Вернутся ли зрители в кинотеатры после кризиса и когда ждать новых премьер

ForbesБизнес

«Заморожены все проекты»: продюсер Роднянский и миллиардер Мамут о перевороте в кино из-за пандемии

Вернутся ли зрители в кинотеатры после кризиса, когда ждать новых громких премьер и какие фильмы стоит посмотреть во время карантина? Об этом Николай Усков побеседовал с миллиардером Александром Мамутом и кинопродюсером Александром Роднянским

Николай Усков, Андрей Родин, Нинель Баянова

Усков: Сегодня мы поговорим о ситуации в киноиндустрии и прокате. С одной стороны, закрыты все кинотеатры страны, и после окончания карантина не откроется каждый пятый. Убытки оцениваются в 40 млрд рублей. С другой стороны, пухнут и жиреют всевозможные стриминговые платформы. Об этом и многом другом поговорим с гостями «Forbes Карантина» — владельцем крупнейшей киносети России Александром Мамутом и кинопродюсером Александром Роднянским. Мой первый вопрос к Александру Роднянскому: что происходит с твоим бизнесом и твоими проектами? Они все заморожены?

Роднянский: Заморожены все проекты, находящиеся в активной фазе производства, — там, где требуется большое количество людей, где происходит подготовка к съемкам фильмов или сериалов, где снимаются фильмы и сериалы, и даже где происходит постпродакшн и так далее. Все остановлено категорически. Там же, где девелопмент, где мы пишем и разговариваем на «удаленке» — наоборот, все интенсивно развивается. То есть в какой-то части проектов, которая находилась на стадии уже написанных сценариев, все неплохо. Но в целом бизнес, конечно, остановлен. Никаких надежд на соблюдение тех графиков по выходу фильмов в прокат, которые у нас были в начале года, нет. У нас, например, осенью должен был выйти в прокат большой фильм с амбициями — это картина «Чернобыль» Дани Козловского. И она любопытная. С одной стороны, это драма, а с другой — вполне себе впечатляющий по замыслу — надеюсь, что так оно и будет в действительности — вполне увлекательный, аттракционный фильм.

Но, конечно, осенью, скорее всего, будет сложно выйти — по множеству причин, потому что мы не понимаем, что будет происходить с кинотеатрами. Даже когда закончится эта стадия карантина, откроются ли кинотеатры? А если откроются, то пойдут ли в них люди? Если пойдут, будет ли у них достаточное количество денег, чтобы смотреть большое количество фильмов? Будет ли пространство, место и время для нашей картины? Потому что все фильмы, которые не вышли этой весной и не выйдут летом, естественно, перенесены на осень и на следующий год, и начнется конкуренция за время выпуска в прокат.

Короче, все то, что называлось моделью нашего бизнеса, сейчас подвергается категорическому даже не пересмотру, а такой атаке обстоятельств. В целом, если говорить не о моем скромном бизнесе, а о всей индустрии, то я ожидаю очень большие проблемы — не одна компания будет вынуждена обанкротиться, большое количество людей потеряют работу. Я не хочу, естественно, никого запугивать. Я не принадлежу к тем, кто паникует из-за пандемии. Но я просто говорю о состоянии дел в бизнесе, которое зависит, с одной стороны, от заемных ресурсов, кредитов, а с другой — от того, что называется реализацией готового контента — в нашем случае фильмов и сериалов. В этом плане у нас, конечно, модель перестает функционировать. И мне кажется, на этом этапе даже трудно предположить, как и когда она может возобновиться, и в какой форме.

Усков: Ты знаешь какие-то цифры — производство скольких фильмов остановлено, например? Об этом говорят?

Роднянский: Ну, об этом трудно сказать. Можно предположить, что если в мире делалось примерно 7000 фильмов в год для кинотеатрального проката — я имею в виду и несколько сотен индийских фильмов, и арабских, и нигерийских, то есть знаменитого в Африке «Ноливуда», и, естественно, голливудских и всех европейских картин. Если предположить, что, условно говоря, треть из них находилась в производстве на каких-то фазах, то я думаю, это примерно вот столько.

Николай Усков: Скажи, недавно стало известно, что Каннский кинорынок пройдет в онлайне. Это как вообще будет выглядеть?

Роднянский: Фестиваль не может проходить в онлайне в силу естественных обстоятельств. Дело в том, что фестиваль по природе своей рассчитан на то, чтобы выразить уважение картинам больших авторов, делающих их для большого экрана. И, естественно, они показываются в главных залах Дворца фестивалей в Каннах, которые называются в честь великих кинематографистов — Люмьера или Базена и так далее. Поэтому фестиваль перенесен. Пока не отменен полностью, но перенесен. Совершенно понятно, что в этом году если он и пройдет, то в крайне лимитированном формате. И, наверное, не в Каннах, а в Париже. Планируется либо октябрь, либо ноябрь. Я лично сомневаюсь (что это случится).

Поэтому многие из тех, кто надеялся, что их картина окажется в конкурсной или официальной программе либо других программах Каннского фестиваля, перенесли свои картины на следующий год. То же самое сделали и мы, притом что, в отличие от этого года, никаких гарантий в этом случае не предоставляется. Но терять фестиваль очень трудно, потому что фестиваль — это не просто атмосфера красной дорожки и вся эта гламурная часть. Это окно в индустрию для фильма. Если фильм звучит на фестивале, то создается бренд, создается легенда. И дальше все те дистрибуторы и зрительские аудитории, которые заинтересованы в авторском кинематографе или кинематографе, я бы так сказал, неконвенциональном, которому недостаточно рекламной кампании, сразу начинают интересоваться фильмом. Без фестиваля это сделать невозможно.

Что касается рынка — он всегда был неотъемлемой частью фестиваля. Без него очень трудно жить индустрии, потому что рынок — это не просто реализация готового контента, это способ существования всей индустрии. Способ поиска инвесторов, например. Потому что на рынке очень часто презентуют проекты, находящиеся перед стадией запуска фильмов в производство, и многие дистрибуторы или даже продюсеры в состоянии, прочитав сценарий, увидев каст, поговорив с автором или режиссером, принять решение об инвестиции в тот или иной фильм. То есть без рынка представить себе кинематографический год невозможно, потому что Каннский кинорынок — это один из, пожалуй, двух главных. Есть Канны и Торонто. Канны решают судьбу фильмов — прежде всего, их кинотеатральный прокат — в Европе и в значительной части Азии и Америки. А Торонто — это просто вход в Америку, важнейшая площадка. Есть еще кинорынок в Лос-Анджелесе — для независимого кино. И мы, пожалуй, исчерпали все кинорынки. Поэтому отмена кинорынка в Каннах драматично сказалась бы на судьбе индустрии. И в связи с этим приняли решение сделать кинорынок в онлайне.

Недавно я принимал участие в аналогичном кинорынке. Ну, то есть это был не кинорынок, это был телерынок. В той же Франции, но уже не в Каннах, а в Лилле проходит крупнейший фестиваль телевизионного сериального кино, в рамках которого реализуются готовые сериалы и происходит производственный питчинг, когда на раннем этапе презентуются проекты и идеи. Дистрибуторы и представители стриминговых платформ знакомятся с теми проектами, которые отобраны рынком — он называется Series Mania. И вот он недавно прошел, там же есть и конкурс фестивальный для сериалов. Этот конкурс не так важен, как, скажем, конкурс в Каннах для кино, но все остальное необычайно важно. И поэтому рынок перевели в онлайн, и я в числе коллег (участвовал). 16 проектов было отобрано из пятисот, поданных для участия в так называемом копроизводственном питчинге, когда каждый продюсер представляет свой проект аудитории, если это в офлайне, в реальной жизни, как это всегда и происходило.

Аудитория заполнена несколькими сотнями (человек), кому может быть интересно участие в любопытных и отобранных рынком проектах. Но в данном случае это все прошло в онлайне. Мы сделали пятиминутную презентацию. Она получилась интересной — благодаря тому, что использовали визуальное отражение того, как мы хотим видеть наш сериал. И дальше мы уже в онлайне беспрерывно общались с теми, кто хотел обсудить детали и возможности участия в этом проекте. Точно так же будет и на Каннском кинорынке в этом году. Те, кто захотят обсуждать, смогут это сделать, смогут презентовать, смогут показать фрагменты из будущего фильма, если они есть, смогут показать каст, если он есть — в онлайне, в прямой коммуникации.

Усков: Насколько рынок готов финансировать проекты, если непонятна судьба проката. С телевидением все понятно — там стриминговые платформы, телевизор работает и так далее. А вот что делать с прокатом, когда его нет и непонятно, когда он восстановится?

Роднянский: Ну, совершенно понятно, что рано или поздно он восстановится в какой-то форме. Мне кажется, в любом случае для большого аттракционного кинематографа — того, на производство которого тратятся сотни миллионов долларов, вроде вселенной фильмов Marvel или DC, либо серии о Джеймсе Бонде — для всех этих картин кинотеатры являются естественным ареалом обитания. И без показа на больших экранах в формате IMAX и со всем качеством звука эти картины не смогут произвести впечатление на то количество зрителей, которое необходимо, и, естественно, не окупят себя ни при каких обстоятельствах. То есть, иными словами, жизнь «Аватара» за пределами большого экрана невозможна. И «Звездных войн» — невозможна. И так далее. То есть все равно какой-то прокат будет.

Кроме того, в прокате на сегодняшний день востребованы — в силу того, что прокаты гибко реагируют на изменения потребительского спроса и социальное поведение людей — и драматические картины. То есть фильмы в жанре драмы и событийные картины, способные вызвать интерес у образованной аудитории. Те самые, о которых я говорил в связи с показом в конкурсе Каннского фестиваля. Те самые, которые интересно обсудить после показа на большом экране. Иными словами, кинопрокат существовать будет, я глубоко убежден. Могут измениться формы, количество выходящих фильмов, их жанры и так далее, но кинопрокат существовать будет. И в силу того, что цикл производства фильма обычно занимает два-три, а то и четыре года, то сегодня можно обсуждать картины, которые окажутся запланированы к выходу, скажем, в 2022-м, 2023-м и даже 2024 годах. В этом смысле будем надеяться, что риск не так велик.

Усков: Я сейчас очень много говорю с людьми из разных индустрий. И все говорят о том, что нынешний кризис просто очень ускорил трансформацию, которая и так началась. Это переход к всевозможным онлайн-платформам. Так или иначе, это в разных бизнесах происходит. Как изменятся кинопроизводство, кинопрокат и привычка смотрения фильмов в ближайшем будущем?

Роднянский: Ты совершенно справедливо заметил, что это лишь ускорило процесс. Все тенденции были налицо — происходила кардинальная смена модели потребительского поведения. То есть последние 10 лет происходил отток (аудитории) кино от больших экранов к экранам малым. Огромное количество жанров, включающих в себя не только драмы или то, что мы называем авторским кино, но и такие традиционные в прошлом лидеры зрительских предпочтений в кинопрокате, как триллеры, фильмы приключенческие, исторические, комедии, даже хорроры, которые еще как-то держатся на большом экране, начали перемещаться в сферу сериального производства для показа на экранах малых — будь то телевизионные каналы или появившиеся относительного недавно онлайн-платформы. Они превратились в сериалы, то есть эта миграция от больших экранов была мотивирована еще тем, что возникла возможность рассказывать истории в совершенно другой форме — в другом ритме, в другом, если хочешь, размере. Сериалы позволили возродить жанр киноромана на экране — тот самый, который был популярен в середине 20-го века. Сегодня трудно себе представить, что «Унесенные ветром», которые выходили в 1940-х годах в прокат во всем мире, не были сериалом. Притом, что этот фильм выходил в прокат четырехчасовой картиной, даже больше. Точно так же (выходил) «Крестный отец» — трудно сегодня предположить, что кто-то подобную картину, даже зная, что у нее потенциал великого фильма, выпустил бы не в виде сериала. Иными словами, эта трансформация произошла.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Моя история Моя история

Начну сразу с главного: я — киборг, хотя немногие об этом знают

Yoga Journal
Кабаны начали вытеснять других животных из зоны отчуждения Фукусимы Кабаны начали вытеснять других животных из зоны отчуждения Фукусимы

Резко возросшее поголовье кабанов угрожает другим видам животных

N+1
11 способов становиться немного умнее каждый день 11 способов становиться немного умнее каждый день

Интеллект, как и тело, требует правильного питания и регулярных тренировок

Psychologies
Пять поколений парфюмеров Пять поколений парфюмеров

Пьер-Франсуа-Паскаля Герлена успеха добился сам

Караван историй
Балетные костюмы и военная форма: почему вам стоит узнать о бренде King & Tuckfield Балетные костюмы и военная форма: почему вам стоит узнать о бренде King & Tuckfield

Красивая одежда на каждый день для истинных ретросексуалов

GQ
Лайфхаки от космонавтов: как Гагарин и Леонов справлялись с самоизоляцией Лайфхаки от космонавтов: как Гагарин и Леонов справлялись с самоизоляцией

Чему мы можем поучиться у космонавтов, подводников и полярников?

Psychologies
Наедине с собой Наедине с собой

Наша колумнистка пообщалась в Лос-Анджелесе с актрисой Ириной Антоненко

OK!
Ураганы заставили ящериц отрастить подушечки пальцев покрупнее Ураганы заставили ящериц отрастить подушечки пальцев покрупнее

Особенность, которая помогает ящерицам крепче держаться за растения

N+1
Приснился будущий сын - удивительная судьба Натальи Белохвостиковой Приснился будущий сын - удивительная судьба Натальи Белохвостиковой

Её благородную красоту зрители впервые увидели на экране в картине «У озера»

Cosmopolitan
Химики побили рекорд по ионной проводимости лития для структур аргиродита Химики побили рекорд по ионной проводимости лития для структур аргиродита

Полученный материал успешно испытали в качестве твердого электролита

N+1
BadComedian — о деньгах, лжи в кино и самоизоляции BadComedian — о деньгах, лжи в кино и самоизоляции

Большое интервью с видеоблогером и обозревателем фильмов BadComedian

РБК
10 самых нелепых научных розыгрышей 10 самых нелепых научных розыгрышей

Ежегодно 1 апреля мировые СМИ выдают за научные открытия очень странные истории

Популярная механика
Не такая, как все Не такая, как все

Мария Смольникова о чем бы поспорила с Толстым и чем ей нравится Мэрелин Монро

OK!
Учитывающая приливные силы модель поможет найти океаны на экзолунах Учитывающая приливные силы модель поможет найти океаны на экзолунах

Астрономы предложили новую модель существования океана на экзолунах

N+1
Минимум совещаний и полупустые кинозалы: как мы будем жить после самоизоляции Минимум совещаний и полупустые кинозалы: как мы будем жить после самоизоляции

Люди могут столкнуться полупустыми залами кинотеатров и виртуальными очередями

Forbes
Как тюнинговали автомобили в СССР Как тюнинговали автомобили в СССР

Советский тюнинг — бессмысленный и беспощадный

Maxim
Молодо-зелено Молодо-зелено

Зелень обеспечивает длительное насыщение и благотворно влияет на работу ЖКТ

Лиза
7 «полезных» привычек, от которых не стоит ждать ничего хорошего 7 «полезных» привычек, от которых не стоит ждать ничего хорошего

Некоторые привычки могут быть не просто вредны, а даже опасны!

Cosmopolitan
Биохакинг и вечная молодость: можно ли остановить старение с помощью технологий? Биохакинг и вечная молодость: можно ли остановить старение с помощью технологий?

Могут ли биохакеры от индустрии красоты остановить процессы старения?

Cosmopolitan
10 мифов о Ларсе фон Триере 10 мифов о Ларсе фон Триере

Какие из многочисленных мифов о Ларсе фон Триере правдивы

Esquire
Алкогений: Александр Твардовский Алкогений: Александр Твардовский

Твардовскому удавалось одновременно быть творцом и литературным чиновником

Maxim
Термогальванический элемент из гидрогеля преобразовал нагрев аккумулятора в электричество Термогальванический элемент из гидрогеля преобразовал нагрев аккумулятора в электричество

Химики разработали термогальванический элемент на основе гидрогеля

N+1
Пришествие из виртуала: как фантастический спорт стал реальным Пришествие из виртуала: как фантастический спорт стал реальным

Грань между рисованным и реальным стала потихоньку размываться

Популярная механика
Ход коньком Ход коньком

Интервью с самой юной российской фигуристкой, чемпионкой Алиной Загитовой

Cosmopolitan
Свобода или благополучие: какова цель воспитания детей Свобода или благополучие: какова цель воспитания детей

Две основные цели воспитания — свобода и благополучие

Psychologies
Сижу на удаленке, ничего не успеваю: как справиться с работой и домашними делами Сижу на удаленке, ничего не успеваю: как справиться с работой и домашними делами

Как правильно наладить жизнь и работу на удаленке

Cosmopolitan
Активность моторной коры помогла парализованному пациенту ощутить собственную хватку Активность моторной коры помогла парализованному пациенту ощутить собственную хватку

Парализованный пациент смог регулировать силу сжатия кисти

N+1
Машины-ликвидаторы. Техника, которая боролась в Чернобыле Машины-ликвидаторы. Техника, которая боролась в Чернобыле

Машины, которые боролись с распространением радиации после аварии на ЧАЭС

РБК
6 причин, почему ты перестал сбрасывать вес (хотя очень стараешься) 6 причин, почему ты перестал сбрасывать вес (хотя очень стараешься)

Попробуй немного скорректировать свою стратегию похудения

Playboy
Вооружение Вооружение

Первая часть ответов на вопросы о вооружении стран времен Второй мировой войны

Дилетант
Открыть в приложении