Писатель Сергей Кумыш встретился с писателем и продюсером Александром Цыпкиным

РБК18+

Александр Цыпкин — о быстрой отдаче, диджействе и драмеди

Писатель Сергей Кумыш встретился с Александром Цыпкиным, продюсером, автором рассказов, короткометражек и создателем литературно-театрального проекта «БеспринцЫпные чтения». В ноябре состоялся его дебют в качестве драматурга пьесы-балета «Три товарища?».

Сергей Кумыш

755776963809839.png
Рита Кумыш (ассистент — Олег Шевяков)

Стороннему наблюдателю может показаться, что в жизни писателя и антрепренера Александра Цыпкина все примерно так и происходит: меняется нужная буква, добавляется лишний слог или просто щепотка безумия, а дальше все случается само собой. Например: «У меня выходит книжка. Этому сборнику рассказов нужно какое-нибудь откровенно тролльское называние, чтобы высоколобые книгочеи побоялись в него даже заглядывать. "Женщины непреклонного возраста", например». Сразу после выхода книга становится бестселлером.

Или так: «А давайте придумаем проект, в который очень долго никто будет не способен поверить? Возродим какую-нибудь традицию, умершую и разложившуюся примерно еще 1980-х? И название, опять же, нужно тролльское. Чтобы высоколобые… ну вы поняли». Первые же «БеспринцЫпные чтения» проходят при полном аншлаге — как и все последующие, вот уже три года подряд.

Реальность, однако, совсем не такова. Собственно, о реальности, окружающей человека, которому, по его собственному шутливому признанию, время от времени жмет корона, мы и попытались поговорить. Никакой короны я, кстати, не обнаружил. Хотя, возможно, в тот день он просто не взял ее с собой.

— За последние четыре года вы дали такое количество интервью, что спросить вас о том, о чем еще никто не спрашивал, практически невозможно.

Это правда. Но здесь есть свое преимущество: не все читали мои интервью, поэтому какие-то вещи можно еще раз проговорить. Потом, на многие вопросы, которые мне задавали, скажем, пару лет назад, сегодня я бы ответил уже по-другому.

755776965652351.png
Рита Кумыш (ассистент — Олег Шевяков)

— Мне кажется, есть три основные группы вопросов, которые вам задают чаще всего — или задавали в определенный период времени. Формулировка может варьироваться, смысл всегда один и тот же: «Почему вы так много пишете о сексе? Каково соотношение правды и вымысла в ваших текстах? Почему вы упорно не хотите называть себя писателем?»

Готов ответить на все три. С какого начнем?

— Мне бы хотелось зайти немного с другой стороны и поговорить о причинах возникновения самих вопросов. Взять, скажем, второй пункт. Ваши рассказы — это же фикшн, художественная проза. Почему, как вам кажется, людям вообще важно знать, вымысел лежит в их основе или правда?

Думаю, в первую очередь потому, что люди видят в этих историях что-то очень свое, почти личное. Типа: «О, со мной то же самое было». То есть читателю важно подтверждение, что он такой не один. Кому-то другому, наоборот, интересны ситуации, в которых он никогда не оказывался, и если человек знает, что история основана на реальных событиях, то ему проще в нее поверить. Сейчас, по-моему, гениально этот вопрос закрыл Тарантино в последнем фильме. Мы все знаем, что в основе там лежат совершенно конкретные факты. Но также нам, конечно, хочется, чтобы жену Полански не убили, чтобы в жизни все завершилось так, как оно в итоге кончается на экране. Когда люди знают, что рассказанная история в целом правдива, им еще интереснее становится.

— Я все же немного о другом. Почему, если взять условного среднестатистического читателя, ему достаточно просто самоидентифицироваться с вымышленной Анной Карениной — даже мужчине, — при этом многие непременно хотят знать, что истории, написанные Цыпкиным, имели место в реальной жизни?

Потому что тем, кому я интересен, сам по себе факт моего существования тоже важен. Они следят за мной в фейсбуке, в инстаграме. Для них я человек, с которым вечно что-то происходит и который об этом рассказывает. Если я стану абстрактным автором, превращусь в имя на титульном листе, напишу какое-нибудь, не знаю, остросюжетное фэнтези, оно не продастся. Потому что там не будет вот этой моей персональной составляющей; для читателей мои тексты — это форма личного общения со мной. Это достаточно важный момент. И в моем случае, получается, он важнее как такового содержания рассказов.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Телефонное мошенничество достигло национального уровня Телефонное мошенничество достигло национального уровня

Кураторы программы «Цифровая экономика» намерены расширить ее цели

РБК
Влад Кадони: «Секс с Ольгой Орловой? Присутствует!» Влад Кадони: «Секс с Ольгой Орловой? Присутствует!»

Телеведущий Влад Кадони рассказал, почему до сих пор не женат

StarHit
Как с возрастом меняется женская сексуальность? Как с возрастом меняется женская сексуальность?

О том, каким бывает секс в разные периоды нашей жизни, рассказывает секс-коуч

Psychologies
Когда позитивные эмоции вредны Когда позитивные эмоции вредны

Теневые стороны есть и у позитивных эмоций

Psychologies
Иммунитет от хамства: как реагировать на грубость Иммунитет от хамства: как реагировать на грубость

Как защититься от хамства, не опускаясь до него?

Psychologies
Мощное средство Мощное средство

Бытовая химия стала популярной после создания яркого бренда

Forbes
Новые километры нацпроекта Новые километры нацпроекта

Начальная стадия проекта о безопасных и качественных дорогах близка к реализации

РБК
Приложения для знакомств: при чем тут любовь? Приложения для знакомств: при чем тут любовь?

Почему так трудно найти пару онлайн и что можно с этим сделать

Psychologies
Спляшем, Пегги, спляшем Спляшем, Пегги, спляшем

Кореянка из Берлина Пегги Гу замахнулась на подиумы, запустив свой бренд Кirin

Vogue
«Доноры» и «потребители» эмоциональной поддержки в отношениях «Доноры» и «потребители» эмоциональной поддержки в отношениях

Готовность дарить поддержку или потребность ее получать — свойства личности

Psychologies
Юрий Кара: «Я не отдавал себе отчета, в какие глубины нырнул» Юрий Кара: «Я не отдавал себе отчета, в какие глубины нырнул»

Булгаковская фантасмагория перевернула, оставила глубокий след в душе

Караван историй
Война и клир Война и клир

Андрей Кураев объясняет, как отделить добро от кулаков, а веру – от фанатизма

Esquire
Девочка созрела Девочка созрела

Кайя Гербер вся в маму, Синди Кроуфорд, — не только красива, но и умна

Vogue
Квартира в историческом доме, 49 м² Квартира в историческом доме, 49 м²

Квартира с историческими чертами, которым придали современного лоска

AD
Конец эпохи рекордов: когда закончатся возможности человеческого тела Конец эпохи рекордов: когда закончатся возможности человеческого тела

Сколько еще рекордов сможет поставить человек в традиционных видах спорта

Популярная механика
Финансовый ликбез. Что уже сегодня надо рассказать своему ребенку о деньгах Финансовый ликбез. Что уже сегодня надо рассказать своему ребенку о деньгах

Как сделать своего ребенка финансово грамотным

Forbes
Программирование для детей: когда начать, чему учить Программирование для детей: когда начать, чему учить

Как помочь ребенку освоиться в цифровом мире

Psychologies
Обри ди Грей: «Медицина может предложить совершенно другое качество жизни» Обри ди Грей: «Медицина может предложить совершенно другое качество жизни»

Почему богатые не смогут жить дольше бедных, а диктаторы — править вечно

РБК
Шантаж и подкуп. Как склоняют к сожительству Александра Лукашенко Шантаж и подкуп. Как склоняют к сожительству Александра Лукашенко

Одна из особенностей российского делового этикета — вести переговоры

СНОБ
Взлеты и падения Мирославы Думы: от медиаимперии до смертельного недуга Взлеты и падения Мирославы Думы: от медиаимперии до смертельного недуга

Рассказываем о жизни одной из самых известных российских it-girl

Cosmopolitan
Поколение Netflix. Как так вышло, что мы все стали смотреть сериалы Поколение Netflix. Как так вышло, что мы все стали смотреть сериалы

За последние годы сериалы серьезно потеснили и большое кино

Forbes
Революция Розы Революция Розы

Актриса Роза Хайруллина и шоумен Александр Гудков поговорили о тишине и славе

Vogue
Путешественник во времени Путешественник во времени

Какой момент из прошлого Гийом Кане хотел бы пережить вновь?

Grazia
Гарик Сукачев Гарик Сукачев

Правила жизни Гарика Сукачева

Esquire
Взгляд сверху Взгляд сверху

Седаны, универсалы, хетчбэки и купе скоро канут в Лету

Robb Report
Как спланировать самостоятельное путешествие: 5 простых шагов Как спланировать самостоятельное путешествие: 5 простых шагов

Представьте, что до путешествия осталось три дня, а план до сих пор не составлен

Вокруг света
Прекрасное сейчас: когда все хорошо и когда все плохо Прекрасное сейчас: когда все хорошо и когда все плохо

Из чего сделано счастье?

Yoga Journal
Как миллиардеры учат своих рабочих любить современное искусство Как миллиардеры учат своих рабочих любить современное искусство

Как выглядят уроки современного искусства для жителей России

Forbes
Кто хочет стать миллионером, и стоит ли потратить выигрыш на новый внедорожник Кто хочет стать миллионером, и стоит ли потратить выигрыш на новый внедорожник

Кто покупает Volvo XC90 и почему?

Forbes
Пузырьки праздника: как правильно выбрать шампанское Пузырьки праздника: как правильно выбрать шампанское

Шампанское давно стало именем нарицательным для всех игристых вин

Популярная механика
Открыть в приложении