Бразильский Трамп и последняя надежда Лулы

ЭкспертОбщество

Бразильский Трамп и последняя надежда Лулы

Бразилия выбирает между левым романтизмом и правым популизмом. Активный участник БРИКС может переориентироваться на Соединенные Штаты

Лилия Иликова*

Жаир Болсонару, кандидат в президенты Бразилии, в первом туре набрал 46,03% голосов. ТАСС

Сюжет бразильских выборов закручен интереснее любой мыльной оперы. После первого тура на кресло президента претендует «местный Трамп», правый популист и представитель армии, а ему в спину дышит кандидат слева, еще недавно и не мечтавший о таком уровне борьбы. Самый популярный политик страны осужден и сидит в тюрьме, отбывая двенадцатилетний срок за коррупционные преступления. Самого популярного кандидата пырнули ножом, и он лежит в больнице. Действующему президенту также угрожает антикоррупционное расследование, и он даже не заявляет о своих политических амбициях. Как и его предшественница, ушедшая в отставку после импичмента. В Бразилии все обвиняют друг друга в коррупции и популизме, а выборы становятся похожими на карнавал.

Выборный карнавал

Седьмого апреля экс-президент бразильской республики Луис Инасиу Лула да Силва, вышел из здания профсоюза металлургов в пригороде Сан-Паулу и сдался полиции. Так в Бразилии началась предвыборная кампания 2018 года — кампания, которая войдет в историю всеобщих президентских выборов в Бразилии как одна из самых ярких и необычных. Решение о заключении президента под стражу принял прокурор двумя днями ранее, но Лула ждал, что будет делать прокурор, а прокурор ждал, что будет делать Лула. Публичный арест экс-президента мог практически сразу привести к восстанию — соратники Лулы блокировали здание, не подпускали к нему полицию и не выпускали машину да Силвы.

Два дня переговоров по телефону привели к тому, что Лула все-таки сдался. Начались потасовки, и его от греха подальше увезли на вертолете в Куритибу. Оказавшись в тюрьме (хотя, строго говоря, не в тюрьме, а в специально приготовленной для него камере штаб-квартиры полиции) да Силва занялся делом понятным и естественным для политсидельцев всего мира: он начал писать письма и давать интервью.

Как раз стартовала предвыборная гонка, и Лула да Силва по конец сентября оставался ее бессменным лидером, причем всем своим видом показывал, что собирается участвовать в голосовании, ну а как без него? Зима в Бразилии располагает к активной политической кампании. Да и фиаско сборной пентакампеонов на «Казань-Арене» быстро вернуло интерес к внутренним делам. По всем правилам политологической моды в кампании появились популисты, консерваторы, ну и, конечно же, свой бразильский Трамп — Жаир Болсонару.

Болсонару, депутат из штата Рио-де-Жанейро, конечно, никакой не Трамп, но в этом сезоне модно быть Трампом, вот вам и бразильский Трамп. Он бывший десантник, капитан запаса. Да, бразильская армия невелика, потому что никто из соседей и не думает воевать с самой большой страной Латинской Америки. И это не жесткая социальная корпорация, как, например, в Египте. Тем не менее военный переворот в 1962 году и правление военных вплоть до 1989-го не позволяет относиться к местным десантникам легкомысленно. Бразильцы знают: когда преступность начинает побеждать (или думает, что побеждает), вывод армии на улицы быстро приводит всех в чувство — последним это доказал совсем недавно, в феврале, действующий президент Мишел Темер. Можно напомнить и суровые зачистки фавел, так называемой страны крэка в пригородах Рио-де-Жанейро в 2012 году.

Болсонару служил как раз в эпоху военного правления. Человек в форме и с военной выправкой, суровым взглядом, да с большой семьей всегда может найти своих избирателей в глубоко католической стране, какой все еще является Бразилия. Болсонару не миллиардер и не магнат, но он консерватор и популист. Он не боится ярлыков и обвинений в сексизме, гомофобии и расизме. Его слоган на выборах Brazil acima de tudo! Deus acima de todos! («Бразилия превыше всего! Бог превыше всех!») заставляет вспомнить строчки одной немецкой песни, популярной в Германии 1930-х годов. Бразильские политтехнологи вообще не очень переживают за корректность лозунгов — главное, чтобы послание работало и доходило до электората.

Болсонару и не переживает. Заявляет, что отстаивает идеи национального суверенитета, высказывается в защиту семейных и социальных ценностей. Он обещает своим избирателям навести порядок, жестко подавить криминал и не жалеть преступников. Он говорит про особенную «бразильскую гордость» и про то, что он против экспорта идеологий, способных повлиять на бразильскую идентичность и исказить ее. Он призывает к «единству во имя процветания» и утверждает, что знает, как этого достичь.

Болсонару очень популярен, но все же он на втором месте. А самый популярный политик Бразилии Лула да Силва сидит в тюрьме и не может баллотироваться в президенты кроме как по «исключительному запросу» — по злой иронии он сам подписал этот закон во время своего президентства. Но это Бразилия! В конце лета Партия трудящихся Лулы выдвигает его официальным кандидатом со словами «Никто не помешает возвращению Лулы к власти», рассчитывая на тот самый исключительный случай. А его сторонники с плакатами Lula livre! («Свободу Луле!») и кричалкой Lula — Guerreiro de povo brazileiro! («Лула — герой бразильского народа!») выходят 15 августа на площадь, становятся напротив Верховного суда и требуют справедливости для своего лидера. Верховный суд, сильно удивившись и испугавшись, собирается по запросу прокурора, но 31 августа подтверждает: «Нет, Луис Инасиу Лула да Силва не может участвовать в выборах».

Экс-президент Бразилии Лула да Силва, «народный президент». ТАСС

Лула, опытный политик, быстро ориентируется и назначает своим преемником экс-мэра Сан-Паулу Фернанду Аддада, рейтинг которого начинает быстро расти, а слоган «Аддад — это Лула!» становится популярным. Другой слоган Аддада — «Образование и работа для всех!». Он пишет: «Я научился у Лулы тому, что нет таких проблем, которых нельзя было бы решить с помощью работы и образования». Кстати, Аддад похож на положительного героя бразильских сериалов 1990-х годов — вылитый Мурилу Бенесиу, известный по сериалам «Клон» и «Проспект Бразилии».

Тем временем 5 сентября во время встречи Болсонару с избирателями на него нападает психически неуравновешенный человек с ножом и наносит несколько ранений. Болсонару попадает в больницу, но не прекращает участия в предвыборной гонке: его старшие сыновья продолжают агитировать за отца, демонстрируя избирателям окровавленную рубашку. И рейтинг бывшего военного начинает уверенно расти: Болсонару уверенно выходит на первое место.

В итоге в первом туре Болсонару лишь немного не хватило для победы, он получил 46% голосов. Ну а «кандидат Лулы» Аддад — 29%. Но это всего за месяц! Могло быть и больше, если бы Аддада выдвинули раньше и «левые» успели сориентироваться. Но все ставили на Лулу.

Фернанду Аддад, кандидат в президенты Бразилии, в первом туре набрал 29,28% голосов. ТАСС

Бразилия да Силвы

Бразилия после Второй мировой войны всегда сильно поляризуется на правых и левых, на коммунистов и консерваторов, на условно богатых и бедных, белых и цветных, южан и северян. Иногда это заканчивается военным переворотом. Лула да Силва — это левый политик, сформировавшийся во время противостояния военной диктатуре и акций по защите рабочего класса в 1980-е. Возглавляемая им Партия трудящихся — одна из наиболее уважаемых и представительных в стране. С 1989 года каждые всеобщие президентские выборы в Бразилии — это, по сути, голосование за или против Лулы да Силвы. Его называют народным президентом, и его поддерживает наибольший процент «небелого» населения Бразилии.

Первые свои выборы — в 1989, 1994, 1998 годах — да Силва проиграл, пусть и с небольшим отрывом. В 2002 году он наконец занимает пост президента и последовательно проводит социальные реформы. В эпоху Лулы почти 30 млн человек смогли выбраться из нищеты. Были введены субсидии на оплату жилья, разработана и внедрена программа «Семейный пакет», благодаря которой 12 млн беднейших семей получают небольшие ежемесячные выплаты при условии, что их дети регулярно посещают школу и получают необходимые медицинские прививки. К середине правления Лулы да Силвы Бразилия стала страной, которая больше всех в мире (даже больше Китая!) тратит на обучение своих студентов за границей, в частности в Европе. Все это совпало с периодом высоких цен на нефть в 2000-е годы, и надо признать, что правительство да Силвы прекрасно воспользовалось представившимися возможностями: экономический рост Бразилии привел к росту благосостояния многих слоев населения.

Популярность да Силвы в 2000-е была очень высока, рейтинг одобрения его работы доходил до 90%. В Латинской Америке Лула стоял в одном ряду с такими популярными левыми лидерами, как Уго Чавес и Эво Моралес. Внешняя политика Бразилии становилась все более независимой, пусть и не такой, как внешняя политика Венесуэлы при Чавесе, однако Бразилия с ее размерами, экономикой и количеством населения стала формировать центр силы и политического влияния в Латинской Америке.

Да Силва выиграл выборы в 2006 году, и все шло к тому, что он повторит этот успех в 2010-м. Но у него обнаружили онкологическое заболевание, и Лула передал пост руководителю своей администрации, второму лицу партии Дилме Русеф. По сути, сформировался хорошо знакомый россиянам политический тандем. Дилма успешно выиграла выборы, а Лула занялся лечением и достиг стойкой ремиссии. Бразилия преодолевает трудности 2008–2009 годов, выигрывает право проведения Олимпийских игр в Рио в 2016-м, страна становится активным участником БРИКС, роль Бразилии в мире растет.

В 2010 году Лула уже собирался вернуться в политику, это решение приветствует Дилма Русеф, но оппоненты против: ведь участие да Силвы в выборах автоматически снимает вопрос о победителе. И против него открывают несколько дел о коррупции в государственной корпорации Petrobras. Но до тех пор, пока за Лулу вступается действующий президент, дело до суда не доходит. Тандем Русеф — да Силва в 2014 году снова выигрывает выборы. Бразилия готовится к Олимпийским играм в Рио, а политические конкуренты — к голосованию-2018. Очередной рокировки тандема они допустить не могут и на волне экономических трудностей Бразилии 2014–2015 годов начинают активную кампанию в СМИ против Лулы и Дилмы.

Парламенту удается провести импичмент Русеф по надуманному предлогу о нецелевом использовании госсредств в избирательной кампании. В августе 2016 года президент уходит в отставку, а ее место занимает вице-президент Мишел Темер. В конце концов и да Силва оказывается за решеткой. Оценивать его вину непросто. Так, в СМИ растиражирован в качестве доказанного эпизод дела, в котором говорится, что Лула незаконно получил пентхаус ценой более миллиона долларов в многоэтажном доме на берегу океана. Но что такое миллион долларов для президента нефтедобывающей страны?

Перспективы второго тура

Для стороннего наблюдателя предвыборные дебаты и ролики кандидатов в Бразилии выглядят странно. Почти все оппоненты публично обвиняют друг друга в коррупции и при этом продолжают участвовать в кампании. Но таковы политические традиции этой латиноамериканской страны: обвинения в воровстве денег и превышении должностных полномочий, сфабрикованные документы и улики, незаконные прослушки чиновников и политиков, популистская риторика — все это в Бразилии есть и будет. А за кажущейся несерьезностью и театральностью поведения бразильских политиков скрывается логика и холодный расчет. Тут важен каждый голос: с 1989 года президента выбирают в два тура в острой конкурентной борьбе, и во втором туре разрыв между кандидатами обычно составляет 3–6% голосов. 2018 год исключением, судя по всему, не станет.

Каковы перспективы кандидатов во втором туре? Последние три десятилетия бразильские левые умели вовремя сплачиваться и мобилизовывать развитые партийные и профсоюзные структуры. В левых движениях до сих пор есть ветераны борьбы с военной диктатурой 1980-х годов и достаточно разнообразно представлены разные возрастные и расовые группы населения, а в Бразилии это немаловажный электоральный фактор. Партии этого фланга всегда договаривались и формировали коалиционные правительства. Лучше всех договаривался Лула да Силва, и легче всего договаривались именно с Лулой. Но сейчас он выбит из избирательной кампании, и для его преемников это сложное испытание.

Рост популярности Фернанду Аддада, только 12 сентября назначенного лицом партии, с 8 до 29 % в первом туре выборов, говорит о мобилизации левого движения. Во втором туре, к 28 октября, результат Аддада с высокой вероятностью будет еще лучше: даже простое суммирование голосов левых кандидатов говорит о том, что за него могут проголосовать 46–48% избирателей, а при высокой явке и 50–52%. Основная задача левых состоит в том, чтобы «разбудить» своих сторонников и напугать их «опасным» Болсонару.

У самого же Болсонару ситуация другая: в первом туре он показал свой почти максимальный результат, для победы ему нужно добавить минимум 5–6%, а здесь возможны сложности. Поэтому, комментируя итоги первого тура, Болсонару пытался поставить под сомнение справедливость подсчета голосов и намекал на возможные нарушения. Хотя в целом нужно отметить резкий — практически за год — взлет популярности этого кандидата из, условно, «второй лиги» бразильской политики: Болсонару часто менял партии, у него нет за спиной разветвленной партийной структуры и большого опыта участия в выборах федерального уровня. Такой успех многие объясняют наличием политтехнологов в его избирательном штабе и серьезного, возможно внешнего игрока, сумевшего привлечь и мобилизовать большие финансовые и медийные ресурсы. Так, как это было во Франции при победе Эммануэля Макрона в 2017 году. Или на украинских выборах 2014 года, закончившихся триумфом Петра Порошенко.

Сторонники да Силвы требовали допустить экс-президента до выборов, но Верховный суд был непреклонен. Фото ТАСС

Правый поворот

Хотя левая эпоха да Силвы еще не закончилась, впереди Бразилию, вполне возможно, поджидают крутые повороты внутренней и внешней политики. Если власти поправеют, то могут изменить подходы в отношении БРИКС, которую бразильские СМИ зачастую называют «декларативным образованием с экономическим уклоном». Нет, Бразилия не выйдет из организации, но ее интересы могут сместиться в сторону внутренней политики. А здесь граждан поджидает откат от прежних достижений Лулы: сокращение социальных программ и реформирование бюджета страны по старым рецептам МВФ. Об этом открыто сообщают эксперты влиятельного международного медиаконцерна Project Syndicate.

В случае победы Болсонару может произойти разворот в сторону США. Причем, скорее всего, это вернет страну в эпоху 1980-х, когда при традиционно сильных левых настроениях военные проводили политику нейтралитета, но нейтралитета, близкого США. Тем более что многие десятилетия после Второй мировой войны бразильская элита, интеллигенция и СМИ ориентировались на Вашингтон.

Что может воспрепятствовать таким переменам?

Во-первых, экономика Бразилии за время «эпохи да Силвы» стала слишком велика и перестала помещаться на «заднем дворе Америки». Этот рынок теперь интересен и Китаю, и Японии, и России. Бразилия давно не региональная держава, и с этим фактом придется считаться и Дональду Трампу, и любому политику, который получит пост президента.

Во-вторых, остановить правый марш способен все тот же Лула или его ставленник Аддад, если местные левые покажут волю к консолидации во втором туре выборов. Ведь в случае победы «бразильского Трампа», экс-президент республики Луис Инасиу Лула да Силва из своей камеры может уже и не выйти, если учесть его возраст и перенесенные болезни.

* Кандидат социологических наук, доцент, руководитель Центра европейских исследований Института международных отношений Казанского федерального университета.

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Как замедлить старение Как замедлить старение

Старение можно замедлить, если разобраться в его механизмах

Эксперт
Время первого Время первого

«Все или ничего» — это и название песни, и жизненный принцип L’One.

Glamour
«Мы не пытаемся заставить всех голосовать онлайн» «Мы не пытаемся заставить всех голосовать онлайн»

Эксклюзивное интервью заместителя председателя ЦИК РФ Николая Булаева

Эксперт
Денежный затор. Стоит ли России отказываться от заемных средств Денежный затор. Стоит ли России отказываться от заемных средств

Денежный затор. Стоит ли России отказываться от заемных средств

Forbes
Время для радостей Время для радостей

Сколько можно знакомиться с собой?

Psychologies
Анна Ковальчук: «У меня сильный ангел-хранитель» Анна Ковальчук: «У меня сильный ангел-хранитель»

Актриса о прибавлении в семействе и смене имиджа

StarHit
Полное погружение Полное погружение

Квартира в стиле советского конструктивизма в доме работников Наркомата

AD
Илья Маланин: «Легкие знакомства с девушками мне не очень интересны» Илья Маланин: «Легкие знакомства с девушками мне не очень интересны»

4 октября на экраны выходит дебютный фильм Ольги Зуевой «На районе»

Grazia
Очистить корзину Очистить корзину

Объясняем концепцию zero waste («ноль отходов») в пяти простых правилах

Glamour
Бешеный счетчик. В домах ограничат дешевое электричество Бешеный счетчик. В домах ограничат дешевое электричество

Правительство вернулось к идее ввести социальную норму энергопотребления

Forbes
Проблема курицы и яйца: что мешает распространению дополненной реальности Проблема курицы и яйца: что мешает распространению дополненной реальности

Дополненная реальность уже пришла в мобильные устройства

Forbes
Футболист, который попал: хроника скандалов Александра Кокорина Футболист, который попал: хроника скандалов Александра Кокорина

Вождение в нетрезвом виде, вечеринки с реками шампанского...

Cosmopolitan
Дочь нежна Дочь нежна

Анастасия Потанина нашла свою тихую гавань

Tatler
14 способов развить эмпатию 14 способов развить эмпатию

Эмпатию, способность сопереживать и понимать чувства другого, можно развить

Psychologies
Жизнь под куполом Жизнь под куполом

Жизнь под куполом

Эксперт
Большая императорская прогулка Большая императорская прогулка

О впечатляющем путешествии Екатерины II по новым южным губерниям

Дилетант
Выдуманная природа Рогана Брауна Выдуманная природа Рогана Брауна

Роган Браун создает из бумаги огромные колонии вымышленных микробов

Популярная механика
Голикова поддержала здоровую конкуренцию Голикова поддержала здоровую конкуренцию

Запрет на госзакупки иностранных медицинских изделий не прошел согласование

РБК
Крепкие узы Крепкие узы

Квартира, оформленная Анной Зиньковской, в Москве

AD
Музей самой мерзкой еды на свете открывается в Швеции Музей самой мерзкой еды на свете открывается в Швеции

Экспонаты в музее настоящие, а понюхать и попробовать их можно с 31 октября

National Geographic
Под прицелом. Готов ли Ближний Восток признать независимых женщин Под прицелом. Готов ли Ближний Восток признать независимых женщин

Символ противостояния прогрессивного молодого поколения и религиозных фанатиков

Forbes
Кастрюльный бунт. Как мужчины воспринимают более успешных женщин Кастрюльный бунт. Как мужчины воспринимают более успешных женщин

Мужчины осознали право женщин на равные доходы, но не берут на себя дела по дому

Forbes
Можно я вставлю? Можно я вставлю?

Независимый рейтинг секс-игрушек

Cosmopolitan
«Сириус» накапливает олимпийский резерв «Сириус» накапливает олимпийский резерв

В Сочи создадут второй в России научно-технологический центр

РБК
10 самых жутких розыгрышей и забавных игрушек для Хэллоуина с AliExpress 10 самых жутких розыгрышей и забавных игрушек для Хэллоуина с AliExpress

10 самых жутких розыгрышей и забавных игрушек для Хэллоуина с AliExpress

Популярная механика
Гонка в приказном порядке Гонка в приказном порядке

Гонка в приказном порядке

Quattroruote
Снежана Снежана

Добро пожаловать в воображариум Алессандро Микеле

Elle
Гибель Березовского. Какое отношение к ней имеет Михаил Саакашвили Гибель Березовского. Какое отношение к ней имеет Михаил Саакашвили

Гибель Патаркацишвили стала ударом для его партнера Бориса Березовского

Forbes
ЦБ предложил ментальную защиту ЦБ предложил ментальную защиту

Банк России назвал основные причины мошенничества на финансовом рынке

РБК
Утилитарность или вынужденность? Почему стиль зависит от контекста Утилитарность или вынужденность? Почему стиль зависит от контекста

В каких декорациях «тщательные» образы имеют шансы на успех, а в каких нет

Cosmopolitan
Открыть в приложении