Эдуард Бояков: «Театр — храм в кавычках и с маленькой буквы, но все же храм»

Эдуард Бояков о прошлом и будущем вверенного ему театра

ЭкспертКультура

Эдуард Бояков: «Театр — храм в кавычках и с маленькой буквы, но все же храм»

Новый художественный руководитель МХАТа имени Горького спустя сто дней после своего назначения — о прошлом и будущем вверенного ему театра

Вячеслав Суриков

Эдуард Бояков — художественный руководитель МХАТа имени Горького с декабря 2018 года

Эдуард Бояков, на протяжении десяти с лишним лет возглавлявший фестиваль «Золотая маска», организатор фестиваля «Новая драма», создатель театра «Практика», ныне художественный руководитель МХАТа имени Горького, которым до него руководила Татьяна Доронина. Теперь Доронина — президент театра. На счету Боякова уже четыре премьеры: «Сцены из супружеской жизни» в постановке Андрея Кончаловского, «Последний герой» Руслана Маликова, «Последний срок» Сергея Пускепалиса и поэтический мультимедийный спектакль «Бессмертные строки» в постановке самого худрука. «Эксперт» поговорил с Эдуардом Бояковым о том, как он видит прошлое и будущее своего театра.

— Что может измениться в МХАТе имени Горького с вашим приходом?

— Мы строим театр, который, с одной стороны, всячески связан с традицией, присягает тому, что было и при Дорониной, и до нее, который сохраняет на своей афише строчку о том, что он основан Станиславским и Немировичем-Данченко. С другой стороны, мы строим новый театр. Я режиссер и продюсер не из числа тех, кто приходит, чтобы сохранить все как было. Я делаю новое, что-то из разряда того, чего раньше не было. Мы хотим создать театр, где академическая традиция будет встречаться с современностью. Речь идет об актуализации разговора о новом, авангардном, радикальном на территории академической традиции, а не на территории другого пространства, с другой архитектурой и историей.

— Как это будет реализовываться в репертуарной политике?

— Если мы полистаем фотографии первых пяти-шести сезонов Станиславского, мы будем поражены разнообразием постановок, начиная с совершенно коммерческих костюмных историй и заканчивая тем, что сегодня называют новой драмой, и тогда это тоже называли новой драмой. Я имею в виду Гауптмана, Ибсена, Стриндберга — всю линию скандинавской драматургии. Третья линия — это Чехов, четвертая — Горький. Причем Горький, который написал «На дне», — это еще не драматург с мировым именем и не создатель соцреализма, это абсолютный экспериментатор. То, что сделал Горький в театре, похоже на то, что сделала панк-музыка с рок-музыкой или рок-музыка с классической поп-музыкой пятидесятых. Это радикальное изменение языка, категорическое изменение формы: ни тех героев, которых Горький вывел на сцену, ни языка, ни проблематики не было в русском театре.

В русской литературе это было. Были если уж не отцы у Горького, то, можно сказать, дяди и тети. А вот если говорить про драматургию, то, что он применил, — очень современная технология. Сегодня очень много проектов, где режиссеры и продюсеры рассказывают: мы пошли на завод или там куда-нибудь, что разговаривали с бомжами или в больницах с какими-то больными людьми, что они записали их монологи, что актеры жили вместе с ними… На самом деле они изобретают велосипед. Московский художественный театр и Горький как раз это и изобрели в свое время. Ровно это они уже сделали — жили с этими людьми, выпивали с ними и вывели их потом на подмостки в великом спектакле «На дне». Даже если листать фотографии этого спектакля, ты понимаешь, что на тебя обрушивается какой-то невероятный массив, и информационный, и стилистический. Это что — традиция или авангард? Вы не сможете ответить. Конечно, для нас это традиции и классика. Но одновременно это традиция нарушения существующего канона. И даже драматургия Арбузова, самого мягкого такого советского драматурга, — это новая, самостоятельная история, связанная с новыми отношениями, новыми социальными ролями, с новой эротикой. У Арбузова много эротики: и она очень интересная, очень советская эротика, пуританская, пробивающаяся сквозь советскую принципиальность, советскую замкнутость, но она все время живет! Она живет не только в интерпретациях режиссеров — она живет в тексте, она живет в лексике! Или Гельман — это же невероятно радикальный автор, возвращение в семидесятые-восьмидесятые годы производственной пьесы, фактически к началу соцреализма тридцатых годов. Об этом сейчас не принято вспоминать, потому что считается, что это заказуха. А Гельман смог поднять в своих парткомовскопроизводственных пьесах вполне актуальную проблематику, которая очень сильно, конечно, отличалась от той, которую поднимал Любимов. Потому что Любимов, при всем преклонении перед ним, не привел новую драматургию в театр. Зато он привел в театр поэзию, и это мы у него обязательно возьмем. В этом отношении мы будем продолжателями таганской традиции. МХАТ всегда был связан с новыми авторами, всегда.

Вот сезон 1992/93 года. Владимир Малягин — нынешний профессор Литинститута, пишет драму «Аввакум». Художник Серебровский — главный и последний, по-моему, продолжатель дела классического Серебряного века — делает его оформление. И в 1992 году мы — я имею в виду, город, нация — смотрим премьеру про протопопа Аввакума: пустозерские узники, старец Епифаний, посыльный Дорофей! (Показывает на афиши, висящие на стене кабинета.) Я выбрал из архива и повесил в своем мхатовском кабинете три афиши: одну — потому что это «Скамейка» Гельмана с Дорониной в главной роли, вторую — потому что это «Аввакум» Малягина, а третью (показывает на афишу спектакля «Как мы со Сталиным обмывали Сталинскую премию») — потому что Юрий Горобец, наш актер и режиссер, здоровья ему и сил, поставил этот спектакль по мотивам произведений Виктора Некрасова. Понимаете, в чем искра? Некрасов — это война, тема Сталина представлена в непарадном виде, тема репрессий, тема пушечного мяса. Сейчас я ловлю себя на том, что к этой позднесоветской интеллигентской проблематике и стилистике я иногда отношусь даже с каким-то высокомерием. А тогда, я думаю, это было очень важно, это все было очень живо, и театр жил этим.

Я начал с Горького, Ибсена, Гауптмана, Чехова и остановился на Малягине, Викторе Некрасове и Гельмане. Всегда — и до войны, и после, и в конце Советского Союза — МХАТ был местом, где формировалась современная эстетика. Ефремовские «Сталевары» — абсолютная легенда. Я не видел этого спектакля. Я видел фотографии, слышал рассказы о нем. И поверьте, люди, которые видели «Сталеваров», говорят о сильнейшем впечатлении, потому что это огромная сцена, тысяча четыреста человек, и на сцене в качестве декорации был построен завод.

— В этом спектакле на сцене даже работала настоящая доменная печь!

— Да! Это Олег Ефремов пришел и показал: «Мне театр построили огромный — я вам сейчас зафигачу так, что мало не покажется!» Я несколько дней назад говорил с Калягиным, который на этой сцене в «Так победим» Шатрова сыграл Ленина, и, судя по всему, он лет тридцать здесь не был, и я видел, что с ним происходит от воспоминаний об этом театре. И дело не только в том, что здесь были хорошие спектакли, не только в том, что здесь были хорошие режиссеры и выдающиеся актеры. Дело, конечно, в том, что это была современная драматургия, это были тексты, которые никто не слышал, никто не читал, в отличие от классики. И у МХАТа есть эта миссия. И Поляков, которого Доронина регулярно ставила — четыре спектакля по пьесам Полякова, — это тоже продолжение этой линии; это ее ответ на вопрос. Я не могу сказать, что Поляков мой любимый драматург, но я уважаю то, что театр это делал. Почему-то все думали, что первое, что я сделаю, — сниму спектакли Полякова, потому что у него очень сложные отношения с Захаром Прилепиным. Мы с Захаром посмеялись и сказали: «Да ради Бога, о чем речь! Писатель-то хороший!»

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Союзники без обязательств Союзники без обязательств

Отношениям России и Китая не хватает стратегической глубины

Эксперт, июнь'19
Респект Респект

Вместо постмодернизма он выбирает классицизм

Собака.ru, июнь'19
Степан Привезенцев Степан Привезенцев

Как соблюсти идеальный баланс между стилем и практичностью в лучших вещах мая

Esquire, май'19
Как работавшая в Крыму американская компания пережила «русскую весну» и стала маленьким гигантом Forbes Как работавшая в Крыму американская компания пережила «русскую весну» и стала маленьким гигантом Forbes

Американские IT-предприниматели перевезли бизнес в тогда еще украинский Крым

Forbes, май'19
Авиакатастрофа в Шереметьево: погибли 40 пассажиров и бортпроводник Авиакатастрофа в Шереметьево: погибли 40 пассажиров и бортпроводник

Опубликован список погибших с загоревшегося при посадке в Шереметьево лайнера

Cosmopolitan, май'19
Первое психологическое шоу пройдет в Доме Пашкова. Как в нем участвовать? Первое психологическое шоу пройдет в Доме Пашкова. Как в нем участвовать?

9 июня в особняке Дом Пашкова пройдёт первое Психологическое Шоу

Cosmopolitan, май'19
Переходи на темную сторону: 5 модных окрашиваний для брюнеток Переходи на темную сторону: 5 модных окрашиваний для брюнеток

Гид по окрашиванию для брюнеток

Cosmopolitan, май'19
10 признаков «дорогой» девушки: что быстро сделает тебя ухоженной 10 признаков «дорогой» девушки: что быстро сделает тебя ухоженной

Признаки ухоженной девушки

Cosmopolitan, май'19
Тянем одеяло на себя! Тянем одеяло на себя!

Личная жизнь людей сильно изменилась за последние четверть века

Cosmopolitan, июнь'19
Почему заряжать телефон в аэропорту – рискованное дело Почему заряжать телефон в аэропорту – рискованное дело

Киберпреступники осваивают новый способ мошенничества

National Geographic, май'19
Дети, у которых нет кнопки «сделать тише» Дети, у которых нет кнопки «сделать тише»

Почему очень громкий ребенок не может разговаривать «нормально»?

Psychologies, май'19
«Люблю лекции про генетику». Зачем миллиардер Авдеев вложил 100 млн рублей в «ПостНауку» «Люблю лекции про генетику». Зачем миллиардер Авдеев вложил 100 млн рублей в «ПостНауку»

«ПостНаука» объявила о партнерстве с владельцем МКБ

Forbes, май'19
Антикиллеры Антикиллеры

Всем разновидностям ядовитых фосфорорганических веществ противостоят антидоты

Популярная механика, июнь'19
5 причин, почему он не понимает намеков 5 причин, почему он не понимает намеков

Почему мужчина не распознает твои сигналы и игнорирует твои намеки

Лиза, май'19
Михаил Шац: «Я самый старый стендапер России» Михаил Шац: «Я самый старый стендапер России»

Узнали у Михаила Каца, как снова начать говорить, если тебе не дают слова

Maxim, май'19
«Окна», «За стеклом» и другие шоу из 00-х, которые стыдно вспомнить (ты тоже их смотрела!) «Окна», «За стеклом» и другие шоу из 00-х, которые стыдно вспомнить (ты тоже их смотрела!)

В те времена эти шоу считались крутыми, интересными и их смотрели все

Лиза, май'19
8 признаков, что ты стала одержима своим мужчиной (это уже не любовь) 8 признаков, что ты стала одержима своим мужчиной (это уже не любовь)

Любовь прощает, любовь не обвиняет, любовь жалеет, любовь жертвует

Лиза, май'19
«Мне в этом городе жить» «Мне в этом городе жить»

Глава Якутска Сардана Авксентьева — о себе, мигрантах и бездомных животных

Русский репортер, май'19
Trump Tower от друзей Путина. Кто должен был дать на высотку в Москве $500 млн и сколько мог заработать Трамп Trump Tower от друзей Путина. Кто должен был дать на высотку в Москве $500 млн и сколько мог заработать Трамп

Как выборы помешали Дональду Трампу построить в Москве самый высокий небоскреб

Forbes, май'19
Почему нам постоянно не хватает времени Почему нам постоянно не хватает времени

Как и почему мы создаем себе напряжение и нехватку времени

Psychologies, май'19
Аликс Фридберг: «Мне нравится винтаж, но с ним главное не переборщить» Аликс Фридберг: «Мне нравится винтаж, но с ним главное не переборщить»

Героиня этого номера получила «Эмми» за образы сериала «Большая маленькая ложь»

Grazia, апрель'19
Бешенство у человека: почему лиса на даче — это не мило, а страшно Бешенство у человека: почему лиса на даче — это не мило, а страшно

Каждый год в России регистрируются сотни случаев бешенства у животных

Лиза, май'19
Трамп помог остановить падение цен на подержанные бизнес-джеты в США Трамп помог остановить падение цен на подержанные бизнес-джеты в США

Цены на подержанные частные самолеты в США перестали падать впервые за 10 лет

Forbes, май'19
Картины, счета, самолеты. Суд арестовал имущество братьев Ананьевых Картины, счета, самолеты. Суд арестовал имущество братьев Ананьевых

Суд арестовал активы братьев Ананьевых по иску Промсвязьбанка

Forbes, май'19
Тейпирование лица: хайповый способ избавиться от морщин Тейпирование лица: хайповый способ избавиться от морщин

Избавиться от возрастных изменений без пластики и инъекций помогает тейпирование

Лиза, май'19
«Я плачу во время ссор»: почему так происходит и что с этим делать «Я плачу во время ссор»: почему так происходит и что с этим делать

Можно ли научиться справляться с эмоциями и перестать все время плакать?

Psychologies, май'19
Москвичи между парковками и штрафами Москвичи между парковками и штрафами

Левада-центр узнал, что беспокоит столичных жителей

РБК, май'19
Посол США отказался ехать на Петербургский форум даже после освобождения Калви из СИЗО Посол США отказался ехать на Петербургский форум даже после освобождения Калви из СИЗО

Посол США Джон Хантсман проигнорирует Петербургский экономический форум

Forbes, май'19
Доходность до 466%. Сколько заработали инвесторы в криптовалюту с начала года Доходность до 466%. Сколько заработали инвесторы в криптовалюту с начала года

Самая популярная криптовалюта биткоин только в мае подорожала почти на 100%

Forbes, май'19
Гид по увлажнению кожи: что ты делаешь не так? Гид по увлажнению кожи: что ты делаешь не так?

Как распознать обезвоженность кожи и что с ней делать

Cosmopolitan, май'19