскрыла всю информацию о своей деятельности, что само по себе дало американцам возможность контролировать развитие этой компании — они знают практически все, что там происходит внутри. И в любой момент могут вновь ввести все запреты, которые тогда отменили.

— Какие еще меры принимают США против Китая?

— Во-первых, это ограничения на научные обмены. Китайских ученых уже начали выкидывать практически из всех совместных программ. Причем это касается не только перспективных промышленных технологий, связанных с электроникой или машиностроением, но даже таких, казалось бы, священных программ, как исследование и создание новых видов лекарств для лечения онкологических заболеваний. И этому есть свое объяснение. Дело в том, что фармацевтика — одно из важнейших направлений развития Китая, он вкачивает туда гигантские средства. Эта отрасль динамично растет и уже стабильно наращивает экспорт. Замечу, что давление ощущается не только в научной сфере, но и в образовательной. Китайских преподавателей, работающих в американских университетах, стали вызывать на беседы в ФБР, контролировать их деятельность, а в ряде случаев просто запрещают работать. Но это еще не всё. Например, вводятся ограничения на прием китайских студентов в технологические вузы. Причем это никак и нигде не формализовано. Но поскольку все вузы так или иначе зависят от бюджетного финансирования, им приходится следовать советам правительства. Такая практика стала повсеместной и наверняка будет продолжаться.

Во-вторых, мы неизбежно увидим расширение норм экспортного контроля. Еще десять лет назад Комитет по иностранным инвестициям США (CFIUS) довольно спокойно смотрел на какие-то попытки китайских компаний приобретать высокотехнологичные активы. А сейчас он их жестко пресекает. И того же США требуют от ЕС, Японии и Южной Кореи. И хотя эти страны пока сопротивляются, давление очевидно будет нарастать.

И наконец, в-третьих, американцы будут искать новые уязвимые точки в китайской промышленности и давить на них что есть сил. Думаю, они могут нанести удар по китайскому энергетическому машиностроению. Были довольно продвинутые китайско-американские проекты в сфере ядерной энергетики, Вашингтон даже согласился передать Пекину целый ряд технологий. Тогда все думали, что следующее поколение китайских АЭС будет создаваться на базе реактора Westinghouse AP1000. Теперь американцы наверняка попытаются тем или иным образом подорвать возможности Китая в этой сфере. Хотя бы потому, что Пекин намерен выйти на этот рынок в качестве экспортера.

И конечно, что-то должно начаться в автомобильной индустрии. Это очень важное направление экспорта КНР. Кроме того, китайцы при производстве своих машин используют много американских автомобильных компонентов и их интеллектуальную собственность.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Теперь является лекарством Теперь является лекарством

Алтайская компания «Эвалар» запустила завод по производству лекарств

Эксперт, июль'19
Ближе к телу Ближе к телу

Новая пассия Бена Аффлека, американская модель Шона Секстон

Playboy, август'19
Оппозиция сдала кандидатский минимум Оппозиция сдала кандидатский минимум

Завершен прием подписей для регистрации на выборы в Мосгордуму

РБК, июль'19
Завербуйся в невербалы! Завербуйся в невербалы!

Лучшие советы по тому, как молчаливо подчинять себе этот мир

Maxim, август'19
Как и когда покупать автомобили Lexus, чтобы прилично сэкономить Как и когда покупать автомобили Lexus, чтобы прилично сэкономить

Поистине уникальные предложения от легендарного японского бренда

Men’s Health, июль'19
Доверяй, но проверяй Доверяй, но проверяй

Как правильно выстраивать отношения с дочерью-подростком?

Лиза, июль'19
Рэперы, которые интересуются модой не меньше, чем музыкой Рэперы, которые интересуются модой не меньше, чем музыкой

Зачем записывать альбомы, если можно выпускать коллаборации и классно одеваться

GQ, июль'19
Путь пастуха Путь пастуха

Наш корреспондент несколько лет прожил в горах, наблюдая за жизнью тушинов

National Geographic, август'19
Как уничтожить и как создать автомобильную промышленность Как уничтожить и как создать автомобильную промышленность

Интервью с Александром Ковригиным — признанным экспертом в автомобильной отрасли

Эксперт, июль'19
«Карфагенское» яблоко «Карфагенское» яблоко

О красоте и полезности граната

Наука и жизнь, февраль'19
Гильотина для короля Гильотина для короля

21 января 1793 года был публично казнён король Франции

Дилетант, август'19
7 мудрых рекомендаций тем, кто хочет заняться любовью стоя 7 мудрых рекомендаций тем, кто хочет заняться любовью стоя

Как правильно заниматься любовью стоя

Men’s Health, июль'19
Интервью с Романом Нагучевым, комментатором телеканала «МАТЧ ТВ» Интервью с Романом Нагучевым, комментатором телеканала «МАТЧ ТВ»

Скоро исполнится год с момента окончания чемпионата мира по футболу в России

Maxim, июль'19
Концлагерь для детей Концлагерь для детей

Как Америка борется с нелегальными мигрантами

Русский репортер, июль'19
Фитнес-экспресс Фитнес-экспресс

Для вас — руководство к действию от специалистов сети фитнес-клубов С.С.С.Р.

OK!, июль'19
Бег с препятствием Бег с препятствием

Отказаться от спортзала или студии ради тренировок на улице? Прекрасная идея!

Glamour, август'19
Дарья Донцова: «Не люблю, когда муж молчит» Дарья Донцова: «Не люблю, когда муж молчит»

Писательница призналась, как приходят идеи для сцен самых ужасных убийств

StarHit, июль'19
Постижение полярного пленэра Постижение полярного пленэра

Седьмой том «Энциклопедии освоения Севера» — «Строго на Север»

Дилетант, август'19
Дедский сад, или чего хочет бабушка Дедский сад, или чего хочет бабушка

Почему в Красновишерске не стыдно сдать близкого человека в дом престарелых

Русский репортер, июль'19
Вещи, без которых не обходится Джейден Смит Вещи, без которых не обходится Джейден Смит

Музыкант может отказаться от своей фамилии, но не от цепей и сумок Supreme

GQ, июль'19
Я наберу Я наберу

Шамиль Идиатуллин как никто другой умеет совмещать вымысел с правдой

Esquire, август'19
Железнодорожник встал на путь строительства Железнодорожник встал на путь строительства

Компания «РВМ Капитал» подала ходатайство о покупке доли в «РГ-Девелопмент»

РБК, июль'19
Навстречу переменам Навстречу переменам

Стройность – это вопрос правильных привычек

Лиза, июль'19
Любимые рестораны Ильи Тютенкова — в Стокгольме, Милане и Лос-Анджелесе Любимые рестораны Ильи Тютенкова — в Стокгольме, Милане и Лос-Анджелесе

Еда, ради которой стоит отправиться в путешествие

Vogue, июль'19
Королева Марго Королева Марго

Марго Робби давно знала, что однажды сядет и напишет письмо Квентину Тарантино

Glamour, август'19
Суверенный долг и капитолийский торг Суверенный долг и капитолийский торг

Каковы шансы новых антироссийских санкций со стороны Вашингтона

РБК, июль'19
Нюансы платной трассы Нюансы платной трассы

Магистраль М11 позволяет сократить время в пути от Москвы до Санкт-Петербурга

АвтоМир, июнь'19
Эдвард Мунк: Как украсть миллион Эдвард Мунк: Как украсть миллион

Кража картин Эдварда Мунка становится норвежской национальной традицией

Караван историй, июль'19
7 улётных фактов о фильме «Аэроплан!» 7 улётных фактов о фильме «Аэроплан!»

Общепризнанно один из самых смешных кинофильмов всех времен!

Maxim, июнь'19
Honda N600: романтическая история хэтчбека, который выжил Honda N600: романтическая история хэтчбека, который выжил

Когда провел 50 лет на помойке, а потом выяснилось, что ты — наследный принц

Maxim, июнь'19